Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Глава 43. Расследование терроризма. странных гражданах и лицах без гражданства, прибывших в Российскую Федерацию в поисках убежища и подавших ходатайства о предоставлении политического' убежища



странных гражданах и лицах без гражданства, прибывших в Российскую Федерацию в поисках убежища и подавших ходатайства о предоставлении политического' убежища либо о признании их беженцами на территории Российской Федерации.

Поэтому предлагается внести в ст. 9 указанного выше Федерального закона дополнение об обя­зательной государственной дактилоскопической регистрации граждан при массовой их миграции, иностранных граждан и беженцев, находящихся на территории Российской Федерации в условиях угрозы безопасности и при чрезвычайных ситуациях.

В развитие указанного выше предложения мы не исключаем возможность создания в Севе­ро-Кавказском регионе (в порядке эксперимента) универсальной локальной системы инфор­мациио населении, которая должна формироваться из базы данных налоговых, таможенных органов, муниципальных, пограничной, паспортно-визовой, миграционной служб, органов со­циального обеспечения, служб страховых компаний, органов здравоохранения, военкоматов, аэропортов и т.п.

Данная система в первую очередь должна выполнять в качестве главной функции обеспечение социального контроля за обстановкой, а вместе с тем розыска без вести пропавших граждан. Разу­меется, такая система может быть успешно использована правоохранительными органами в рас­крытии и расследовании преступлений. Аналогичные системы созданы и функционируют в ряде зарубежных стран, причем уже на межгосударственном уровне1.

При раскрытии и расследовании терроризма возрастает роль и значение криминалистических учетов2.

В частности, оперативно-справочные учеты содержат информацию об утраченном и выявлен­ном огнестрельном оружии и другом вооружении, которая используется в целях обеспечения егб розыска, установления принадлежности выявленного вооружения и содействия в раскрытии npef ступлений, совершенных с его применением.

В ГИЦ МВД России учет осуществляется путем формирования и ведения базы данных АИПС «Оружие». Учету подлежит оружие, имеющее индивидуальный номер, присвоенный ор­ганизацией-изготовителем или при регистрации его в подразделениях разрешительной систе­мы, утраченное (похищенное, утерянное) и выявленное (изъятое, найденное, добровольно сданное) вооружение: боевое ручное стрелковое, служебное, гражданское (охотничье и спор­тивное) нарезное и гладкоствольное огнестрельное оружие всех моделей; гранатометы; огне­меты; ствольные и реактивные артиллерийские системы; газовое оружие; боеприпасы и взрыв­ные устройства, имеющие индивидуальный номер; приспособления специальные (например, НРС-2 — нож разведчика стреляющий и др.). По этому учету проводятся проверки практиче­ски по каждому третьему уголовному делу, из них в каждом четвертом случае — с положи­тельным результатом.



Помимо проверки изъятого оружия по номерам (по учетам региональных ИЦ и ГИЦ МВД Рос­сии (по АИПС «Оружие»), следователь с учетом обстоятельств дела может направлять запросы в Национальное центральное бюро Интерпола в России (по оружию, боеприпасам, взрывным устрой­ствам и взрывчатым веществам иностранного производства); в Главное ракетно-артиллерийское управление Министерства обороны РФ (по боевому ручному стрелковому огнестрельному оружию, гранатам, минам и инженерным боеприпасам), в подразделения 8-го Главного управления МВД России — по отечественному боевому стрелковому, охотничьему и газовому оружию, а также ору­жию, собранному из заводских деталей, не прошедших окончательных технологических операций (в случаях, когда есть основания полагать, что хищения совершены с заводов-изготовителей, а так­же для установления каналов поступления оружия в незаконный оборот); в региональные подраз­деления лицензионно-разрешительной работы ОВД— по огнестрельному гражданскому и охот­ничьему, а также газовому оружию для установления владельцев оружия и наличия лицензий и в Государственное учреждение «Экспертно-криминалистический центр МВД России» — о примене­нии взрывных устройств, аналогичных изъятым или обнаруженным.

Взаимодействие следователя с оперативными службами. Опыт борьбы с преступностью свидетельствует, что далеко не каждое преступление можно раскрыть, проводя только следствен­ные действия, без взаимодействия сотрудников органов предварительного следствия и оператив­ных служб. Особенно актуальна проблема такого взаимодействия при расследовании уголовных дел о терроризме с использованием взрывчатых веществ и взрывных устройств, поскольку пре-



' Криминалистика / Под ред. проф. А.Ф. Волынского. — М., 1999. — С. 57-62.

