Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ШКОЛА И СЕМЬЯ КАК ПАРТНЕРЫ В ВОСПИТАНИИ ДЕТЕЙ РИСКА



ГЛАВА 1

СОВРЕМЕННАЯ СЕМЬЯ В ЗЕРКАЛЕ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО И ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО

АНАЛИЗА

Реализация социальной функции коррекционно-развивающе-го образования диктует необходимость специального внимания к положению ребенка в семье, к выстраиванию партнерских отношений с нею в целях воспитания полноценного, социально адаптированного гражданина. Необходима помощь семье в преодолении тех недостатков в развитии детей, которые осложняют процесс их учения и социализации. При этом помощь школы как профессионально подготовленного субъекта воспитания предполагает знание закономерностей жизнедеятельности семьи и связанных с ними особенностей воспитания детей.

Отмечается множество типологий семей в зависимости от оснований, выбираемых для их построения.

В основе одной из наиболее распространенных типологий семей с позиций социологического анализа лежит дифференциация их по типам семейной структуры, в рамках которой рассматриваются нуклеарные и расширенные семьи. Структурные различия этих двух семейных групп обусловлены присутствием в нуклеар-ных семьях представителей только двух поколений (родители плюс дети). В расширенных семьях возможно проживание представителей старшего поколения (дедушек, бабушек) или других родственников.

Существует достаточно обоснованное утверждение о более высоких воспитательных возможностях расширенной семьи по сравнению с нуклеарной. Это мнение базируется на особенностях образа жизни в каждой из указанных семейных групп. Известно, что в семьях с несовершеннолетними детьми (т. е. в семьях, напрямую осуществляющих воспитание как функцию) чаще всего оба родителя заняты в сфере общественного труда, т. е. зарабатывают день-

ги. Отсюда крайне ограниченные возможности родителей для общения с детьми и решения воспитательных задач. Присутствие дедушек и бабушек в расширенной семье позволяет компенсировать этот недостаток за счет каждодневных непосредственных контактов детей с представителями старшего поколения. Имеются социологические исследования, подтверждающие, в частности, более успешное осуществление нравственного воспитания в расширенной семье, когда передача семейных ценностей происходит не по схеме «родители —> дети», а непосредственно от бабушек и дедушек детям. С другой стороны, присутствие в семье пожилых, слабых представителей старшего поколения формирует в детях чувство сопереживания, сознание своей нужности для оказания им помощи и поддержки.



Наличие бабушек и дедушек способствует решению еще одной проблемы воспитания, особо значимой для детей младшего школьного возраста. Появляются возможности повышения семейного контроля — базовой составляющей в процессе социализации ребенка. Сегодня во многих общеобразовательных учреждениях ликвидирована практика продленного дня для младших школьников. В результате родители имеют лишь приблизительное представление о том, где и чем занят их ребенок после школьных занятий. Соответственно растет статистика детского травматизма, дорож-но-транспортных происшествий с участием детей. Наличие в семье представителей третьего поколения позволяет повысить их защищенность.

Еще одно основание, по которому производится типологиза-ция семей, — это число детей. Различают семьи однодетные, двухдетные и многодетные. Наиболее благоприятные материальные условия для воспитания детей имеет сегодня однодетная семья. В современной России, где, по данным социологических опросов, 67 % населения живет за гранью бедности, материальный фактор в значительной степени определяет воспитательный потенциал семьи.



Достаточно напомнить, что стоимость содержания ребенка в дошкольных образовательных учреждениях такова, что лишь 54 % семей имеют возможность пользоваться ими. Что касается дополнительных услуг образовательных учреждений, то их оплачивают от 10 % семей в Орловской области до 60 % семей в Ханты-Мансийском автономном округе.

