Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






VI. Свет Святых взаимоотношений



1. Желаешь ты свободы телу или разуму? То и другое вместе получить нельзя. Что для тебя ценнее? Что из них — твоя цель? Ибо одно ты видишь средством, другое — целью. Одно должно служить другому, вести к его главенству и увеличивать его значимость преуменьшением своей. Средства служат цели, а с достижениемцели их ценность уменьшается, сходя на нет когда исчерпанна их роль. Каждый тоскует по свободе, старается ее найти. Но станет он ее искать лишь там, где, как он верит, есть свобода. Он посчитает, что это под силу либо телу, либо разуму; выбрав одно, он подчинит своему выбору другое, сделает его средством в поиске свободы.

2. Если выбрана свобода тела, то разум используется как средство в освобождении тела. Свобода тела, между тем, понятие бессмысленное, и разум предан служению иллюзиям. Подобная ситуация настолько противоречива и несбыточна, что у избравшего ее нет никакого представления о том, что же, в действительности, ценно. Но даже в этой глубочайшей и неописуемой путанице Святой Дух ждет в долготерпении, столь же уверенный в исходе, как Он уверен в Любви Творца. Он знает: это абсурдное решение принято тем, кто дорог сердцу Его Творца, как дорога любовь самой себе.

3. Пусть тебя не заботит, каким путем Он без труда меняет ролями цель и средства в том, что любимо Богом и чему Он желает свободы вечной. Так лучше будь признателен за то, что можешь послужить средством в осуществлении Его цели. Только подобное служение ведет к свободе. Чтобы служить подобной цели, тело должно восприниматься непорочным, поскольку непорочна сама цель. Отсутствие противоречий делает мягкий переход от средства к цели столь же легким, как замещение ненависти — благодарностью в прощающих глазах. Ты будешь своим братом освящен, пользуясь телом исключительно в служении безгрешным. И станет невозможно ненавидеть то, что служит с пользой тем, кого ты исцеляешь.

4. Эти святые отношения, прекрасные в своей невинности, могучие и светозарные, превосходящие своим сиянием свет солнца во сто крат и освещающие небо над тобой, выбраны твоим Отцом как средство осуществления Его Собственного плана. Будь благодарен, что эти отношения не служат плану твоему. Доверенное этим отношениям нельзя употребить во зло, и только то, что им дано, используется ими. Эти святые отношения имеют силу утешить любую боль безотносительно к ее внешней форме. Ни ты, ни брат твой на это не способны в одиночку. Всё исцеление — в вашей объединенной воле. В ней исцеление твое, и в ней ты принимаешь Искупление. А с твоим исцелением исцелено и всё Сыновство коль скоро едина ваша воля с братом.



5. Святые отношения не признают греха. Форма ошибки в них не замечается и здравомыслие, соединенное с любовью, тихо глядит на всё это смущение и просто отмечает: "То была ошибка". 3атем всё то же Искупление, тобою принятое в своих взаимоотношениях, исправит ошибку и заместит ее долей Царства Небесного. Слава тебе, позволившему подарить тот дар! Каждая часть Небес, тобою возвращенная, подарена тебе. И каждое пустое место в Царстве, которое ты заполняешь вновь принесенным Вечным Светом, сияет теперь тебе. ''Средства безгрешия не знают страха, неся в себе одну любовь.

6. Дитя покоя, свет пришел к тебе. Света, который ты в себе несешь, ты сам не узнаёшь, но будешь помнить. Кто может отказать себе в том видении, что он несет другим? И кто не распознает дара, который он позволил поместить в Царство Небесное через себя? Служенье доброе Святому Духу — служение себе. Ты, ставший ныне Его средством, должен любить всё, что любимо Им. То, что приносишь ты, есть твоя память о вечном. А в разуме, служащем вечному, не остается и следа того, что связано со временем. И ни одна иллюзия не в состоянии нарушить покоя отношений, что стали средством обретения покоя.

7. Глядя на брата взглядом всепрощения, объемлющего все его ошибки и ничего не оставляющего скрытым, какою же еще ошибкой и где бы ты не пренебрег? Какая форма отчаяния способна заслонить твой взгляд, мешая увидеть то, что есть за нею? В какой иллюзии ты не распознаешь ошибку, тень, сквозь которую проходишь без помех? Бог не допустит никаких препятствий тем, чья воля — Его Воля; они узнают, что воля их — Его, поскольку они служат Его Воле. И служат ей охотно. Возможно ли и долее задерживать воспоминание о том, что они такое?



