Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






VII. Не направляй свой поиск вне себя



1. Не направляй свой поиск вне себя. Он будет безуспешен, и каждый раз стенаниями твоими будет сопровождаться падение очередного идола. Царство Небесное нельзя найти там, где его нет, но ведь нигде, кроме него, покоя не найти.И никакой кумир, которому ты служишь, покуда Бог зовет, не даст тебе ответа вместо Него. Такого нет ответа, которым можно подменить Его ответ и обрести то счастье, что он приносит. Не направляй свой поиск вне себя. Ибо вся твоя боль приходит от бесплодных попыток найти то, что ты хочешь, и только там, где ты решил его найти. А вдруг его там нет? Что ты предпочитаешь: быть правым или счастливым? Возрадуйся же: тебе сказано, где обитает счастье, и больше не ищи его нигде. Тебя постигнет неудача. Тебе дано, однако, истину познать и более не искать ее вовне.

2. У каждого, пришедшего сюда, всё еще теплится надежда (оставшаяся иллюзия или же некий сон), что нечто внешнее, возможно, способно принести и счастье, и покой. Но если всё суть в нем самом, то это невозможно. И следовательно, приходя сюда, он отрицает правду о себе и ищет нечто большее, чем всё, как будто часть всего возможно найти там, где остального

нет. Такою целью он наделяет тело: искать недостающее, добыть всё то, что возместит его изъян. И так блуждает он бесцельно и ищет то, чего нельзя найти, и верит, что он —- не то, что есть на самом деле.

3. Оставшаяся иллюзия побудит его искать тысячи идолов и тысячи за ними. И каждый идол подведет его, за исключением одного, поскольку он умрет, не понимая, что идол, которого он ищет, — не что иное как его собственная смерть. Форма ее воспринимается вовне. Но он действительно стремится убить Божьего Сына внутри и доказать свою над ним победу. Такова цель каждого идола, ибо такая роль отводится ему, роль неосуществимая.

4. Любая твоя попытка улучшить тело будет попыткой приблизить собственную смерть. Ибо ты веришь, что способен ощутить недостаточность чего-то, а недостаточность и есть смерть. Пожертвовать — значит от чего-то отказаться, "остаться без" и ощутить потерю. Подобный отказ — отречение от жизни. Не направляй свой поиск вне себя. Поиск предполагает, что ты внутри не целен, и что боясь увидеть свой изъян, предпочитаешь сущность свою искать во вне.

5. Идолы рухнут, поскольку в них нету жизни, а всё безжизненное — символ смерти. Сюда явившись с целью умереть, что же ты ожидал увидеть, если не знамения смерти, к которой так стремишься? Страдание и скорбь провозглашают, что найден идол, являющий пародию на жизнь, которая в своей безжизненности есть смерть, задуманная как реальная и получившая живую форму. Но каждый идол должен пасть, рассыпаться и сгнить, ибо любая форма смерти не станет жизнью, а то, чем жертвуют, не будет целокупным.



6. Идолы сего мира созданы с целью оставить тебе неведомой истину внутри, поддерживая верность сну о том, что нужно найти вовне нечто такое, что сделает тебя и целокупным и счастливым. Но тщетно поклонение идолам в надежде на покой. Бог обитает внутри тебя, Им обусловлена твоя полноценность. Идол не заместит Его. Не создавай себе кумиров. Не направляй свой поиск вне себя.

7. Давай, забудем цель, данную миру прошлым. Иначе будущее, подобно прошлому, станет лишь серией гнетущих снов, где друг за другом рушатся все твои идолы и где повсюду только разочарование и смерть.

8. Чтобы всё это изменить, чтобы расчистить путь надежде на свободу в том, что воспринимается как нескончаемый, замкнутый круг отчаяния, всё, что потребуется от тебя, это решить, что ты не знаешь назначения мира. Ты наделяешь его целями, ему не свойственными, и таким образом решаешь, для чего мир есть. И ты стараешься увидеть в нем средоточие идолов, пребывающих вне тебя, достаточно могущественных, чтобы сделать целостным то, что внутри, раздваивая между ними твою сущность. Ты выбираешь свои сны, ибо в них отражаются твои желания, воспринимаемые как навязанные тебе. Твои кумиры исполняют их и обладают властью, подаренной тобой. Ты тщетно их преследуешь во сне, желая присвоить себе их могущество.

