Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






II. Возврат причины и следствия на их законные места



1. Нет следствий без причины, но и причины без следствий нет. Причину делают причиной следствия; Отца Сын делает Отцом. Следствия не творят своей причины, но обуславливают ее причинность. Так Сын дает Отцовство своему Творцу и получает дар, им отданный Ему. 5В силу того, что он — Господень Сын, он равно должен быть отцом, творящим так же, как сам был сотворен своим Отцом. Кругу творения нет конца. Его начало и конец — одно и то же. В самом себе, однако, он содержит вселенную всего творения, творения без начала и конца.

2. Отцовство есть творение. Любовь должна продолжиться. Ведь чистоту не ограничить. В природе невиновных — неограниченность, отсутствие барьеров и границ. Такая непорочность — не от тела. Ни в чем предельном ее нет. Тело способно исцелиться ее следствиями, такими же неограниченными как она сама. Но исцеление должно прийти всё целиком, поскольку разум уже не видят в теле, его невинность от тела далека и пребывает там же, где и всё исцеление. Где же тогда исцеление? Лишь там, где его причине отдаются ее следствия. Ибо недуг — нелепая попытка наделить следствиями беспричинное и сделать его причиной.

3. В болезни Божий Сын всегда стремится сделать себя своей причиной, не разрешая себе остаться Сыном своего Отца. Ради подобного несбыточного желания не верит он в себя как в следствие Любви, не верит, что в силу этого и сам он должен быть причиной. Причина исцеления есть всему единственная Причина. И у нее — всего лишь одно следствие. В этом признании беспричинность лишается последствий, и они более не видны. Разум в границах тела, мир других тел и каждое из них с отдельным разумом — всё это твои "творения"; ты — "иной" разум, и следствия твоего творения с тобой не схожи. Как их "отец" ты должен быть таким же как они.

4. Однако не случилось ничего, кроме того, что ты заснул и видел сон, в котором оказался чуждым самому себе и частью чьего-то сна. Чудо не пробудит тебя, а лишь покажет, кто есть сновидец. Оно научит тебя тому, что даже и во время сна есть между сновидениями выбор, зависящий от цели сна. Какие сны тебе желанней: сны исцеления или смерти? Сон уподоблен памяти в том смысле, что он являет тебе картину, увидеть которую ты пожелал.

5. В порожнем складе с открытыми дверями хранятся все обрывки твоей памяти и снов. Но если ты — сновидец, то ты по крайней мере понимаешь, что сам же создал сон, а потому способен принять и сон совсем иного рода. Но чтобы изменить суть сна, нужно сперва признать, что ты и есть тот, кто видит неприятный сон. Что этот сон есть следствие, вызванное тобою, что ты предпочитал не быть его причиной. В снах нападений и убийств ты — жертва в умирающем, сраженном теле. Но в снах прощения никто тебя не заставляет быть жертвой или страдать. Вот на подобные радостные сны и обменивает чудо твои собственные. Чудо не требует создания иного сна; тебе необходимо только признать в себе создателя того сна, который ты обменяешь на другой.



6. Мир этот беспричинен как всякий сон, когда-либо увиденный внутри него. В нем невозможны планы, равно как и доступные пониманию замыслы. Чего же еще ждать от беспричинного? Но если у мира нет причины, то нет и цели. Ты можешь быть причиной сна, но никогда не дашь ему реальных следствий. Ведь это изменило бы причину, что тебе абсолютно не под силу. Сновидец, хоть и не бодрствует, но и не знает, что он спит. Он видит иллюзию себя здорового или больного, счастливого иль угнетенного, но без устойчивой причины с обязательными следствиями.

7. Чудо устанавливает, что именно ты — сновидец, и содержание твоего сна неистинно. Это — решающая ступень в отношениях с иллюзиями. Никто не станет их бояться, поняв, что выдумал их сам. Страх сохранялся только потому, что некто видел себя образом во сне, а вовсе не автором собственного сна. Себя он наделяет следствиями, которые во сне приписывает брату. Лишь это ему представил его сон как доказательство осуществления его желаний. Так он, действительно, боится собственной атаки, но видит ее теперь как угрозу со стороны другого. Как жертва, он страдает от ее последствий, но не от их причины. Он — не зачинщик собственной атаки и неповинен в том, чему он сам — причина. Чудо не производит какого-либо действия, его единственная акция — показ сновидцу, что он ничего не натворил. То чего он боится, есть причина, не имеющая следствий, которые бы сделали ее причиной. И следовательно она никогда причиной не была.