8. Ценность свою ты разглядишь глазами брата, и каждый из вас освободится, узрев спасителя в том, кого он принимал за своего врага. Через подобное освобождение свободу обретет весь мир. Такова твоя роль носителя покоя. Ведь тыспросил о своей здешней функции и получил ответ. Так постарайся не изменить ее, не заместить иною целью. Эта и только эта цель

тебе дана. Прими ее и ей служи охотно, ведь то, как Дух Святой поступит с твоими дарами брату, кому Он их предложит, когда и где — зависит от Него. Он их подарит там, где они приняты радушно. Каждый из них послужит средством обретения покоя. И ни одна, пускай едва заметная улыбка или желание не замечать малейшую ошибку не потеряются ни для кого.

9. Что это, если не вселенское благословение: взирать с милосердием на то, что любит твой Отец? Продолжать прощение — удел Святого Духа. Оставь его Ему. Твоя забота — отдать Святому Духу то, что может быть продолжено. Не сохраняй же мрачных тайн, в которых для Него нет пользы, но предложи Ему пусть малые дары, которые Он продолжает вечно. Каждый твой дар Он обратит в могучую силу покоя. Он не отнимет его благость, никоим образом покой не ограничит. Он с ним соединит могущество, дарованное Ему Всевышним, чтоб каждый малый дар любви сделать для всех целительным источником. Любой, пусть самый малый дар твоему брату озаряет мир. О тьме не думай; отворотившись от нее, ты к брату поверни свое лицо. А тьму пускай развеет Тот, Кто знает свет и озаряет им каждую тихую улыбку доверия и веры, которыми ты брата своего благословил.

10. От постижения твоего зависит благоденствие мира. Только гордыня отрицает силу твоей воли. Ты полагаешь, что Божья Воля немощна? И это скромность? Ведь ты не видишь, что натворила эта вера. Ты видишь себя хрупким, уязвимым, легко уничтожимым, зависящим от милости врагов, во много раз тебя превосходящих, которым несть числа. Давай открыто поглядим на то, как родилась эта ошибка, ведь именно здесь захоронен тяжелый якорь, удерживающий страх перед Богом недвижимым и твердым, как скала. Таким он будет оставаться покамест существует эта вера.

11. Разве возможно напасть на Сына Божьего, не нападая на его Отца? Разве Сын Божий хрупок, слаб, легко уничтожим, в то время как подобных характеристик лишен его Отец? Тебе не видно, что каждый грех и каждое проклятье, тобой воспринятые и оправданные, есть нападение на твоего Отца. Вот почему подобного не происходило, вот почему всё это нереально. Однако ты не видишь в том своих деяний, поскольку видишь разделенными Отца и Сына. А разделенными ты должен видеть Их благодаря своему страху. Ведь нападение на другого или на себя кажется много безопасней, нежели атака на великого Творца вселенной, Чья мощь тебе известна.

12. Будучи нераздельным с Богом и признавая свое единство с Ним, ты мог понять, что Его могущество — твое. Но о том тебе не вспомнить, покуда в любой атаке ты видишь смысл. Нет оправдания никакой ее форме: любая ее форма полностью бессмысленна.Атаку можно оправдать только в том случае, если ты и твой брат разобщены друг с другом и с Творцом. Только тогда возможно напасть на часть творения и не затронуть всё творение целиком, напасть на Сына, но не на Отца, и на другого, не задев себя; только тогда возможно повредить себе, оставив невредимым кого-то другого. Вот какой веры ты желаешь. Но в чем же ее ценность, если не в твоем желании остаться невредимым в нападении? Атака ни опасна, ни безопасна. Она — немыслима. По той причине, что вселенная едина. Ты бы не выбрал нападение на ее реальность, когда бы тебе не было так важно увидеть ее отдельно от ее создателя. И показалось, что любовь смогла и убояться, и напасть.

13. Только несхожие друг с другом способны нападать. Из этого ты заключаешь, что раз ты в состоянии напасть, ты и твой брат отличны друг от друга. Святой же Дух дает тому иное толкование. 4Колъ скоро нет различий между тобой и братом, ты не способен нападать. То и другое заключение — логический исход. Придерживаться можно либо того, либо другого, но не обоих вместе. Чтобы решить, какое положение истинно, нужно ответить на один вопрос: есть разница между тобой и братом или нет? С позиций твоего нынешнего понимания, она вроде бы есть, и следовательно ты способен нападать. Из всех возможных альтернатив эта выглядит наиболее естественной и согласной с твоим опытом. Поэтому чтобы узнать, что же, в конце концов, естественно и истинно, тебе необходим опыт иной и более соотносимый систиной.

