Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Глава 27. Основы криминалистической методики расследования преступлений. Согласиться с этой концепцией нельзя




 

Согласиться с этой концепцией нельзя. Р.С. Белкин еще в 1979 году совершенно обоснованно отмечал, что оценка сложившейся ситуации и принятие на основе такой оценки тактического ре­шения в понятие и содержание ситуации не входят'. Следственная ситуация, несмотря на сочетание объективной и субъективной сторон, все-таки является существующей реалией, тогда как ее оценка и определение характера — явления исключительно субъективные, они не относятся к области су­ществующих фактов, это категория мыслительная, идеальная. Например, разные следователи могут совершенно по-разному оценивать одну и ту же следственную ситуацию, но сама ситуация от раз­ной ее интерпретации не изменится. Да и вообще, как оценка какого-то явления может являться ча­стью характеризуемого явления? Другое дело, что принятые решения (например, о проведении следственных действий) изменяют сложившуюся следственную ситуацию, являясь своеобразной причиной ее изменения, неким движителем. Поэтому уже имеющиеся результаты и перспективы расследования находятся в неразрывной диалектической взаимосвязи.

Особо следует отметить вторую точку зрения, которая считает, что следственная ситуация — это совокупность реально существующих условий, в которых и протекает расследование. Следст­венная ситуация здесь выглядит предельно расширенно, в нее включается все, что хоть в какой-то степени влияет на процесс и результаты расследования. Она представляется очень сложным обра­зованием, поэтому важно правильно определить ее структуру, не только выделив отдельные ком­поненты, но и установив взаимосвязь между ними. Так, Р.С. Белкин2 выделял следующие взаимо­связанные и взаимозависимые компоненты:

- психологического характера: результат конфликта между следователем и противостоящими ему
лицами, проявление психологических свойств следователя и лиц, проходящих по делу, и т.п.

- информационного характера: осведомленность следователя (об обстоятельствах преступления,
возможностях их обнаружения и экспертного исследования, местах сокрытия искомого и др.);
осведомленность противостоящих следователю и иных проходящих по делу лиц (например, о
степени информированности следователя и свидетелей, об обнаруженных и необнаруженных
доказательствах, о намерениях следователя) и т.п.;

- процессуального и тактического характера: состояние производства по делу, доказательства и
их источники, возможность избрания меры пресечения, изоляции друг от друга проходящих по
делу лиц, проведение конкретного следственного действия и т.п.;



- материального и организационно-технического характера: наличие коммуникаций между де­
журной частью и оперативно-следственной группой; наличие средств передачи информации из
учетных аппаратов органов внутренних дел; возможность мобильного маневрирования налич­
ными силами, средствами и др.

Этот подход, казалось бы, полностью охватывает все моменты, могущие повлиять на расследо­вание. Действительно, наряду с существующими факторами, имеющими прямое отношение к пре­ступлению, на ходе расследования сказываются профессионализм следователя, уровень его знаний, даже эмоциональное состояние и т.п. Бесспорно и то, что серьезное влияние оказывают техниче­ская оснащенность, уровень взаимодействия с оперативными и экспертными подразделениями и т.п. Если продолжить этот перечень, то можно сказать, что свой вклад вносят профессионализм, техническая оснащенность, эмоциональное состояние и иные факторы, влияющие на результат дея­тельности других лиц, участвующих в расследовании (к примеру, тех же оперативных сотрудников и специалистов). Все это действительно так, но, как справедливо отмечает А.Г. Филиппов3, рас­сматривать следователя и все другие факты, прямо или косвенно влияющие на результаты его ра­боты, как элементы следственной ситуации было бы неправильно. Попробуем разобраться почему.

Весь вопрос состоит в том, зачем мы разрабатываем понятие следственной ситуации? Если только затем, чтобы со стороны, с позиций теоретика, стоящего выше практики, анализировать, как проведено расследование, какие события и почему предопределили именно такой его ход, то в по-чятие следственной ситуации действительно следует вводить следователя и все иные факты, прямо или косвенно влияющие на ход расследования. Однако если мы хотим создать в теории криминали­стики понятие, которое будет направлено на совершенствование проведения расследования, то этот вариант не подходит. Недаром, еще в 1985 году некоторые авторы4 отмечали спорность мнения Р.С. Белкина, который указывал на преимущественно внешний характер следственной ситуации по




 


 


94.

