Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Экологические последствия техногенного воздействия на природу и самого человека. 2 часть



· нахождение изоморфных законов в различных областях.

Идея изоморфизма, характеризующая тип отношений между некоторыми сущностями, будучи положена в основу выделения и классификации целостностей, называемых системами, выделяет науку о системах – системологию.

Философские идеи базируются на основных положениях, суть которых сводится к следующему:

· случайное и необходимое – равноправные партнеры во Вселенной;

· вероятностная самоорганизация неравновесной открытой системы – самопроизвольный переход к упорядоченному состоянию, сопровождающийся перераспределением материи во времени и пространстве;

· явления самоорганизации включают информационные процессы – генерацию и эволюцию ценной информации;

· исследования организма как открытой системы;

· основные формы кооперативного поведения, свойственные живым организмам, имеют свои аналоги среди неорганических систем.

Содержание синергетики как области междисциплинарного синтеза составляют следующие положения:

1) открытые неравновесные системы способны к самопроизвольному резкому усложнению своей формы (структуры) при медленном и плавном изменении параметров. При самоорганизации происходит локальное уменьшение энтропии (упорядочение) системы за счет ее экспорта в окружающую среду. Подобное упорядочивание происходит при развитии живых систем в отличие от изолированных термодинамических. Примеры: образование разгонного вихря для создания подъемной силы крыла самолета; термоконвенция в жидкостях; работа сердца; периодичность окраски животных;

2) стохастическое поведение элементов системы, переход к их коллективному (когерентному) движению осуществляется благодаря разрастанию флуктуации до макроразмеров как механизму самоорганизации систем;

3) необратимость времени приобретает фундаментальный характер. Вводятся понятия «стрела времени» и «конструктивность хаотических состояний»;

4) переход к нелинейному мышлению описывается с помощью нелинейных уравнений, которые имеют несколько различных решений, обеспечивающих ветвление путей эволюции в точках бифуркаций. Идея нелинейности связана с многомерностью, возможностью выбора.

В настоящее время существует широкая палитра синергетических исследований: термодинамика необратимых процессов и теория диссипативных структур (И.Р. Пригожин); синергетика (Г. Хакен); детерминированный хаос и фракталы (Б. Мандельброт); теория катастроф и теория динамических систем (Р. Том, В.И. Арнольд); нестационарные диссипативные структуры, неустойчивость в моменты обострений (А.А. Самарский, С.П. Курдюмов, Г. Малинецкий); динамическая теория информации (Д. Чернавский).



Однако синергетический взгляд на мир и обобщенная теория синергетики имеют сегодня явные признаки незрелости. Пригожин в одной из последних работ приходит к выводу, что современная наука не является ни материалистической, ни редукционистской, ни детерминистической.

Существенную роль в осмыслении мира в новейшее время оказали открытия в физике. Специальная и общая теория относительности были разработаны уже давно. Была создана и нерелятивистская квантовая механика. В 1934 г. существовали также, пусть в первом варианте, квантовая электродинамика (квантовая теория излучения) и релятивистская теория электрона. Были открыты электрон и атомное ядро (включая протон), в 1932 г. – нейтрон и позитрон. Давно были открыты сверхпроводимость (1911) и космические лучи (1912). Возникла внегалактическая астрономия, и было наблюдательно подтверждено расширение Вселенной или, точнее, расширение наблюдаемой части Вселенной.

За следующее пятидесятилетие, т.е. с 1934 г. по 1984 г., физика и астрономия проделали огромный путь. Было освоено атомное ядро, появились атомная энергетика и атомные и водородные бомбы, были созданы лазеры и вычислительные машины на полупроводниках. Астрономия превратилась из оптической во всеволновую, были открыты квазары, пульсары и т.д. Если говорить о фундаментальных открытиях в области физики, то важнейшим из них представляется открытие новых частиц (барионов, мезонов и лептонов). В это время произошел переход к кварковой модели вещества. С последним связано становление квантовой хромодинамики. Следует упомянуть также об открытии нейтрино (гипотеза о его существовании возникла в 1931 г.) и создании единой теории слабого электромагнитного взаимодействия. Все перечислить невозможно.



