Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Т в о р ч е с т в о м о и х д р у з е й 2 часть



День второй. Он пролетел обидно-быстро-незаметно. Отпечаталось в памяти лишь утреннее (в 6:38) купание, белая кошка, которую по дороге на пляж принял за гипсовую. На обратном пути выяснил, что она живая. Киса мне с удовольствием позировала, потом спрыгнула на дорожку и подошла ко мне с требованием ласки в качестве платы за фотосессию. Надо ли говорить, что я поблагодарил её с огромным для нас обоих удовольствием. За это она позволила сделать ещё несколько снимков. После завтрака оплатил своё пребывание и покончил с формальностями прочими. Их, кстати, совсем немного. В обед ждали нового соседа по столу, но его не было и к ужину. Отметить следует, что его доля не пропала: я быстро нашёлся, к а к ею распорядиться. Вечером зашёл к Толе забрал свои трубки, для меня им отремонтированные, после чего вполне вознаградил себя превосходным табаком со вкусом вишни. Когда шёл к себе, стал накрапывать дождик. Я подумал, что хорошо бы сейчас вымокнуть, как несколько дней назад, чтобы при этом не думать о дороге в Калининград, а в уютном номере принять горячую ванну, переодеться в сухое и насладиться чашечкой кофе. Но – «дождь покапал и прошёл», как в своё время писал Маяковский. Закат был в тучах, с того трудно было его наблюдать: вроде как и не было его. Но темно всё равно сделалось. Нахмурилось на улице, и я с удовольствием минут 66 погулял на балконе. Перед сном окно распахнул. Вечерний прибой столь значительным оказался, что брызги лица моего достигали.

День третий. Под шум прибоя вчера уснул, утром под него же проснулся. Сделал традиционное утреннее купание. Сосед по столу лишь к обеду явился. Тогда же выяснилось, что он Володя и что он приехал на три недели из Северодвинска. Заодно соседки не выдержали и сказали, что они из Москвы. Перед этим у меня в гостях побывали Толя и Надя. Встречу ознаменовали коробкой черничного пломбира. За ужином мы с Володей настолько хорошо разбеседовались, что я позвал его в гости. Знакомство ознаменовали коробкой черничного пломбира. После кофе с шоколадом я его в корпус его проводил и сам слегка прошёлся. Да таково удачно! Через 9 минут так вымок, что даже промок. Уж настолько я мокр сделался, что сильнее и не представить: сухой нитки даже на нижнем одеянии не осталось. Зато ж в номере было всё: и ванна горячая, и переодевание во всё сухое, и чашка горячего же кофе . Не ожидал я, что мечта моя вчерашняя реализуется столь скоро. Вот опять ливень стал. И лишь гадать приходится, откуда налетело столько ночных бабочек. Не тех, конечно, про которых спето: «ночная бабочка, Но кто же виноват», а самых таких – от природы. В первый вечер их тоже предостаточно толпилось. Но тогда не случилось ни дождя, ни ветра. И всё ж не обошлось без некой тайны. Я перед сном окно закрыл. И приготовился утром собирать бабочный ночной урожай с тем, чтобы выпустить его на волю. И велико удивление моё было, когда ни одной ночной гостьи в номере не оказалось. Не совсем, конечно, мистика, но чертовщинкой отдаёт.



День четвёртый. Ты со мной каждую секунду. С этим ощущением ложусь и с ним же просыпаюсь. Ты со мной в утреннем море, в дневных бесцельных блужданиях по городу и по набережной. На вечерней прогулке и на ночном балконе. В каждом общении, в каждой беседе, в каждом взгляде на прибой. И ничего с этим не могу поделать: настолько всё это сильнее меня.ррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррр. Моим соседкам по столу так понравился «Возраст осени», что вздумалось им его приобрести. Поскольку со мной был только один сборник, пришлось обратиться к Толику. Вечером с новым знакомым из Северодвинска зашли к нему домой, и он меня выручил. Завтра утром надпишу книжку и вручу её москвичкам. Толика заинтересовал друг Володи: тот вроде бы неплохо пишет. По крайней мере, создал гимны: Архангельска и любимого своего Северодвинска. Потом с Володей устроили чаепитие в моём номере, после чего прогулялись со взаимным фотографированием. Днём я много работал, систематизируя ту часть своих сочинений, которую можно считать готовой для второго совместного сборника. Так прошёл в зеленоградском «Зеленоградске» четвёртый мой день. Набираю эти строки под пушенные звуки прибоя. Сейчас перекину в ПК снимки, затем попытаюсь уснуть.