14. А это и есть функция твоих святых взаимоотношений. Ибо какими будут мысли одного, таков же будет опыт другого. И что бы это значило, кроме того, что разумы едины? Гляди без страха на счастливый этот факт и не считай его тяжелым бременем. А с радостью его приняв, ты осознаешь свои взаимоотношения как отражение союза между Творцом и Его Сыном. Нет разделения в разумах, исполненных любви. Каждая мысль в одном радостна для другого, поскольку они — одно. Радость безгранична, ведь каждая сияющая любовью мысль продолжает свое бытие и увеличивает в творении саму себя. 3десь нет различий, ибо любая мысль подобна ей самой.

15. Свет, сочетающий тебя и брата, сияет всей вселенной и сочетая вас, соединяет вас с Творцом. В Нем всё творенье слито воедино. Разве ты станешь жалеть, что более в одиночку не дрожишь от страха, когда твои взаимоотношения научат тебя тому, что в них — могущество любви, в которой страх немыслим? Так не старайся вместе с этим даром сберечь частичку эго. Дар отдан, чтобы им пользоваться, а не затенять его. Всё то, что учит твоей неспособности разъединять, отрицает эго. Пусть истина решит, есть ли различие между тобой и братом, пусть она даст тебе свой истинный ответ.

 

Глава 23 ВОЙНА ПРОТИВ СЕБЯ

Введение

1. Ужели ты не видишь, что безгрешие есть антипод и хрупкости и слабости? Сила — в невинности и ни в чем ином. Без-грешные не знают страха, поскольку грех любого рода — слабость. Показом силы атака маскирует уязвимость, которую она не в состоянии скрыть, ибо разве сокроешь нереальное? Тот не силен, у кого есть враги, а тот, кто не считает, что они у него есть, не нападает. Стало быть, вера в наличие врагов есть слабость, а слабое не есть Господня Воля. Слабость противоречит Господней Воле, так обращаясь в "недруга" Всевышнему. И Бог страшит как противоборствующая воля.

2. Какой нелепостью становится подобная война против себя! Ты посчитаешь, что всё, используемое в служении греху, способно повредить тебе и стать твоим врагом. Поэтому в попытке его ослабить ты станешь с ним бороться, а посчитав удачной свою атаку, вновь нападешь. И станешь в той же мере страшиться того, на что напал, в какой любить всё воспринятое безгрешным. Тот мирно странствует, кто странствует безгрешно путем, которым его ведет любовь. Шествуя рядом, она ограждает его от страха. И видит он вокруг себя одних безгрешных, тех, кто не в состоянии напасть.

3. Иди ж со славою, не убоявшись зла, и голову держа высоко. Невинные сохранны потому, что разделяют свою невинность. Ни в чем они не усматривают вреда, поскольку осознание истины освобождает всё от иллюзии ущерба. То, что им прежде казалось пагубным, ныне сияет в их невинности, освобожденное от страха и греха, радостно возвращенное любви. Они разделяют могущество любви, поскольку видят непорочность. И каждая ошибка исчезает; они ведь не заметили ее. Кто ищет славы, ее найдет там, где она есть. А где ж еще ей быть, как не в невинных?

4. Пусть же ничтожные помехи не низведут тебя до малости. В невинности немыслимо влечение к греху. Подумай, каким счастливым миром ты идешь с истиною подле себя! Не променяй сей мир свободы на вздох неслышный мнимого греха или на дуновение влечения к вине. Ужели ради сих бессмысленных помех ты Рай оставишь? Твоя судьба и цель — за их пределами, в кристально чистом месте, где малости не существует. Осуществление твоей цели идет вразрез с ничтожностью любого рода. И так оно идет вразрез с грехом.

5. Пусть никакая малость не введет во искушение Сына Божьего. Слава его — за гранью всякой малости; она безмерна и вневременна, как вечность. Пусть время не изменит твое видение Сына Божьего. Не оставляй его в соблазнах, испуганного и одинокого, но помоги ему над ними вознестись и воспринять тот свет, которого он часть. Твоя невинность осияет путь его невинности и таким образом останется сохранной и защищенной в твоем сознании. Ибо кто, зная свою славу, воспримет себя немощным и ничтожным? Кто может трепетать от страха в этом жутком мире, осознавая, что осиян Небесной славой?