9. Но где же сны, если не в спящем разуме? И разве сновидению под силу сделать реальной картину, проецируемую им вовне? Брат мой, побереги же время, постигни, для чего оно. Ускорь кончину идолов в том мире, который болен и печален от лицезрения их. Твой святой разум — алтарь Всевышнего, а там, где Он, нет места идолам. Страх перед Богом — ни что иное, как страх потери идолов. Это не страх утраты своей реальности. Просто из своей реальности ты сделал идола и должен защищать его от света истины. Тогда средством защиты идола становится весь мир. В спасении видится угроза жизни и предложение смерти.



10. Это не так. Спасение стремится доказать, что смерти нет, что существует только жизнь. Что жертва смертью — не потеря. Что идолу Божьего места не занять. Позволь Ему напомнить о Его Любви к тебе и не старайся Голос Божий утопить, бубня напевы горького отчаяния, обращенные к идолам самого себя. Вне своего Отца не ищи надежды. Надежда — не отчаяние, надежда — счастье.

VIII. Антихрист

1. Что же такое идол? Ты думаешь, будто знаешь? Ведь идолы не узнаются как таковые и никогда не принимаются за то, что они есть. В том их единственная сила. Их цель туманна; боятся их и чтут одновременно, коль скоро тебе неведомо, в чем их цель и какова была причина их создания. Идол есть образ брата твоего, тобой ценимый превыше его самого. Идолы, безотносительно к их форме, создаются как замещение ему. Именно это не воспринимается и не осознается. Будь то предметом или телом, будь оно местом, обстоятельством иль ситуацией, объектом обладания или желания, правом, полученным или затребованным тобой, всё это будет тем же самым.

2. Не дай их формам обмануть себя. Ведь идолы — не более, чем суррогат твоей реальности. Каким-то образом ты веришь в их способность пополнить твое немощное я, ведь безопасность в мире воспринимается как угроза, которая всей своей мощью противостоит твоей уверенности и покою. У них есть сила возместить твой недостаток, прибавить недостающей ценности. Тот не поверит в идолов, кто сам не стал рабом потери и ничтожности. И должен он теперь, за грацью своего крохотного я, искать ту силу, что ему поможет и голову поднять, и отрешиться от страданий и невзгод, отраженных в мире. Сие есть наказание за отказ искать определенность и спокойствие внутри, что избавляет тебя от мира и позволяет уединиться от него в покое и тиши.

3. Идол есть ложное впечатление или ложное убеждение, некая форма антихриста, которая и составляет брешь между Христом и тем, что видишь ты. Идол — это желанье, получившее осязаемую форму, позволившую воспринять его реальным и вне разума. И всё же это — мысль, которая не покидала свой источник — разум. И форма ее неотделима от выражаемой ею идеи. Все формы антихриста противостоят Христу. И ниспадают мрачною завесой перед Его лицом, и, кажется, тебя с Ним разлучают и оставляют одинокого во тьме. Однако свет всё еще там. Туча не погасила солнца. Так и завеса тьмы не в состоянии прогнать то, что она будто бы разъединяла, или же на йоту омрачить сам свет.

4. Этот мир идолов и есть завеса перед лицом Христа, поскольку цель его — разъединить тебя и брата. Цель темная и страшная, а вместе с тем это идея, не обладающая силой преобразить тончайший стебелек живой травы в знамение смерти. Формы ее не отыскать нигде, ибо ее источник — в твоем разуме, где Бога нет. Где же то место, откуда изгнано и держится отдельно вездесущее? Чья поднятая рука дорогу преградила Богу? Чей голос запретил Ему войти? "Болыпе, нежели всё" — не то, что может тебя заставить трепетать от страха. Врага Христова нет нигде. Какую бы он ни принял форму, она не сделает его реальным.

5. Что же такое идол? Ничто! В него нужно поверить прежде чем оживить его, вдохнуть в него устрашающую силу. Жизнь и могущество его — дар идолопоклонника; именно это и возвращает чудо тому, в чем есть могущество и жизнь, достойные дара Небес и вечного покоя. Чудо не возрождает истину; завеса не погасила свет, отгороженный ею. Чудо рассеивает завесу и позволяет беспредельной истине сиять и оставаться самой собою. Чтоб оставаться самой собою, истине вера не нужна, ибо она сотворена и остается истиною.

6. Идол воздвигнут верой; с изъятием ее он "умирает". Это — антихрист, нелепая идея мнимого могущества, превосходящего всемогущество, пространства за бесконечностью, и времени, довлеющего над вечным. Мир идолов здесь утвердился идеей, что этому могуществу, и времени, и месту приданы форма и образ мира, где невозможное свершилось. Бессмертные сюда приходят умирать, а всеобъемлющие — ощутить потерю, вневременные — стать рабами времени. Действительно, здесь изменяются неизменяемые; Божий покой, навечно отданный каждому живому существу, уступает хаосу. А Божий Сын, такой же любящий и непорочный, и совершенный, как и его Отец, сюда приходит ненадолго, чтоб ненавидеть, страдать от боли и в результате умереть.