День пятый ознаменовался тем, что наши прекрасные соседки по столу – москвички Ирина и Светлана – захотели приобрести мой «Возраст осени». Два дня тому я дал им его почитать, после чего они и выразили своё желание. Потом посетили уютный мой номер, и я показал им некоторые зарубежные фрагменты. В частности, Трептов-парк и Сан-Суси. Одна их них в этих местах бывала, но, по её словам, узнала много интересного из моего рассказа. * С Толиком я не виделся. Остальное прошло по установленному уже и такому милому распорядку, начиная с непременного бодрящего утреннего купания. ооооооооооооооооооо Зеленоградск в подготовке к Дню города: афиши, плакаты, украшения и план мероприятий на 7-ое августа.

День шестой. Обсудили с Толей некоторые элементы второго нашего сборника. Сегодня он сам приезжал ко мне. И привёз младшего своего внука Максима. А я приобрёл по случаю фирменный одеколон «Красная Москва». Юностью и Советским Союзом пахнет он. Провёл я предварительные переговоры относительно следующего отдыха. Причём непременно в этом же – двадцать восьмом номере. Успешно провёл. И – снова переполнен тобой – каждую секунду, каждый миг. В любое время суток. Очень внятный прибой сегодня. Гораздо выразительнее вчерашнего. Может, наконец, установится пасмурная погода?!

День седьмой. Это День города. Я присутствовал на церемонии открытия и даже каким-то образом снял видеофрагмент. Правда, совсем вслепую, с того вышло то, что вышло. Не более. Но и не менее. Потом ещё был дневной пляж – редчайший случай в курортной моей практике. Погода менялась от невыносимой – тёплой и солнечной до вполне сносной: пасмурно-ливневой.оооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооо За ужином москвички сказали, что к нынешней осени возможно закрытие или перепрофилирование санатория в связи с финансовыми затруднениями. А если он и останется в своём статусе, то может поменять хозяина. Это ведёт обычно к ценовому взлёту. Придётся искать новое летнее пристанище. Эта новость огорчила не только меня: многие уже привыкли отдыхать здесь из годаАвАгод. ооооооооооооооооооооооооооооо Однако темнеет. Обещан праздничный фейерверк. Пойду на балкон-веранду. Может, и несколько кадров добавлю по случаю Дня города.

День восьмой. Вчера полтора часа, если не больше, продежурил на балконе в ожидании салюта. Бабушка с внучкой не выдержали минут через 39. Четверо молодых людей совершенно извелись ожиданием, и одна девушка упорно, в течение полутора часов, предлагала пойти к площадке у «Розы ветров», чтобы узнать поточнее, будет ли фейерверк. Если да – когда именно. Товарищи возражали под предлогом, что мол, стоит спуститься, и они пропустят огненное действо. Так и не ушли. Володя несколько раз уходил и возвращался. Я несколько раз включал и выключал аппарат, проверял видеозапись и батарейки. Любопытно, что салютовали и в Светлогорске – много раньше. И даже были видны разноцветные зигзаги. Конечно, расстоянием крепко ослабленные, эффектными они не выглядели.

Зато же мы и дождались же. И не зря! Никакого сравнения с прошлогодними, словно отсыревшими, огоньками. Столь красочного зрелища не видел я давно. И потому при съёмке постарался во всю меру умеренных своих сил. Кадры, конечно, и малой доли великолепия не передают, но общее представление составить позволяют вполне. …А сегодня город приходил в себя «после вчерашнего» – в самом широком смысле этого словосочетания. Откровенно пьяных вчера не было видно, но сегодня выплеснулась откуда-то целая популяция похмельно страждущих. Утром, идя к морю, увидел, сколько мусора смели дворники: не просто много, а преочень много. И я вопросом неотвеченным извёлся: «А что, горы отходов на площадях и тротуарах – непременный атрибут всякого праздника? Ну, блёстки, мишура там всякая – понятно. А всё остальное, которого на порядок больше – НЕпонятно.» Погода сегодня менялась раз 500 или 600: от ярко-тёплого солнышка до оглушительно-грозового ливня. И я при этом 5 раз был на пляже. 2 из них – ещё до завтрака. Видно, прокинулся рановато. За всё время пребывания здесь второй раз включил телевизор. Сегодня «ВРЕМЯ» посмотрел. Хорошая передача.