Среди научных дисциплин, значение которых на рубеже третьего тысячелетия все больше увеличивается, важное место занимает биофизика как наука, стоящая на грани соседних наук.

Первый Институт биологической физики был создан в СССР в 1919 г. В 1930-х гг. на основе квантовых представлений о природе света была определена чувствительность зрительного аппарата человека (советские академики Петр Петрович Лазарев, Сергей Иванович Вавилов) и обнаружено, что в условиях световой адаптации (привыкание к полной темноте) человек в состоянии регистрировать отдельные кванты света. Был поставлен вопрос (на него и сегодня еще не получен однозначный ответ): действуют ли короткие и ультракороткие электромагнитные волны, производящие несомненный физиологический эффект, только тепловым способом или существует и другой механизм их воздействия? Исследования в этой области, но на новой методической базе, ведутся и сейчас.

В другой области биофизики интересные результаты получил российский геофизик, академик АН СССР Василий Владимирович Шулейкин в ходе исследования гидро- и аэродинамики рыб и птиц. Был изучен механизм движения летучей рыбы, которая аккумулирует энергию, отталкиваясь от поверхности воды, и дальнейший полет ведет планированием. Оказалось, что пространственное расположение птиц в летящей стае и рыб в косяке отвечает минимуму затрат энергии, расходуемой на движение. Это существенно ограничивает число форм расположения стаи, отвечающих этим условиям. Результаты имели не только теоретическое значение, но и практические приложения при конструировании летательных аппаратов и водных транспортных средств нового поколения.

Советский нейрофизиолог и психофизиолог Николай Александрович Бернштейн создал новый раздел биофизической науки – количественную биомеханику, имеющую широкие практические приложения в спорте, физиологии труда и предотвращении профессиональных заболеваний. Сегодня его теория нашла применение в создании роботов. Можно смело сказать, что многие биофизические исследования 1930-х гг. вошли в «золотой фонд» науки.

Во второй половине XX в. появился новый термин – «биотехника». Он относится к биологическим наукам, в частности биофизике, используется в решении технических проблем, например при совершенствовании промышленных технологий. Так, из всех способов преобразования химической энергии в механическую живая система использует наиболее эффективный. Преобразование идет при комнатной температуре, низком давлении и сравнительно высоком коэффициенте полезного действия – свыше 30 %. Биологические системы отличаются от существующих технических высоким уровнем «миниатюризации», большими концентрациями энергии, низкими коэффициентами трения и высокой надежностью. Существующие плотности энергии в технических системах, создаваемые электрическими и магнитными полями в газовой среде, составляют соответственно 102 и 106 Дж/м². В биологических системах в двойном электрическом слое, возникающем на границе твердой фазы и раствора электролита, плотность энергии обычно 108 Дж/м². Используется эффективный вид «смазки» – отталкивающиеся электрически заряженные молекулярные слои.

Надежность биологических систем определяется самовосстановлением и системой дублирования рабочих элементов. Сердце человека, этот хемоэлектромеханический насос, делает за жизнь свыше 109 сокращений, в то время как самые надежные механические системы обеспечивают не более 107 переключений, т.е. в 100 раз меньше. Возможность создания нового типа механохимического двигателя доказана экспериментально. Функционирование его основано на том, что равновесие между двумя формами полимера, имеющего разные механические свойства, сдвигается при изменении химического потенциала среды. Полимер находится то в растянутом, то в сжатом состоянии.

Раньше исследователи шли в основном по пути воспроизведения в технике принципов, используемых в живых системах. Сегодня создаются гибридные системы, в которых одна часть выполнена в металле, а другая состоит из биоэлементов. Предпринимаются попытки создать компьютер, использующий элементы, характерные для нервной системы. Его предполагают снабдить датчиками на биологической основе и исполнительными устройствами, принцип работы которых построен на применении молекулярных механизмов мышечного сокращения.