6. Всё, что вокруг тебя, есть часть тебя. Гляди на всё с любовью и различай во всем Небесный свет. Так ты научишься понимать всё, что даровано тебе. В добром прощении засияет мир, и всё, что виделось когда-либо греховным, вновь будет истолковано как часть Небес. Как замечательно идти очищенным, счастливым и искупленным по миру, горько нуждающемуся в искуплении, которым одарит его твоя невинность! Раз-ве есть что-либо более ценное для тебя? Ведь здесь твое спасение и свобода. Но чтобы увидеть мир частью Небес, прощение должно быть полным.

I. Непримиримые убеждения

1. Память о Боге входит в тихий разум. Она не явится туда, где есть конфликт, поскольку, находясь в войне с самим собою, разум не помнит об извечной доброте. Средства войны — не средства мира, и в памяти воителей отсутствует любовь. Война немыслима без убежденности в победе. Конфликт в тебе предполагает веру, что эго обладает силой победить. 3а-чем еще ты стал бы с ним себя отождествлять? бесспорно, ты осознал, что эго воюет с Богом. И что у эго определенно нет врага. Но так же несомненно и навязчивое убеждение эго в обратном, в наличии врага, которого необходимо одолеть, в чем оно, несомненно, преуспеет.

2. Неужто непонятно: война против себя была бы просто войною с Богом? Возможна ли победа? Но даже если она возможна, желал бы ты ее? Ведь смерть Единого, осуществись она, твоей бы стала смертью. Победа ль это? Эго всегда стремится победить, поскольку убеждено в возможности триумфа над тобою. Всевышний думает иначе. И вовсе это не война, а безрассудная идея, что мыслимо напасть на Божью Волю, отнять у нее трон. Ты волен отождествлять себя с подобною идеей, но всё равно она — не более чем безумие. Страх воцаряется в безумии, и уже кажется, будто он вытеснил любовь. Такова цель конфликта. А те, кто посчитают эту цель осуществимой, сочтут реальными и средства достижения ее.

3. Не сомневайся: ни Божья встреча с эго невозможна, ни твоя. Вроде бы вы встречаетесь и заключаете нелепый свой союз на целиком бессмысленной основе. Ибо в основе ваших представлений — тело, избранный дом эго, в которое ты веришь как в свой дом. Вы встретитесь по недоразумению из-за ошибки в твоей самооценке. Эго соединяется с иллюзией тебя, которую и ты с ним разделяешь. Иллюзии при этом не объединяются. Они — одно и то же, и все они — ничто. Объеди-няются они в своей никчемности; две иллюзии столь же бессмысленны сколь тысяча или одна. А эго, будучи ничем, соединяется ни с чем. Победа, которой ищет эго, также бессмысленна, как и оно само.

4. Брат мой, война против себя почти окончена. Странствие завершается там, где есть покой. Разве не примешь ты покой, предложенный здесь? Твой "враг", с которым ты сражался как с нарушителем покоя, здесь, на твоих глазах, преображается в подателя его. ^'Противником" твоим был Самолично Бог, Кому неведомы конфликт, атака или триумф любого рода. Тебя Он любит любовью совершенной, любовью целокупною и вечной. Война Божьего Сына со своим Творцом — столь же нелепое состояние, как если бы природа, разгневавшись на ветер, вдруг возвестила, что он отныне — не часть ее. Разве под силу ей осуществить подобное? Так же и ты не волен устанавливать, что следует считать твоею частью, а что должно быть с тобою врозь.

5. Война против себя учит Сына Господня, что он — не он, не Сын его Отца. Для этого необходимо изгладить Отца из памяти. Жизнь тела действительно изгладила Его из памяти, и если ты себя считаешь телом, то ты поверишь, что забыл о Нем. Но истина не забывает самое себя, и ты не позабыл о том, кто ты такой. Только нелепая иллюзия собственного я, жажда триумфа над своею сущностью о том не помнит.

6. Война против себя — ни что иное, как битва двух иллюзий, борьба за то, чтобы их сделать разными, и вера в то, что победившая иллюзия и будет истинной. Но нет конфликта между истиною и иллюзиями. Иллюзии неотличимы друг от друга. Обе иллюзии — ложны. Поэтому их форма неважна. То, что их создало — безумно, и они навсегда останутся частью их создавшего. Безумие не опасно для реальности, никоим образом не влияя на нее. Иллюзии не торжествуют над истиной, ничем не угрожают ей. Реальность, отрицаемая ими, не есть их часть.