Сейчас придёт Володя, и мы сделаем чаепитие.

9 августа. Толю я не беспокоил 2 дня. Сегодня он сам позвонил. Сказал, что субботу-воскресенье отлёживался после стоматолога. Что-то слишком сильно его лечили: обработали 4 зуба, плюс 1 удалили. Ничего удивительного, что мощный такой мужчина на 2 дня совсем вышел из строя. Мы договорились о встрече. Я очень хотел показать ему, КАК получился фейерверк. Однако на его «ТОШИБЕ» не оказалось нужных установок, поэтому из стараний моих ничего не вышло. Москвички наши готовятся к отъезду. Причём так старательно, что обе отдали мне свой ужин: бефстроганов с рисом. В 20:29 мы с Володей купаться пошли. Потом за чаем так старательно засиделись, что впервые пропустил я ночную свою прогулку.

10 августа. После завтрака тепло простились с нашими очаровательными соседками. Они даже согласились, чтобы я запечатлел их на фоне моря. Последние дни перед отъездом очень переживали они, что в силу крайней задымлённости Внуково не принимает. Но вчера сообщили, что ситуация выправляется, и подружки заметно повеселели. Утром были они в прекрасном настроении. А Толе сегодня вот снова ехать к стоматологу в Светлогорск. Перед тем он ко мне заскочил, и мы посмотрели с ним не только салют, но и фрагмент открытия Дня города.

В обед за столом у нас появилась новая соседка. И тоже из Москвы. Особо знакомиться я не стал по причине скорого своего отъезда. У Володи же всё впереди: он проотдыхает ещё две недели. И устроили мы с ним прощальный пир на весь мир: к чаю и кофе – 4 вида пирожных, бананы, пломбир со сгущёнкой, шоколад, конфеты, пирожки. Уж на что я охотник до сладкого, но и то пресытился. Даже 2 пирожных отложили (!) на утро. Потом я пошёл гулять. И домой уже хочется, и грустно – так бывает при любом расставании. Говоря иначе, завтра буду гулять под своими каштанами, укладываться в свою постель. Но отчего же внутри всё так и защемило? Конечно же, от неизвестности: ЧТО там – в МОЁМ МИРЕ? Не выброшен ли из друзей – без прощального слова, без пояснений? Меж тем без пяти полночь. Необходимо уснуть: мне ещё рассвет снимать. А прибой сегодня тихий настолько, что еле слышен даже на берегу. Но вот и полночь.

11-ое августа. Однако я уже дома. Даже блог успел пополнить и в альбом снимков добавил. Встал в 4:30 и пошёл снимать рассвет. Но тучи к нулю свели мои намерения. Зато я раньше пошёл купаться. Потом реализовал оставшиеся пирожные и кофе. В завтрак вручил Володе свой сборник с придуманным за столом автографом:

Сюда проделал путь неблизкий Володя из Северодвинска. И я хочу ему на память Подборку этих строк оставить.

Новая наша соседка-москвичка весьма красноречиво и симпатично окаменела: – Ой!!! Так быстро и так складно! Да ещё со смыслом с каким-то! Вы поэт, да? – Какое там, – отвечаю. – Порой на досуге рифмую. Порой немножко. Порой довольно сносно. А подпись потому придумал сейчас, что книги заранее не надписывают. Иначе поток будет. Тогда уж можно факсимиле взять. А хочется, чтобы человек индивидуальный подход ощутил. Тогда прочитает в 90 процентах. А не отложит в форме коллекции. Идеальный вариант: ручка должна быть его, а после подписи у автора остаться. От разъяснения моего она обрела речевой дар, но поглядывала на меня «с каким-то испугом»[1].рррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррррр Чтобы добраться по холодку, выехал тут же после завтрака. И ПРАВИЛЬНО сделал: около 11, когда подходил к дому, такая сделалась жара, что меня «удивление взяло». …Днём поспать не удалось – из-за той же всё жары. Потом блог. Потом альбомы. За едой опять же сходить: холодильник-то разморожен, а обед санаторский уже стал историей. Самому хлопотать надо.