На фоне восстановления разрушенных городов и хозяйств многих стран мира после Второй мировой войны (СССР, Германия и Япония пострадали сильнее других) шла напряженная гонка создания и совершенствования ядерного и других видов оружия массового поражения, а также технических средств их доставки и управления процессом нанесения ударов. Монополия США на владение атомным оружием, начавшаяся со взрыва бомбы 16 июля 1945 г. и последующих испытаний («толстяк» и «малыш») в августе того же года на гражданском населении Хиросимы и Нагасаки, унесших около 210 тыс. человеческих жизней, закончилась в 1949 г., когда атомная бомба была испытана в СССР.

На подрыв первой американской водородной стационарной установки в конце 1952 г. СССР ответил созданием полноценной водородной бомбы, апробированной уже в следующем году. Это означало восстановление паритета и продолжение гонки. Испытанием в СССР самой мощной термоядерной бомбы (номинал 120 мегатонн тротила, фактически около 60 мегатонн) в начале 60-х гг. на Новой земле, показавшим всю опасность дальнейшего роста мощности взрыва для жизни на Земле (кроме прочего, может расколоться геотектоническая плита), был положен конец гонкам мощностей и заложена основа для моратория на ядерные испытания. Однако и сейчас США тратят многомиллиардные суммы на разработку локальных термоядов, лазерного оружия и снарядов, проникающих на десятки метров сквозь бетонные укрепления в землю до момента взрыва.

В 1957 г. был запущен первый советский искусственный спутник Земли, а спустя 4 месяца – первый американский. К середине 90-х гг. было запущено уже более 5 тыс. искусственных спутников, среди которых – немало спутников-шпионов. Созданы межконтинентальные, крылатые, в том числе самонаводящиеся, и иные ракеты, а также стратегические бомбардировщики, позволяющие доставлять ядерные бомбы в любую точку планеты.

Работы по созданию систем управления и компьютеров (ЭВМ) начались в США во время Второй мировой войны. Первый из них «Марк-1» был запущен в 1943 г. Затем в 1948 г. – ламповый, в 1953 г. – транзисторный, с 1959 г. – на интегральных схемах. 1972 г. стал годом начала микропроцессорной технологии построения компьютеров. В настоящее время быстродействие лучших моделей измеряется в миллиардах и достигает триллионов операций в секунду при очень высокой надежности.

В 1957 г. в ответ на запуск советского искусственного спутника Земли в США было принято решение о создании компьютерной сети предупреждения и оповещения. В результате в 1968 г. в США была создана первая компьютерная сеть, давшая в следующем году начало Всемирной компьютерной «паутине» Internet. В том же 1968 г. перешла на электронное хранение информации библиотека Конгресса США – одна их крупнейших библиотек в мире, имеющая более 80 млн. единиц хранения.

После взрыва атомных бомб отношение к физикам-теоретикам резко изменилось во всем мире. Вместо чудаковатых, не от мира сего, неизвестно чем занимающихся людей в них увидели повелителей чудовищных энергий, разрушителей и созидателей, обладающих труднопонимаемым знанием и изменяющих ход развития жизни на Земле. На очереди были химики, биологи, психологи, лазерщики и другие со своими видами оружия массового поражения. Значение результатов работы ученых и создателей техники впервые по-настоящему было понято и оценено долларом именно в США. Государственные расходы на НИР, начиная с военной, космической программ и кончая просвещением, увеличились с 1957 г. (запуск спутника Земли в СССР) по 1964 г. с 3 млрд. до 15 млрд. долл. соответственно, т.е. в 5 раз. Создавая условия для подъема высшего образования и продуктивной деятельности ученых, американцам удалось «заманить» с 1943 г. по 1977 г. около 300 тыс. первоклассных профессионалов (медиков, инженеров, ученых) из разных стран мира. По оценке независимых экспертов, только это принесло США дополнительно 1029 млрд. долл. Экономия возникала за счет отсутствия расходов времени (20 – 25 лет) и денег (по ценам прошлых лет примерно 50 тыс. долл.) на подготовку специалиста, в то время как отдача от одного продуктивного ученого оценивалась примерно в 50 млн. долл.

