Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Завидная должность под солнцем



Сколько помнят себя люди, был среди них Учитель. Был, есть и будет, пока светит солнце. Судьба каждого живущего на земле человека хотя бы чуточку побывала в его руках. Теплыми лучами учительского сердца согрета наша много­страдальная планета. Все светлое в этой жизни от него — бескорыстного слуги Истины, Мудрости, Добра, Братства, Мира.

Только со временем, а потому очень поздно, начинаем мы понимать, что омрачающая в детстве нашу радость «ти­рания» учителей была направлена нам во благо. Ясно ви­дим — все наши успехи, равно как и неудачи, берут начало от колыбели, над которой стояли два самых близких чело­века — мать и учитель. Немногие должности на свете посо-перничают с учительской во влиянии на судьбы людей, го­сударств, всего человечества.

«Чти учителя, как Бога», — приказывал отец, отдавая сына в школу. Наставлению этому, хранящемуся в древне­египетских папирусах, более двух с половиной тысяч лет. Положение с тех пор несколько изменилось. Учитель стал доступнее, земнее, что ли. Но не изменилось его призва­ние — сеять разумное, доброе, вечное.

Уже в самые далекие времена обнаружилась железная закономерность: какие учителя — такое общество. Те госу­дарства в истории развития человеческой цивилизации вы­рывались вперед, где были лучше школы и учителя. Любое умаление роли учителя почти всегда заканчивалось плачев­но: государства хирели, нравы ухудшались. Скромный и незаметный учитель, но достаточно свести его с пьедестала и тем самым подорвать у людей веру в истину, личным пред­ставителем которой он выступает, как тут же поднимает го­лову и начинает свое разрушительное воздействие неве­жество, отбрасывая достижения цивилизации назад к пеще­рам. Крепись, учитель! Будь мужественным! Тебе не впер­вой вступать в смертельную схватку с мракобесием, кос­ностью, отсталостью, рутиной. Ты всегда на переднем крае, верный рыцарь Метиды!

Возможно, эти слова покажутся вам несколько высоко­парными. Мог бы автор сказать и помягче, поскромнее, что ли. Не согласен! Любые сравнения будут бледными и невы­разительными, когда речь идет о людях, заслуги которых перед человечеством нельзя ни измерить, ни переоценить. Разве не благодаря учителям мы познали Вселенную и са­мих себя? Разве не учитель Циолковский указал людям до­рогу в Космос? Разве не Сократ был учителем всего челове­чества? Или, может быть, это людовики, Ганнибалы, напо­леоны, македонские, ленины и Сталины вырвали народ из векового невежества? Достаточно в этой связи вспомнить хотя бы свидетельство небезызвестного Бисмарка: «Немец­кий народ воспитал немецкий народный учитель». Наши бисмарки так не скажут.



С огромной страстью подчеркнул роль русского учителя в обществе М. Горький: «Если бы вы знали, как необходим русской деревне хороший, умный, образованный учитель! У нас в России его необходимо поставить в какие-то особен­ные условия, и это нужно сделать скорее, если мы понима­ем, что без широкого образования народа государство раз­валится, как дом, сложенный из плохо обожженного кирпи­ча! Учитель должен быть артист, художник, горячо влюблен­ный в свое дело, а у нас — это чернорабочий, плохо образо­ванный человек, который идет учить ребят в деревню с та­кой же охотой, с какой пошел бы в ссылку. Он голоден, за­бит, запуган возможностью потерять кусок хлеба. А нужно, чтобы он был первым человеком в деревне, чтобы он мог ответить мужику на все вопросы, чтобы мужики признали в нем силу, достойную внимания и уважения, чтобы никто не смел орать на него... унижать его личность, как это делают у нас все: урядник, богатый лавочник, поп, становой, попечи­тель школы, старшина и тот чиновник, который носит название инспектора школ, но заботится не о лучшей постановке образования, а только о тщательном исполнении циркуля­ров округа...»

Да, все это было. Хорошо, что прошло. Прошло старое и пришло новое не без участия учителей. Среди них были са­мые великие, самые выдающиеся ученые и мыслители. До­статочно сказать, что в рядах русских учителей мы находим имена выдающихся писателей Державина, Крылова, Гоголя, Толстого, Тургенева, Гончарова, Некрасова и многих других.