Сейчас, дописывая последнюю строчку, заметил оплошность в названии подборки: «111-ое августа». ЧТО значит пропущена малюсенькая чёрточка! Конечно же, выглядеть название должно так: «1 – 11-ое августа». Но теперь ничего уж не стану менять.

 

Вишня с васильками

Сегодня вырвался наконец к вишнёвому полю и васильковой пашне. И с автобусом повезло: только подошёл к остановке – в мегафон зазывают на Зеленоградск, и молча стоит «Шикарус-люкс» на Отрадное через Светлогорск – полусвободный. Он-то мне и нужен. Через 4 минуты двинулись. Ехали мягко, плавно – словно не в сиденье нахожусь, а пружинисто воспаряю на тугих июльских потоках. За окошком – смягчённые летние картины, а в салоне – лёгкий ветерок из люков и полутени от уютно-синих занавесок. По телевизору – «Операция «Ы» и» прочий Шурик. Заоконный пейзаж органично сочетается с фильмом, и они друг другу не мешают.

Сначала место, что рядом со мной, пустует, а потом на нём сидишь ты. Я нахожу твою руку – и пальцы наши переплетаются – крепко, но бережно. Так мы едем, счастливые от взаимной нежности. Даже головы не поворачивая, вижу, как приятно ты улыбаешься. На том кадре, где герои говорят «Значит, послезавтра, после экзамена», въезжаем в Светлогорск. Мы идём в кафе – в любимый мой «Ветерок». Не затем идём, что голодны, а затем исключительно, чтобы вкусить тамошних чебуреков, которым равных нет в ближайших к Земле галактиках. Но и голодны немножко тоже. По променаду пройдясь до солнечных часов, с попутным отснятием загорающих отдыхающих, по красивенной лестнице, ведущей вниз, мы поднимаемся в город. На одном из фасадов прямо про нас написано «Светлогорск – место нашей встречи». Пройдя по центральнейшей из улиц, спускаемся к озеру Тихому, не забывая держаться за руки и что-нибудь фотографировать. Минуем три древние липы, Наполеоном посаженные в честь завоевания Восточной Пруссии. От озера – по тропинке вверх, потом – вдоль огороженной территории, на которой когда-то был пионерский лагерь имени Олега Кошевого. Там я в качестве пионервожатого впервые реализовал свои педагогические силы. Не так давно это было: влетом 1971-го. Там, где мы идём, – в кружевной прохладе листьев – почему-то круглый год , как и тогда, очаровательно пахнет желудями. Ограда цела, но лагеря уже нет. Р рррррррр …Вишнёвое поле изрыто, изъезжено, искорёжено до болезненной неузнаваемости: полным ходом, ударными темпами строят суперогромный, суперспортивный суперкомплекс. С альпинистскими усилиями преодолеваю ямы с трубами разных калибров и с ещё большим трудом нахожу знакомую вишню. Ягоды на ней либо закончились, либо даже не начинались – в силу знойных и строительных катаклизмов. Всё ж удаётся чисто символически раскусить три вишенки – такие горько-вкусные. Даже кусочек смолы сохранило для меня деревце. Смола вкусная и солнечная. И пахнет белорусским моим детством. В ту пору до драки разве что не доходило, «абы» кусочек побольше достался. Я делю сохранённый кусочек, и ты по достоинству оцениваешь деликатесность гостинчика.

Пашня васильковая пока не пашня, а пшеничное поле, где по краям – ромашки, а из глубины золотисто-пахучей (очень изредка сегодня) с бирюзовой задумчивостью смотрят глаза моих васильков заветных. С трудом набираю застенчивый букетик. Пусть на сей раз дома постоит – возле фотографий.

Как хорошо, что в этом году я успел укрыть мою Валю васильками зеленоградскими.

