Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Глава 2. АНТИЧНАЯ И СРЕДНЕВЕКОВАЯ ФИЛОСОФИЯ



АНТИЧНАЯ ФИЛОСОФИЯ

Традиционно развитие греческой философии рассматривается как некий цикл от ее зарождения через расцвет и зрелость к упадку. За­рождение древнегреческой философии мы рассмотрели выше при опи­сании процесса становления философии и выделения ее из мифа. Те­перь остановимся вкратце на основных этапах ее развитая.

В центре всего классического периода расцвета античной филосо­фии лежат представления и разработка учений о цельном чувственно­материальном Космосе.

Этап ранней классики (Фалес, Анаксимандр, Гераклит, Пифагор, Парменид, Анаксагор, Демокрит) характеризуется интуитивным рас­смотрением чувственно-материального Космоса. Это своеобразная ин­туитивная натурфилософия.

Поиски первоэлементов мира ведутся здесь в их материальных, ре­альных, осязаемых нашими органами вещах, явлениях и стихиях, кото­рые окружают человека. Человек живет на земле, это его основа, по­этому безусловно верным было бы предположить, что это и основа Космоса. Однако земля неподвижна, а мир движется, значит, должны быть основы этой текучести мира, и их находят в воде и воздухе. Но и земля, и вода, и воздух как бы всегда присутствуют, всегда есть, а в мире существует еще смерть и уничтожение, и в качестве такой стихии, отражающей данные процессы, выбирается огонь, который трактуется как особый элемент материи, подвижный и тонкий. В свою очередь, поскольку и огонь не был вечен, требовалось некоторое более абст­рактное, хотя и менее чувственно-конкретное представление, отражаю­щее вечность мира и материи. В качестве этого выступает эфир как особая разновидность огня-света.

Философы понимали, что любое явление, любой исследуемый объект многообразен и обладает свойствами, которые не всегда могут был» об­наружены чувствами. Поэтому ионийской традиции Фалеса, Анакси­мандра и Анаксимена, разрабатывающих учение о физической материи как первичной по отношению к форме, противостоит пифагорейская традиция, в которой важное место занимает форма, с помощью которой материя, обладающая потенциальными свойствами, становилась кон­кретным предметом (оформлялась). Реализацией этого представления стало пифагорейское учение о числах.



Другие философы попытались совместить материю и форму. Представитсли элейской школы (Ксенофан, Парменид, Зенон и др.) утверждали, что первичной выступает именно форма. Напротив, атомистическое направление (Левкипп, Демокрит) отдавали примат материи. В результате дискуссий возникает синтетическое направление, в рамках которого предпринимается попытка связать материю и форму, множественность и единство и рассмотреть их как взаимопереходящие друг в друга. Эмпедокл рассматривал такой переход как результат космических переворотов, которые осуществлялись с определенной периодичностыо. Диоген Аполлонийский, напротив, - как постепенный переход одного в другое.

Все эти процессы, происходившие в умах философов, постепенно сформировали то, что мы сейчас называем основным достижением ан­тичности, а именно диалектику как особый метод рассмотрения объ­ектов с выделением в них противоположных сторон, но находящиеся в единстве, как возможность синтетического, объединяющего рассуждения о многообразии окружающего нас мира, о разнородности процесса в нем.

Одно из центральных мест в античной философии занимает развито учения о логосе. В обыденном значении логос не что иное, как просто речь, как некое упорядоченное обращение. Поэтому можно встретить данный термин в значении беседы, суждения, решения или даже всеоб­щего математического смысла, порядка. Кроме того, в греческой тради­ции логос рассматривался как жанр прозы, отличной от поэзии, а люди, работающие в данном прозаическом жанре, назывались логографами. В античной драме логос обозначал диалог действующих лиц, в отличие от хорового выступления. Однако в современную культуру входит понимание данного термина, прежде всего его философская интерпретация. И здесь логос означает процесс рационального (логического) проникновения мыслящего человека в смысл явлений, противостоящий нерациональному мышлению. Логос - это не речь обычного чело­века, а особое свойство чувственного Космоса. Он как нечто объективное, субстратное является выражением деятельности Космоса по упорядочиванию мира, это все, что противостоит хаотичному и бесформенному.



На этапе средней классики активно разрабатываются проблемы Диалектики.

Диалектика рассматривается софистами (Протагор, Горгий и Др ) как определенный прием обоснования доказываемых положений, часто вовсе безотносительно к их истинности в современном значении этого слова, что позволяет ее использовать часто для обоснованна прямо про­тивоположных утверждений. Такое использование часто обозначают как “негативная диалектика. Однако в этот же период возникает и несколько иное понимание диалектики, разрабатываемое в сократовской философии (Сократ, Ксе­нофонт), которое можно обозначить как “позитивная диалектика", с которой многие исследователи и связывают начало философии как та­ковой. Не случайно в периодизациях историко-философского процесса предшествующий период называется досократовским, а философы, сто представляющие, - досократиками.