бие.


' См.: Белкин Р.С Курс советской криминалистики. Т. 3. — М, 1978. — С. 73.

■ М., 1988. — С. 91-92,

: См.: Белкин Р.С. Криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы. От теории к практике. -

См.: Криминалистика: Учебник / Под ред. проф. А.Г. Филиппова ипроф. Л.Ф. Волынского. — М, 1998. — С. 336. 4 См.: Облаков Л.Ф. Криминалистическая характеристика преступлений и криминалистические ситуации: Учебное посо-Хабаровск, 1985. —С. 85.


Глава 27. Основы криминалистической методики расследования преступлений

отношению к процессу расследования. Даже теоретические проблемы не могут абсолютно стоять над нуждами практики, они для того и нужны, чтобы через теоретические абстракции выйти не только на критику, но и на совершенствование практики. Если же включить в содержание следст­венной ситуации все компоненты, декларируемые сторонниками рассматриваемой точки зрения, то невозможна типизация ситуации, так как каждая ситуация будет не только индивидуальна, но и за­висеть от такого количества факторов, которые просто невозможно учесть.

Для практики важно создавать комплексы рекомендаций по методике расследования преступ­лений, а это возможно только на базе разработки такого понятия следственных ситуаций, где воз­можно выявление типичных элементов, возникающих при расследовании определенных видов и групп преступлений. Именно эту возможность дает взгляд на следственную ситуацию как на сумму значимой для следствия информации (полученной процессуальным или непроцессуальным путем), имеющейся в распоряжении следователя к определенному моменту расследования (теория № 1 в нашем списке). Понятие «следственная ситуация» здесь трактуется значительно уже, чем в преды­дущем случае. В частности, факты, относящиеся к личности следователя, технической оснащенно­сти расследования и т.п., в нее не входят. В следственную ситуацию включена лишь одна группа факторов — несущих информацию, относящуюся к преступлению. Непосредственно ее содержание составляют: собранные по делу доказательства; иная информация, имеющая значение для рассле­дования; сведения об источниках получения такой информации1. Именно этот подход и лежит в ос­нове всех практических разработок.

Следственные ситуации делят на типичные и специфические; ситуации, складывающиеся при расследовании по делу в целом и при проведении отдельного следственного действия; конфликт­ные и бесконфликтные и т.д. Это деление достаточно условно, так как на практике в чистом виде эти ситуации выделить достаточно сложно, иногда одну ситуацию от другой отделяет несколько мгновений, но для удобства восприятия и понимания системы это полезно.

Типичной ситуацией называется некая научная усредненная абстракция, выделение которой ос­новано на анализе практики и которая характерна (с точки зрения объема и содержания имеющейся информации) для преступлений определенного вида или группы на конкретном этапе их расследо­вания. Ее удобство в том, что для типичной следственной ситуации можно разработать определен­ный алгоритм последующих действий, что значительно облегчает особенно первоначальный этап расследования. К примеру, для первоначального этапа расследования краж характерны три типич­ные ситуации: преступник задержан на месте преступления с поличным; преступник не задержан, но о нем имеется определенная информация, позволяющая организовать его розыск; преступник не задержан и никаких данных о нем нет. В случае каждой из них имеется свой набор стандартных действий, которые рекомендуется предпринять следователю.

Специфическая ситуация характеризуется своеобразными признаками и неповторяемостью, они складываются в процессе проведения конкретного расследования.

В зависимости от позиции сторон при проведении расследования следственные ситуации под­разделяются на конфликтные и бесконфликтные. Бесконфликтные ситуации характеризуются пол­ным или частичным совпадением интересов участников уголовного процесса. Однако если в уго­ловном судопроизводстве заложено само понятие сторон и их состязательности, то вряд ли стоит говорить об абсолютно бесконфликтных ситуациях. Конфликт есть практически всегда, но его ост­рота может быть разной. Иногда даже выделяют типичные конфликтные ситуации, которые возни­кают в процессе расследования, например, при проведении следственных действий с участием по­дозреваемых, обвиняемых, свидетелей и потерпевших при расследовании преступлений определенных категорий. Смысл этого заключается опять же в разработке алгоритмов поведения следователя в определенных стандартных ситуациях.