7. То, что ты помнишь, есть часть тебя. Ибо ты должен быть таков, каким тебя Всевышний сотворил. Истина не сражается с иллюзиями, иллюзии не борются против нее. Они воюют исключительно между собой. Будучи фрагментарными, они разъединяют. Но неделима истина, далекая от их ничтожных посягательств. Ты вспомнишь всё, что знаешь, когда поймешь, что не способен быть в конфликте. Одна иллюзия себя способна воевать с другою, однако битва двух иллюзий есть состояние, в котором ничего не происходит. Нет победителя и нет победы. Истина по-прежнему сияет вне конфликта, не тронутая им, в неизреченной тишине покоя Божьего.

8. Конфликт всегда — между двумя силами. Ведь он не возникает между силой и ничем. На что бы ты ни нападал, всё это — часть тебя. И нападая на нее, ты порождаешь две иллюзии себя, которые находятся в конфликте. Так происходит, когда ты на любое творение Божие глядишь с каким угодно чувством кроме любви. Конфликт пугает, ибо в нем — зарождение страха. Но порожденное ничем, не обретет реальности в сражении. 3ачем же заполнять свой мир конфликтами с самим собой? Позволь всё это упразднить и обратись в покое к памяти о Боге, по-прежнему сияющей в твоем мирном разуме.

9. Смотри, как быстро исчезает конфликт иллюзий, когда его приносят к истине! Он видится реальным до тех пор, покуда воспринимается войной враждебных истин; более истинной и более реальной окажется, конечно, победившая; она отныне властелин другой и менее реальной иллюзии, что сделана иллюзией победою над ней. Итак, конфликт есть выбор между двумя иллюзиями, чтобы одну из них считать реальной, другую, побежденную, презреть. В конфликте никогда не помнят об Отце. Но ни одна иллюзия не в силах вторгнуться в Отчий дом и разлучить Отца с тем, что Он любит вечно. А то, что любит Он, должно быть в тишине, в вечном покое, поскольку это — Его дом.

10. Ты, Им возлюбленный, — не иллюзия, ты свят и истинен, как Он. Покой твоей уверенности в Нем, как и в самом себе, есть дом для Вас обоих, живущих нераздельно как один. Открой же настежь дверь Его святой обители, позволь прощению вымести следы той веры в грех, что делает бездомными Отца и Сына. В Его обители ты — не пришелец. Приветствуй брата в доме, куда в покое безмятежном поместил его Отец и где Он пребывает вместе с ним. Иллюзиям нет места там, где царит любовь оберегая тебя от всего неистинного. Ты пребываешь в покое, столь же беспредельном, как и его Творец, где всё даровано без исключения всем помнящим о Нем. Дом Его охраняет Дух Святой, чтоб нерушимым оставался покой дома сего. »

11. Каким же образом место отдохновения Господня вдруг ополчилось бы на самое себя, стараясь одолеть Того, Кто в нем живет? Вообрази, что происходит, когда Господень дом себя воспринял "разделившимся сам в себе"? Алтарь исчез, и свет померк, а храм Святого Твоего преобразился в вертеп греха. И помнить нечего, за исключением иллюзий. Конфликт между иллюзиями возможен только в силу их различия по форме. Они действительно воюют, чтобы установить, какая же из форм правдивей.

12. Иллюзия встречается с иллюзией, истина — сама с собой. Встреча иллюзий ведет к войне. Покой же, глядя на себя, себя продолжит. Война — условие, рождающее страх, который разрастается, стремясь к главенству. Покой — такое состояние, в котором живет любовь, делясь собою. Покой и конфликт — антиподы. Там, где находится один, не может быть другого; куда направился один, оттуда исчез другой. Так память о Предвечном омрачена в тех разумах, что стали полем брани для иллюзий. Но за пределами бессмысленной войны сияет эта память, готовая явиться в тот самый миг, когда ты примешь сторону покоя.

II. Законы хаоса

1. "Законы" хаоса возможно вынести на свет, но их нельзя понять. 3аконы, управляющие хаосом, бессмысленны, и следовательно выпадают из сферы здравого смысла. Однако, они кажутся помехой и здравомыслию, и истине. Давай же, поглядим на них спокойно, чтобы проникнуть взором за их пределы, понять не их претензии, а суть. Необходимо разобраться в том, для чего они нужны, поскольку их единственная цель — обратить истину в бессмыслицу и на нее напасть. Вот каковы законы, правящие в мире, созданном тобой. А вместе с тем они ничем не правят и попирать их нет нужды; нужно взглянуть на них и, их минуя, уйти за их пределы.