Зрелая классики характеризуется более широким использованием диалектики, которая применяется ко всему чувственно-материальному Космосу. Платон расширяет сферу применения сократовской диалекти­ки, используя данный метод применительно буквально ко всему, в том числе и к натурфилософской области. Ему удалось объединить интуи­тивно -физическую данность и систему диалектически развитых катего­рий при описании чувственно-материального Космоса. С одной сторо­ны, для Платона диалектика оставалась в сократовской традиции осо­бым способом поиска истины. С другой - он строит собственное пони­мание чувственно-материального Космоса как синтеза ума и необходи­мости, идеи и материи. Материя трактуется как нечто неопределенное и бесформенное, а идея, напротив, - как нечто оформленное, ограничен­ное.



В поздней классике (Аристотель) разрабатывается мысль о всеоб­щем становлении, а идея выступает в качестве оформляющей силы. Порождаемый идеей облик вещи называется эйдосом (некая причинно­целевая конструкция). Весь Космос трактуется как огромный эйдос, причинно-цел ев ая конструкция всего мира, “эйдос эйдосов”, “идея идей” - “ум-перводвигатель”. Он является причиной самого себя, он мыслящий, но и мыслим. Это некое самомыслящее существо. У Ари­стотеля, таким образом, “вечная идея не просто является чем-то непод­вижным и недеятельным, но все время находится в действии, в станов­лении, в творчестве, в жизненном искании, в преследовании тех или иных, но всегда определенных целей”1. Не существует вещи самой по себе и идеи самой по себе, такое противопоставление чисто мысленное, реально они взаимно переходят друг в друга.

Период, который часто обозначается как закат античной философии, характеризуется рассмотрением чувственно-материального Космоса не как объекта, а как субъекта, в котором заключаются воля, чувства, аф­фекты, который осознает себя сам и который может быть творцом ис­тории.

В раннем эллинизме (IV-I вв. до н.э.) выделяются три школы - эпи­куреизм, стоицизм и скептицизм, которые по-разному стали трактовать чувственно-материальный Космос: не только как нечто объективно дивное, но на него переносились и все субъективные человеческие переживания, в этом плане он рассматривался как “мировой субъект"

Эпикуреизм (Эпикур, Лукреций, Гораций) исходит из того, что любому ощущению, чувству должна предшествовать “ощутимость" как некое первосвойство, некая аксиома. Атомы стали мыслительными конструкциями, аналогиями ощутимости бытия, которые могли менять своё направление, а источник их движения находился в них самих. Такой же ощутимостью были и боги, которые уже поэтому ни от чего не могли зависеть: “ни они не воздействуют на мир, ни мир не может воздействовать на них”1.

Подлинным источником познания, который никогда нас не обманывает, являются чувства. Объективно существующие вещи “источают потоки атомов, каждый из этих потоков внутренне содержит образ вещи, который запечатлевается в душе. Результат этого воздействия ecть ощущения, которые истинны, если соответствуют вещам, и ложны, если способны передавать иллюзорную видимость соответствия вещам. Ощущения являются основой для формирования представлений, которые сохраняются в памяти. Их совокупность может быть названа прошлым опытом. Имена человеческого языка фиксируют представления. Значе­нием имен служат представления, соотнесенные через образ (поток атомов) с вещью.

Кроме обычных пяти органов чувств, Эпикур выделяет наслаждение и страдание, которые являются оценочным комплексом, позволяющим различать не только истину и ложь, но также добро и зло. Отсюда вы­текает знаменитый принцип свободы эпикурейства, который на самом деле выступает не просто как некоторая внутренняя активная позиция, а как выражение самого устройства мира. Это была не субъективная воля человека, но объективное положение дел. То, что способствует наслаждению, является добром, а то, что приносит страдание, является злом. Философия предназначена для познания путей к наслаждению и вместе с этикой - к счастью. Знание освобождает человека от страха перед природой, богами и смертью. Человек живет в мире страстей, должен иметь обоснованные убеждения, ценить любовь и дружбу, всячески избегать отрицательных страстей и ненависти, которые способны разрушить основы общественного договора.

Стоицизм (Ш в. до н.э. - Ш в. н.э. ) по многим позициям существенно отличается от эпикуреизма. Стоики не принимали механистиче­ского атомизма эпикурейцев, согласно которому человек являлся таким же сцеплением атомов, как курица и червяк. По их мнению, атомизм принципиально не мог объяснить нравственную и интеллектуальную сущность человека. Не принимали стоики также и эпикурейской этики наслаждения ради наслаждения, противопоставляя ему спокойное вос­приятие мира таким, каковым он является.