Реальные следственные ситуации очень разнообразны. Нередко они изменяются в течение про­ведения отдельного следственного действия, в корне меняя следственную ситуацию по делу в це­лом. Как теоретически действует эта система? Обычно первоначальная следственная ситуация формируется уже на основе поступивших к следователю первичных данных о совершенном пре­ступлении, что приводит в действие весь механизм расследования: вырабатываются различные (процессуальные, тактические, стратегические и др.) варианты выяснения сложившейся ситуаций. Например, при сообщении о квартирной краже следственно-оперативная группа выезжает на место происшествия и производит его осмотр, по результатам которого предпринимаются уже другие действия, так как следственная ситуация уточняется или меняется за счет получения новых фактов. При сообщении об убийстве осмотр также будет произведен следственно-оперативной группой, но,

' См.: Криминалистика: Учебник / Под ред. проф. А.Г. Филиппова ипроф. А.Ф. Волынско! о. — М., 1998. —С. 334.


Глава 27. Основы криминалистической методики расследования преступлений

к примеру, состав ее будет уже другой (обязательно присутствие специалиста для осмотра трупа), так как типичные следственные ситуации для кражи и убийства изначально различаются и это надо заблаговременно учитывать.

В воздействии на следственную ситуацию с целью ее изменения ключевую роль играют дейст­вия следователя как руководителя расследования. Они могут быть активные, т.е. следователь про­водит отдельные следственные действия, тактические комбинации и стратегические операции, или пассивные, т.е. выражаемые в бездействии, когда именно невмешательство в следственную ситуа­цию приводит к ее развитию в благоприятном для следствия направлении. При этом получение лю­бой новой информации, представляющей интерес для расследования, приводит к формированию уже новой следственной ситуации с необходимостью проведения ее анализа и принятия решений по дальнейшему расследованию. Оценка следственной ситуации — это «логический процесс уста­новления наличия, характера связей и значения компонентов, составляющих ситуацию, определе­ние путей использования данных о ней в процессе расследования»' в целях выработки, принятия и реализации решений.

Отдельно следует обратить внимание на то, что считается невозможным говорить о «наличии следственной ситуации» при составлении обвинительного заключения. Следственная ситуация — это прежде всего проблемная ситуация, когда не выяснены некоторые вопросы. Теоретически перед со­ставлением обвинительного заключения все вопросы действительно должны быть разрешены, то есть следственной (проблемной) ситуации быть не может. Это предполагается и статьей 215 УПК РФ, дек­ларирующей, что следователь заканчивает расследование, только признав, что все следственные дей­ствия по уголовному делу произведены, а собранные доказательства достаточны для составления об­винительного заключения. Однако практика иногда демонстрирует удивительные случаи, когда следствие вроде бы исчерпало себя, но следователь не может приступить к написанию обвинительно­го заключения, так как никак не может точно квалифицировать явно преступное деяние. Иногда об­винения могут быть составлены ошибочно, что тоже предполагает наличие реального конфликта в доказывании вины. Получается, что, с точки зрения следователя, «следственной ситуации» нет, так как ему все ясно (субъективно конфликта нет), но реально она существует. Таким образом, если у следствия остаются вопросы или вопросы к следствию возникают позже, то значит, рештьно все-таки существует следственная ситуация, требующая оценки и принятия решений. Обычно здесь нет вины следователя, причина лежит в теоретических квалификационных вопросах и в неотработанности ти­пичных следственных ситуаций по некоторым категориям дел. Не случайно такие ситуации часто ха­рактерны для экономических составов со сложной системой доказывания.

К сожалению, изучение следственной ситуации часто носит ретроспективный характер. Однако только таким путем можно прийти к разработке типичных следственных ситуаций и созданию ал­горитмов действия следователей. Более того, на практике при принятии решения по делу мало ос­новываться только на познании существующей следственной ситуации, необходимо предвидеть возможные направления ее развития.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2018 год. Все права принадлежат их авторам!