Есть и другие плюсы в воспитании единственного ребенка: он постоянно получает подтверждения любви и усиленного внимания к себе, растет в атмосфере полной самодостаточности и уверенности в себе. Однако эти, безусловно, положительные проявления родительских чувств в своей крайней форме могут привести (и часто приводят) к формированию эгоцентричного типа лич-

ности ребенка с завышенной самооценкой и неоправданно высокими притязаниями. Столкновение такого ребенка с реальностью приводит его к неприятному открытию: внесемейный социум не признает его права на исключительность. В кругу сверстников он такой же, как все дети его возраста — не хуже, не лучше. Этот первый жизненный урок нередко приводит к стрессовой ситуации, следствием которой становится деформация психики ребенка. Формируются негативные черты характера (агрессия, неспособность строить общение с детьми, низкая адаптивность). Развиваются неврозы, проявляющиеся в разных формах: от истерических приступов до депрессий, от болей головных, в области живота до удуший и рвоты. Довольно распространены в таких семьях отказы ребенка идти в детский сад, школу. Не находя признания своей особой значимости у сверстников, ребенок теряет интерес к их обществу, избегает контактов с ними.

Таким образом, однодетная семья, предлагая ребенку максимум условий для развития, в то же время создает почву для ряда значительных провалов воспитания, связанных с гиперопекой, избыточной любовью, отсутствием необходимой требовательности и дисциплины.

Обратимся теперь к двухдетной семье. Безусловно, двухдетная семья имеет более серьезные материальные трудности в сравнении с однодетной. Однако в целом воспитательный климат в такой семье в большей мере соответствует формированию психологически здоровых, социально адаптированных детей. С первых сознательных шагов в жизни ребенок в такой семье воспринимает свою роль еще одного ребенка в данной семейной группе. Складываются совершенно иные качественные характеристики личности, отличные от детей, растущих в однодетных семьях: толерантность, способность к сотрудничеству, умение уступать, альтруизм, взаимная поддержка. Здесь отсутствует почва для формирования эгоцентризма, личной исключительности, нетерпимости. Все проблемы обеспечения жизнедеятельности ребенка решаются с учетом потребностей и проблем его брата (сестры). Таким образом, двухдетная семья лучше решает задачу подготовки детей к взаимодействию с внешним миром, с другими людьми, лучше осуществляет социализацию личности.

Логично было бы предположить, что в трехдетной (по российским нормативам — многодетной) семье эта функция осуществляется наиболее эффективно. Известны исторические примеры: многодетность семьи всегда определяла четкие ориентации детей на труд, способствовала развитию чувства ответственности, взаимной поддержки и т. д. Однако законы логики оказываются бессильны перед законами экономики: в условиях ограниченных материальных возможностей средняя российская семья вынуждена

сокращать рождаемость. Многодетность становится уделом по большей части неблагополучных семей, злоупотребляющих алкоголем, наркотиками, ведущих беспорядочную сексуальную жизнь В результате дети, рожденные в такой семье, растут в не соответствующих общественным нормам социальных и гигиенических условиях. С точки зрения воспитания эти дети растут в ситуации риска, обусловленной уже изначально фактом их рождения в неблагополучной семье.

Широко распространена группировка семей по признаку наличия обоих супругов: полная и неполная семья. Такая группировка дает большие возможности для анализа результатов воспитательной деятельности семьи в зависимости от участия в этом процессе только одного или обоих родителей. По данным микропереписи 1994 г., в России в каждой пятой семье с несовершеннолетними детьми отсутствует один родитель. Число неполных семей составляет 5,2 млн, причем 98 % их составляют семьи материнские (мать плюс ребенок).

Образованию неполных семей в первую очередь способствуют разводы: на 100 зарегистрированных браков в России приходится 59 разводов. Другая причина возникновения неполных семей — чрезвычайно высокая смертность мужчин трудоспособного возраста, большей частью по неестественным причинам (отравление, производственные травмы, военные действия и т.д.). Статистика сегодня такова: лишь около 56 % мужчин в стране доживает до 60 лет.

