Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






К ВОПРОСУ О ВОЗМОЖНОСТИ КОНКУРЕНЦИИ КОНДИКЦИОННОГО ТРЕБОВАНИЯ С ИНЫМИ ТРЕБОВАНИЯМИ О ЗАЩИТЕ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ



 

В науке гражданского права проблемным является вопрос относительно места кондикционного обязательства в системе охранительных правоотношений. Дискуссия возникает из-за положений, содержащихся в ст. 1103 Гражданского кодекса РФ1 (далее – ГК РФ). Превалирующей точкой зрения является признание субсидиарного характера кондикционного обязательства по отношению к указанным в этой статье требованиям: реституционному, виндикационному, деликтному и требованию одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством. Этой позиции придерживается Д.В. Новак2, Д.А. Ушивцева3 и др. Однако существуют и иные позиции. Следует установить соотношение кондикционного обязательства с каждым из отмеченных требований.

Говоря о недействительности сделки, необходимо отметить, что все полученное по такой сделке является неосновательным обогащением, т.к. отсутствует правовое основание для приобретения имущества. Принято считать, что для возврата неосновательно полученного имущества по недействительной сделке используется специальная защитная мера – реституция. Однако Н.Г. Соломина отрицает выделение реституции в качестве самостоятельной защитной меры4. Действительно, § 2 главы 9 ГК РФ5 закрепляет условия признания сделки недействительной, однако не содержит правил возвращения сторон в первоначальное положение. Думается, что такие нормы закреплены в гл. 60 ГК РФ, регулирующей кондикционное обязательство, и они подлежат непосредственному применению для возвращения сторон недействительной сделки в первоначальное положение.

Относительно соотношения кондикционного и виндикационного требований большинство ученых сходятся во мнении, что нормы о неосновательном обогащении могут быть применены лишь субсидиарно к виндикационному правоотношению. В литературе высказывается и иная позиция – кондикционное обязательство возникает во всех случаях незаконного владения, и потерпевший может выбирать иск, который будет предъявляться, либо виндикационный, либо кондикционный6. Данная точка зрения имеет право на существование, ведь даже Конституционный Суд РФ7 указывает, что ГК РФ - в соответствии с вытекающими из Конституции РФ основными началами гражданского законодательства (п. 1 ст. 1 ГК РФ) - не ограничивает гражданина в выборе способа защиты нарушенного права и не ставит использование общих гражданско-правовых способов защиты в зависимость от наличия специальных, вещно-правовых, способов; граждане и юридические лица в силу ст. 9 ГК РФ вправе осуществить этот выбор по своему усмотрению. Однако нужно взвешенно подходить к решению данной проблемы. Необходимо иметь в виду, что подобное толкование может привести к отказу в удовлетворении требований, если суд посчитает, что лицом выбран ненадлежащий способ защиты нарушенных прав.



Кондикционное и деликтное требования, безусловно, имеют существенные различия. Это касается оснований возникновения, личности должника, размера причитающегося пострадавшему возмещения. Однако даже суды зачастую не разграничивают данные правоотношения. Например, Пермский краевой суд8 и Новгородский областной суд9, рассматривая дело в кассационной инстанции, взыскали с ответчика неосновательное обогащения, возникшее в результате совершения преступления, по правилам кондикционного обязательства. Это может свидетельствовать о непосредственном, а не о субсидиарном применении правила гл. 60 ГК РФ в тех случаях, когда присутствуют все признаки деликтного правоотношения.

Наиболее интересным представляется положение п. 3 ст. 1103 ГК РФ. Данный пункт позволяет применить правила гл. 60 ГК РФ к требованию одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством. ВАС РФ10 разъяснил, что речь идет об имуществе, переданном именно в связи с обязательством, но не на основании его, например, передача товара сверх предусмотренного договором количества. Следовательно, данные отношения уже не регулируются заключенным сторонами договором, что свидетельствует о возникновении кондикционного обязательства. Это означает непосредственное, а не субсидиарное применения норм гл. 60 ГК РФ к рассматриваемому случаю.

Исходя из вышеизложенного, можно отметить, что существующая конструкция ст. 1103 ГК РФ некорректна. Если предположить, что данная статья допускает лишь субсидиарное применение правил гл. 60 ГК РФ к указанным в ней правоотношениям, то отсутствует смысл закрепления в ней пункта 3, который указывает на случай «чистого» кондикционного обязательства. Следовательно, необходимо исключить п. 3 из статьи 1103 ГК РФ, в противном случае следует допускать возможность непосредственного применения норм о кондикционного обязательстве к иным требованиям о защите гражданских прав.



 

 

Литература:

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая): Федеральный закон от 26.01.1996 № 14-ФЗ (ред. от 14.06.2012) // Собрание законодательства РФ. 29.01.1996. № 32. Ст. 410.

2. Новак Д.В. Неосновательное обогащение в гражданском праве. М.: Статут, 2010.

3. Ушивцева Д.А. Обязательства вследствие неосновательного обогащения: вопросы теории и практики. Тюмень: Слово, 2006.

4. Соломина Н.Г. К вопросу о соотношении требования о возврате неосновательного обогащения с требованием о возврате исполненного по недействительной сделке // Арбитражный и гражданский процесс. 2008. № 2.

5. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): Федеральный закон от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 11.02.2013; с изм. и доп., вступающими в силу с 01.03.2013) // // Собрание законодательства РФ. 05.12.1994. № 32. Ст. 3301.

6. Кархалев Д.Н. Кондикционное охранительное правоотношение: проблемы теории и законодательного обеспечения // Российский судья. 2009. N 12. С. 21 - 24.

7. Постановление Конституционного Суда РФ № 6-П от 21.04.2003 // Вестник ВАС РФ. № 6. 2003.

8. Определение Пермского краевого суда от 21.09.2011 по делу № 33-9597 // СПС «КонсультантПлюс».

9. Кассационное определение Новгородского областного суда от 21.09.2011 по делу № 2-1962/11-33-1915 // СПС «КонсультантПлюс».

10. Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении: Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 № 49 // Вестник ВАС РФ. 2000. № 3.

© Малышев А.В., 2013

 

 

Мальцев Н.М.

студент

Научный руководитель: к.ю.н., профессор Михайлов С.Г.

Пермский государственный национальный исследовательский университет

г. Пермь

К ВОПРОСУ О ФОРМИРОВАНИИ


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!