Стоицизм просуществовал много веков, поэтому философская про­блематика здесь претерпевала серьезные изменения. Круг проблем, ко­торый разрабатывался стоиками, был очень обширен, но основные мо­менты были связаны с исследованием проблем логики, физики и этики, которые считались тремя важнейшими частями философии. Это позво­лило стоикам образно представить свою философию в виде фруктового сада, в котором логика является защитной стеной этого сада, физика - его деревьями, а этика - плодами. Этот образ удачно показывает основ­ную установку стоиков; целью и высшим предназначением философии должно стать обоснование нравственных представлений. Философия и философствование являются искусством практической жизни и руково­дством к таковой.

В раннем стоицизме придается огромное значение проблеме смы­словой значимости слова. Смысл слова изначален. Это особое состоя­ние (лектон), присущее только слову, некое осмысление существующе­го в виде особого организма. Только участие разума превращает звук голоса в осмысленный язык. Соответственно основой познания является получаемое от воздействия предмета на органы чувств восприятие, ко­торое меняет состояние нашей материальной души (Хрисипп) или даже “вдавливается” в нее как в воск (Зенон). Возникший в результате отпе­чаток-впечатление составляет основу представления и вступает в связь с представлениями другая людей. Представления будут истинными, если они одинаковы у многих людей, совместное переживание представлений является критерием их истинности. То есть понятия возникают как об­щее различных восприятий, как некое предвосхищение внутреннего логоса. Признание представления (а значит, и понятия) в качестве ис­тинного связано с очевидностью его соответствия реальности и одно­временно с одинаковостью способов установления такого соответствия у всех людей.

Учение о природе стоиков признает в качестве единственно достой­ного для философского исследования были только то, что действует или страдает, то есть тело. Существует два тесно связанных друг с дру­гом основания бытия. Первое - пассивное, ему соответствует материя, второе - деятельное, это - форма, понимаемая стоиками как логос. Ло­гос - это мировой разум, который одухотворяет материю, лишенную свойств, и тем самим вызывает ее планомерное развитие. Он неразрыв­но связан с материей, пронизывает ее. Именно поэтому все в мире просходит так, как задумано божестdенным логосом. В мире нет случайностей, все происходит с необходимостью. И все же стоики считают свободу человека возможной. Но возможна она не для всех, а лишь только для тех, кто проникнет своей мыслью в божественный план. А такое подвластно лишь мудрецам. Так возникает знаменитая формула: “Свобода есть познанная необходимость”. Действие или поступок, совершаемые в соответствии с познанными законами природы, общества, внутреннего мира человека, являются свободными.

Этика стоиков основана на признании счастья главной целью жизни человека, и в этой главной установке состоит ее сходство с этикой эпикурейцев. Но на этом все сходство и кончается. Счастье есть следование природе, внутренне разумное спокойствие, рациональное приспо­собление к окружающим условиям ради самосохранения. Благо направлено на сохранение человеческого существа, зло - на его уничтожение. Но не всякое благо одинаково ценно. Благо, направленное на сохране­ние физической жизни, по своей сути является нейтральным, а благо, направленное на сохранение и развитие логоса, разума, является под­линной добродетелью и может быгь оценено как моральное качество - добро (ему противоположное - порок). Предметы природы не подлежат моральной оценке. Все то, что способствует самосохранению двуединой сущности человека, является ценным. В соответствии с этим у стоики возникает важнейшее понятие - долг, под которым они понимают мо­рально совершенное поведение, опирающееся на рациональное следова­ние природе, понимание ее устройства, знание ее законов.

Средний стоицизм представлен такими фигурами, как Панеций (180-110 гг. до н.э.) и Посидоний (135-51 гг. до н.э.), которые “переносят” стоическое мышление на римскую почву, смягчая его из­начальную этическую жесткость.

Здесь активно разрабатываются проблемы теологии. Бог трактуется как логос, являющийся первопричиной всего, носящий в себе разумные зародыши всех вещей. Из разумности лотоса следует целенаправленный ход вещей и событий. В среднем стоицизме получает дальнейшее разви­тие платоновская мысль о мире идей, и Космос перестает трактоваться только как нечто вещественное, а понимается как отражение мира идей (Посидоний). Соответственно Космос из вещественного организма Пре­вращается в организм вещественно-смысловой, в котором большое зна­чение имеют внеразумные факторы, например судьба.

Поздний стоицизм связан с именами Сенеки (4 г. до н.э. - 65 г. н.э.), Эпиктета (50-138 гг. н.э.), и Марка Аврелия (121-180 гг. н.э.). В центре философских исследований здесь стоят моральные вопроси и проблема жизненной ориентации человека. Изменяется представавши о личности. До этого человек рассматривался как наивысшее произведевне природы. Жестокая эпоха данного периода, связанная, в частности, с усиленней гонений на возникшее христианство, порождает трактовку человека как существа ничтожного и одновременно беспомощного. Но все же многие идеи позднего стоицизма были приняты потом христиан­скими мыслителями и даже писателями эпохи Возрождения.