2. Первый закон хаоса утверждает, будто истина у каждого своя. Как и другие подобные законы, этот гласит, что все разобщены, что каждому присуще его собственное мышление, которое и отличает его от остальных. Родился подобный принцип из веры в иерархию иллюзий; в то, что одни из них ценнее, нежели другие и, следовательно, истиннее остальных. Каждый учреждает свою собственную иерархию ценностей и утверждает ее истинность атакой на ценности другого. Это оправдывается тем, что ценности различны, а обладатели их видятся несхожими и стало быть врагами.

3. Теперь смотри, как это всё, кажется, нарушает первый принцип чудес. Ведь иерархия ценностей учреждает степени подлинности в иллюзиях, создавая видимость более легкой преодолимое™ одних в сравнении с другими. Если понять, что все иллюзии одинаковы и в равной мере ложны, будет гораздо легче осознать, что чудеса соотносимы со всеми ними в равной мере. Ошибки любого рода исправимы, коль скоро они неистинны. Соотнесенные с истиной, а не друг с другом, ошибки просто-напросто исчезнут. Любая часть "ничто" способна устоять перед истиной не более, чем иная.

4. Второй закон хаоса, лелеемый всеми почитателями греха, гласит, что каждый непременно грешен и следовательно заслуживает и нападения, и смерти. Этот принцип, тесно связанный с первым, требует не исправления ошибок, а наказания за них. Ведь гибель совершившего ошибку ставит его вне возможности ее исправить и простить. Своим проступком он на себя навлек необратимый приговор, который и Самому Всевышнему не отменить. Грех непростителен будучи убеждением, будто Божий Сын способен совершать ошибки, караемые только смертью.

5. Подумай, как это на первый взгляд сказывается на отношениях Отца и Сына. Сдается, Им никогда уже опять не стать единым целым. Ибо один должен всегда судить другого. Теперь они различны, они — враги. Ныне их отношения — противостояние, подобно встрече разных аспектов Сына Божьего не для объединения, а для того, чтобы войти в конфликт. Один аспект становится слабее, другой — сильней победою над ним. И страх перед Всевышним, и боязнь друг друга вдруг предстают осмысленными и обращенными в реальность тем, что Сын Господень причинил обоим, себе и своему Творцу.

6. Гордыня, на которой основаны законы хаоса, нигде не выступает очевиднее, чем здесь. Это - принцип, который определяет, каким надлежит быть Творцу реальности, что Ему ду- , мать, во что верить и как, согласно своей вере, поступать. Даже и мысли нет о том, чтоб у Него спросить об истинности установленного для Него в качестве веры. Сын Его может известить Его об этом, и у Единого есть выбор: поверить Сыну или ошибиться. Что непосредственно приводит к третьему абсурдному закону, увековечивающему, как может показаться, хаос. Ведь если Бог не ошибается, Он должен принять Сыновнее представление о Сыне и ненавидеть его за это.

7. Теперь заметь, как этот третий принцип усугубляет страх перед Единым. Теперь уже к Нему с невзгодами не обратишься. Теперь Он стал "врагом", причиной всех страданий, и бесполезно обращение к Нему. Но избавления не найти и в Сыне, каждый аспект которого видится с Ним в войне, оправданным в своей атаке. Так неизбежным и недоступным для Божьей помощи становится конфликт. Ведь ныне спасение несбыточно, ибо спаситель превратился во врага.

8. Ныне ни выхода нет, ни избавления. Так мифом оборачивается Искупление; возмездием, а не прощением — Божья Воля. Оттуда же, где всё это началось, нет и намека на действенную помощь. Лишь разрушение видится исходом. И кажется, Сам Бог склоняется к тому, чтоб Сына одолеть. Не думай, будто эго даст тебе возможность избежать того, чего само оно желает страстно. В том — функция данного курса, не наделяющего ценностью то, что столь дорого для эго.

9. Для эго ценно только то, что оно отнимает. Это ведет к четвертому закону хаоса, который, если приняты все остальные, должен быть правдой. Этот воображаемый закон есть убеждение, будто ты владеешь тем, что у другого отобрал. Тогда его потеря становится твоим приобретением, и уже нет возможности понять,что ничего и никогда ни у кого, кроме себя, нельзя отнять. Однако к тому должны вести все остальные законы. Ибо противники не отдают чего-либо друг другу добровольно и не стремятся поделиться тем, что сами ценят. А то, что твои недруги скрывают от тебя, должно быть ценным и достойным обладания, коль скоро от тебя его скрывают.