Неполная семья в этом случае представляет собой группу «мать (вдова) плюс ребенок (частично сирота)». Психологи на основании многочисленных наблюдений утверждают, что существует качественное различие в воспитании детей в неполной семье в зависимости от ее генезиса (причины образования). Так, дети, потерявшие одного из родителей в результате его смерти, демонстрируют гораздо меньше негативных проявлений в развитии, чем дети разведенных родителей. У последних превалирует фактор низкой самооценки («меня бросили, значит, я недостоин любви»), практически отсутствующий у детей первой группы. В неполной семье с матерью-вдовой значительно слабее выражается извечный конфликт поколений «родители—дети», как правило, отсутствует характерная для семьи развода агрессия ребенка, направленная на одного или обоих родителей.

Еще один путь образования неполных семей — рождение детей вне брака. Число таких детей неуклонно возрастает. В 1996 г. в России родилось в незарегистрированном браке 22,77 % общего числа родившихся; в 1997 г. этот показатель достиг 24,99 %, а в 1998 г. — уже 26,44 %.

Поскольку неполные семьи имеют столь массовое распространение в обществе, остановимся подробнее на воспитательных осо-

бенностях этой семейной группы. При этом, говоря об отличиях воспитания в неполной семье, будем иметь в виду в качестве базовой для сравнения полную семью.

Положение неполной семьи характеризуется в целом более низким материальным достатком. В среднем по регионам России 60,9 % от всех неполных семей составляют «бедные», т. е. такие, в которых доход на одного члена ниже стоимости потребительской корзины.

Медики отмечают существенные различия в образе жизни неполной семьи по сравнению с полной. Эти различия определяются основными факторами риска здоровья: статистически значимой частотой наличия в неполной семье вредных привычек (курение, употребление алкоголя), социально-бытовой и жизненной неустроенностью, несоблюдением гигиенических норм жизни, самолечением и т. п.

Наблюдаются также ощутимые различия в психологическом здоровье детей из полных и неполных семей. Проведенное нами в школах Подмосковья социологическое исследование показало, что дети в неполных семьях значительно реже детей из полных семей хотели бы быть похожими на отца: его уход из семьи ведет к отчуждению ребенка, к формированию негативного, порой даже враждебного отношения к покинувшему семью родителю. Особенно драматичными представляются ответы школьников из неполных семей, категорически не желающих быть похожими ни на одного из родителей (39 %). Для этих детей вполне подходит социологический термин, определяющий их статус и душевное состояние: «социальное одиночество».

Одним из показателей эффективности семейного воспитания является то, как часто дети обращаются к родителям за советом, помощью. На основании этого показателя составляется представление об авторитете родителей в глазах детей. В неполных семьях по сравнению с полными значительно сокращается частота выбора детьми отца в качестве советчика по жизненно важным вопросам: разведенный отец территориально и личностно далек от ребенка.

Дети в неполной семье имеют заниженные познавательные установки, более низкую, чем в полной семье, школьную успеваемость и слабо выраженные стремления к достижениям. Из этого следует более низкий уровень получаемого образования, последующая занятость в малоквалифицированном труде, а значит, низкий материальный достаток.

Дети из неполных семей демонстрируют высокий уровень тревожности, не свойственный для несовершеннолетних, имеющих обоих родителей. Их постоянно сопровождает страх потерять единственного оставшегося с ними родителя — опекуна и кормильца.

Учитывая преимущественно материнскую модель неполной семьи (мать плюс ребенок), проследим, как проявляются в ней особенности воспитания детей разного пола. Отсутствие отца в семье лишает мальчика мужского образца для подражания, усложняет его самоидентификацию. С переходом ребенка в отроческий возраст проблема поиска мужского эталона поведения обостряется. Мальчик ищет достойный образец вне семьи: из числа либо своих сверстников, либо посторонних взрослых мужчин. Известно, что авторитеты среди ровесников выбираются по принципу либо большей физической силы (стремление уйти под его защиту), либо большей развязности, асоциальное™ (источник новой ненормативной информации). Что касается чужого взрослого мужчины, то интерес с его стороны к ребенку нередко носит негативный характер: мальчик становится объектом использования в каких-либо неблаговидных целях (корыстных, сексуальных и т. п.). Понимая потребность мальчика в мужском эталоне идентификации, одинокая мать пытается компенсировать сыну этот недостаток изменением своей родительской роли на более суровую, авторитарную. Однако такая стратегия отношений с сыном приводит к дополнительным нежелательным результатам: женщина не в состоянии совмещать материнскую функцию любви, терпимости и теплоты с отцовской, основанной на мужской строгости и требовательности. В результате мальчик лишается не только отца, но и матери. Эмоциональное состояние мальчиков в неполной семье более проблемное, чем у девочек; оно связано с ощущением личностной изоляции. Мальчики в неполной семье чаще испытывают чувство одиночества и трудности в общении, чем девочки или дети в полных семьях.