7. Где же тот идол? Он — нигде! Разве возможна в бесконечном брешь или пространство, где время вторглось в вечность? Мрачному месту, помещенному в совершенный свет, угрюмому алькову, отгороженному от бесконечного, нигде нет места. Идол — за сферой, в которую Бог поместил навечно всё и не оставил места ничему, за исключением Своей Воли. Тот идол должен быть ничем нигде, в то время как Единый — всё и везде.

8. Что же тогда за цель у идола? В чем его роль? Это — единственный вопрос со множеством ответов, в зависимости от того, к кому был обращен вопрос. Мир верит в идолов. Тот не придет сюда, кто их не чтит, кто не пытается найти такого идола, который принесет ему подарок, отсутствующий в реальности. Каждый поклонник идолов таит надежду, что его особые божества дадут ему больше, нежели есть у других людей. Всегда должно быть больше. Чего — неважно: ума, богатства, красоты или страдания и боли. Главное — больше; чего угодно; того, для обладания чем и создан идол. Падет один, и его место немедленно займет другой в надежде раздобыть поболее чего-либо еще. Пусть не обманет тебя форма этого "чего-либо". Идол есть средство получить побольше. Именно это противоречит Божьей Воле.

9. Не много сыновей у Бога, всего один. Кто больше получил,

кому досталось меньше? В Царстве Небесном посмеялся бы Господень Сын над тем, что идолы способны вторгнуться в его покой. От его имени глаголет Дух Святой и говорит тебе, что идолы здесь бесцельны. Ведь более, чем Царство Божье, иметь нельзя. Если оно — внутри, зачем ты ищешь идолов, что умаляют Небеса, дабы тебе досталось больше, чем дал Господь тебе и брату, единым с Ним? Всё, что ни есть, Бог отдал вам. И для уверенности, что вы его не потеряете, он отдал то же самое всякому живому существу. И, таким образом, любая сущность есть часть тебя, как и Его. Ни один идол не сделает тебя больше Бога. Но никогда не согласишься ты на меньшее.

IX. Сон прощения

1. Раб идолов — раб по своей охоте. Своим желанием он поклоняется безжизненному и обращается к бессильному за силой. Что сталось со святым Господним Сыном, как мог он возжелать подобного, позволить себе пасть ниже камня в канаве придорожной и ждать, что идолы его поднимут? Дослушай-ка свою историю во сне тобою созданном, спроси себя, не правда ли, что ты охотно веришь в его реальность?.

2. Сон осуждения явился в разум, Всевышним сотворенный таким же совершенным, как Он Сам. И в этом сне Рай превратился в ад, а Бог стал недругом Своему Сыну. Как Сыну пробудиться ото сна? Ведь это — сон суждений. И перестав судить, Сын тотчас же проснется. Ибо сон длится лишь до той поры, покуда Сын — его часть. Так не суди; судящему необходимы идолы, которые отводят суд от него самого. И не познать ему своего Я, им осужденного. Так не суди, иначе станешь частью праздных снов, где идолы суть твое "истинное" тождество и твое спасение от суда, из страха чинимого над собою под тяжестью вины.

3. Все образы во сне суть идолы, созданные во имя твоего спасения от сна. Они, однако, часть того, от чего призваны тебя спасти. Так идол сохраняет твой сон живым и страшным, ибо кто пожелал бы такого сна, не будь он в страхе и отчаянии? Коль скоро идол представляет страх и отчаяние, то поклонение ему есть поклонение страху и отчаянию, и сну, из коего они пришли. Суждение несправедливо по отношению к Господню Сыну и в то же время справедливо, ибо судящему не убежать от наказания, самим же им возложенного на себя во сне, самим им созданном. Бог знает справедливость, а не кару. Но во сне суждения ты нападаешь и осужден, желая быть рабом у идолов, стоящих между твоим суждением и наказанием, им приносимым.

4. Спасения не найти в том сне, каким ты его видишь. Ведь идолы должны быть его частью, чтобы тебя спасти ото всего, чего ты, по-твоему, добился: сделал себя греховным и погасил свет, сияющий внутри. Дитя, свет всё еще в тебе. Ты просто грезишь, а идолы — игрушки твоих грез. Кому, кроме детей, нужны игрушки? Дети воображают себя властителями мира и наделяют свои игрушки способностью двигаться и говорить, и думать, и чувствовать, и общаться вместо себя. Однако всё, что бы ни делали игрушки, случается лишь в разуме играющих. Играющие же стараются забыть, что сами выдумали сон, где сделали реальными свои игрушки, в игрушечных желаниях не узнавая своих собственных.