Из глубины веков идут требования к учителю. Люди всег­да предъявляли к нему повышенный спрос, хотели видеть своего учителя свободным от всех земных недостатков.



В уставе львовской братской школы 1586 г. было записа­но: «Дидаскап или учитель сея школы мает быти благочес­тив, разумен, смиренно мудрый, кроток, воздержливый, не пьяница, не блудник, не лихоимец, не сребролюбец, не ча­родей, не басносказитель, не пособитель ересям, но благо­честиво поспешитель, образ благий во всем себе представ­ляющий не в ситцевых добродетелях, да будут и ученицы, яко учитель их».

В самом начале XVII в. сформулированы обширные и четкие требования к учителю, которые не устарели по сей день. Я.А. Коменский считал, что главное назначение учите­ля состоит в том, чтобы своей высокой нравственностью, любовью к людям, знаниями, трудолюбием и другими каче­ствами стать образцом для подражания со стороны учащих­ся и личным примером воспитывать у них человечность.

Учителя должны быть образцом: простоты — в пище и одежде, бодрости и трудолюбия — в деятельности, скром­ности и благонравия — в поведении, искусства разговора и молчания — в речах. А также подавать пример «благоразу­мия в частной и общественной жизни».

С профессией учителя совершенно несовместимы лень, бездеятельность, пассивность. Хочешь изгнать эти пороки из учащихся, прежде избавься от них сам. Кто берется за наивысшее — воспитание юношества, тот должен познаться и с ночным бодрствованием и тяжким трудом, избегать пиров, роскоши и всего, «что ослабляет дух».

Я.А. Коменский требует, чтобы учитель внимательно от­носился к учащимся, был приветливым и ласковым, не отталкивал от себя детей своим суровым обращением, а привлекал их отеческим расположением, манерами и слова­ми. Учить детей нужно легко и радостно, «чтобы напиток на­уки проглатывался без побоев, без воплей, без насилия, без отвращения, словом, приветливо и приятно».

«Плодотворным лучом солнца для молодой души» на­звал учителя К.Д. Ушинский. Учитель русских учителей предъявлял к народным наставникам исключительно высо­кие требования. Он не мыслил себе учителя без глубоких и разносторонних знаний. Но одних знаний мало. Надо иметь еще твердые убеждения. Без них нельзя стать настоящим учителем — воспитателем юношества: «... главнейшая до­рога человеческого воспитания есть убеждение, а на убеж­дение можно действовать только убеждением». Всякая про­грамма преподавания, всякая метода воспитания, как бы хо­роша она ни была, не перешедшая в убеждение воспитате­ля, остается мертвой буквой, не имеющей никакой силы в действительности.

I. Какая функция педагога является главной?

1. Оценочная.

2. Организаторская.

3. Планирования.

4. Целеполагания.

5. Управления.

II. Некоторые функции педагога названы неправильно. Найдите их.

1. Аналитическая. 11. Управления.
2. Целеполагания. 12. Наказания.
3. Выделения. 13. Информационная.
4. Диагностическая. 14. Поощрения.
5. Дифференциации. 15. Организаторская.
6. Программирования. 16. Систематизации.
7. Прогностическая. 17. Оценочная.
8. Проективная. 18. Ранжирования.
9. Общения. 19. Контрольная.
10. Планирования. 20. Коррекционная.

III. Верно или неверно?

1. Общение — это тоже функция педагога. Ему приходит­ся постоянно общаться с учащимися.

2. Общение — естественная человеческая потребность. Оно не может быть служебной функцией.

3. Общение — не функция. Общение — естественный процесс взаимодействия учителя с учащимся.

4. Общение принадлежит к числу важнейших педагогичес­ких умений, а потому является функцией.

5. Овладевая общением, придавайте ему функциональ­ную направленность.

Требования к учителю

Особые профессиональные и общественные функции учите­ля, необходимость быть всегда на виду самых беспристрастных судей — своих воспитанников, заинтересованных родителей, широкой общественности предъявляют повышенные требова­ния к личности учителя, его моральному облику. Требования к учителю — это императивная система профессиональных ка­честв, определяющих успешность педагогической деятельности.