: Их ведение в МВД России регламентируется «Наставлением по формированию и ведению централизованных оператив­но-справочных, криминалистических, розыскных учетов, экспертно-кримпналистических коллекций и картотек органов внут­ренних дел Российской Федерации», которым устанавливается порядок формирования и функционирования централизован­ных учетов МВД России. Оно утверждено приказом МВД России от 12 июля 2000 г.


Глава 43. Расследование терроризма

ступники, опасаясь разоблачения, принимают соответствующие меры по противодействию рассле­дованию.

Как свидетельствует практика, по делам рассматриваемой категории наиболее эффективной яв­ляется такая организационная форма взаимодействия следователей с оперативными подразделе­ниями, как следственно-оперативная группа (СОГ), деятельность которой регламентируется Инст­рукцией по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений, утвержденной приказом МВД России от 20 июня 1996 г. №334.

Из существующих 4 видов СОГ — дежурной (формируется при дежурной части и обеспечивает немедленное реагирование на сообщение о преступлениях, производство неотложных следствен­ных действий и оперативно-розыскных мероприятий по «горячим следам»), целевой (создается для раскрытия и расследования конкретного преступления), специализированной (создается для рас­крытия и расследования определенной категории преступлений) и совместной (бригада, в которую по согласованию могут включать сотрудников органов прокуратуры, ФСБ) по делам о терроризме наиболее эффективным является третий вид, т.е. специализированные следственно-оперативные группы. Особенно часто такие СОГ создаются в регионах, где рассматриваемые преступления яв­ляются наиболее распространенными.

В состав данных СОГ включаются следователи, оперативные работники уголовного розыска, специализирующиеся на раскрытии и расследовании преступлений, связанных с терроризмом, уча­стковые уполномоченные милиции, соответствующие специалисты и иные сотрудники.

В рамках взаимодействия важное значение имеет использование следователем оперативной ин­формации, добытой оперативным сотрудником при проведении оперативно-розыскных мероприя­тий, направленных на установление причастных к терроризму лиц. Важно, чтобы сотрудник, полу­чивший эту информацию, относящуюся к расследуемому преступлению или иным фактам преступной деятельности обвиняемых (подозреваемых), проходящих по делу, своевременно знако­мил с нею следователя.

Безусловно, следователь не должен ждать, пока ему предоставят такую информацию. Для обес­печения результативности работы при реализации материалов оперативно-розыскной деятельности ему следует проявлять инициативу в их изучении с соблюдением требований нормативных право­вых актов.

Для того чтобы тактически грамотно реализовать эти материалы о готовящихся или совершен­ных террористических актах, а также лицах, их совершивших, следователь при получении такой информации совместно с оперативным сотрудником должен:

а) до возбуждения уголовного дела:

- тщательно ее проанализировать, оценить и решить вопрос о формах и способах ее проверки;

- по результатам анализа определить перечень конкретных оперативно-розыскных мероприятий,
проведение которых необходимо для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;

- обсудить перечень вопросов, подлежащих вьиснению с использованием оперативно-розыскных
методов и средств;

б) после возбуждения уголовного дела:

- составить согласованный план первоначальных следственных действий и оперативно-
розыскных мероприятий;

- обсудить результаты выполнения неотложных следственных действий и оперативно-розыскных
мероприятий, разработать дополнительный план названных действий и мероприятий;

- осуществлять обмен текущей информацией о результатах проведения следственных действий и
оперативно-розыскных мероприятий.

Расследование рассматриваемых нами преступлений, тесно связано с оперативно-розыскной дея­тельностью. Формы взаимодействия следователя и оперативных служб могут быть как процессуаль­ными, так и организационными, причем они так тесно связаны между собой, что иногда выступают в обеих ипостасях. Кратко и достаточно условно их можно распределить следующим образом: v процессуальные формы — это поручения и указания следователя органам дознания о производ­стве следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий; оказание следователям со­действия в расследовании преступлений; уведомление следователя о результатах оперативно-розыскных мер;

- организационные формы — это создание и деятельность следственно-оперативных групп; со­
гласованное планирование; взаимная информация.