5. Кошмары суть младенческие сны. Игрушки воспротивились ребенку, уверенному, будто он сделал их реальными. Но разве может сон напасть? И может ли игрушка разрастись и стать опасною, неистовой, свирепой? Ребенок верит в это, так как боится своих мыслей, приписывает их своим игрушкам. Реальность их становится его реальностью, поскольку они, кажется, его спасают от его мыслей. Однако они хранят живыми и реальными его мысли, ныне увиденные вне его, где они могут бунтовать, платя ему за вероломство по отношению к ним. Ребенок полагает, будто нуждается в игрушках во имя избавления от собственных мыслей, в его понятии, реальных. И так он превращает всё в игру и оставляет свой мир снаружи от себя, и притворяется, что он всего лишь часть его.

6. Но наступает время, когда младенчество уходит навсегда. Детских игрушек при себе не оставляй. Отложи их подальше, в них больше нет нужды. Сон осуждения — детская забава; дитя в ней превращается в отца, довольно властного, но не мудрее ребенка. То, что ему вредит — уничтожается, то, что ему оказывает помощь, благословляется. Только он рассуждает, как дитя, не ведая о том, что повредит ему, а что исцелит. И кажется происходит неприятное, и он боится хаоса мирского, которым правят, как он полагает, законы, им же созданные. Но мир реальный даже не затронут тем миром, что реален в его воображении. 3аконы такого мира не изменились оттого, что он не понимает их.

7. Реальный мир — тоже не более, чем сон. Но поменялись образы его. Это уже не вероломные идолы. В подобном сне никто не служит замещением чего-либо другого, не вклинивается между тем, что разум мыслит и что он видит. Никем не пользуются в качестве кого-либо иного, ведь все младенческие игры остались позади. Что было однажды сном суждения, становится теперь счастливым сном, поскольку такою стала его цель. Только прощающие сны сюда приходят, ведь время почти окончено. И формы, приходящие во сне, теперь воспринимаются как братья, не с осуждением, а с любовью.

8. А снам прощения не нужно длиться долго. И созданы они не для того, чтоб разум отделить от его мышления. В них нет стремления доказать, что снится этот сон кому-либо другому. И в них слышна мелодия, каждому памятная, хоть он ее не слышал с момента начала времени. Прощение, ставшее полным, настолько приближает безвременье, что песнь Райскую можно услышать не слухом тела, но святостью, не покинувшей алтарь и вечно пребывающей в глубинах Сына Божьего. Ее заслышав вновь, он понимает, что не было такого времени, когда бы он ее не слышал. И где же теперь время, если оставлены все осуждающие сны?

9. Когда бы страх, в какой угодно форме, ни охватил тебя (а ты его испытываешь всякий раз, когда не чувствуешь глубокого удовлетворения и несомненной помощи, и безмятежной уверенности в том, что Небеса — с тобою), ты можешь быть уверен,что создал идола; ты веришь: он тебя предаст. Ведь под надеждой, что он тебя спасет, и глубоко в тебе лежит вина и боль измены самому себе, и неуверенность, столь горькая и глубокая, что сон не в состоянии полностью скрыть твоего чувства обреченности. Измена самому себе выльется в страх, ибо страх есть суждение, ведущее к неистовому поиску идолов и смерти.

10. Прощающие сны напоминают, что ты живешь в сохранности и на себя не нападал. Твои младенческие ужасы рассеялись, а сны символизируют, что ты начал всё сначала; что это — не новая попытка идолопоклонства и нападений. Прощающие сны добры ко всем действующим в них лицам. Поэтому они несут сновидцу полное избавление от ужасных снов. Он не боится собственного суда, ибо он никого не судит, в суждении не ищет избавления от того, что с ним приходит. И в это время он вспоминает всё, что позабыл, когда суждение ему казалось способом избавиться от наказания за него.

 

Глава 30 НАЧАТЬ СНАЧАЛА

Введение

1. Новое начинание нынче становится фокусом нашего обучения. Цель прояснилась, но теперь необходимы конкретные методы достижения ее. Как скоро она осуществится, зависит только от твоей готовности тренироваться в каждом предписанном практикой шаге. Каждый из них мало-помалу будет приближать тебя к заветной цели. А вместе они поведут от осуждающих снов к прощающим и прочь от страха и страданий. Сами эти шаги уже не внове для тебя, но они остаются скорее отвлеченными идеями, нежели правилами твоего мышления. Поэтому в них нужно практиковаться, покуда ты не станешь руководствоваться ими в жизни. Мы постараемся их обратить в привычки, чтоб они были под рукой, когда возникнет в том необходимость.