Для девочки отсутствие в семье отца также чревато серьезными последствиями, так как в ее сознании не создается реалистического представления о мужчинах. Интерес девочки к противоположному полу деформируется. Особенно это заметно с переходом в отроческий возраст: либо девочка демонстрирует полное неприятие мужского общества, либо ее поведение приобретает излишне сексуализированные формы. Такие поведенческие девиации девочки объясняются недостатком навыков общения с представителями противоположного пола.

Издержки воспитания детей в неполной семье негативным образом сказываются на результатах социализации. Это подтверждает статистика, согласно которой 37 % от общего числа стоящих на учете в подразделениях по предупреждению правонарушений несовершеннолетних воспитываются в неполной семье. По другим источникам, до 40 % детей, помещенных в центры временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей, имеют только одного родителя.

Неполная семья может стать отправной точкой для создания полноценной семейной группы в результате повторного брака. Повторный брак родителя обычно приводит к серьезному эмоциональному стрессу ребенка, который протекает весьма болезненно. Происходит вторичное после развода родителей изменение семейных ролей. Тогда в результате развода один из родителей покинул семью, и это потребовало длительной адаптации ребенка к новым жизненным условиям. Теперь в результате повторного брака родителя в семье появился чужой взрослый на правах отчима (мачехи). Такое изменение жизненной ситуации часто вызывает негативные поведенческие проявления у детей: ревность, игнорирование, грубость, повышенную тревожность. Дети испытывают беспокойство, что отец или мать перестанет любить их, переключит свое внимание на нового члена семьи. Особенно тяжело происходит приспособление новых мужей (жен) в семьях с детьми-подростками от первого брака. Известны свойственная подросткам категоричность, бескомпромиссность суждений, что не способствует налаживанию отношений с новыми взрослыми в семье.

Очень осложняет психологический климат во вновь создаваемой семье необходимость совместного проживания детей от разных родителей. Часто в этом случае возникают острая конкуренция между детьми, обида и озлобленность на своего родителя, уделяющего внимание чужому ребенку. Отчимы и мачехи обычно стремятся проявлять равную любовь к родным и неродным детям. Но и те и другие замечают только знаки внимания к противоположной стороне, что сильно обостряет внутрисемейные отношения.

Дополнительным травмирующим фактором для детей от первого брака становится рождение у супругов совместного ребенка в новой семье. Это естественное явление возбуждает в сводных детях скрытую ревность, отчуждение, способствует снижению их самооценки, вызывает дополнительные трудности общения с родителями и сверстниками. По данным зарубежных исследований, 20 % детей с низкой самооценкой воспитываются в семьях, где родители вступили в брак повторно.

Повторный брак родителей является одним из распространенных факторов отклоняющегося поведения у детей подросткового возраста. Исследователи многократно отмечали повышенную склонность детей из неполных и повторных семей к таким вредным привычкам, как курение, алкоголь, наркотики.

Следующее основание типологизации семей — социальная однородность супругов; по этому показателю различают гомогенные (однородные) и гетерогенные (неоднородные) семьи. Социальная однородность может проявляться через разные демографические характеристики: профессию, место жительства, возраст, образова-

ние, национальную принадлежность, религию и т. д. Наиболее существенное влияние на воспитание детей оказывают такие характеристики супругов, как национальность и религия. Прежде всего следует иметь в виду, что неоднородность брачных партнеров по этим признакам обусловлена различиями субкультур их родительских семей, в которых они родились и выросли. Образ жизни родительской семьи существенно влияет на формирование семейной идеологии человека в собственной семье. В ситуациях супружеских конфликтов часто возникают сюжеты использования одним из супругов национальной или религиозной принадлежности другого супруга в спекулятивных целях. Выраженные вербально и в присутствии детей, эти аргументы могут глубоко травмировать ребенка — носителя обеих субкультур и одинаково любящего отца и мать. Семейные коллизии с использованием в негативных целях элементов религиозной или национальной неоднородности несомненно относятся к запрещенным приемам в воспитательной практике родителей.