В это время расширяется понятие рабства, которое уже не связыва­ется только с физическим и экономическим подчинением одного чело­века другому. Так, например, Сенека уже трактует рабство очень ши­роко, включая в это понятие рабство перед страстями, пороками, веща­ми. Более того, телесное рабство может сопровождаться в самосознании индивида внутренней духовной свободой. Человеческая душа свободна и даже бессмертна. Живет она в оковах тела, которое может быть отнюдь не совершенным. Поэтому человек волен освободить из оков грешного тела бессмертную душу, совершив самоубийство. Сенека пытается ос­вободить человека от страха перед смертью, уравнивая позиции жизни и смерти как с необходимостью присущие человеку, одного без другого не бывает. Страх смерти снимается оптимистическим мотивом: кто не жил, тому и не умирать.

Эпиктет, разделяя взгляды Сенеки, выстраивает на этом различии телесной и духовной свобод концепцию, согласно которой человек яв­ляется специфически разумным и волевым существом, обладающим свободой разума и вали, вес остальное, кроме этого, у него можно от­нять. Эта идея была подхвачена христианством, за исключением того, что свободы человек мог достигнуть после смерти, и даже бессмертие души полагалось не каждому человеку, а лишь избранным, которые в смирении и безгрешно, под промыслом божьим прожили свою жизнь. Пришлась по душе христианству и абстрактная концепция равенства Сенеки: люди равны друг другу как существа природные. В христиан­ском учении равенство обеспечивается одинаковым отношением людей к Богу.

В связи с этим у стоиков возникает своеобразное отношение к фи­лософии. Философия понимается как своеобразный путь к формирова­нию устойчивого к невзгодам жизни характера, путь, который приведет к избавлению души от бренного, ничтожного, грешного тела, принесет истинную свободу человеческой души. Вся философия стоиков сводит­ся к прикладной (или практической) философии; метафизика, теория познания, логика их мало волнуют. Знание природы при этом необхо­димо для выполнения основной этической установки: жить в согласии с природой.

Последний римский стоик Марк Аврелий рисует мрачную картину состояния римского общества, которая характеризуется отсутствием идеалов, что порождает в человеке пессимизм и апатию. Одновременно он в своих философских произведениях и в своей практической деятельности как император пытается преодолеть те негативные следствия, которые может повлечь за собой данная ситуация в обществе. Поэтому жестокость и строгость стоической позиции он применяет прежде всего к самому себе, проповедуя будущий христианский принцип "отвечать на зло добром” или, в более мягком варианте, хотя бы не уподобляться в своих поступках поступкам злых людей . Ему удалось смягчить римские законы и отношение к различным слоям населения, в частности создав институт опекунства для бедных, больных детей, возведя в закона отношения между рабом и рабовладельцем, ограничив тем самым хоть как-то произвол последних. Даже знаменитые римские зрелища он попытался запретить или хотя бы смягчить, чем вызвал недовольство населения. “Когда он вооружил гладиаторов для отправления их на великую германскую войну, это почти вызвало возмущение. Тол­па кричала: “Он хочет лишить нас удовольствий, чтобы заставить нас философствовать".

Период императорства Марка Аврелия является, может быть, единственным в истории человеческой культуры, когда философы становятся правителями общества. Он попытался осуществить идеи Платона, сделав философов своеобразным привилегированным сословием, окру­жив себя ими. “Осуществилась мечта Сенеки, и философы стали вла­стью в государстве, известным конституционным учреждением, тайным советом, имевшим огромное влияние”. Тем самым Марк Аврелий сде­лал попытку построить управление обществом на принципах рацио­нальности. Именно этот период принято считать окончанием становле­ния знаменитого римского права.

Скептицизм - третье направление раннего эллинизма, наиболее круп­ными представителями которого быта Пиррон из Элиса (365-275 гг. до н.э.) и Секст Эмпирик (200-250 г. н.э.).

Представители данного направления последовательно проводят об­щий принцип раннего эллинизма, а именно принцип относительности всего нас окружающего, наших мыслей и наших действий. Он становится своеобразным общим методом исследования любых явлений и дейст­вий человека. Соответственно это приводит к отрицательной познавательной программе, и в основу философского подхода закладывается положение о том, что необходимо не познавать, а просто жить, не вы­сказывая никаких претендующих на истину суждений и сохраняя внутреннее спокойствие. Следствием такой установки явилось отрицание самоценности почти всей предшествующей истории философской мысли. Однако скептицизм имел и положительное значение благодаря тому, что он остро поставил проблему знания и истины, обратил внимание на возможность одновременного существования различных мнений, выступая против догматизма и абсолютизации какой-то одной истины.