I. Правила принятия решений

1. Принятие решений непрерывно. Ты не всегда осознаешь этот процесс. Но с небольшою практикой в осознанных решениях начнет формироваться некий их свод, который проведет тебя через все остальные. Не нужно быть одержимым каждым отдельным шагом. Правильный их набор, сознательно используемый всякий раз во время бодрствования, продвинет тебя далеко вперед. Если сопротивление твое сильно, а преданность слаба, ты не готов. 7С собою не борись. Подумай, каким бы ты хотел увидеть этот день, скажи себе, что существует путь осуществить задуманное. И снова попытайся сделать свой день наиболее желанным.

2. (1) Формирование воззрения начинается с такой идеи:

2Сегодня я не стану принимать самостоятельных решений.

Иначе говоря, ты выбрал не судить о том, что нужно делать. Но это означает не судить и ситуацию, в которой тебе пред-

стоит принимать решения. Судя то и другое, ты устанавливаешь правила реагирования на них. Тогда иной ответ, не совпадающий с твоим, вызовет неминуемое смятение и неуверенность, и страх.

3. В том нынче твоя главная проблема. Сначала ты решаешь, что будешь делать, а уж затем решаешься о том спросить. Но то, что ты услышишь, может не разрешить проблему так, как ты заранее наметил. А это приведет к возникновению страха, ибо противоречит воспринятому тобой, и ты почувствуешь атаку на себя. Это рождает гнев. Есть правила, следуя которым такой реакции возможно избежать. Но поначалу, покуда ты только учишься слушать, подобное непременно происходит.

4. (2) В течение дня, в спокойную минуту размышлений, напомни себе снова, каким бы ты хотел увидеть этот день, какие чувства испытать, каким событиям произойти, какого рода опыт пережить. Скажи себе:

2Если я воздержусь от собственных решений, подобный день будет подарен мне.

Эти два приема, хорошо отработанные на практике, позволят тебе следовать советам без боязни, ибо они исключат сопротивление, которое впоследствии могло бы вылиться в проблему само по себе.

5. Конечно, временами ты снова будешь всё решать заранее. Тогда ответ твой спровоцирует атаку, если ты вмиг не приведешь в порядок мысли, не пожелаешь действенного ответа. Вне всякого сомнения, подобное произойдет, если ты не захочешь спокойно сесть и попросить совета. Иначе говоря, ты вынес решение один и не способен увидеть сам вопрос. Теперь необходимо быстродействующее восстановительное средство, прежде чем снова просить ответ.

6. (3) Припомни снова, какой тебе угоден день и согласись, что нечто, не принадлежащее ему, произошло. 3атем признайся, что ты сам по себе спросил и сам же обусловил свой ответ. Тогда скажи:

У меня нет вопросов. 5Я позабыл, что должен был решать.

Это нейтрализует поставленные тобой условия и позволяет ответу показать, каков, в действительности, был вопрос.

7. Старайся, невзирая на свое сопротивление, освоить это правило без промедлений. Ведь гнев уже заклокотал в тебе. Бо-язнь ответа, не совпадающего с тем, который предлагает твоя версия вопроса, растет, покуда ты уверен, что желаешь дня, в котором получаешь свой ответ на свой вопрос. Ты его не получишь, иначе он разрушил бы твой день, лишив тебя того, чего ты на самом деле хочешь. Это понять довольно трудно, если ты уже выбрал правила, обещающие тебе счастливый день. Подобное решение, однако, можно упразднить несложными приемами, которые ты в состоянии принять.

8. (4) Если твое сопротивление ответу настолько велико, что тебе не отказаться от своего вопроса, можно начать менять свое воззрение со следующей идеи:

2По крайней мере, я могу решить, что не доволен своими нынешними ощущениями.

Это тебе и близко и понятно; оно и подготовит почву для следующего простого шага.

9. (5) Решив, что ты недоволен своими нынешними ощущениями, легко продолжить:

2Поэтому я и надеюсь, что был неправ.

Это ослабит чувство противодействия и лишний раз напомнит, что помощь не навязывается тебе, что это ты ее желаешь и в ней нуждаешься, поскольку недоволен своими чувствами. Открывшаяся крохотная щель будет достаточной, чтобы позволить тебе сделать еще несколько шагов, необходимых для принятия помощи.

10. Ты достиг поворотного момента, ибо тебе открылось, как много ты выигрываешь, если твое решение было неверным. Покуда нет такого понимания, ты убежден, что счастье находится в прямой зависимости от правоты. Но доля здравого смысла, теперь доступная тебе, подскажет: гораздо лучше, если ты был неправ.