Прежде всего, следует иметь в виду, что практическая педа­гогическая деятельность лишь наполовину построена на рацио­нальной технологии. Другая половина ее — искусство. Поэто­му первое требование к профессиональному педагогу — нали­чие педагогических способностей. При таком подходе мы сразу же вынуждены ставить вопрос — существуют ли специальные педагогические способности? Видные знатоки педагогического труда отвечают на него утвердительно.

Вопрос о педагогических способностях находится в стадии интенсивной разработки. Педагогические способности — ка­чество личности, интегрированно выражающееся в склонно­стях к работе с детьми, любви к детям, получении удовольствия от общения с ними. Часто педагогические способности сужа­ются до умения выполнять конкретные действия — красиво го­ворить, петь, рисовать, организовывать детей и т. п. Выделены главные группы способностей.

1. Организаторские. Проявляются в умении учителя спло­тить учащихся, занять их, разделить обязанности, спланировать работу, подвести итоги сделанному и т. д.

2. Дидактические. Конкретные умения подобрать и подго­товить учебный материал, наглядность, оборудование, доступ­но, ясно, выразительно, убедительно и последовательно изложить учебный материал, стимулировать развитие познаватель­ных интересов и духовных потребностей, повышать учебно-познавательную активность и т. п.

3. Перцептивные, проявляющиеся в умении проникать в ду­ховный мир воспитуемых, объективно оценивать их эмоцио­нальное состояние, выявлять особенности психики.

4. Коммуникативные способности проявляются в умении учителя устанавливать педагогически целесообразные отноше­ния с учащимися, их родителями, коллегами, руководителями учебного заведения.

5. Суггестивные способности заключаются в эмоционально-волевом влиянии на обучаемых.

6. Исследовательские способности, проявляющиеся в уме­нии познать и объективно оценить педагогические ситуации и процессы.

7. Научно-познавательные, сводящиеся к способности усвое­ния научных знаний в избранной отрасли.

Все ли способности одинаково важны в практической дея­тельности педагога? Оказывается, нет. Научные исследования последних лет выявили «ведущие» и «вспомогательные» спо­собности. К ведущим, по результатам многочисленных опросов педагогов, относятся педагогическая зоркость (наблюдатель­ность), дидактические, организаторские, экспрессивные, ос­тальные могут быть отнесены к разряду сопутствующих, вспо­могательных.

Вопрос о педагогическом призвании не сходит со страниц педагогической печати. В одной из новых книг читаем: «К со­жалению, и по сей день в педагогических вузах при наборе студентов не проводится диагностика их педагогической одаренности, берут всех, кто выдержит общеобразователь­ный конкурс. Вот почему в школы и другие учебно-воспита­тельные учреждения попало много людей заведомо про­фессионально ущербных, что отрицательно, а порой просто губительно сказывается на их учениках и воспитанниках». Поразмышляйте, попытайтесь ответить на вопросы: 1. Является ли отсутствие педагогического таланта фа­тальным препятствием к занятию педагогической деятель­ностью?

2. Можно ли настойчивым обучением, интенсивным «со­творением себя» компенсировать нехватку педагогических способностей, заменив их профессиональными знаниями, умениями?

3. Какой педагог работает лучше — имеющий от природы задатки и призвание к педагогическому труду или же чело­век средних способностей и не особенно одаренный педаго­гически, но много, активно и постоянно работающий над своим профессиональным совершенствованием?

Конечно, в идеальном случае педагогической деятельно­стью должны заниматься люди, имеющие к ней призвание, одаренные и способные. Но педагогическая профессия стала массовой. Где взять 2,5 млн одаренных педагогов? Приходится смягчать постановку вопроса. Многие специалисты склоняются к выводу, что отсутствие ярко выраженных способностей мо­жет быть компенсировано развитием других важных профес­сиональных качеств — трудолюбия, честного и серьезного отношения к своим обязанностям, постоянной работой над собой.

Педагогические способности (талант, призвание, задатки) мы должны принять важной предпосылкой успешного овладе­ния педагогической профессией, но отнюдь не решающим профессиональным качеством. Сколько кандидатов в учителя, имея блестящие задатки, так и не состоялись как педагоги, и сколько поначалу малоспособных окрепли, вознеслись к вер­шинам педагогического мастерства. Педагог — это всегда вели­кий труженик.