С у л ы б к о й

 

 

Л и м е р и к и

 

Сидел я вечером на кухне тихо-мирно и радиоточку слушал. И узнал о новом жанре (или новой технике ???) стихосложения. Заинтересовался, им, искать начал. И вот что нашёл:

Ф о р м а

Традиционно лимерик имеет пять строчек, построенных по схеме AABBA, причём в каноническом виде конец последней строки повторяет конец первой. Сюжетно лимерик строится примерно так: в первой строке говорится, кто и откуда, во второй — что сделал, а далее — что из этого вышло. Чаще всего лимерик написан анапестом (1-я, 2-я и 5-я строки — трехстопным, 3-я и 4-я — двустопным), реже амфибрахием, ещё реже — дактилем. История.Название происходит от ирландского города Лимерик, однако связь между городом и стихотворениями, которые стали называть так с 1896 года, точно не известна. «Имя города и дало название шуточным стихотворениям из пяти строк. Происхождение слова „лимерик“ точно не известно. Предположительно оно заимствовано из названия хоровой песни ирландских солдат 18 в. «Приедешь ли в Лимерик?» По другой версии, название стихотворения восходит к обычаю придумывать и петь на вечеринках шуточные песенки, неизменным припевом которых была, опять же, фраза „Will you come up to Limerick?“ („Вы приедете в Лимерик?“) ………………………………………. Наиболее известным автором английских лимериков считается Эдвард Лир. В России его стихи известны в переводах Григория Кружкова, Марка Фрейдкина, Евгения Клюева и других. Григорий Кружков, анализируя лимерики Лира, обнаруживает в них неожиданно серьёзный подтекст, тонкие связи с личной биографией поэта и парадоксальные переклички с поэзией Уильяма Батлера Йейтса. Много прекрасных образчиков встречается и у других британских поэтов, в частности, у знаменитого Льюиса Кэрролла. Существует мнение, что тяготение к лимерику связано с британским национальным характером: так, Георгос Сеферис в письме Лоуренсу Дарреллу замечал: «Думаю, что писать лимерики — хорошее упражнение для одинокого человека, можно предположить, что этот жанр развился в Англии потому, что все вы, островитяне, одиноки». К тому же, по справедливому замечанию критика, лимерики нельзя переводить, их воссоздают «с ничего» на чужом языке. Переводчику, если он желает во что бы то ни стало сохранить за собой это звание, приходится действовать обходным манером. Тем не менее, в XX веке оригинальные лимерики появились на разных языках. Особенно популярен этот жанр среди самодеятельных авторов в Интернете. Дань лимерику отдали многие известные литераторы, чьи интересы в целом лежат совершенно в других областях литературы, — в частности, Сергей Аверинцев, Татьяна Щербина. У нас в России жанр лимерика активно развивается благодаря поэтам-иронистам. Таким, в частности, как Анатолий Белкин, Игорь Иртеньев, Сергей Сатин, Сергей Шоргин и многие другие

. Примеры лимериков

There was a young person of Ayr, Whose head was remarkably square: On the top, in fine weather, She wore a gold feather; Which dazzled the people of Ayr. Жила-была дама приятная, На вид совершенно квадратная. Кто бы с ней ни встречался, От души восхищался: До чего ж эта дама приятная!» Перевод Григория Кружкова (1993)

Переводить лимерики необычайно трудно, и то, что вы сейчас прочитаете – это лишь более или менее удачные их переводы (а чаще всего – пересказы) на русский язык, выполненные Марком Фрейдкиным ( Григорием Кружковым Сергеем Шоргиным и Борисом Архипцевым

 

 


Жил старик с сединой в бороде, Восклицавший весь день: «Быть беде!

Две вороны и чиж,

Цапля, утка и стриж

Свили гнезда в моей бороде!»

 

Шаровидный старик с Дарданелл

Пил тогда, когда пить не хотел.

На слова «стыд и срам!»

Возражал: «Знаю сам!» —

Тот упрямый старик с Дарданелл.

 

Самобытный старик из Милета

Никуда не ходил без жилета.

— Впору ль вам ваш жилет?

— Разумеется, нет! —

Отвечал всем старик из Милета.

 

Жил да был как-то парень в Марселе,

Чьи ботинки ужасно скрипели.

«Эта обувь — из кожи? —

Нет, совсем не похоже!», —

Удивлялись все люди в Марселе.

 

Жил да был старикашка из Бонна;

Он повёл себя очень резонно:

Приобрёл он кобылу

И погнал что есть силы, —

Так он спасся от жителей Бонна.

 

У находчивой леди из Гревса

Суп стоял на огне, но не грелся. * Чтоб поправить дела,

Масло в пламя лила

Расторопная леди из Гревса.

 

Близорукий Фома из Литвы

Даже ногу не видит, увы!