И. (6) Этой крупицы мудрости достаточно, чтобы уйти вперед. 3десь принуждения нет, но есть надежда получить желаемое. Ты говоришь с предельной честностью:

Я искренне желаю увидеть это по-иному.

Теперь ты изменил свою идею дня и помнишь, чего, в действительности, хочешь. Цель дня более не заслоняется безумным и упрямым желанием собственной правоты, в то время, как ты неправ. Таким путем готовность попросить ответ привносится в твое сознание, ибо конфликт уходит, когда прося желанного, ты видишь то, о чем просил.

12. (7) Этот финальный шаг — не что иное, как признание непротивления помощи. Это признание непредвзятого ума, еще не полностью уверенного, но согласившегося увидеть, что:

3Возможно к этому есть и иной подход. Что потеряю я, спросив?

Таким путем ты можешь задать осмысленный вопрос и получить осмысленный ответ. И ты не станешь противиться ответу, если увидишь, что именно тебе оказывается помощь.

13. Должно быть очевидно, что много легче получить счастливый день, если предотвратить приход несчастья. Для этого, однако, необходима практика в тех правилах, что оградят тебя от приступов страха. Когда это достигнуто, печальный сон суждения уходит навсегда. Покамест, однако, необходимо упражняться в правилах, способствующих его искоренению. То-гда давай вернемся к самому первому решению, предложенному здесь.

14. Мы говорили, что счастливый день надо начать с решимостью не принимать самостоятельных решений. Это уже само по себе представляется решением. Однако, ты не способен принимать самостоятельных решений. На самом деле, единственный вопрос — с чьей помощью ты их принимаешь. И это всё. Пер-вое правило, стало быть, не принуждение, а констатация простого факта. Что бы ты ни решал, ты не решаешь сам. Решения принимают либо с идолами, либо с Богом. 3а помощью ты обращаешься либо к антихристу, либо к Христу, и тот, кого ты предпочтешь, с тобой соединится и скажет, что нужно делать.

15. Твой день не складывается как попало. Он строится в зависимости от того, кого ты выбираешь себе в попутчики, и как твой друг, тобою выбранный советчик, воспринимает твое счастье. Прежде чем что-либо решить, ты всегда спрашиваешь совета. Это необходимо хорошо понять, чтобы не видеть принуждений или ограничения твоей свободе. Нету свободы от того, чему суждено случиться. Если ты думаешь иначе, ты неправ.

16. Второе правило подобно первому — не что иное, как факт. Ведь ты и твой советчик должны быть полностью согласны в том, чего ты хочешь прежде чем желание сможет осуществиться. Этим согласием и обусловлено происходящее. Его причиной обязательно послужит некий союз, либо со сном суждения, либо с Голосом Божьим. Решения эффективны только потому, что их не принимают в изоляции. Ведь со своим наставником вы принимаете решение и для тебя, и для всего остального мира. 3амысленный тобою день ты предлагаешь миру, ибо он станет именно таким, каким ты его просишь, и в мире укрепится власть тобою выбранного наставника. Чье царство для тебя сегодня явит мир? Какого рода день ты выберешь сегодня?

17. Нужны лишь двое пожелавших счастья в этот день, чтобы пообещать его целому миру. Нужны лишь двое, чтобы понять: они не могут принимать решений в одиночку, чтобы та радость, которой они просят, полностью разделялась. Ибо они познали основной закон, что наделит решенье силой и всеми его следствиями. Нужны лишь двое. Они объединятся до принятия решения. Пусть это будет единственным тебе напоминанием, и день твой станет таким, каким ты пожелал его, а получив его, тем самым ты его подаришь миру. Твое суждение изымается из мира твоим же собственным решением прожить счастливый день. И как ты получил его, так должен отдавать.

II. Свобода воли

1. Понятно ли тебе, что противление Святому Духу означает борьбу с самим собой! Он сообщает тебе твою волю, глаголет за тебя. В Его Божественности — твоя Божественность. Всё Его знание — твое и для тебя хранимо, чтобы через Него осуществлялась твоя воля. Всевышний просит тебя исполнить твою волю. И Он соединяется с тобой. Царство Свое Он не воздвиг один. И само Царство представляет лишь твою волю, где всё тварное — для тебя. Каждая искра жизни сотворена с твоего доброго согласия и сообразно твоему желанию. И каждая Господня Мысль лишь дожидалась твоего благословения ее рождению. Господь тебе не враг. Он большего не просит от тебя, чем слышать, как ты называешь Его "Другом".