Поэтому важными профессиональными качествами педаго­га мы должны признать трудолюбие, работоспособность, дис­циплинированность, ответственность, умение поставить цель, избрать пути ее достижения, организованность, настойчивость, систематическое и планомерное повышение своего профессиональ­ного уровня, стремление постоянно повышать качество своего труда и т. д.

Через эти требования педагог реализуется как работник, выполняющий свои обязанности в системе производственных отношений.

На наших глазах происходит заметная трансформация учеб­ных заведений в производственные учреждения, предоставляю­щие «образовательные услуги» населению, где действуют планы, контракты, случаются забастовки, развивается конкурен­ция — неизбежный спутник рыночных отношений. В этих ус­ловиях особую важность приобретают человеческие качества педагога, которые становятся профессионально значимыми предпосылками создания благоприятных отношений в учебно-воспитательном процессе. В ряду этих качеств человечность, до­брота, терпеливость, порядочность, честность, ответствен- -ность, справедливость, обязательность, объективность, щед­рость, уважение к людям, высокая нравственность, оптимизм, эмоциональная уравновешенность, потребность к общению, инте­рес к жизни воспитанников, доброжелательность, самокритич­ность, дружелюбие, сдержанность, достоинство, патриотизм, религиозность, принципиальность, отзывчивость, эмоциональная культура и многие другие.

Обязательное для учителя качество — гуманизм, т. е. отно­шение к растущему человеку как высшей ценности на земле, выражение этого отношения в конкретных делах и поступках. Гуманные отношения слагаются из интереса к личности уча­щегося, из сочувствия ученику, помощи ему, уважения его мнения, состояния особенностей развития, из высокой требо­вательности к его учебной деятельности и озабоченности раз­витием его личности. Учащиеся видят эти проявления и следу­ют им сначала неосознанно, постепенно приобретая опыт гу­манного отношения к людям.

Учитель — это всегда активная, творческая личность. Он выступает организатором повседневной жизни школьников. Пробуждать интересы, вести учащихся за собой может только человек с развитой волей, где личной активности отводится ре­шающее место. Педагогическое руководство таким сложным организмом, как класс, детский коллектив, обязывает воспита­теля быть изобретательным, сообразительным, настойчивым, всегда готовым к самостоятельному разрешению любых ситуа­ций. Педагог — образец для подражания, побуждающий уча­щихся следовать за ним, равняться на близкий и доступный для подражания образец.

Профессионально необходимыми качествами учителя явля­ются выдержка и самообладание. Профессионал всегда, даже при самых неожиданных обстоятельствах (а их бывает немало), обязан сохранить за собой ведущее положение в учебно-воспи­тательном процессе. Никаких срывов, растерянности и беспо­мощности воспитателя учащиеся не должны чувствовать и видеть. Еще А.С. Макаренко указывал, что учитель без тормозов — испорченная, неуправляемая машина. Нужно это помнить по­стоянно, контролировать свои действия и поведение, не опус­каться до обид на учащихся, не нервничать по пустякам.

Душевная чуткость в характере учителя — своеобразный ба­рометр, позволяющий ему чувствовать состояние учащихся, их настроение, вовремя приходить на помощь тем, кто в ней больше всего нуждается. Естественное состояние педагога — профессиональное беспокойство за настоящее и будущее своих питомцев. Такой учитель осознает свою личную ответствен­ность за судьбы подрастающего поколения.

Неотъемлемое профессиональное качество учителя — спра­ведливость. По роду своей деятельности педагог вынужден сис­тематически оценивать знания, умения, поступки учащихся. Поэтому важно, чтобы его оценочные суждения соответствова­ли уровню развития школьников. По ним учащиеся судят об объективности воспитателя. Ничто так не укрепляет нравствен­ного авторитета педагога, как его умение быть объективным. Предубежденность, предвзятость, субъективизм учителя очень вредят делу воспитания. Воспринимая учащихся сквозь призму собственных оценок, необъективный педагог становится плен­ником схем и установок. До обострения отношений, конфлик­та, невоспитанности, сломанной судьбы — рукой подать.