Сразу же после Второй мировой войны в США возникло и такое «чисто американское» явление, как «фабрики мысли» (впервые в Гудзоновском институте). Это небольшие группы экспертов («папиросно-сигаретные трубы»), выполняющие исследования по заказу правительства, военного ведомства, частных лиц и т.д. Для хранения результатов исследования по госзаказу в 1950 г. был основан, а в 1964 г. значительно расширен Центр распространения федеральной научной и технической информации. Здесь к 1970 г. уже находилось более 600 тыс. отдельных отчетов о научной работе, и каждый год прибавлялось 50 тыс. новых наименований. Ежегодно в США продается свыше 3 млн. экземпляров отчетов. Темы самые разнообразные: от «Поведение морских свинок после частичного облучения тела» до «Улучшенные пропиленовые полимерные диэлектрики для кабельных линий связи», «Воздействие социальных перемен в развивающихся странах» и др., хотя полного отражения научных исследований в стране (а именно по частным заказам) в этом Центре нет.

Политика поддержки научных исследований в США и послужила одним из оснований беспрецедентного роста числа ученых и инженеров во всем мире. Обратимся к цифрам. Если к моменту рождения Александра Сергеевича Пушкина (1799 г.) число ученых во всем мире несколько превышало 1 тыс. чел., то к 1850 г. оно уже было порядка 10 тыс., а к началу XX в. составляло около 100 тыс. чел. За весь XX в. оно выросло до 6 млн. чел., т.е. примерно 1 ученый на 1000 чел. При этом численность ученых удваивается каждые 15 – 20 лет. Считается, что объем знаний о мире удваивается не более чем за 5 лет. Студентов в вузах мира обучается около 70 млн. Известно, что из каждых восьми Нобелевских лауреатов по науке семь живет в США, причем многие из них (те самые «мозги») – иммигранты. И не совсем верно думать, что они переехали в США только за высокими (более чем на 2 порядка по сравнению с учеными России) заработками. Для многих из них гораздо важнее была возможность реализации своих научных потенциалов. В результате НТР, по оценкам экспертов, в США только за период 1945 – 1970 гг. до 68 % роста ВНП обеспечено ростом производительности труда и лишь 32 % – ростом трудозатрат. В последующий период эти факторы еще больше усилились.

Во второй половине XX в. в естествознании произошли грандиозные события. Появились новые области науки. Это молекулярная биология и генная инженерия, биоорганическая и бионеорганическая химия, кибернетика и теория информации, неравновесная термодинамика и синергетика. Много замечательного сделано в этих новых областях: расшифровка генетического кода; исследования биополимеров-белков и нуклеиновых кислот, показавшие, что высокая эластичность каучуков и ферментативная активность белков – родственные явления; открытие и изучение онкогенов; выяснение природы иммунитета; открытие и изучение подвижности генов; раскрытие механизмов работы биологических мембран; физическое моделирование эволюции; нейтралистская теория молекулярной эволюции; создание синергетики – процессов, далеких от равновесия открытых систем, в которых упорядоченность возникает из хаоса. К этой области, созданной трудами И.Р. Пригожина, Г. Хакена и других, относятся и периодические процессы в химических и биологических системах.

Установилось глубокое единство физики, химии и биологии в понимании основных явлений жизни. Мировоззрение естествоиспытателя изменилось радикально, и это обещает многое.

Оценивая тенденции и имеющиеся результаты научно-технического развития в начале XXI в., можно говорить о том, что мир вступает в новую эволюционную фазу, условно называемую вторичной эволюцией, когда в противостоянии находятся технология и эволюция. Влияние технологии начинает превалировать, радикально меняя и биосферу, и самого человека. На значительных исторических отрезках отчетливо видны взаимосвязи и взаимозависимости социальных, политических, научно-технических и других факторов, характеризующих целостное развитие цивилизации.