8. Разделение началось со сна, в коем Отец лишился Своих Следствий, не в силах их удержать, поскольку Он более не был их Творцом. Во сне сновидец создал себя сам. Но созданное им обернулось против него же, взяв на себя роль собственного творца, принадлежавшую ему. И так же, как он ненавидел своего Творца, призраки в сновидении ненавидели его. Тело его — их раб, они его терзают, поскольку мотивы, им приписанные телу, они восприняли как свои собственные. И ненавидят тело за ожидаемое мщение. Именно мщение телу и подтверждает, что сновидец не есть создатель сна. Сначала следствие разъединяется с причиной, затем они меняются местами: становится причиной следствие и следствием — причина.

9. Это — финальный шаг в разделении; с него начнется движение в обратном направлении — к спасению. Этот последний шаг есть следствие случившегося ранее и показавшегося причиной. Чудо есть первый шаг в возвращении функции причинности причине, а не следствию. Ведь эта путаница и породила сон, и покуда она длится, пробуждение будет страшить. 3ов пробуждения не слышен, поскольку он воспринимается как призыв страха.

10. Как всякий другой урок, постичь который тебя просит Дух Святой, чудо предельно ясно. Оно показывает всё, что Он желает тебе познать и дает понять, что именно таких последствий ты желаешь. В Его прощающих снах следствия твоих снов отменены, и ненавистные враги воспринимаются друзьями, а их намерения — благими, враждебность их увидена беспричинной, поскольку они ее не создавали. А ты способен принять роль создателя их ненависти, поскольку видишь, что она не порождает следствий. Ты ныне освободился, по крайней мере, от этой части сна; нейтрален мир, а тел, что вроде бы еще снуют вокруг отдельно друг от друга, не следует бояться. И следовательно они — не больны.

11. Чудо возвращает причину страха ее создателю — тебе. Но в то же время оно показывает, что не имея следствий, она не может быть причиной, коль скоро функция причинности — иметь последствия. А там, где нету следствий, нет и причины. Так чудеса излечивают тело, показывая, что разум создал недуг, а тело подрядил быть жертвой или следствием им созданного. Но пол-урока не обучит всему уроку целиком. В чуде нет пользы, если ты только и постиг, что тело можно исцелить, ибо не этому уроку чудо послано учить. Урок же в том, что разум, считавший тело способным заболеть, был болен сам, проецируя вовне свою вину, не бывшую чему-либо причиной и не имевшую последствий.

12. Мир полон чудес. Стоят они в сияющем безмолвии бок о бок с каждым сном страдания и боли, греха и вины. Они — альтернатива сна и выбор стать сновидцем, а не отказываться от собственной активной роли в создании сна. Они суть радостные результаты возврата следствий любой болезни — ее причине. Тело освобождается, коль скоро разум признает: "Мне этого не причинили, всё это делаю я сам". И таким образом разум свободен сделать новый выбор. Начавшись здесь, спасение продолжится, меняя на обратный каждый шаг, спускавший тебя в бездну разделения, покуда все следы не пройдены, покуда лестница не убрана и сновидения мира не упразднены.

III. Согласие объединиться

1. То, что нас совершенно определенно ожидает по ту сторону спасения, — не наша забота. Ибо ты только что позволил свои начальные и неуверенные шаги направить вверх по лестнице, приведшей тебя к разделению, вниз. Чудо теперь твоя единственная забота. 3десь мы должны начать. Путь восхождения к пробуждению и окончанию сна, начавшись, станет безмятежным и простым. Когда ты примешь чудо, ты не добавишь свой страшный сон к тому, который уже снится. Не получив поддержки, сон поблекнет, рассеется без каких-либо последствий. Ведь только твоя поддержка и придавала ему силу.

2. Ни один разум не болен до тех пор, покуда другой разум с ним не согласится в том, что они разобщены. Следовательно, решение заболеть было решением обоюдным. Если же ты расторгнешь соглашение и осознаешь роль, которую играл, обращая недуг в реальность, другой разум не сможет спроецировать свою вину, лишившись твоей поддержки в восприятии самого себя обособленным и отстраненным от тебя. Так тело не воспринимается больным ими обоими с различных точек зрения. Объединение с братским разумом предотвращает причину болезни и воспринимаемых последствий. Исцеление — в той же мере эффект объединения разумов, в какой болезнь — итог разъединения их.

3. Чуду не свойственна какая-либо активность лишь потому, что разумы в единстве неделимы. Во снах же всё наоборот: разрозненные разумы предстают телами, раздельными и неспособными к объединению. Не позволяй же брату быть больным, ибо если он болен, то разделяя его сон, ты оставляешь его в нем. Он не увидел причины своего недуга там, где она есть, а ты не разглядел меж вами бреши, в которой недуг взращен. Так вы объединяетесь в болезни, чтобы осталась неисцеленной малая брешь, где тщательно »сохранена болезнь, лелеемая и поддерживаемая твердой верой, дабы не появился Бог, не перекрыл ее мостом, к Нему ведущим. Не прибегай к иллюзиям, борясь с Его приходом, ибо Его прихода ты желаешь более всего, что кажется манит тебя во сне.