Воспитатель обязан быть требовательным. Это важнейшее условие его успешной работы. Высокие требования учитель прежде предъявляет к себе, ибо нельзя требовать от других того, чем не владеешь сам. Педагогическая требовательность должна быть разумной. Мастера воспитания учитывают воз­можности развивающейся личности.

Нейтрализовать сильное напряжение, присутствующее в пе­дагогическом процессе, помогает воспитателю чувство юмора. Недаром говорят: веселый педагог обучает лучше угрюмого. В его арсенале шутка, прибаутка, пословица, удачный афоризм, дружеская подковырка, улыбка — все, что позволяет создать в классе положительный эмоциональный фон, заставляет школь­ников смотреть на себя и на ситуацию с комической стороны.

Отдельно следует сказать о профессиональном такте педа­гога как особого рода умении строить свои отношения с вос­питанниками. Педагогический такт — это соблюдение чувства меры в общении с учащимися. Такт — это концентрированное выражение ума, чувства и общей культуры воспитателя. Сердцевиной педагогического такта выступает уважение к личности воспитанника. Понимание воспитуемых предостерегает учите­ля от бестактных поступков, подсказывая ему выбор оптималь­ных средств воздействия в конкретной ситуации.

Чем ближе к нашему времени, тем выше требования об-1 щества к учителю. В. Сухомлинский, творивший в 70-е годы, на первое место выдвигал воспитательный аспект деятель­ности учителя. Каким бы «очищенным» от воспитания ни было обучение, считал он, оно является прежде всего нрав­ственным формированием человеческой личности. Нет, не может и не должно быть обучения, «непричастного» к вос­питанию. Учитель воспитывает не только идеями, заложен­ными в знаниях, но и тем, как он их несет в класс. В обуче­нии взаимодействуют не только умы. Душа учителя сопри­касается с душой ученика.

Есть в процессе обучения особая магия. Она — в напря­жении воли учителя и воли ученика. Надо почувствовать со­противление материала, чтобы ощутить особую прелесть полученного результата.

Сопряжение трех величин: учитель — предмет — уче­ник — таит в себе опасность. От того, как складываются от­ношения в системе «учитель — ученик», в значительной степени зависит судьба встреч с предметом. Это не заблуж­дение, а факт: нельзя любить математику, не испытывая больших симпатий к учителю математики. Невозможно лю­бить искусство, не понимая учителя литературы.

Методические ухищрения, конечно, важны, без них к уму нынешнего ученика не достучишься. Но есть вещи и поваж­нее их: «От живого, страстного, хотя и несовершенного в своих качествах, — от живого и жизнь идет. Учитель — не ангел с крылышками, и не с херувимчиками имеет он дело. От ангела до ненавистного всеми человека в футляре, скле­енном из предписаний начальства, — один шаг. Не ангел, не душа в футляре, не особого рода существо, будто специ­ально рожденное для поучений, а также исправления не­счастных детей, — живой, земной, грешный человек, понят­ный детям и в достоинствах своих, и в пороках, нескован­ный — распахнутый для детей». Эти проникновенные стро­ки об учителе написал С. Соловейчик. Спешим согласиться с ним безоговорочно, присовокупив лишь одно примечание: страстью и человечностью не заменить науку, но сделать последнюю доступной, осязаемой, зримой для ребенка мож­но... лишь страстью и человечностью.

Побывавший в учительской шкуре Н. Гоголь оставил нам образ симпатичного чудака, который, надо думать, был по­нятен и близок ребятам: «...То же я должен вам заметить и об учителе по исторической части. Он ученая голова — это видно, и сведений нахватал тьму, но только объясняет с та­ким жаром, что не помнит себя. Я раз слушал его: ну, пока­мест говорил об ассириянах и вавилонянах — еще ничего, а как добрался до Александра Македонского, то я не могу вам сказать, что с ним сделалось. Я думал, что пожар, ей-богу! Сбежал с кафедры и что есть силы хвать стулом об пол. Оно, конечно, Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать? От этого убыток казне».