XX в. изменил само понятие «технология». Подобно тому, как к математике стали относиться области, абстрагированные от количества (например, общая топология и логика высказывания, некорректно поставленные задачи и т.п.), к физике – динамика систем с непредсказуемым поведением и другие, технология включила процессы и средства обработки и передачи информации, социального управления и жизнеобеспечения. Технологию можно определить как совокупность всех алгоритмов, процессов и средств их реализации. Понимая под алгоритмами традиционную технологическую рецептуру, под процессами – только физико-химические явления, под средствами – материалы, оборудование и строительные сооружения, мы получим классическое определение технологии материального производства. Относя к алгоритмам поведения законодательную систему, традиции и морально-этические установки общества, к процессам – его социальную динамику, к средствам – государственный аппарат, систему социальных институтов, мы получим определение технологии социального управления. Аналогичными подстановками можно получить определения медицинской технологии, технологии образования и т.д.

Все высокие технологии, определяющие лицо научно-технической цивилизации конца века, появились в форме фундаментальных исследований, как правило, комплексного, междисциплинарного плана. Это характерно для химической технологии, функции которой в XX в. совершенно преобразились.

На своих нижних ярусах химическая технология врастает в ткань добывающих производств, благодаря новым методам комплексного, энергетически и экологически более экономного извлечения элементов, в том числе из отвалов и руд, которые ранее считались бесперспективными, из технических отходов и отслуживших изделий, благодаря методам превращения «пустой породы» и технологических отходов в строительные материалы и другую полезную продукцию. Тонкие химические технологии включаются в состав горнорудных комплексов, на которых производственные циклы начинаются с первичного сырья и завершаются выпуском такой продукции, как сверхчистые вещества и монокристаллы.

«Верхние ярусы» химической технологии стремительно изменяются вместе с возникновением и развитием новых методов и новых технологий. Это микротехнологии кристаллических информационных структур, в которых синтез вещества, формирование и даже монтаж деталей в готовое устройство высшего уровня сложности органически сливаются на физико-химической основе.

Основы химической технологии преображаются быстрыми темпами:

· квантово-химическая теория строения вещества в сочетании с моделирующими возможностями суперЭВМ позволяет точно прогнозировать свойства синтезируемого вещества и путь его синтеза;

· развитие тонких методов катализа «прицельной» химии расщепления и сшивки крупных молекулярных фрагментов и т.д. превращают химика как бы в зодчего новых химических форм;

· ведется интенсивный поиск путей самоформирования еще более высокоорганизованных химических структур. Этот поиск опирается на тонкие механизмы селективности химических реакций, сложные процессы самоупорядочивания в тепломассопереносах и вдохновляется общими идеями естественных наук конца XX в., обозначаемых термином «синергетика» (подобно тому, как наиболее общие идеи в области автоматического управления и самоуправляемых систем получили родовое обозначение – «кибернетика»).

Почти фантастические перспективы развития в этом направлении наметились в области химии быстропротекающих процессов – взрыва, пламени, плазмы. Эти процессы, играющие ключевую роль в автомобильном, воздушном и морском транспорте, космонавтике, гидрометаллургии и т.д., остаются до настоящего времени малоизученными. Во второй половине 1980-х гг. началось интенсивное исследование тонких механизмов быстрых реакций методом комбинационного рассеяния в скрещенных лучах лазеров, что позволяет осуществить как бы томографию пламени. Задача в конечном счете сводится к синтезу композиции веществ, которые обеспечат саморегулирование быстрых процессов и их эффективное протекание в требуемом направлении.

По стремительным темпам развития химической технологии не уступает механическая. На базе использования гибких автоматизированных линий и обрабатывающих центров преобразуется парк металлообрабатывающих станков, сформировалась новая научно-технологическая область твердотельной микромеханики, в туннельных и других зондовых микроскопах достигается субатомная точность микромеханического (наномеханического) привода, быстро возрастает число степеней свободы в механических системах роботов, развивается космическая механика свободного полета и невесомости.