Следует отметить, что с учетом складывающейся оперативной обстановки с терроризмом в главных следственных управлениях, следственных управлениях (отделах) при МВД России, ГУВД,


Глава 44. Расследование захвата заложников

УВД субъектов РФ, а также в следственных аппаратах крупных городов могут создаваться специа­лизированные следственные подразделения по расследованию преступлений данной категорий, а также введена соответствующая специализация следователей и оперативных сотрудников.

Следует отметить, что многие сотрудники органов внутренних дел, привлекаемые к работе «по горячим следам» для раскрытия террористических актов, порой не знают, с чего начать, чем им конкретно заниматься при проведении неотложных следственно-оперативных мероприятий, не владеют тактикой и методикой их производства. Отсюда и конечный результат.

В этой связи полагаем целесообразным организовать более тесное сотрудничество между сотруд­никами органов внутренних дел, ФСБ и прокуратуры, ввести в практику такую прогрессивную форму организации работы, как проведение в регионах совместных занятий со следователями, оперативны­ми работниками названных правоохранительных органов по тактике и методике проведения неот­ложных следственно-оперативных мероприятий по раскрытию и расследованшо террористических актов, связанных с применением взрывных устройств, и профилактике данных преступлений.

По нашему мнению, такие мероприятия будут способствовать повышению профессионализма сотрудников, осуществляющих деятельность по предупреждению, раскрытию и расследованию рассматриваемого вида преступлений. Во-первых, установится более тесный и деловой контакт между сотрудниками названных ведомств; во-вторых, после соответствующей подготовки в необ­ходимых случаях их можно будет включать в состав совместных бригад и СОГ; в-третьих, накоп­ленный опыт они могут использовать в своей повседневной работе по иным делам, в том числе свя­занным с незаконным оборотом оружия и взрывных устройств.

Кроме того, целесообразно организовать регулярные (например, один раз в год) совместные тренировки (учебные игры) по отработке действий каждого привлеченного к работе на первона-, чальном этапе раскрытия преступления сотрудника.

Нельзя не упомянуть о проблемах, которые возникают в связи с введением в действие нового УПК РФ с I июля 2002 г. Дело в том, что ранее в соответствии с УПК РСФСР 1960 г. терроризм (ст. 205 УК РФ) был отнесен к исключительной подследственности следователей органов ФСБ Рос­сии. Однако в соответствии с УПК РФ расследование данных преступлений также должны осуще­ствлять и следователи органов внутренних дел, которые не имеют достаточного опыта самостоя­тельного проведения в полном объеме предварительного следствия по делам данной категории, и следователи прокуратуры.

При этом возникает резонный вопрос: по каким критериям будет определяться орган, следова­тель которого должен выехать на осмотр конкретного места преступления, возбудить и расследо­вать уголовное дело о терроризме. Складывается такая ситуация, когда между сотрудниками ФСБ и МВД России могут возникнуть споры по поводу принятия к своему производству конкретного дела данной категории, поскольку диспозиция ст. 205 УК РФ содержит единую цель совершения такого преступления (нарушение общественной безопасности, устрашения населения и др.), которая рас­ширительному толкованию не подлежит и не может служить основанием для определения подслед­ственности. К тому же непосредственно после совершения взрыва или поджога нередко невозмож­но установить мотив совершения террористического акта.

В этой связи представляется целесообразным МВД, ФСБ и Генпрокуратуре России разработать и утвердить совместную инструкцию о порядке взаимодействии при раскрытии и расследовании преступлений, связанных с терроризмом, в которой предусмотреть критерии для определения под­следственности.

Глава 44. РАССЛЕДОВАНИЕ ЗАХВАТА ЗАЛОЖИМКОВ

§1. Квалификация преступлений, связанных с захватом заложников, и обстоятельства, подлежащие доказыванию

В последнее время одной из особенностей складывающейся на территории России криминаль­ной обстановки является то обстоятельство, что в деятельности террористов, представителей орга­низованных преступных формирований и иного криминального элемента все чаще проявляются случаи захвата невинных людей в качестве заложников.

Только за 3 года (1999-2001 гт.) в стране зарегистрировано 145 таких преступлений, выявлено около 100 лиц, их совершивших. Расследованы дела о 136 таких преступлениях. Значительное рас­пространение захват заложников получил в Северо-Кавказском регионе. Нередки захваты заложни­ков в исправительных учреждениях и следственных изоляторах как в целях совершения побега, так и изменения режима, получения различных привилегий, освобождения отдельных лиц и т.п.

