Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ КАК ФИЛОСОФСКИЕ КАТЕГОРИИ



На уровне повседневного сознания бросается в глаза факт текучки времени: от прошлого к настоящему и от настоящего к будущему. Не­которым представляется, что можно также “убить время”, заявляют, что “время - это деньги” и т.п. Конечно, внимание заслуживают разные ме­тафорические представления о времени (можно насчитать несколько сотен таких метафор). Но в научном плане время соотносится прежде всего с изменяемостью. С.А. Аскольдов справедливо отмечал: Изменения “составляют корень или сущность времени, осложняемую лишь различными привходящими подробностями и обстоятельствами, отвечающими на вопрос, как это изменение совершается. Изменение можно определить как единство исчезающего, пребывающего и появляющегося. Иными славами, изменение есть единство прошлого, настоящего и будущего. Время и изменение не связаны друг с другом, а просто есть одно и то же, лишь выражаемое разными словами и в разных аспектах мысли. Для всех рассуждений о времени и безвременно­сти необходимо иметь в виду следующее положение: если нет времени, то нет и изменения, если нет изменения, то нет и времени”. Именно тройственность времени и всякого изменения обнаруживает во времени другую его особенность, а именно проникающее его единство изменяющегося бытия. Об изменении можно говорить лишь в том случае, когда моменты изменения как-то объединены. И это объединение непредставимо и немыслимо иначе, как в сознании и через сознание. Область материальных изменений, если отмыслить от нее сознание наблюдающего субъекта, в сущности, потеряли бы свою изменчивость... В мертвом останется лишь рядоположение статических моментов, в котором нет ни прошлого, ни настоящего, ни будущего... Итак, изменение, или, что то же, время, есть прежде всего достояние души. Его содержание прежде всего психологично”. А.С. Аскольдов, как видим, психологизирует понятие “время”, хотя им верно подмечена связь времени с изменением (надо бы только это “изменение” выводить прежде всего из самой материальной действительности).

Идеалисты так или иначе отрывают реальное, физическое время от своего объективного содержания и делают его зависимым от субъекта или некоего Духа. Беркли, Юм, Мах полагают, что время есть форма индивидуального сознания. И. Кант трактует время как априорную форму чувственного созерцания. Для объективного идеалиста Гегеля характерно понимание времени как категории Абсолютного Духа, кото­рая реализуется в предметах природы. Французский философ А. Берг­сон сочетает в своих построениях субъективный идеализм, психологи­зируя время, с объективным идеализмом; для него “время” (немате­риальная “длительность”) - первооснова всего сущего, а материя, время, движение — различные формы проявления “длительности” в человече­ском представлении и в рассудочных схемах науки; познание "длительности” доступно лишь интуиции.



В истории философии обращено внимание на некоторые парадоксы понятия “время”. Один из них состоит в том, что сопоставляется прошлое, которого уже нет, и будущее, которого еще нет, и делается вы­вод, что настоящее — это момент, который неуловим; некоторые даже полагают, что времени вообще-то нет, это якобы наша иллюзия.

Теолог и философ средневековья Блаженный Августин писал, что будущего, ни прошедшего не существует, и неточно выражаются о трех временах, когда говорят: прошедшее, настоящее и будущее; а было бы точнее, кажется, выражаться так: настоящее прошедшего, на­стоящее будущего. Только в душе нашей есть соответствующие тому три формы восприятия, а не где-нибудь инде (т.е. не в предметной дей­ствительности). Так, для настоящего прошедших предметов есть у нас память или воспоминание (memoriа); для настоящего настоящих пред­метов есть у нас взгляд, воззрение, созерцание (intuitus), а для настоя­щего будущих предметов есть у нас чаяние, упование, надежда (exapectatio)”. Для него, как видим, тоже характерна субъективистская трактовка времени, не отрицающая “прошлого” или “будущего” предме­тов, но подчиняющая их, в конечном счете, духовным способностям человека. Вместе с тем он выразил (пусть и в свойственной ему форме) одну из трудностей в понимании соотношения прошлого, настоящего и будущего.



Многие из идеалистов фактически заостряют внимание на перцептуальном (психологическом) времени. Действительно, есть наше восприятие или наше ощущение времени. Оно относительно самостоятельно, в восприятии оно может “бежать”, “стоять”, течь “замедленно” и т.д, В своем сознании мы можем очень быстро воспроизвести события давнего прошлого, реально происходившие в течение ряда лет. Но в реалистиче­ской философии такое время трактуется иначе, чем в идеализме: в дей­ствительности физическое время приоритетнее перцептуального, именно оно лежит в основе психологического восприятия. Перцептуальное время помогает нам познавать реальное время и лучше ориентироваться в нем.

С точки зрения современной науки и философии понятие времени есть прежде всего отражение реального времени. Время - это совокуп­ность отношений, выражающих координацию сменяющих друг друга состояний (или явлений) - их последовательность и длительность. Вре­мя как философская категория обозначает универсальную структуру (порядок) необратимой смены событий, последовательности и дления процессов и объектов в их существовании, движении и развитии.



Наиболее общими свойствами времени являются его одномерность и однонаправленность. Будущее как процесс реализует возможности, ко­торые переходят в действительность, в настоящее, а настоящее, чрева­тое прошлым, уже в момент становления “действительного” переходит безвозвратно в прошлое. “Мгновение” неотделимо ни от будущего, ни от прошлого; оно наряду с длительностью является свойством времени; мгновение — это некоторый, далее нерасчленяемый атом “длитель­ности”; из множества “моментов” и складывается прошлое, несущее в себе следы последствия “настоящего”.