Личностные качества в учительской профессии неотделимы от профессиональных. К последним обычно причисляются приобретаемые в процессе профессиональной подготовки, свя­занные с получением специальных знаний, умений, способов мышления, методов деятельности. Среди них: владение предме­том преподавания, методикой преподавания предмета, психологи­ческая подготовка, общая эрудиция, широкий культурный круго­зор, педагогическое мастерство, владение технологиями педагоги­ческого труда, организаторские умения и навыки, педагогический такт, педагогическая техника, владение технологиями общения, ораторское искусство и другие качества.

Научная увлеченность — обязательное учительское качество. Само по себе оно не может и не имеет непосредственного зна­чения, но без него невозможен процесс нравственного воспи­тания. Научный интерес помогает учителю формировать ува­жение к своему предмету, не терять научной культуры, видеть и учить видеть учащихся связь своей науки с общими процес­сами человеческого развития.

Любовь к своему профессиональному труду — качество, без которого не может быть педагога. Слагаемые этого качества — добросовестность и самоотверженность, радость при достиже­нии воспитательных результатов, постоянно растущая требова­тельность к себе, к своей педагогической квалификации.

Личность современного учителя, воспитателя во многом определяется его эрудицией, высоким уровнем культуры. Тот, кто хочет свободно ориентироваться в современном мире, дол­жен много знать. Эрудированный педагог должен быть и носи­телем высокой личной культуры. Хотим мы этого или нет, но учитель всегда являет собой наглядный образец учащимся, об­разец этот должен быть своеобразным эталоном того, как при­нято и как следует себя вести.

Кому идти в учителя

Если бы вы пришли в отборочную комиссию еще хотя бы в начале прошлого века и заявили, что желаете попробо­вать свои силы на учительском поприще, у вас бы внима­тельно ощупали голову. Конечно, не для того, чтобы убе­диться в ее наличии. И не для того, чтобы узнать, нет ли у вас жара.

Врач будет искать на вашем черепе специальную «педа­гогическую» шишку.

Дело в том, что значительную популярность в те времена приобрела френология («френ» в переводе с греческого — душа), созданная австрийским врачом Ф. Галлем. Эта «наука» утверждала, что существует связь между наружной формой черепа, умственными и моральными качествами человека. Ф. Галль и его последователи вполне серьезно полагали, что усиление какого-либо психологического свойст­ва влечет за собой развитие определенного участка мозга. В этом месте мозг «давит» на череп и выпирает на нем бугор.

Галлисты выделили бугры влюбчивости, религиозности, музыкальности и другие.

Бугор любви к детям расположен на затылке. У кого он более развит, — стало быть, тому и идти в учителя.

Пощупайте свой затылок, уважаемый студент. Нашли шишку? Тогда немедля реализуйте свое педагогическое призвание. Беритесь за воспитание. А чтобы вам легче да­валось это многотрудное дело, представьте, что дети чу­жие. Чужих учить легче.

А теперь шутки в сторону. Любовь к детям — основа ос­нов учительского дела. Тому, у кого не лежит душа к юному племени, заказано идти в учителя. Страшные узурпаторы выходят впоследствии из таких людей. Однажды они как бы случайно забредут в школу, по недоразумению осядут в ней до конца дней своих и потом всю жизнь мучаются сами и мучают своих учеников.

Ну, а как насчет других качеств? Одной любви к детям, даже самой искренней, конечно, мало. Обратимся за отве­том к науке.

Перечень качеств, предъявляемый к какой-либо профес­сии, принято называть профессиграммой. Профессиграмма учителя одна из самых обширных. Хотите ознакомиться с ней, а может, и «примерить» ее на себя?

Первые профессиграммы советского учителя были со­ставлены в 20—30-е годы энтузиастами НОТ. В одной из них находим следующие требования:

1. Физическое здоровье.

2. Уравновешенность характера.

3. Наличие развитой воли.

4. Предприимчивость, инициатива.

5. Организаторские способности и навыки.

6. Достаточно общее образование и хорошее знание сво­его предмета.

7. Стремление пополнить умственный багаж новыми све­дениями и быть в курсе дела.

8. Знакомство с основными течениями современной реф­лексологии, педагогики и методики.

9. Знакомство с методикой своего предмета.

10. Знание своего ученического коллектива (группы, ауди­тории).