2. Как замечательно осуществление собственной воли! В этом и проявляется свобода. Ничто другое не следует называть ее именем. Покуда не осуществится твоя воля, ты не свободен.

Разве Господь оставит Сына без того, что тот выбрал для себя? Дав тебе совершенный Свой Ответ, Бог поручился, что ты никогда не утратишь своей воли. В Его Ответе услышь сейчас напоминание о Его Любви, чтобы ты мог постигнуть свою волю. Бог не волит Своему Сыну быть узником того, чего тот не желает. И Он соединяется с тобой в желании твоей свободы. Противодействие Ему есть выбор против самого себя и предпочтение остаться связанным.

3. Снова взгляни на своего врага, коего ты предпочитаешь ненавидеть, а не любить. Ибо так зародилась в мире ненависть, так утвердилась в нем власть страха. Теперь услышь, как Бог с тобою говорит через Того, Кто есть и Божий Глас и твой, напоминающий, что ненавидеть, быть в плену у страха, в рабстве у смерти или ничтожной тварью, влачащей жалкий жребий свой — не в твоей воле. Воле твоей предела нет, ты не желаешь ограничивать ее. Всё, что в тебе, соединилось с Самим Богом в рождении всего творенья. Помни Того, Кто сотворил тебя и твоей волею сотворил всё. Каждая тварь тебя благодарит, ибо твоею волей рождена. Каждый свет Царства сияет только для тебя, ибо он в нем — твоею волей.

4. Какая у тебя причина гневаться в мире, только и ждущем освобождения через благословение твое? Если ты — узник, то не свободен и Господь. Ибо всё, что сделано тому, кого возлюбил Всевышний, сделано и Ему. Не думай, что сделав тебя со-творцом вселенной, Он пожелал связать тебя. Во веки вечные хранит Он твою волю безграничной. Мир этот ждет свободы, которую ты дашь ему, когда признаешь, что свободен сам. Но ты не дашь прощенья миру, покуда не простишь Того, Кто наделил тебя твоею волей. Ибо твоею волей дается свобода миру. Свободы нет отдельно от Того, Чью святую Волю ты разделяешь.

5. Бог просит тебя о спасении мира, ибо твоим спасением мир исцелен. И каждый на земле зависит от твоего решения, чтобы понять: над ним не властна смерть, поскольку он разделяет твою свободу так же, как разделяет твою волю. Воля твоя — исцелить его, а раз ты принимал решенье вместе с ним, он исцелен. И ныне Бог прощен, ибо ты выбрал увидеть в брате друга.

III. За всеми идолами

1. Идолы специфичны. Твоя же воля — универсальна, будучи беспредельной. Поэтому у нее нет формы и содержание ее невыразимо на языке форм. Идолы суть ограничения. Они суть вера в существование неких приносящих счастье форм, в то, что ограничением достижимо всё. Как если бы ты говорил: "Всего мне и не нужно. Вот эта маленькая вещь мне по сердцу; она-то для меня и станет всем". Но ты не удовольствуешься этим, поскольку в твоей воле сделать всё своим. Выберешь идолов — и ты напрашиваешься на потери. Выберешь истину— и всё твое.

2. Не формы ищешь ты. Какая форма заместит Любовь Бога-Отца? Какая форма заместит любовь в Божественности Бога-Сына? И что за идол в состоянии сделать двух из одного? Можно ли ограничить беспредельное? Ты не желаешь идола. Обладание им — не в твоей воле. Искомым даром Он тебя не одарит. Когда ты выбираешь желаемое по форме, утрачивается понимание его цели. Ты видишь свою волю внутри идола, тем самым низводя ее до специфичной формы. Но таковою не могла быть твоя воля, поскольку разделяемое всем творением не удовлетворится жалкими идеями или ничтожными вещами.

3. За поиском любого идола стоит тоска по полноте. Полнота, будучи безграничной, не имеет формы. Стремление стать полноценным, дополнить себя особой личностью или особой вещью подкрепляет убеждение, что некой формы в тебе недостает. Найдя ее, ты обретешь ту форму полноты, которая тебе приятна. Цель идола в том, чтобы ты не обратился за его пределы — к истоку веры в собственную неполноценность. Только если ты согрешил, такое было бы возможно. Ведь грех — идея, что ты совсем один и отстранен от целого. Поэтому поиски полноты необходимо вести вне сферы ограничений, наложенных тобою на себя.