71?


Глава 44. Расследование захвата заложников


Захват заложников часто сопровождается физическим насилием, шантажом, угрозами расправы не только в отношении самого потерпевшего, но и его близких, родственников, сослуживцев.

Переходя к вопросу о квалификации анализируемых правонарушений, необходимо подчерк­нуть, что уголовная ответственность за захват заложников была введена в уголовное законодатель­ство Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 19 июля 1987 г,1. Это было обусловлено ростом международного терроризма и присоединением СССР к Международной конвенции о борь­бе с захватом заложников, принятой Генеральной Ассамблей ООН 17 декабря 1979 г. В соответст­вии с указанной Конвенцией ООН захват заложника относится к числу преступлений международ­ного характера. В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 25 июля 1998 г. №130-ФЗ «О борьбе с терроризмом» это преступление относится к преступлениям террористического характера и является одной из разновидностей террористических акций2.

Объектом посягательства при захвате заложника является общественная безопасность. В каче­стве дополнительного объекта выступает свобода человека. Заложниками могут быть как граждане РФ, так и иностранцы, лица без гражданства; как одно лицо, так и группа лиц.

Объективная сторона преступления выражается в таких связанных между собой действиях, как захват заложника и его удержание.

Захват заложника состоит в противоправном ограничении свободы человека, совершенном от­крыто либо тайно, с применением насилия или угрозы его применения, либо без такового (напри­мер, насильственное воспрепятствование выходу заложника из того или иного помещения).

Удержание заложника заключается в насильственном воспрепятствовании свободному опреде­лению захваченным человеком места своего пребывания. При этом насилие может быть психиче­ским (угроза убийством, причинением любого вреда здоровью и т. п.) или физическим.

Требования, которые виновный предъявляет государству, международной или иной организа­ции или гражданам, могут носить как имущественный характер (предоставление денег, вещей и т.п.), так и неимущественный характер (освободить от занимаемой должности, из заключения, пре­кратить уголовное преследование и т.п.).

Нередко при захвате заложников преступники требуют предоставить транспорт (чаще всего са­молет), крупную сумму денежных средств (обычно в иностранной валюте), оружие и наркотики и не препятствовать преступникам вылететь в другую страну.

Часть 1 ст. 206 УК РФ предусматривает ответственность за захват заложника или его удержа­ние, сопровождающееся насилием, не опасным для жизни и здоровья или угрозой насилия, которая, как правило, выражается в угрозе убийством (устной или путем демонстрации оружия), причине­нием вреда здоровью различной тяжести. Она осуществляется как в момент захвата, так и после за­хвата, однако должна восприниматься как реальная.

Преступление считается оконченным с момента совершения действий, указанных в диспозиции ст. 206 УК РФ, т.е. когда человек, являющийся заложником, фактически лишен свободы, независи­мо от продолжительности его удержания. Как покушение на преступление следует рассматривать неудавшуюся попытку захватить (удержать) заложника.

На квалификацию преступления по ст. 206 УК РФ не влияет содержание требований, выдвигае­мых субъектом, а также осознание людьми, оказавшимися в качестве заложников, того факта, что они захвачены или удерживаются. Эти требования могут быть выдвинуты как организацией или гражданином, так и государством, в том числе и зарубежным. При захвате заложников могут вы­двигаться самые различные требования, которые законом не конкретизированы, в связи с чем в анализируемой нами статье УК РФ законодатель их не конкретизирует.

Субъектом данного преступления может быть любое вменяемое, достигшее 14-летнего возраста лицо.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом и наличием специаль­ной цели, состоящей в понуждении государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условие освобождения заложника (например, не привлекать к уголовной ответственности конкретное лицо, не разрушать здание или иную постройку, не использовать землю в соответствии с намеченной программой и т.д.). Мотивы на квалификацию не влияют.

В качестве квалифицирующих признаков ч. 2 ст. 206 УК РФ предусматривает захват заложника, совершенный: а) группой лиц по предварительному сговору; б) с применением насилия, опасного для жизни или здоровья; в) с применением оружия или предметов, используемых в качестве ору-


 


 


1 Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1987. № 30. Ст. 1087. 'СЗРФ. 1998. №31. Ст. 3808.



Глава 44. Расследование захвата заложников

жия; г) в отношении заведомо несовершеннолетнего; д) в отношении женщины, заведомо для ви­
новного находящейся в состоянии беременности; е) в отношении двух и более лиц; ж) из корыст­
ных побуждений или по найму. .......