Несовершенство органов чувств человека, его ничтожность перед величием природы, историческая ограниченность и относительность знания были возведены скептиками в оценочные принципы, сквозь призму которых был вынесен приговор философии: “Философия не способна дать адекватное знание”. Собственную неудачу в области философского познания, собственное бессилие перед не раскрывшейся для них истиной они лицемерно перенесли на всю философию в целом по принципу: “Если я чего-либо не знаю, то этого не существует”. Скептицизм как философское направление стал симптомом угасания творческой мысли греческих мыслителей.

Период упадка античной философии (I-V вв. н.э.) включает в себя не только греческую но и римскую философию. Основные его предста­вители - это Плотин(205-270), Порфирий (233-303); сирийский неоп­латонизм в лице Ямвлиха (умер ок. 306-337), Салюстия (сер. IV в.) и Юлиана; афинский неоплатонизм в лице Плутарха, Гиерокла, Сириана, Прокла.

У Плотина развивается учение о функционировании логоса как не­кой мировой предначертанности. Логос - это мировая душа, а точнее, ее деятельностная характеристика. С одной стороны, логос суров и про­является. как необходимый закон, С другой - организация Космоса через логос недостаточна. Логос совершенен лишь в чистом виде, поэтому его проявления могут быть столь разнообразны, что включают в себя и все несовершенства мира. С этого момента понятие логоса прочно входит в теологию, где оно переосмысляется как Слово Живого Бога. Бог окликает вещи, вызывая их из небытия. Жизнь Иисуса и есть воплоще­ние Бога в мир через логос. “В начале было Слово, и Слово было у Бога, и слово было Бог. Оно было в начале у Бога” (Еванг. от Иоанна. Гл. 1). То есть логос - это фактически вся совокупность божественной мысли, но он одновременно и процесс выражения, произнесения мудрости, божественного слова.

В этот же период происходит дальнейшее развитие представления о Космосе как самостоятельном мировом субъекте, а не как о субъекте с перенесенными на него человеческими свойствами. Космос рассматривается, как живое, одушевленное существо. Это некоторое возвращение к мифу, но уже на новой ступени, обогащенное предшествующими философскими рассуждениями. “Античная философия... началась с мифа и кончилась мифом. И когда был исчерпан миф, оказалась исчерпанной и сама античная философия"

Результатом этого процесса стали многочисленные направления первых веков нашей эры, которые называются синкретизмом и которые подвергают сомнению философские достижения античности, перерабатывая их с учетом такого неантичного явления, как христианство. Синкретизм стал этапом перехода от античности к ранней средневековой патристике, который включал в себя элементы и того и другого философских периодов. С одной стороны, основу бытия составляет личность, которая выше Космоса, это божественная личность (христианские идеи). С другой - Бог трактуется как существо, а поэтому ему могут быть присуши и свойства любого существа, в том числе и несовершенные (остаток античной мысли).

“Так красиво, но бесславно и так естественно и трагически погибла тысячелетняя античная философия, которая часто и глубоко влияла на многие явления последующих культур, но которая как живое и цельное мироощущение погибла раз и навсегда".

СРЕДНЕВЕКОВАЯ ФИЛОСОФИЯ

Гибель античной философии следует понимать как исторически не­избежный результат в развитии философской мысли, который был ор­ганически и неразрывно связан с вхождением человечества в новую ци­вилизацию. Специфика европейского варианта новой цивилизаций была обусловлена возникновением и развитием христианства. Конец античной философии — это конец языческой цивилизации. Однако античная философия дала начало развитию того, что мы называем европейской традицией в философии.

Непосредственным предшественником патристики принято считать Филона Александрийского (ок. 20 г. до н.э. - ок. 40 г. н.э.). Филон, опи­раясь на Гераклитовское представление о логосе как об упорядочиваю­щем начале чувственно-одушевленного Космоса, дает этому теологиче­скую интерпретацию. Логос у него увязывается с образом Бога-творца, что отвечает запросам формирующегося в этот период христианства. В последнем смысле логос либо отождествляется с первобожеством, вы­ступая как своеобразное свойство Бога, его Разум, совокупность его совершенств, либо рассматривается как особая подструктура божества, его “нижняя” часть, “второй бог”, задачей которого является осмысление мира. Это посредник между абсолютным существом и миром, бес­телесная реальность, способная активно влиять на материальный мир. Бог с помощью логоса, посредством его творит мир, вносит в него ра­зумность . Сначала Бог творит из ничего бесформенную, мертвую мате­рию, затем из нее по идеальным моделям из области логоса создает ве­щи, облекая их в идеальную форму. Так платоновские идеи становятся у Филона мыслями Бога. Филону принадлежит заслуга разработки основ христианской этики. У человека имеется три измерения жизни: фи­зическое (стремление к удовлетворению животных потребностей), ра­зумное (стремление к удовлетворению душевных и интеллектуальных потребностей) и духовное. Поэтому душа человеческая, так же как и тело, смертна и грешна. Жизнь в вере дает путь к спасению для людей, проживших жизнь под промыслом божьим. Добродетельные поступки - это поступки в соответствии с волей Бога. Христианская мораль неот­делима от веры и религии. Тем самым Филон закладывает традицию полемики с античностью в том, что касается утверждений о возможном бессмертии души (Платон).