Развитие структурного принципа проектирования и управления производственными процессами, его распространение на технологические комплексы положило начало слиянию, синтезу разнородных технологий с отдаленной целью образования единой и органичной метатехнической системы. Но в то же время сама материальная технология продолжает интенсивное развитие в плане изучения более глубоких уровней строения материи. Это проявляется прежде всего в микротехнологии, на которую опирается вся аппаратная база информатики, в генной инженерии, в исследовательских программах «молекулярной электроники» и нанотехнологии.

Если предшествующая «сверхфаза» развития технологии предусматривала создание искусственного макромира на базе естественного микромира молекулярных и кристаллических структур, элементарных физико-химических процессов как на готовом фундаменте, то наступающая новая «сверхфаза» – создание искусственного микромира собственного фундамента технологии. Начало этому новому процессу было положено микротехнологией информационных структур и микробиотехнологиейгенной и белковой инженерии.

В начале XXI в. начинается штурм первого субмикронного рубежа – диапазона «проектных норм» в окрестности 0,1 мкм. Это требует значительно более радикальной реконструкции всех аппаратных и методических средств микротехнологии, а также принципов проектирования ее конечной продукции. Не менее существенные изменения должны будут претерпеть принципы работы микроэлектронных устройств и основанные на них информационные машины и системы. Квантовые вероятностные и коллективные электронные процессы станут основой действия элементов вычислительных систем. Если в машинах пятого поколения удается эффективно имитировать некоторые функции человеческого интеллекта исключительно средствами дискретной математики, то в новых системах будет сделан шаг к созданию творческих партнеров человека, способных отражать случайные явления реального мира и принимать неожиданные решения.

Наиболее волнующий синтез шаг за шагом готовится в области биоподобных структур. Он основывается на микробиологических исследованиях на молекулярном и субклеточном уровнях, медико-биологических исследованиях иммунных механизмов, прогрессе в понимании нейронных и биоэнергетических механизмов жизнедеятельности, а также на напряженном поиске функциональных устройств молекулярного уровня, которые совмещали бы в себе принципы действия электронных и биологических систем.

Если за XIX в. население земли выросло с 905 млн. чел. до 1630 млн. чел., т.е. в 1,8 раза, то за XX в. оно выросло до 6020 млн. чел., т.е. в 3,7 раза. Причем если в первой половине века рост был около 1,5 раза, то во второй – еще почти в 2,5 раза. Этому способствовало прежде всего развитие медицины. В 40-х и 50-х гг. были изобретены новые лекарственные препараты (например, антибиотики), разработаны способы промышленного производства вакцин и лекарств, что сделало их более дешевыми и доступными. Были побеждены такие болезни, как столбняк, полиомиелит, сибирская язва, снизилась заболеваемость туберкулезом и проказой. Массовые дешевые прививки и введение элементарных правил гигиены привели к резкому росту продолжительности жизни и сокращению смертности, особенно в странах третьего мира, а это почти 4/5 жителей Земли. Если в развитых странах количество жителей увеличилось за XX в. примерно в 2 раза, то в странах Африки – почти в 6,5 раз, а Латинской Америки – в 9,5 раз.

В 1940 г. число жителей города и деревни сравнялось, а в настоящее время в городах живет примерно 70 % населения Земли. В США в сельском хозяйстве занято 3 % населения, а в Африке – около 75 %. Тем не менее США, используя передовые методы хозяйствования, являются крупнейшим производителем и экспортером сельскохозяйственной продукции, а страны Африки (мотыжное земледелие!) могут обеспечить лишь 80 % своих потребностей. «Зеленая революция» (мелиорация, механизация и селекция) в таких странах, как Индия, Китай и Таиланд, решила проблему питания населения.