Еще одна типология семей — по занятости членов семьи: полностью — частично занятая — семья безработных. Безработица родителей как фактор воспитания детей оказывает негативное влияние в двух качественно различающихся планах. С одной стороны, безработные родители не в состоянии объективно предоставить детям необходимую материальную базу для полноценного развития. Такая семья живет за гранью бедности, ограничивая свои потребности лишь биологическим выживанием. С другой стороны, безработные родители имеют мало шансов для утверждения своего авторитета перед детьми. Как правило, дети считают таких родителей неудачниками, не способными преуспевать в новых социальных условиях, найти свою социальную нишу. В 1998 г. в России была зарегистрирована 901 тыс. безработных, имеющих на иждивении несовершеннолетних детей. Таким образом, можно говорить о большой категории семей, воспитательный потенциал которых нарушен в связи с экономическими трудностями.

Несколько более оптимистично можно оценить положение семей с частично занятыми родителями. Частичная занятость предполагает либо не полный рабочий день (и соответственно сокращенную оплату), либо случайные заработки, либо занятость одного супруга при незанятости другого. При этом в настоящее время в стране существует тенденция незанятости одного из супругов, которая не носит добровольного характера, а является вынужденной. Особенно часто такая ситуация наблюдается с женской незанятостью: в связи с вытеснением женщин из сферы общественного труда они пополняют отряд женщин экономически активного возраста, занятых домашним хозяйством. С точки зрения воспитания детей пребывание женщины-матери дома не сле-

дует оценивать однозначно. С одной стороны, у матери появляется дополнительные возможности участия в воспитании ребенка. С другой стороны, эмпирически доказано, что мать-домохозяйка часто пользуется меньшим авторитетом в глазах детей, так как они не считают ее достаточно компетентной во внедомашних жизненных вопросах.

Наконец, при полной занятости обоих супругов в семье также возникают воспитательные проблемы, которые рассматривались выше при анализе нуклеарной семьи.

Существует еще одна типология семей, связанная с отношением родителей к труду. Основанием этой типологии служит степень включенности родителей в профессиональную деятельность. Выделяются два типа такого отношения: каждый из супругов ориентирован на профессиональную карьеру (двухкарьерная семья) или в семье делается ставка на карьерные достижения одного из супругов (монокарьерная). Чаще всего в российской семье реализуется монокарьерный тип, при котором предпочтение традиционно отдается карьерным достижениям мужа-отца. Соответственно такой тип семьи воспроизводит преимущественное участие матери в воспитании детей. Участие отца в воспитании сведено здесь к минимуму: он глава семьи, зарабатывает деньги, принимает участие в решении важных вопросов семейной жизни. Следует отметить, что в последние годы супруги стали решать проблемы выбора ведущей карьеры в семье более гибко. Теперь зачастую можно встретить семьи, где первостепенной признается карьера жены (обычно в случае ее более высокого материального преуспевания). Тогда второстепенная родительская роль — ведения домашнего хозяйства и воспитания детей — становится прерогативой отца-мужа.

Двухкарьерный тип семьи воспроизводится в семьях, построенных по принципу демократических отношений, где каждый супруг осознает себя личностью и занят самореализацией. Воспитание детей в таких семьях может осуществляться успешно при условии помощи со стороны старших, родителей.