Другая группа философов, таких, как Климент Александрийский и Ориген, разрабатывает проблему соотношения философии и зна­ния. Они стоят на позиции, что союз философии и знания возможен и даже укрепляет позиции разума, но фундаментом последнего тем не менее выступает лишь вера. Тертуллиан отрицает даже такое соеди­нение философии и христианской веры. Сам факт существования веры и верующих людей делает любое обращение к философии для обоснования веры бессмысленным. Чем проще человеческая душа, чем меньше в ней знаний, тем короче путь к Богу. Любые философ­ские учения способны только загрязнить первоначальную чистоту христианской веры.

С творчеством такого философа, как Аврелий Августин, связывается “золотой” век патристики. Философ считал, что существует два источника зла: первый - греховность самого человека, свободная воля которого преступила божественный закон, второй - стремление государства стать выше церкви. История человечества есть история борьбы царства света (божественное, духовное царство) с царством тьмы, дьявола (государство). Царство света - это град божий. Царство тьмы основано на любви к самому себе и ненависти к другому. Падение Рима есть закономерный результат распада империи дьявола. История продолжается и окончится полным торжеством христианства, после второго пришествия, Страшного суда наступит вечное блаженство для определенной части грешников (не для всех). Из творчества Августина особо можно выделить тот факт, что им фактически была основана герменевтиха как особого рода искусство толкования священных текстов. Он высказывает первые семиотнческие идеи. У него есть четкое определение знака (знак есть материальный, воспринимаемый органами чувств объект для обозначения предмета речи), разделение искусственных и естественных знаков, многие логические идеи. Он впервые в явном виде определяет фундаментальную герменевтическую категорию “понимание”, говоря о том, что “понимание есть переход от знака к значению”, переход, во время которого осуществляется познание значения путем запечатления в душе представления о воздействующем на нее знаке.

Переход от патристики к схоластике (как центральному звену сред­невековой философии) осуществляется в трудах Северина Боэция (ок. 480 - 524), который перевел на латинский язык основные произведения Аристотеля, тем самым перекинув смысловой мостик между античностью и средневековьем. Именно он обнаруживает в античности пробле­му универсалий, которая красной нитью пройдет через всю схоластику.

И наконец, центральным звеном средневековой философии (как мы уже отмечали) выступает мощнейшее направление схоластики, которое мы рассмотрим несколько подробнее.

Начальный период схоластики связан с императором Юстинианом, который в начале VI в. закрывает языческие школы. Вместо этого от­крываются школы монастырские, епископальные (при кафедральных соборах), придворные. Эти школы становятся центрами распростране­ния христианского учения в различные регионы Европы.

Иоанн Скот Эриугена (ок. 810 - ок. 877) считается основополож­ником схоластики. В своих трудах он исходит из идеи объединения Бо­га и природы (пантеизм) и закладывает принципы апофатического бого­словия, соединяя их с принципами катафатичесхого богословия. С од­ной стороны, Бог не обладает свойствами несовершенного реального мира, с другой стороны - любое наше утверждение о Боге должно вы­ражать восхищение ему как высшему существу. Поэтому земной поря­док вещей соответствует божественному, и светское политическое и государственное устройство органически встроено в общее целое ра­зумно устроенного по божественному установлению мира; истинная власть и истинная философия не должны противоречить друг другу, потому что истинная философия есть религия, философствование вне веры невозможно.

Один из выдающихся мыслителей XII в., Пьер Абеляр (1079—1142), участвуя в знаменитом средневековом споре об универсалиях, отстаива­ет номиналистическую позицию, утверждая, что реально Существуют отдельные вещи и универсалии возможны лак абстрактные понятия, существующие в разуме. Разум у него обладает относительной автоно­мней, Священное Писание не подлежит рациональному истолкованию, а церковная догматам и авторитеты церкви, основанные на рациональ­ном их толковании, могут подвергаться критике. Последнее послужило причиной осуждения произведений Абеляра церковью.