4. С кончиной снов приходит конец и страху, любви же не существовало в мире снов. А брешь и впрямь мала. Но в ней восходят все семена чумы и каждого недуга, поскольку брешь — это желание оставаться отстраненным от единства. Кажет-ся, оно наделяет болезнь причиной, которая конечно, не является таковой. Цель этой бреши и есть причина, которой вызвана болезнь. Брешь создана, чтобы ты оставался отстраненным и в теле, воспринимаемом тобою как источник боли.

5. Причина боли — разделение, а не тело, которое есть просто результат. Но разделение — не более, чем пустое место, бездейственное, без содержания, без субстанции, как пустота в волнах, оставленная проходящим кораблем. Она исчезла, как только устремилась в нее вода, как только над нею сомкнулись волны. Где же теперь пространство между ними, когда сомкнувшись, они закрыли брешь, их ненадолго разделившую? Где основание для болезни, когда объединились разумы, чтобы закрыть ту небольшую брешь, в которой, казалось, всходили семена недуга?

6. Бог строит мост, но только в месте, чудом оставленном пустым и чистым. Семян недуга и стыда вины Ему не перекрыть, ведь Он не разрушает чужую волю, которую не сотворил. Позволь исчезнуть ее следствиям и не цепляйся за них судорожной хваткой, желая оставить при себе. Чудо сметет их прочь, освобождая место Тому, Кто пожелал прийти, построить мост для возвращения Сына Своего к Нему.

7. Считай серебряные чудеса и счастья золотые сны сокровищами, которые ты сохранишь в кладовой мира. Открыта дверь не для воров, но для твоих голодных братьев, что по ошибке приняли за золото сверкнувший камень, собрали груду снега, искрящегося серебром. 3а дверью у них не осталось ничего. Что же такое мир, если не крошечная брешь, воспринимаемая с целью разодрать на части вечность и поделить ее на годы, месяцы и дни? И что есть ты, живущий в мире, если не расколовшаяся вдребезги картина Господня Сына, каждый кусок которой замурован в отдельный и ненадежный кусочек глины?

8. Дитя мое, не бойся и чудесам позволь их светом озарить твой мир. В том месте, где между тобой и братом зияла небольшая брешь, ты с ним соединись. Тогда болезнь предстанет беспричинной. Сон исцеления лежит в прощении, мягко показывая, что ты не согрешил. Чудо не оставляет доказательства вины — свидетельства небывшему. В твоей сокровищнице оно оставит место, чтобы приветствовать и твоего Отца, и твое Я. Открыта дверь для тех, кто более не будет голодать, кто насладится пиром изобилия, раскинувшимся перед ними. И они встретятся с твоими званными Гостями, которых чудо пригласило к тебе прийти.

9. Пир этот не чета пирам из сновидений мира. Ведь здесь чем больше кто-то получает, тем больше остается остальным. Гости с Собой несут неиссякаемые запасы. Никто не обойден и не способен чем-то обойти другого. 3десь — пир, раскинутый Отцом для Сына и равно разделяемый с ним. В Их соучастии не появиться бреши, в которой иссякает изобилие. Голодные года сюда не вхожи, поскольку время не обслуживает тот нескончаемый пир. Ибо Любовь поставила свой стол в том самом месте, которое казалось отстраняло от тебя твоих Гостей.

IV. Великое единение

1. Принятие Искупления для себя означает отказ поддерживать чей-либо сон болезни или смерти. А это значит, ты не разделяешь его желания обособиться, не позволяешь обратить его иллюзии против него же. И равно ты не желаешь, чтобы они обернулись против тебя. Лишь так они не возымеют действия. А ты — свободен от снов о боли, ибо позволил брату просто быть. Если ты не окажешь ему помощи, то ты разделишь его боль, поскольку таково твое желание. И превратишься в образ его болезненного сна, а он — в образ твоего. И оба превратитесь в иллюзии, лишенные какого бы то ни было тождества. Ты можешь оказаться кем угодно и чем угодно, в зависимости от того, чей злобный разделишь сон. В одном не сомневайся: ты в гневе, поскольку разделяешь сны, исполненные страха.

2. Однако же есть способ найти определенность здесь и сейчас. Не соглашайся быть частью страшных снов, какую бы они ни принимали форму, ибо в них ты утратишь свое тождество. Но ты найдешь себя, не посчитав их своей причиной, навязывающей тебе последствия. Ты отстранен от снов, но не от грезящего их. Так ты разъединишь сон со сновидцем, соединясь с одним, другого отпустив. Сон — лишь иллюзия в разуме. Ты с разумом соединишься, но никогда — со сном. Именно сон тебя пугает, а не разум. Ты видишь их как одно и то же благодаря тому, что и себя считаешь сном. И что в тебе иллюзия, а что — реальность, ты не знаешь, не видя между ними разницы.