4. Не идола ты ищешь. Того, что он, по-твоему, предлагает, на самом деле ты и желаешь, и правомерно требуешь. И в том тебе не может быть отказа. Та воля, полноты которой ты желаешь, есть Воля Божья и, будучи Его Волей, она дана тебе. Предвечный не знает форм. Он не дает ответа в терминах, лишенных смысла. И твоя воля не удовольствуется пустыми формами, созданными, чтобы заполнить несуществующую брешь. Не этого ты ищешь. Творение не дарит какой-то личности или какой-то вещи могущества дополнять собою Сына Божьего. К какому идолу нужно воззвать, чтобы он дал Господню Сыну то, что тот уже имеет?

5. Полнота есть функция Сына Божьего. Ему не надо ее искать. Превыше идолов его святая воля: быть только тем, что он уже есть. Ведь "большее нежели целое" — понятие бессмысленное. Если бы в Сыне Божьем случилась перемена, и он был низведен до некой формы и ограничен тем, чего в нем нет, он не был бы таким, каким его Единый сотворил. Какой же идол необходим ему, чтоб быть самим собою? Разве он мог отдать часть самого себя? Неполное не в состоянии сделать полным. Но в том, что спрошено воистину, отказа нет. Всё, на что есть твоя воля, тебе пожаловано. Не в форме, что не удовлетворила бы тебя, но в полностью прекрасной Мысли Сущего о тебе.

6. Того, чего не знает Бог не существует. То, что Он знает, существует вечно, неизменно. Ведь мысли длятся столько же, сколько и разум, их мыслящий. Разуму Божьему нет конца, и нет такого времени, когда бы Мысль Его отсутствовала или подверглась изменению. Мысли не умирают и не рождаются. Все они разделяют свойства своего творца и не имеют жизни, с ним раздельной. Все твои мысли — в твоем разуме, так же, как ты — в том Разуме, Что мыслил о тебе. И следовательно нет разрозненных частей в том, что пребывает в Божьем Разуме. Он — навсегда един, объединен навечно и покоен.

7. Кажется, будто мысли приходят и уходят. Но это означает только, что иногда ты их осознаешь, иногда нет. Мысль, что не помнилась, вновь рождена, вернувшись в твое сознание. Но будучи забытой, она не умерла. Она всегда присутствовала, только ты в этом не отдавал себе отчета. Мысль Бога о тебе не изменилась с ее забвением. Она осталась навсегда такою, какой была пред тем, как ты ее забыл, и будет в точности такой же, придя на память. Такою же она остается и в интервале забытья.

8. Помыслы Божий сияют вечно вне перемен. Они не ожидают своего рождения. Только радушного приема и воспоминаний ждут они. Мысль Божья о тебе похожа на звезду, сияющую неизменно на вечном небосклоне. Так высоко в Царство Небесное вознесена она, что те, кто вне его, о ней не знают. Но чистая и восхитительная, и неподвижная, она озаряет вечность. Такого не было момента, когда б она исчезла, когда бы свет ее померк или стал менее совершенным.

9. Знающие Отца знают и этот свет, ибо Он — вечный небосклон, хранящий свет навечно вознесенным и установленным надежно. Его нетронутая чистота безотносительна к тому, виден или не виден тот свет с земли. Небо держит его в своих объять-ях в надежном месте, столь же далеком от земли, как далека земля от Рая. Не расстояние и не время хранят звезду невидимой с земли. Те, кто стремятся к идолам, о ней не знают.

10. Мысль Божья о тебе — за сферою всех идолов. Не тронутая ни смятением, ни ужасами мира, ни снами о рождении и смерти, ни мириадами различных форм, в которые способен облечься страх, не потревоженная ничем, Мысль Божья о тебе осталась в точности такою, какой всегда была. Она уверенно покоится в столь совершенной тишине, что звуку битвы даже отдаленно туда не пробиться. 3десь сохранялась в безопасности твоя единственная реальность, не зная ничего о мире идолопоклонства, о мире, не ведающем Бога. Уверенная в собственной неизменности и пребывании в своем вечном доме, Мысль Божья о тебе не оставляла своего Творца, Который ей известен так же хорошо, как и она известна ее Творцу.

11. Где же быть Мысли Божьей о тебе, если не там же, где и ты? Разве твоя реальность от тебя отстранена и пребывает в мире, ей неведомом? Нет вне тебя ни небосклона вечного и ни звезды, светящей неизменно; нет вне тебя реальности. Разум Сына Небесного — на Небесах, ибо там Разум Отца и Сына соединен в творении, не знающем конца. Тебе присуща одна реальность, а не две. И осознать ты в состоянии не более одной. Твоей реальностью будет идол либо Мысль Божья о тебе. Не забывай тогда, что идолы должны хранить сокрытой твою сущность не от Господня Разума, а от твоего. В спокойствии блестит звезда и остается неизменным небо. Но ты, Сын Бога Самого, не отдаешь себе отчета в своей реальности.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!