10. Здесь раскрываются все механизмы безрассудства: "враг" ставший сильным через сокрытие бесценного наследия, которое должно принадлежать тебе; твоя позиция, твоя атака, оправданные тем, что у тебя отобрано, и неизбежные потери, которые необходимо понести врагу для твоего спасения. Так заявляют о своей "невинности" виновные. Не вынуди их к этой мерзостной атаке беспринципное поведение врага, они бы отвечали с исключительною добротою. Но в этом хищном мире добрым не сдобровать, поэтому они и вынуждены отбирать, чтобы у них не отобрали.

11. Здесь возникает смутный, безответный, пока еще "не объясненный" вопрос. Что это за драгоценность, бесценная жемчужина и тайное сокровище, которое необходимо вырвать в праведном гневе у вероломного, коварного врага? Должно быть, это нечто для тебя желанное, чего ты не нашел еще. Теперь тебе становится "понятной" причина по которой ты еще не нашел его. Оно отобрано твоим врагом и спрятано туда, где ты и не подумал бы его искать. Твой враг упрятал твое сокровище в собственном теле, превратив тело в укрытие своей вины и сделав его тайником, в который положил принадлежащее тебе. И следовательно, его вражье тело необходимо уничтожить, пожертвовать им, чтобы ты, наконец, вернул исконное свое. Его предательство заслуживает смерти, чтоб ты мог жить. А нападение твое есть просто вынужденная самозащита.

12. Чего ж ты так отчаянно желаешь, за что он должен поплатиться смертью? Разве уверен ты, что смертоносная твоя атака оправдана, покуда не понимаешь, для чего она? И здесь на "выручку" приходит последний закон хаоса. Он утверждает, что существует суррогат любви. Это магическое средство излечивает любую боль; оно — недостающий ингредиент в твоем безумии, который сделает его "благоразумным". Вот почему твоя атака необходима. Вот почему твое возмездие оправдано. Смот-ри же на разоблаченный, тайный дар эго, вырванный из тела брата твоего, упрятанный им туда из злобной ненависти к тому, кому сей дар принадлежит. Твой брат лишил тебя секретного ингредиента, который мог наполнить смыслом твою жизнь. А суррогат любви, рожденный ненавистью к брату, должно быть и есть твое спасение. И нет ему замены, и выхода другого нет. И все твои взаимоотношения имеют своею целью тот суррогат заполучить и сделать твоею собственностью.

В. То, чем ты обладаешь, никогда не станет полным. И никогда твой брат не прекратит атак в отместку за отнятое у него.

И Бог не остановится в своем возмездии вам обоим, ибо в Своем безумии Он должен заполучить сей суррогат любви, вас погубив. Ты, убежденный, будто идешь в рассудке здравом и твердой поступью по миру, в котором возможен смысл, подумай: вот принципы, на коих зиждется твоя "разумность". Вот принципы, благодаря которым и предстает такою твердой почва под ногами. И в них ты ищешь смысла. Эти законы ты создал для своего спасения. Они и придают устойчивость замене Царства Небесного, которую ты предпочел ему. В этом их цель; для этого они и созданы. Не стоит спрашивать, что они значат. Это само собою очевидно. Средства безумия всегда безумны. Так же ли ты уверен в том, что твердо осознал: их цель — безумие?

14. Безумия никто не ищет, никто не станет за него держаться, увидев его тем, что оно есть. 3ащитой ему служит вера в его истинность. В том-то и заключается функция безумия — заместить истину. Чтобы в безумие поверить, необходимо его увидеть истиной. А если оно — истина, то антипод его, бывший истиною прежде, ныне становится безумием. Такое превращение в свой антипод: безумия в благоразумие, иллюзий в истину, атаки в доброту, ненависти в любовь, убийства в благодеяние — и есть та цель, которой служат законы хаоса. Таковы средства, с помощью которых законы Бога предстают своими противоположностями. Сдается, будто принципы греха держат любовь в неволе и отпускают на волю грех.

15. На первый взгляд не скажешь, что цели, преследуемые этими законами суть хаос, ибо преображенные в свою противоположность, они приобретают видимость законов порядка. Мог-ло ли быть иначе? Хаос есть беззаконие, в нем полностью отсутствует закон. Чтобы в него поверить, необходимо его мнимые законы воспринимать реальностью. Их цель — безумие — нужно увидеть здравомыслием. И страх, с губами пепельными и незрячими глазами, слепой и ужасающий на вид, возводится на трон любви, ее хиреющий завоеватель, ее подмена и спаситель от спасения. Каким очарованием законы хаоса наделяют смерть! Так возблагодари героя, воссевшего на трон любви, спасшего Сына Божьего для страха и для смерти!