В отличие от времени физическое пространство макромира обрати­мо. Если во времени нельзя, к примеру, вернуться в прошлое (в прямом смысле слова), то в пространстве мы имеем возможность возвращаться на прежнее место пребывания многократно. Пространству свойственна также трехмерная система координат при одновременном рассмотрения явлений: высота, ширина, длина.

В каждой форме движения материи пространство специфицировано. Социальное пространство, например, это область, в которой скрещиваются и переплетаются социальные интересы, симпатии и антипатии ин­дивидов, групп, классов. Говорят о “социальном расстоянии”, “социаль­ном чувстве” (в пространственном смысле). Близкое социальное расстояние есть не что иное, как сочувственное взаимопонимание, существующее между субъектами (индивидами, социальными группами, клас­сами, государствами, народами).

Если иметь в виду физическое пространство, то оно обозначает уни­версальную структуру (порядок) взаиморасположения и протяжения материальных объектов в их существовании, движении и развитии. По­нятие пространства в этом случае определяется еще и так: пространст­во - это совокупность отношений, выражающих координацию сосуще­ствующих объектов,их расположение друг относительно друга и от­носительную величину.

Пространство, как и время есть атрибут, т.е. существенное свойство, материи. Они есть коренные формы существования материи. Отмечая, что они есть формы, философы тем самым предполагали, что как фор­мы они определяемы и обусловливаемы содержанием, т.е. материей.

В философии и науке, кроме идеалистических и материалистиче­ских трактовок пространства и времени, существуют еще другие кон­цепции, среди которых важнейшими являются субстанциальная и ре­ляционна! концепции. Они различаются между собой по вопросу о том, представляют ли пространство и время самостоятельные (наряду с материей) субстанции или же они производны от этой субстанции, оп­ределяются взаимодействиями вещей. В античной философии основы субстанциальной концепции пространства были заложены Демокритом (наряду с атомами он признал существование пустоты, в которой дви­жутся атомы; размеры атомов не зависят ни от каких, факторов); суб­станциальную концепцию времени мы обнаруживаем уже у Платона. Реляционная же концепция пространства и времени впервые встречает­ся в работах Аристотеля. Неизменность пространства и времени, их неизменяемость были ведущей линией в их трактовке на протяжении многих столетий. Французский философ Гассенди, например, писал: “Я, по крайней мере, знаю одно единственное время, которое, конечно (я этого не отрицаю), может называться или считаться абстрактным, по­скольку оно не зависит от вещей, так как существуют вещи или нет, движутся они или находятся в состоянии покоя, оно всегда течет равно­мерно, не подвергаясь никаким изменениям” .

Классическое свое выражение субстанциальная и реляционная кон­цепции получили в конце XVII - начале XVIII в. в работах Ньютона и Лейбница. Ньютон во всей своей полноте представил точку зрения, со­гласно которой время, а также пространство не зависят ни от массы вещества, ни от скорости движения тел. По его представлению, про­странство есть гигантских размеров пустое вместилище, в котором не­зависимо друг от друга с неизменяющимися размерами (независимо от Их скорости) движутся многочисленные тела. Пространству и времени он приписал характер абсолютных, т.е. возвел их наряду с материей в ранг субстанций. “Абсолютное пространство, - утверждал он, - по самой своей сущности безотносительно к чему бы то ни было внешнему остается всегда неподвижным и одинаковым”. “Абсолютное время само по себе и по самой своей сущности, без всякого отношения к чему-либо внешнему протекает равномерно”. Его оппонент - философ Лейбниц, отстаивал, наоборот, зависимость пространства и времени от отношений вещей. Если для Ньютона, например, доска занимает какое-то пространство, которое остается, если вы уберете ее, то для Лейбница пространство - это и есть соотношение доски с окружающими ее предме­тами; вне этого соотношения нет и пространства. Для Ньютона пространство есть субстанция (своего рода “вещь”), для Лейбница это есть своеобразное отношение.

В настоящее время реляционная концепция связана с именами А. Эйнштейна, В .А. Фока и др. Из теории относительности следовали два важных в философском отношении вывода: во-первых, при скоростях, близких к скорости света, длины тел сокращаются примерно в 2 раза (ракета, имевшая 100 метров на Земле при движении с околосветовой скоростью по отношению к Земле будет иметь уже размер примерно 50 метров); во-вторых, темп течения временных процессов замедляется при скорости, близкой к световой (было подсчитано, что течение времени при этих условиях замедляется примерно в 40 раз). Теория относитель­ности показала зависимость пространства (протяженности тел) и време­ни (темпа длительности протекания процессов) от скорости движущихся тел. Кроме того, в геометрии Лобачевского и Римана была показана возможность искривления пространства в зависимости от массы тел, Иначе говоря, пространство и время - не независимые, а изменяемые свойства материальных систем.

К настоящему времени происходит сближение между собой суб­станциональной и реляционной концепций пространства и времени. Физики, например, признают, что, будучи сторонниками реляционной кон­цепции, они обращаются вместе с тем при решении ограниченных задач к некоторым представлениям субстанциального характера (к статиче­ской концепции времени). Считается, что в дальнейшем основой теории времени все же останется реляционная концепция.


Просмотров 762

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!