11. Социально-экономическая и политическая подготовка.

12. Интерес к общественной жизни и активное участие в ней.

13. Ясное и отчетливое сознание целей и задач проводи­мой работы.

14. Знакомство с родственными формами политико-про­светительной работы.

15. Внимательное и любовное отношение к учащимся.

16. Образцовое поведение учителя в смысле дисципли­нированности, аккуратности, опрятности, коллективизма, чувства долга, любви к делу, добросовестности, отсутствия лицемерия и т. д.

А вот отрывок из профессиграммы учителя 80-х годов: владение методикой и методами обучения и воспитания; об­щая эрудиция и педагогическое мастерство; знание психо­лого-педагогических основ обучения и воспитания; комму­нистическая убежденность и целеустремленность; владение ТСО и новейшими методами обучения; любовь к детям, умение понять детей; знание методов коммунистического воспитания и умение их применять; коммунистическая целе­устремленность, убежденность и настойчивость; оптимизм, вера в человека; умение поставить цель, избрать пути ее достижения; умение распределять свое время, ценить чу­жое; систематическое и планомерное повышение идейно-политического и специального уровня; борьба за повыше­ние производительности труда; способность к собственному творчеству; высокие моральные качества; активное участие в общественной жизни; личный пример во всем; выполне­ние правил социалистического общежития.

Если сравнить профессиграммы — заметим, что одни требования исчезли, другие появились. Среди «исчезнув­ших» качеств — «крепкое здоровье». Так и тянет спросить: что, оно больше не требуется учителю? А «оптимизм, вера в человека» тоже отжили свое? Нет, конечно. Эти качества опущены, скорее всего, «для экономии».

В 80-е годы наметилась тенденция к превалированию ка­честв, связанных с умениями организовать, управлять, про­гнозировать, планировать обучение и воспитание, вести эти процессы на строго научной основе в соответствии с дости­жениями науки и передовой практики.

Как видим, «визитная карточка» современного учителя за­полнена до отказа самым мелким шрифтом.

Все хорошо, пока мы смотрим на учителя и его дело «взрослыми» глазами. Мы отлично понимаем друг друга. Даже готовы кое-что друг другу простить. На мелкие прома­хи просто не обращаем внимания.

А дети? Каким они видят учителя?

Неподкупная, чистая детская душа фальшивить не спо­собна, не может, еще не научилась. В ней учитель отража­ется таким, каким он есть. Зоркое, беспощадное зеркало. Мгновенно зафиксирует все хорошее и не очень.

К учителям приступают с особой меркой. Учитель для юной личности — человек без изъяна.

Хотите в этом убедиться?

Тогда ознакомьтесь с 20 важнейшими качествами учителя и скажите: какое из них вы бы поставили на первое место? На второе?

Ответили? А теперь слово ученикам, точнее — вчераш­ним ученикам. Из тысяч ежегодно опрашиваемых студен­тов-первокурсников примерно 85% стабильно отдают пер­вое место такому качеству, как справедливость. Требова­тельность занимает второе место. Знание предмета — только третье. Места в первой десятке занимают нравственные ка­чества учителя: доброта, доверие к учащимся, вежливость, скромность, простота, чуткость, организованность, нрав­ственная чистота.

Характерно, что образ учителя не остается постоянным, а изменяется от класса к классу.

В начальной школе учитель — идеал, требования его — закон. Что бы там ни говорили дома, категорическое «А Марья Ивановна сказала так» моментально снимает все проблемы. Увы, идеализация учителя продолжается недол­го и имеет тенденцию к сокращению. Помимо всего прочего, сказывается влияние дошкольных учреждений: дети видят в учителе того же детсадовского воспитателя.

...Ученики третьего класса пишут сочинение «Учитель». Интересно, что они пожелают учителям, на какие качества обратят внимание.

Сельские школьники единодушно согласились, что их учитель, точнее — учительница, превосходный мастер сво­его дела. У многих ребят к этому времени уже складывает­ся свой образ учителя. Большинство видят в нем самого доброго человека. Под добротой наши третьеклассники по­нимают самые конкретные поступки: не ставит двойки, не задает домашних заданий на воскресенье, отвечает на все вопросы, хвалит за хорошие ответы, говорит родителям больше хорошего, чем плохого, «чтобы мама, придя домой после родительского собрания, не сердилась».