16. Как же становится возможной вера в подобные законы? Есть странный метод, предоставляющий подобную возможность. Мы с ним уже знакомы и кажется, неоднократно наблюдали в действии. В истине у него нет функции, но в снах, где на заглавных ролях — тени, он предстает весьма могущественным. 3аконы хаоса не вызывали бы доверия, не будь внимание их сосредоточено на форме, в полнейшем пренебрежении к содержанию. Ведь ни один из тех, кто верит в истинность хотя бы одного из тех законов, не понимает, о чем он гласит. Подчас закон принимает значимую с виду форму, но только и всего.

17. Разве какие-либо формы убийства не означают смерти? Раз-ве атака, в какой угодно форме, похожа на любовь? Разве какая-то из форм проклятия может служить благословением? Кто, отняв силу у своего спасителя, найдет спасение? Так пусть же никакая форма атаки на твоего спасителя не обманет тебя. Пытаясь повредить своему брату, немыслимо себя спасти. Разве возможно укрыться от атаки, оборотив ее против себя? Имеет ли значение форма, в которую облечено безумие? Только суждение сокрушает самое себя, осуждая то, что, по его собственному утверждению, оно желало бы спасти. Не обманись безумием, рядящимся в красивые одежды. То, что имеет целью твою гибель — тебе не друг.

18. Ты продолжаешь настаивать на том (уверенный, что так оно и есть), что не веришь сим бессмысленным законам и им не повинуешься. Когда ты узнаёшь их суть, вера в них кажется немыслимой. Брат мой, именно в них на самом деле ты и веришь. Иначе как воспринимал бы ты их форму с подобным содержанием? Может ли быть жизнеспособной какая-то из этих форм? Но ты в законы эти веришь благодаря их форме, не узнавая содержания. А содержание не меняется. Разве, подмалевав скелету губы, нежа и балуя его и нарядив в красивые одежды, ты оживишь скелет? И разве удовлетворит тебя иллюзия того, что ты живешь?

19. Вне Царства Божьего нет жизни. Жизнь — только там, где сотворил ее Господь. В любом, отличном от Царства Небесного состоянии жизнь есть иллюзия. В лучшем случае, она увидена как жизнь, в худшем — как смерть. Однако то и другое суть представления о безжизненном, аналогичные в своей ошибочности и по отсутствии в них смысла. Жизнь вне Царства Божьего немыслима, а что не в Царстве, то — нигде. Вне Царства — только конфликт иллюзий, бессмысленный, несбыточный и неразумный, но вместе с тем воспринимаемый как вечная преграда к Небесам. Иллюзии суть формы. Их содержание — ложь.

20. Все до одной иллюзии подчинены законам хаоса. Формы иллюзий — в вечном противоречии, и кажется, что это дает возможность считать одни из них ценней других. Но каждая из них покоится на убеждении, будто принципы хаоса и есть принципы порядка. Каждая иллюзия поддерживает эти законы полностью и предлагает определенное свидетельство в пользу их подлинности. Формы атаки, более легкие с виду, не менее убедительны по своему свидетельству или по результатам. Ил-люзии, бесспорно, рождают страх благодаря идеям, лежащим в их основе, а не своею формой. А недостаток веры, отданной любви, в какой угодно форме, свидетельствует хаосу как реальности.

21. За верой в грех должна последовать вера в хаос. Эта последовательность кажется логичным и важным шагом в упорядочении мыслей. Шаги к хаосу следуют в большом порядке от своего начала. Каждый из них — новая форма успешного превращения истины в свой антипод, всё глубже уводящая в пучину страха, прочь от истины. Не думай, что один какой-то шаг меньше другого или же, что с какого-то из них вернуться легче. Полное отпадение от Царства заключено в каждом из них. И где твое мышление началось, там ему суждено и кончиться.

22. Брат мой, не делай даже шага на пути к падению в ад. Ведь сделав один шаг, ты в остальных не распознаешь сути. А остальные неминуемо последуют. Атака, в какой угодно форме, уже поставила твою ступню на очень крутую лестницу, уводящую из Рая. Однако всё это можно изменить в одно мгновение. Но как тебе узнать о том, что же ты выбрал: лестницу в Рай или дорогу в ад? Довольно просто. Что ты ощущаешь? Есть ли покой в сознании твоем? Уверен ли, каким идти путем? Не сомневаешься ли, что твоя цель — Царство Небесное — достижима? Если ответ твой "нет", ты шествуешь один. Тогда своего Друга попроси примкнуть к тебе и дать тебе уверенность в верности избранного пути.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!