3. Так же как ты, твой брат себя считает сном. Не разделяй его иллюзий о нем самом, ведь твое тождество зависит от его реальности. Думай о нем скорее как о разуме, в котором всё еще упорствует иллюзия, но как о братском разуме. Он брат тебе не тем, что ему видится во сне; он брат тебе не телом — "героем" его сна. Реальностью своею он тебе брат, как ты своей реальностью — брат ему. Твой разум и его соединились в братстве. Лишь кажется, что его тело и его сны создали узкую расщелину, где твое тело и твои сны объединены с его.

4. Но меж твоим и братским разумом пространства нет. Соединиться с братом в его сне — значит его не встретить, поскольку сны разъединяют вас. Освободи его, просто затребовав свои права на братство, а не на сны, исполненные страха. Дай ему осознать, кто он таков, лишив его иллюзии твоей веры, иначе ты и сам уверуешь в свои иллюзии. Тогда и он не освободится, и ты останешься привязан к его снам. Страшные сны будут преследовать тебя в узкой щели, полной иллюзий, которые ты поддержал в разуме брата.

5. Не сомневайся: если ты исполнишь свою часть, он выполнит свою, ибо с тобою он соединится там, где ты есть. Не призывай его ко встрече в узкой расщелине между вами, иначе ты поверишь, что она — твоя реальность и — его. Ты его роли исполнять не можешь, но это ты и делаешь, когда становишься пассивною фигурой в его снах, вместо того, чтоб оставаться сновидцем своих собственных. Отождествление в снах бессмысленно, поскольку в них сновидец и сон едины. Кто разделяет сон, сам должен быть тем сном, поскольку в соучастаи рождается причина.

6. Разделяя путаницу, ты пребываешь в полном замешательстве, поскольку в бреши нет устойчивого я. Всё одинаковое видится различным, поскольку то же самое предстает несхожим. Сны брата — твои сны, если ты им позволишь быть твоими. Но если ты изымешь свои сны, он станет полностью свободен и от твоих, и от своих собственных снов. Твои сны суть свидетели его снов, его сны подтверждают подлинность твоих. Однако если ты увидишь фальшь своих, исчезнут его сны, и он поймет, чем обусловлен его сон.

7. Святой Дух — в разуме твоем и брата, и Он — Един, поскольку нет пространства, отделяющего Его Единство от Него. Брешь между вашими телами не важна, ведь сочетавшееся в Нем не разлучить. Никто не болен, если другой принял свое единство с ним. И ничьему желанию стать больным и отчужденным разумом не продержаться без свидетеля или причины. То и другое исчезает, если кто-либо изъявляет волю соединиться с ним. Он видит сны о том, что он был отчужден от брата, который не желая разделять те сны, оставил место между ними незанятым. Отец приходит, чтобы соединиться с Сыном, с которым соединился Святой Дух.

8. Функция Святого Духа — собрать осколки и вновь из их мозаики составить целостную картину Божьего Сына. Эту святую картину Сына, полностью исцеленного, протягивает Он каждому отдельному фрагменту, возомнившему себя всей картиной. Каждому из них Он предлагает его Тождество, представленное всей картиной, вместо убогого осколка, который тот упрямо считал собою. Увидев ту картину, он узнаёт себя. Если ты не станешь разделять со своим братом его тщетный сон, эту картину чудо поместит в малую брешь, очищенную от семян недуга и греха. 3десь примет Бог Своего Сына, поскольку Сын был милостив к себе.

9. Я славлю тебя, Отче, зная, что ты придешь и перекроешь любую малую расщелину между осколками Твоего святого Сына. Святость Твоя, целокупная и совершенная, — в каждом из них. Они едины, ибо всё, что ни есть в одном из них, — есть во всех. Как свята каждая песчинка, когда в ней узнается часть целостной картины Сына Божьего! Формы осколков ничего не значат. Ведь целое содержится в любом из них. И каждый аспект Сына Божьего таков же, как и любая его часть.

10. Соединяйся же не с сновидением брата, но с ним самим; а там, где ты соединишься с Сыном, пребудет и Отец. Кто ищет замещений, зная, что ничего не потерял? Кому желанны "блага" болезни, если он получил простое счастье, принесенное здоровьем? Что даровал Господь нельзя утратить, а что не от Него не порождает следствий. Что же тогда воспринимается тобой в границах бреши? Больные семена родятся верой в то, что разделение приносит радость, что отказаться от него было бы жертвой. Чудо же есть следствие отказа видеть в расщелине то, чего в ней нет. Твое желание отказаться от иллюзии — вот всё, что просит Исцелитель Сына Божьего. Чудо исцеления Он поместит туда, где прорастали семена недуга. И никакой потери не произойдет, всегда будет прирост.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!