Широко применяется типология, характеризующая семью по уровню социального благополучия: благополучная и проблемная. С проблемной семьей все ясно: это семья, не выполняющая своих основополагающих социальных функций (в том числе и по воспитанию детей). Что касается благополучных семей, то необходимо иметь в виду, что в силу известной закрытости, автономности жизнедеятельности семьи имеющиеся в ней признаки неблагополучия далеко не всегда становятся достоянием гласности. Иногда лишь после каких-либо явных негативных проявлений, выходящих за рамки дома, становится известным истинный характер отношений в семье.

Покажем наиболее типичные модели современной семьи с позиций доминированного психологического климата (А. С. Спива-ковская, 1986).

Внешне спокойная семья. В такой семье супруги испытывают друг к другу только чувство долга, окрашенного скукой и неудовлетворенностью. В семье царит атмосфера мрачной подавленности, безысходности, каждый из взрослых занят сугубо своими проблемами и тайным ожиданием разрыва отношений при благоприятном сочетании обстоятельств (новый роман или достижение детьми совершеннолетия). В такой семье ребенок также живет в ситуации напряженности, с чувством опасности и тревоги. Эта постоянная нагрузка на нервную систему ребенка сказывается на его успехах в школе, проявляется в неадекватных поведенческих реакциях.

Вулканическая семья. В такой семье супруги постоянно выясняют отношения, расходятся, сходятся, скандалят, ненавидят друг друга, с тем чтобы вскоре снова жить в мире и согласии. В полярные переживания родителей втягиваются дети. Диалектику взрослых отношений им постичь не дано. Возникают эмоциональные перегрузки, постоянный страх перед крушением семьи. Нарушение стабильности детского мира рождает невротические реакции, отклонения в развитии ребенка.

Псевдосемья. В этой семье происходит переадресовка ролей воспитания. Авторитарная, часто достаточно молодая бабушка выполняет роль матери. Вся стратегия воспитания ребенка, его эмоциональные связи узурпированы одним лицом — бабушкой. Мать в этой семье берет на себя скорее роль отца, проявляя излишнюю требовательность и принципиальность. Отец, оказавшись в роли «третьего лишнего», не принимает участия в жизни семьи или уходит из нее. Подобное одностороннее женское влияние искажает нормальный ход эмоционального развития ребенка. Учитель должен быть очень внимателен, когда на родительские собрания вместо отца или матери приходят дедушка или бабушка.

Семья-крепость. Такая семья живет очень обособленно, уверенная в агрессивности и жестокости окружающего мира. Людей, «выходящих» на эту семью (друзей детей, соседей), расценивают как потенциальных носителей зла. Ребенку внушается вредность дружеских связей, его чувства блокируются, активность подавляется. Такая семейная атмосфера отрицательно сказывается на развитии ребенка. Дети становятся неуверенными в себе, безынициативными, целиком зависящими от более сильного лица. Иногда, наоборот, они становятся упрямцами, негативистами, проявляют полную несговорчивость, конфликтность поведения.

Чрезвычайно важным фактором для социализации ребенка является характер преобладающих отношений к нему со стороны взрослых членов семьи. Существуют семьи полные, но с психоло-

гической атмосферой, крайне неблагоприятной для развития ребенка, для его психического здоровья. Достаточно распространенным типом малоперспективных взаимоотношений взрослого и ребенка являются отношения, в основе которых лежит заведомое отрицание права ребенка на собственное «я». Условно назовем их отношениями дискриминации.

При отношениях дискриминации воспитатель воспринимает ребенка как свою собственность, данность, которой он распоряжается по собственному желанию и усмотрению. Этот тип отношений предполагает полное, безропотное подчинение ребенка взрослому. Ребенок не должен сомневаться, ему отказано в праве быть самостоятельным, допускать ошибки, не позволяется иметь свое мнение, возражать, спорить. В его поведении культивируется бездумное послушание, следование заданному взрослыми образу.