Вместе с тем следует иметь в виду, что квалифицированный вид захвата заложника (ч. 2) обра­зует лишь реальное применение насилия, опасного для жизни и здоровья, т.е. причинение заложни­ку или иному лицу, препятствовавшему захвату или удержанию заложника, легкого, средней тяже­сти или тяжкого вреда здоровью. Захват заложника, сопровождавшийся угрозой такого насилия, влечет уголовную ответственность по ч. 1 ст. 206 УК РФ.

Особо квалифицирующими признаками захвата заложника в ч. 3 ст. 206 УК РФ выступает со­вершение деяния организованной группой, а также причинение по неосторожности смерти потер­певшему или наступление иных тяжких последствий.

Под тяжкими последствиями, предусмотренными ч. 3 ст. 206 УК РФ, по нашему мнению, сле­дует понимать крупный материальный ущерб, как результат уничтожения имущества граждан, предприятий и учреждений любой формы собственности, а также международный или межнацио­нальный конфликт, порожденный захватом заложников.

Причинение любого вреда (в т.ч. и лишение жизни) лицам, захватывающим или удерживающим заложника, является правомерным, если оно совершено в состоянии необходимой обороны. При* чинение вреда третьим лицам в процессе пресечения захвата или освобождения заложника следует рассматривать применительно к условиям правомерности крайней необходимости и причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление.

Одним из обязательных условий правильной квалификации является установление причинной связи между захватом и удержанием заложника и наступившими тяжкими последствиями. Так, ес­ли умышленное причинение вреда здоровью потерпевшего квалифицируется по п. «в» ч. 2 ст. 206 УК РФ, то убийство заложника не охватывается рамками состава преступления, предусмотренного ст. 206 УК РФ. В то же время в случаях, когда насилие не выходило за рамки нанесения побоев или совершения иных насильственных действий, не повлекших последствий, указанных в ст. 115 УК РФ, действия виновного квалифицируются по ч. 1 ст. 206 УК РФ.

Примечание к рассматриваемой нами статье УК РФ предусматривает следующие основания ос­вобождения от уголовной ответственности за захват заложника: а) добровольное освобождение за­ложника (в этом случае виновный осознает, что может беспрепятственно продолжать удерживать человека в качестве заложника, поскольку от представителей власти не поступало требований об освобождении заложника); б) освобождение захваченного лица (или лиц) по требованию властей (в ' этом случае свобода заложнику может быть предоставлена и после выдвижения соответствующих требований властными структурами).

В то же время при решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности лица, от­пустившего заложника, следует иметь в виду, что такое освобождение возможно лишь до того мо­мента, когда требования захватчика удовлетворены.

В то же время нельзя рассматривать как удовлетворение требований захватчика только лишь фактическое согласие на их выполнение. В соответствии с указанным выше примечанием не осво­бождаются от уголовной ответственности лица, в действиях которых имеются признаки другого состава преступления. В данном случае они подлежат освобождению от уголовной ответственности лишь за захват заложника, но одновременно будут нести уголовную ответственность за иное пре­ступление, признаки состава которого содержатся в их действиях. Это правило распространяется на случаи захвата заложников при наличии обстоятельств, предусмотренных в п. «в» и «г» ч. 2 ст. 206 УК РФ.

Если лицо добровольно освобождает заложника и выдает оружие, которое оно использовало при совершении преступления, то на него должно распространяться требование примечания к ст. 222 УК РФ, в соответствии с которым гражданин тогда освобождается от уголовной ответствен­ности за деяния, предусмотренные этой статьей, когда в его действиях не содержится иного состава преступления.

Захват заложника может сопровождаться наступлением иных тяжких последствий, таких, как, например, осложнение международных отношений, возникновение международных конфликтов или массовых беспорядков, причинение крупного материального ущерба, приостановка или дезор­ганизация деятельности предприятия и т.п.

Захват заложника следует отличать от похищения человека (ст. 126 УК РФ) и незаконного лишения свободы (ст. 127 УК РФ). Отличительным признаком при этом является наличие специ­альной цели, которой подчинены действия виновного. Так, при захвате заложника лишение сво­боды и удержание человека в неволе являются средством для достижения виновным особой цели.