Человечество сейчас потребляет более половины биологических ресурсов Земли. И в то же время за 1950 – 2000 гг. была потеряна 1/5 часть общеземельного плодородного слоя. Темпы роста населения медленно снижаются, а абсолютный прирост увеличивается (1988 г. – 86 млн. чел., 1991 г. – 90 млн. чел.). Производство зерна выросло с 1950 г. по 1984 г. в 2,6 раза и составило 1,6 – 1,7 млрд. тонн, но с тех пор почти не растет. Попытка решить проблему путем дальнейшего роста потребления ресурсов может привести к экологической катастрофе. Предостережение английского экономиста Томаса Роберта Мальтуса звучит как никогда актуально, а потому возникает потребность в контроле и управлении процессом рождаемости на планете.

Так выглядит демографический срез второй половины XX в. – аспект общеземельной ситуации очень важный, оказывающий серьезное влияние на развитие науки, техники, образования и т.д. Но он, в свою очередь, сам зависит от множества обстоятельств и факторов.

Рассматривая сценарий развития науки и техники в области прорыва человека в космос и попыток его освоения, можно прийти к следующему выводу. При всей фундаментальной значимости познания и использования космического пространства для людей деньги на разработку средств полета и жизнеобеспечения в нем выделяются в зависимости от «совмещения» космических задач с военными программами. Это бесспорный факт. Подобные закономерности имеют место при разработке компьютерных систем, расшифровке генетического кода, исследовании психических воздействий на человека (нейролингвистическое программирование, например), психотропной фармакологии и т.п.

Конец XX – начало XXI вв. были омрачены многочисленными акциями международного терроризма, техногенными катастрофами, распространением наркотиков, ВИЧ-инфекции и агрессивными военными операциями в Югославии и Ираке, инициированными США, которые решили после распада СССР построить мировую империю, что задает цели для многих ученых и инженеров: «умные», самонаводящиеся бомбы, беспилотные самолеты-невидимки, мощные лазерные устройства и т.д.

Однако, на наш взгляд, есть основания для осторожного умеренного оптимизма. В той огромной армии ученых, которые трудятся более чем в 15 тыс. различных научных дисциплин, значительная часть обладает чувством ответственности перед людьми. Вспомним хотя бы Оппенгеймера, одного из главных разработчиков атомной бомбы США, который решительно и публично разоблачал агрессивные планы США по использованию атомного оружия. Нам нетрудно представить в подобной роли российского физика, академика АН СССР Андрея Дмитриевича Сахарова – нашего разработчика термоядерного оружия.

Агрессивная политика привела к полному провалу планов США в Ираке. Огромный небывалый дефицит бюджета, высокие цены на нефть, неоднократные биржевые обвалы, колебания курса доллара, потеря доверия и поддержки многих стран мира – все это настоятельно требует сворачивания военного присутствия и достижения взаимоприемлемых международных договоренностей вместо имперской политики.

В результате небывалого в истории человечества роста видов и числа каналов и средств связи продолжается информационная революция. Кроме обычных телеграфа, телефона, почты, печатной продукции и радио, во второй половине XX в. появились следующие средства связи:

· обычное, кабельное и спутниковое телевидение (плюс видеомагнитофоны), счет идет на многие десятки телеканалов и сотни миллионов телевизионных приемников;

· сотовые и спутниковые телефоны, пейджеры и факсы, дающие возможность общения для многих сотен миллионов абонентов;

· персональные компьютеры, которых в настоящее время в мире насчитывается около 200 млн. Более половины из них объединены во Всемирную паутину, в которой сейчас более 15 млн. серверов (в 1993 г. было 200 серверов); электронная почта позволяет эффективно вести диалог, возможны телеконференции, можно быстро получать и обрабатывать большие массивы научной, политической и иной информации (электронные библиотеки).

Компьютеры проникли во все области человеческой жизни: принимают участие в игре в шахматы, и даже с чемпионами, передаче и обработке бизнес-, научной и иной информации, управлении – от фирмы до государства. В частности, наш известный вертолет К-50 – «Черная акула» – имеет на борту 4 компьютера: для управления полетом, наблюдения за противником и ведения огня, слежения за работой всех систем и один запасной.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!