Средняя схоластика (с XI в.) характеризуется бурным ростом университетов, которые традиционно имели четыре основных факультета: философский, теологический, юридический и медицинский. Философ­ское образование было обязательным для студентов всех факультетов, что я определило тот факт, что здесь работало большинство крупных философов.

Бонавентура (1221-1274), отличая философию от теологии, считает, что теология начинается там, где кончается философия. Высшую причину всего - Бога - нельзя исследовать философскими методами, ра­циональными приемами. У теологии иные предпосылки - вера и откро­вение. Даже выстраивая свои доказательства (вроде бы по сути рацио­нальные приемы), Бонавентура в основание их вводит предположение о внутренне присущем человеческому разуму знании о существовании Бога. Эго знание является следствием веры, которая выше всякого зна­ния. Человеческое познание, согласно Бонавентуре, направлено на сотворенный Богом мир, поэтому всякое познание есть познание Бога. Он разделяет познание внешнего мира (как творение Бога), которое осуще­ствляется рационально, путем чувственного созерцания. Результатом этого становятся практически полезные знания. Познание Бога возмож­но лишь в результате особой психической погруженности человека в предмет его размышлений и веры в Бога в момент особого мистическо­го озарения. Здесь Бог приходит к человеку, соединяется с ним, поло­му это наивысшая ступень знания.

Позиция крайнего номинализма в споре об универсалиях придержи­вается Абеляр. Универсальность, с его точки зрения, может быть при­писана только словам. В процессе рассуждения мы говорим только о словах, я не о вещах. Но слово имеет двуединую сущность: материаль­ный знак, воспринимаемый органами чувств, и идеальное (логическое, мысленное) содержание. В универсалии мыслятся свойства, приписываемые идеальному содержанию. Поэтому универсальных сущностей в реальности не существует, в ней существуют только индивидуальные сущности (единичные вещи). Универсальные понятия являются резуль­татом абстрагирующей деятельности разума.

Роджер Бэкон (1215-1292) закладывает основы рационального н ме­тодического познания действительности, создавая предпосылки опытно- го естествознания. Известны его работы в области оптики, он предсказал изобретение телескопа, мечтал о создании судов без гребцов и многиx других удивительных для того времени аппаратов. Знание, по Бэкону, должно приносить пользу людям и может облегчить их жизнь. Поскольку разум не является формой достоверной проверки и может нас обмануть, то высшей формой такой проверки выступает у него опыт. Обсуждая проблему соотношения философии и теологии, Бэкон стремился смягчить обычное для того времени резкое противопоставление их друг другу. Постижение духовных предметов по природе своей мистично, но опыт, знание и философия *не могут противоречить вере, по­тому что они являются следствиями божественного откровения. Своеобразным венцом знания, который возвышается над всеми науками, является философия морали, цель которой направлена на выработку принципов создания таких условий жизни, которые обеспечат царство добра.

Самым знаменитым представителем схоластики принято считать Фому Аквинского (1225/26-1274), и это действительно так.

Опираясь на наследие Аристотеля, он ставит перед собой задачу с помощью трудов последнего довести до совершенства утверждения хри­стианской веры, что, в сВою очередь, приведет к расцвету теологии. В связи с такой задачей он фактически переосмысливает по-новому всю известную философскую проблематику.

Прежде всего это касается проблемы соотношения философии и теологии. В философии главным является аргументированная деятель­ность разума, обеспечивающая правильность и надежность философ­ских доказательств. В теологии главным аргументом является ссылка на авторитет священных текстов или предания. Для философии же, наобо­рот, “обращение к авторитету является слабейшим из аргументов”. Тем не менее философия и теология могут выступать в союзе, который по­лезен для обеих сторон. Философия способна предоставить полезное знание о божественной сущности, использование которого поможет праведному человеку в достижении непосредственного созерцания Бога. С другой стороны, построение, например, подлинной этики человече­ского поведения не может опираться только на философское учение о нравственности, оно должно быть обогащено христианскими нравствен­ными представлениями и в конце концов подчинено им. Таким образом, философия » это не просто служанка богословия (как обычно трактуют выводы философа), а особое образование, которое "образует преддверие христианской веры(praeambula fidei)".

Следующая проблема, которой занимался Аквинат, - это различение сущности и существования

Он считал, что мы можем понимать что-либо, иметь понятие о нем, но ничего не знать о его существовании в реальности, приводя примеры различных детских (то есть не основанных на опыте, не переживших, не знающих) представлений. В этом случае приписывание какой-либо сущности предиката существования и обнаружение предмета, обладаю­щего одновременно этими двумя характеристиками, является случайным обстоятельством. С необходимостью совпадение сущности и существования происходит только в Боге. Отношение между ними можно обнаружить в любых конечных вещах, которые потому и конечны, что имеют обязательно реализующуюся возможность прекратить свое существование. В небесных же явлениях совпадение сущности и существования вечно и неизменно.