Такие отношения в семье могут выражаться в разной форме — быть излишне требовательными или достаточно доброжелательными, но воспитательная формула одна: «ребенок должен быть таким, каким я хочу его видеть». В излишне требовательном воспитании преобладают критика ребенка, чрезмерная строгость с использованием наказаний, в том числе физических, отсутствуют похвала, поощрения. При достаточной доброжелательности действия ребенка сопровождаются замечаниями, ироническими комментариями. Взрослые хотят добиться от детей успехов в любом деле (учении, музыке, спорте) без учета их интересов и реальных возможностей. Мелочный контроль за каждым шагом вырастает в систему запретов и неусыпного наблюдения за тем, чтобы ребенок не отходил от заданного идеала.

Отношения дискриминации предполагают полное пренебрежение к желаниям, склонностям ребенка, невнимание к его внутренним проблемам. В таких условиях возникает незримая стена духовного отчуждения. Ребенок может рассчитывать только на себя, у него нет надежды на участие, понимание и поддержку со стороны взрослых. Несомненно, такие условия жизни вызывают перенапряжение нервной системы и часто являются причиной психологических срывов. На неблагоприятную ситуацию одни дети отвечают робостью, боязливостью, притуплением чувства достоинства; другие дают реакцию гнева, агрессии, жестокости. Деформируется процесс естественной социализации ребенка, формирования целесообразного поведения в коллективе сверстников. Отсутствие возможности учиться на собственном опыте, разумно пользоваться свободой подавляет чувство ответственности, долга, самодисциплины.

Дискриминационный тип отношений с детьми абсолютно неприемлем. Родителям с властными характерами необходимо провести ревизию своего поведения, взять под контроль излишнюю

реактивность, резкость, нетерпимость, проявить самокритичность.

Отметим еще один вариант достаточно распространенных неблагоприятных отношений взрослого и ребенка, который можно определить как отношения вседозволенности. Такие отношения предполагают, что ребенок живет, как ему хочется, ведет себя, как ему заблагорассудится.

В отношениях вседозволенности выделяются две модели.

Первая — потворствующая гиперпротекция, воспитание по типу «семья с кумиром», «оранжерейное» воспитание.

Единственный, болезненный, последний или поздний ребенок растет в атмосфере безудержного обожания. Воспитатели предупреждают каждое его желание. Во имя ребенка совершаются чудеса жертвенности и самоотречения.

Отношения вседозволенности предполагают выполнение за ребенка всего того, что он мог бы и должен был бы выполнить самостоятельно. Мотив взрослых — оградить дитя от любых трудностей.

Воспитание, в основе которого лежат отношения такого рода, культивирует эгоцентрическое стремление ребенка всегда быть в центре внимания окружающих, ловить полные восхищения своей особой взоры, слышать хвалебные разговоры о себе, принимать подношения как знаки признания неординарности своей личности. Дети, находящиеся в таких условиях, при поступлении в школу не имеют необходимых навыков самообслуживания, плохо адаптируются в коллективе. Претендуя на командные роли, они вместе с тем плохо устанавливают товарищеские отношения, у них притуплено чувство товарищеской солидарности, умение считаться с интересами других. Малейшие неудачи порождают демонстра-тивность, унижение одноклассников, негативные оценки их. Ребенок считает себя несправедливо непризнанным, обвиняет всех в жестокости. Невозможность реализовать желаемое, ощущение себя неодобряемым, непринятым приводят к появлению тревожности, разнообразных невротических расстройств.

Другой вариант отношений вседозволенности — это воспитание при полной безнадзорности, при недостаточных контроле и заботе. В семьях, где родители находятся в конфликтных отношениях или злоупотребляют алкоголем, ведут аморальный образ жизни, ребенок растет без внимания и участия взрослых. Отношения отличаются крайним формализмом, иногда ограничиваются лишь материальной заботой (или и таковая отсутствует). Ребенок чувствует, что старшим он не нужен, им не до него. Скрытая гиперопека нередко сочетается с эмоциональным отвержением, воспитанием по типу «золушки». В результате дети бегут от раздражения или неприкрытой злобы взрослых на улицу. Обездоленные

ребята объединяются в группы, в которых они себя чувствуют легко и свободно. Бесцельное времяпрепровождение порождает беспечность, безответственность, асоциальное поведение.

ГЛАВА 2


Просмотров 655

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2020 год. Все права принадлежат их авторам!