Небезынтересно отметить, что качества хороший и добрый отождествляются: хороший учитель обязательно добрый, добрый — всегда хороший. Кроме того, учитель должен быть умным — «... чтобы все знал и сразу отвечал на все вопросы». Он любит детей, а дети любят его. Учи­тель самый справедливый человек: ставит правильные, за­служенные оценки и лучшим ученикам в конце четверти «не подставляет оценок, которых у них не было». Весьма ценит­ся сдержанность («чтобы не кричал, не разобравшись», «вы­слушивал ответы до конца»). А кроме того, учитель: акку­ратный (подразумевается красота учителя, вкус в одежде, прическе), умеет интересно рассказывать, вежливый, скром­ный, строгий («чтобы ученики боялись и любили (!) учите­ля»), знает материал («а не так, чтобы ученики исправляли на доске ошибки»), ласковый, как мама, бабушка, веселый, как сестра, требовательный («потому, что я могу учиться на «4» и «5», а учитель не спрашивает и мало требует, я и не учусь»). 15 учеников из 150, писавших сочинение, захотели, чтобы учителя не ставили двоек в дневник за то, что неча­янно забыл форму или тапочки, сломал ручку или вертелся на уроке, «...а то мама сердится и даже бьется».

Пяти-, шести- и семиклассники отвечали на анкету. Был в ней и такой вопрос: «Что бы ты хотел пожелать своим учи­телям?» Скажу, что к подобным вопросам отношение специ­алистов неоднозначное. Многие считают их неуместными. Но, с другой стороны, разве не следует уважать мнение уча­щихся, считаться с ним, принимать в расчет, даже если оно расходится с оценками коллег и администрации, даже если оно несправедливое или ложное?

Учащиеся очень осторожно «намекали» на недостатки своих учителей. Больше всего на нравственную черствость, несправедливость, нежелание считаться с коллективом. «По­чему она такая красивая и одевается красиво, и прическа красивая, и с родителями разговаривает вежливо и с улыб­кой, а на уроке с нами как станет кричать...», «...не нравится недоверие к учащимся, грубое отношение, когда сам плохо объясняет, а от учащихся требует, когда унижает». Осужда­ют учителей, которые «выделяют отличников», а на слабых не обращают внимания. Не любят наши ученики, «...когда о недостатках и проступках говорят перед всем классом».

Как закончить эти трудные строчки? Хотелось бы все-таки на мажорной ноте, как аванс для тех немногих учителей, ко­торыми недовольны ученики.

Никогда нельзя забывать простую истину: хороший учи­тель тот, у кого хотят учиться.

IV. Верно или неверно?

1. Так надо обращаться к ученику: «Молодец, я тобой до­волен!»

2. Так не надо обращаться к ученику: «Ты обязан это сде­лать, потому что я так сказал».

3. Успех в общении педагога с учащимися не зависит от способностей педагога.

4. Школьника нельзя заставить заниматься нелюбимым делом с полной отдачей сил.

5. При нарушении дисциплины целесообразно отвлечь ученика, переключив его внимание на новое задание.

6. Педагогу сердиться — все равно, что хворать.

7. Улыбкой нельзя выразить спокойное отношение к про­казе учащегося, умение держать себя в руках.

8. Нельзя сердиться, услышав шутку учащегося в свой ад­рес.

9. Старшеклассники характеризуют педагога по первому впечатлению.

10. Неостроумные учителя не могут использовать юмор в своей работе.

V. Об отношении учащихся к своему учителю можно уз­нать, задавая им следующие вопросы:

1. Охотно ли вы идете к учителю со своими вопросами?

2. Берет ли на себя учитель часть вины за плохую учебу, поведение учащихся?

3. Не слишком ли часто педагоги пользуются местоимени­ем «Я»?

4. Идет ли учитель с жалобой на плохое поведение к ад­министрации?

5. Все ответы верны.

VI. Наиболее объективно характеризуют учителя:

1. Сильные учащиеся.

2. Слабые учащиеся.

3. «Середняки».

4. Коллеги, администрация.

5. Родители.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!