Скажут: «Вот ваш башмак» —

Он не верит никак.

Недоверчив Фома из Литвы!

 

В дочке честный старик из Моравии

Чрезвычайно ценил благонравие,

Но она почему-то

Вышла замуж за плута,

Огорчив старика из Моравии.


И вот что вышло у меня перед сном тем же вечером:

Товарищ мой ехал из Лондона,
И стало товарищу холодно.
Он очень дрожал,
Но путь продолжал,
Упрямый товарищ из Лондона.

 

Сидел человек на диване
И всё занимался делами.
Когда утомлялся,
Слегка расслаблялся
На том же дурацком диване

 

Я в парке гулял в воскресенье
И днём наслаждался весенним.
Вдруг старец почтенный

Навстречу с пантерой
В саду городском в воскресенье.

 

Две бабки на скамеечке
Совместно ели семечки.
Наелись до отвала -
И сразу тесно стало
На узенькой скамеечке.

На такие вот лексические упражнения подвигла вчерашняя радиопередача. А вот что сочинилось прямо сейчас:

Один гражданин из Америки
Зачем-то прислал мне лимерики.. Но так удружил,
И так рассмешил
Меня гражданин из Америки.

Почтенная дама из Гусева, Маньяка увидев, не струсила, А бланки достала, Допрашивать стала Маньяка из города Гусева.

Стареющий дамский угодник Под лёд провалился сегодня. «Кому теперь нужен Оплаченный ужин!» – Расстроился дамский угодник.

 

Я в гости к печальным соседям Зашёл с гималайским медведем. А мишка смутился – Под ванну забился. И весело стало соседям.

 

Давным -давно в Калининграде Я рифмы плёл забавы ради. Потом наловчился – И сборник случился Осенним днём в Калининграде

Следующие пятистишия написаны по заказу и на время.

Если можешь изрядно лениться, С этим чувством ничто не сравнится. Станет разве охоты Тратить пыл на работу, Если можешь изрядно лениться,

Дамы с восторгом в Америке
Мои принимают лимерики.
В Гусеве падают
Люстры нарядные -
Так веселятся в Америке.

 

Мне стильные туфли на шпильке достались, Но на 2 размера тесней оказались. Я плакать об этом не буду – Нормальные шпильки добуду. А тесные всё-таки зря мне достались.

 

На улице вдруг развязался шнурок.
Я этого сразу заметить не смог.
И вот каблуком зацепился
И на землю с воплем свалился.
Калекою сделал проклятый шнурок

 

Гражданка, читая лимерики, Почти что дошла до истерики. И так хохотала, Что люстра упала: Такие смешные лимерики.

 

Купил в магазине я тесную обувь. В таких башмаках походить-ка попробуй! За час иль немножко поболе Такие натопчешь мозоли, Что выкинуть хочется тесную обувь.

 

А эти лимерики – с лирическим оттенком

 

Груши – лучше?

Ешь ананасы, рябчиков жуй… В. Маяковский

Отведать загадочный плод авокадо

Заветною было мечтой адвоката.

Но, крохотный скушав кусочек,

Он понял, что больше не хочет.

С тех пор и не ест адвокат авокадо.

 

Практика в Галактике

На далёких просторах Вселенной, Где как жемчуг созвездья горят… Песня

Бывает, встречаются львы-адвокаты,
Но фактам таким ужасаться не надо:
Ведь это они не от злобы -
Такие у них гороскопы.
Вот так и случаются львы-адвокаты

 

Про киску Алиску

В старом замке коты уснули… Ф. Фениковски

 

Живёт у Ирины пушистое чудо.
Оно за хозяйкою следует всюду.
И сможет на совесть
Компьютер освоить
Такое пушистое нежное чудо

 

Ф р а з ы – п р о к а з ы

 

Не та мечта

Сейчас я упаду. Агния Барто

Огромный бык имел желание Постичь фигурное катание И думал, что довольно быстро Отличным станет фигуристом.

Всю зиму провёл на замёрзшем пруду, Но выглядел там как корова на льду

Не надоть падать

Чтоб у каждого звезда под потолком!

М.Исаковский

Желая потрудиться спозаранку, В приподнятом прекрасном настроении Электрик юный лезет на стремянку И там поёт: «Остановись, мгновение!»