./14


Глава 44. Расследование захвата заложников

Что свидетельствует о посягательстве не только на свободу человека, но и на основной объект уголовно-правовой охраны— общественную безопасность. Что касается преступлений, преду­смотренных ст. 126 и 127 УК РФ, то основным объектом преступного посягательства является свобода человека.

Поскольку похищение человека может состоять из трех действий: захвата потерпевшего, его перемещения в другое место и принудительного удержания, — то при предварительном сговоре участие в осуществлении любого из этих действий образует соисполнительство в преступлении. В частности, принудительное удержание лицом потерпевшего, захваченного и доставленного к месту удержания другими лицами, образует соисполнительство в похищении человека, а не пособничест­во ему.

В процессе расследования преступления, связанного с захватом заложника, закон требует выяв­лять обстоятельства, подлежащие доказыванию (ст. 73 УПК РФ).

В результате первоначальных следственных действий устанавливаются обстоятельства, указан­ные в п. 1,2 ст. 73 УПК РФ.

При доказывании события преступления (п. 1 ст. 73) необходимо установить: а) имело ли место определенное событие (был ли захвачен заложник либо производилось ли его удержание); б) когда и где это событие произошло, каким способом совершено, ход его развития, наступившие послед­ствия; в) соответствуют ли обстоятельства данного события признакам состава преступления, пре­дусмотренного ст. 206 УК РФ; г) стадию реализации преступного умысла.

Если в совершении преступления участвовало несколько лиц либо правонарушителю инкрими­нируется несколько преступлений, необходимо установить обстоятельства, достаточные для обос­нования квалификации содеянного каждым соучастником и в отношении каждого конкретного деяния. Для достижения этой цели следует анализировать все доказательства в отношении каждого обвиняемого и по каждому эпизоду.

При доказывании события преступления необходимо установить факт захвата заложника или его удержания, поскольку возбуждение уголовного дела возможно только при обнаружении при­знаков преступления. Специфика данного преступления может заключаться в том, что сам пре­ступник публично заявил о факте совершенного им деяния, проинформировав об этом государст­венные органы, организацию или гражданина. Однако следует отличать реально совершаемое преступление, предусмотренное ст. 206 УК РФ, от мнимого захвата заложника, когда потерпевший был сообщником преступника, находился в сговоре с ним или иным образом принимал участие в совершении преступления.

Несмотря на очевидность события преступления, следователь должен собрать все доказательст­ва, характеризующие такие обстоятельства деяния, как время, место, способ совершения и другие. Однако для данного преступления некоторые из факультативных признаков объективной стороны преступления имеют, второстепенное значение и не влияют на квалификацию содеянного. Место совершения рассматриваемого деяния может иметь значение, если захват или удержание заложни­ков происходило не на территории Российской Федерации (например, на борту иностранного воз­душного или водного судна, находящегося в момент совершения преступления в пределах Россий­ской Федерации, и т.п.). Тем не менее данный факт более важен при освобождении заложников, поскольку придется привлекать к участию в операции представителей соответствующего ино« странного государства.

Время совершения преступления, т.е. тот временной промежуток, в течение которого происхо­дит посягательство, не имеет уголовно-правового значения для квалификации преступления. Захва­ченное или удерживаемое лицо может быть лишено свободы либо права самостоятельно выбирать место своего нахождения и в течение незначительного промежутка времени, и на протяжении дли­тельного срока, Преступление будет окончено с момента совершения указанных в диспозиции ст. 206 УК РФ действий. Тем не менее в уголовном деле должны содержаться необходимые мате­риалы, подтверждающие вменяемое в вину время удержания заложников.

В способе совершения преступления проявляется общественная опасность конкретного деяния. Применительно к данному составу способ совершения преступления учтен в качестве квалифици­рующего признака и указан в п. «в» ч. 2 ст. 206 УК РФ, устанавливающем ответственность за пося­гательство с применением к потерпевшему насилия, опасного для жизни или здоровья. Это посяга­тельство может выражаться в причинении потерпевшему тяжкого, средней тяжести или легкого вреда здоровью либо в момент применения насилия может создавать реальную опасность для его жизни или здоровья.

Опасность для жизни и здоровья следует признать реальной, если потерпевшему наносились удары в жизненно важные органы, использовались орудия, предназначенные для нанесения серьез­ных ранений. Степень общественной опасности преступного посягательства зависит также от ору-


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2018 год. Все права принадлежат их авторам!