Всё кончилось банально и невесело, Парнишке не до песенок пока: Стремянка потеряла равновесие. Не думай о секундах свысока!

Сказание про наказание

Вор должен сидеть в тюрьме! Глеб Жеглов

Стащил мужик исподтишка С колхозной фермы два мешка Добыча страшно дорога: В мешках – копыта да рога.

Спеша домой тропой заветной, Он впопыхах задел за ветку. Бедняга от усилий взмок, Но отцепить мешка не смог.

Ворча нецензурно, воришка сердито Вокруг посмотрел и – отбросил копыта.

Вышивка и выпивка

Трезвость – норма жизни. Наш лозунг

 

Крестьянка, уютно усевшись под стог, Нехитрый узор вышивала крестом. Но тут непогода её напугала, И, бросив работу, она убежала.

С другой стороны почти в этот же миг

Приблизился поступью шаткой мужик. Блаженно сел, глаза прикрыл, Но тут же с воплем подскочил:

Он ЭТИМ местом, несомненно, * Нашёл иголку в стоге сена

 

Проба и злоба

Алмазы, жемчуг, серебро!

Н. Некрасов

Один законченный пижон

Купил из золота кулон,

Который формой безупречной

Напоминал слегка сердечко.

 

Но упомянутый пижон

Был чести начисто лишён,

И вся общественность страдала

От склок его и от скандалов.

 

Он людям ни сна не давал, ни покоя,

Хоть вроде бы сердце имел золотое.

И пускай Версаче плачет

Только сдвинь корону набок, Чтоб не висла на ушах. Леонид Филатов

 

Зашёл Семён в "Гостиный двор"
Примерить головной убор.

Хоть в супермаркете столичном
Ассортимент весьма приличный,
Но для малютки-головы
Размера не было, увы.

Герой, нисколько не расстроен,
Хватает тот, что больше втрое
И предвкушает, как похвалится
Друзьям обновкою от Зайцева.

Его душа покупке рада.
Купил вина, обмыл как надо.
Домой идёт походкой шаткой.
Но видно: не по Сеньке шапка

 

Об отдыхе на воздухе

Ой, где был я вчера! Владимир Высоцкий

Три друга после смены тяжкой трудовой Традиционно подошли к дверям пивной. За стопкой стопку пьют самозабвенно, и Любое море стало по колено им

 

По упомянутой традиции опять, Когда они решили малость погулять, Свалились где-то в подворотне до утра. Как упоительны в России вечера!

О драме в Панаме

И тени вниз летели со скалы Песня

Аквалангист в ужасном горе: Он ласты повредил на море. Его настолько все жалели, Что он вздохнул и – ласты склеил.

Дирол» на стол!

 

Вот такому бы гимнасту

Продавать зубную пасту!

С. Маршак

 

Вернувшись из рейса, бывалый матрос

Два зуба акульих сынишке привёз.

Мальчишка, конечно, без памяти рад,

Глазёнки ребёнка восторгом горят.

 

И с завистью ребята их двора

За ним ходили с самого утра.

А тот с достоинством держался,

С подарком ни на миг не расставался.

 

Всё ж перед сном подросток втихомолку

Вздохнул и – зубы положил на полку.

 

Остолбенение, не менее

Чем заниматься?

В. В. Маяковский

Из нового рейса всё тот же матрос

Сынку обезьянку ручную привёз.

 

Обычно я тщательно рифму ищу, Но несколько строчек сейчас пропущу:

Я радость семьи передать бы не смог –

Здесь просто бессилен мой авторский слог.

 

Вот люди ушли по делам спозаранку,

В квартире осталась одна обезьянка.

Прошлась по комнате игриво –

Какой простор для креатива!

 

Она тотчас взялась за дело, И вмиг работа закипела.

 

А вскоре, бодрый и весёлый,

Домой сынок пришёл из школы.

Едва порог переступил,

Как изваяние застыл.

 

А поразила чувства сына

Довольно сильная картина:

Карниз и шторы на полу,

Посуда свалена в углу.

 

Как новогодние игрушки

Висят на люстре две подушки –

Из многочисленных прорех

Струятся перья, словно снег.

 

Застрельщик славных начинаний

В восторге скачет на диване

И обсыпается мукой

Как пудрой самой дорогой.


Просмотров 253

Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2020 год. Все права принадлежат их авторам!