Особое отношение к философии наиболее ярко видно при решении Фомой Аквинским проблемы бытия Бога. Он выдвигает пять способов доказательств, которые опираются на идею творения.

Первый способ основан на мысленном ходе, направленном от суще­ствования движущихся конечных вещей к наличию общего источника (“толчка”) их движения, “неподвижного перводвигателя”.

Второй исходит из убеждения невозможности существования беско­нечной иерархии действующих причин, существует одна побуждающая причина, творчески производящая весь конечный мир следствий.

Третий довод связан со случайным характером изменения конечных вещей и процессов действительности, которые должны объединяться необходимой причиной.

Четвертый способ направлен от наблюдения степеней совершенства существующего мира к убеждению в наличии высшей степени совер­шенства.

Пятый путь доказательства отсылает к целесообразности устройства мира, такое устройство подводит человеческий ум к выводу о сущест­вовании высшей целесообразной причины, которая упорядочивает всю наблюдаемую человеком природу.

Смысл всех пяти доказательств заключается в том, что “мир откры­вается размышляющему уму как зависящий от предельной реальности, которую он называет Богом”. Убеждение Аквината в необходимости рациональных доказательств бытия Бога еще раз подчеркивает значение и ценность разума и философии в делах веры и теологии.

Особую позицию занимает Фома и в споре об универсалиях при­держиваясь позиции умеренного реализма. “Сущее”, согласно его концепции, является категорией для обозначения двух родов бьгтия: логического и реального. Логическое сущее выражается с помощью логической связки “есть” или “суть” (третье лицо множественного числа глагола “быть”), которая функционально предназначена для соединения двух понятий в новой логической форме — суждении. Реальное сущее есть все существующее. Бог есть абсолютное быте, в котором сущность и существование с необходимостью совпадают. Сотворенный мир обладает возможностью бытия, и, если она осуществлена, это лишь отблеск божественной сущности. В реальном мире возможно несовпаде­ние сущности и существования.

Уильям Оккам (между 1280 и 1290-1349) - представитель критиче­ского номинализма в поздней средневековой схоластике.

По его мнению, универсальные понятия становятся возможными лишь на уровне абстрагированного знания, которое отлично от знания интуитивного, характерного для случайного постижения мира. Универ­салии, с его точки зрения, не имеют реальной субстанциональной осно­вы и не могут существовать вне ума. Они не содержатся также в еди­ничных вещах в качестве особой субстанции. Если бы они содержались, то это повлекло бы за собой нежелательное умножение сущностей. Универсалии существуют только мысленно.

По-новому решается Оккамом проблема соотношения сущности и существования. С его точки зрения, нет никакого смысла различать эти понятия. Логика его рассуждения строится на том, что если нечто уже существует, то приписывание ему свойства существования не привносит никакого нового знания. Таким образом, как мы видим, в средневековой философии спор об универсалиях не решается однозначно в чью-то пользу. С одной стороны, часть философов говорят о совпадения сущ­ности и существования в Боге и несовпадений в реальном, т.е. сотво­ренном, мире, с другой стороны, как у Оккама, возможно полное совпадение.

Подводя итог анализу средневековой философии, необходимо выде­лить узловые пункты ее развития.

1. Особенностью этой философии является то, что она реализуется в культуре на этапе перехода от языческой религии, основанной на при­знании множества богов, к религии монистической.

2. Центр философской проблематики переносится от чувственно- материального Космоса, определяющего мировоззренческую направленность исследований, к исследованию проблем бытия Бога и лишь в этой связи соотношением с ним реальности. Философские и теологические концепции приобретают монистический характер, когда все определяется единственным божественным началом.

3. Одной из центральных проблем средневековья становится спор об универсалиях. Варианты его решений различны. Умеренный реализм Боэция: универсалии бестелесны и существуют только в общем (родах в видах реальности), но не в индивидах. Универсалии - это понятия, выделяющие и обобщающие характеристики рода и вида. Своеобразный ультрареализм: каждому имени соответствует реальная сущность. По­следовательное проведение данной точки зрения заставляло утверждать, что даже слову “ничто” соответствует нечто, “некий недифференциро­ванный материал”. Этому соответствует ультраноминализм: общее существует только в разуме, в действительности существуют только еди­ничные вещи. Разум для удобства именования и использования слов языка образует общую идею, с которой соотносит определенное слово. И наконец, свое крайнее выражение номинализм находит в утвержде­нии, что универсалии являются только лишь словами. В этом случае проблема соотношения разума, языка и действительности даже не ста­вится (не может быть поставлена ввиду абсолютной теоретической бес­плодности такой позиции).

4. Схоластическая средневековая философия именно благодаря тому, что она берет на себя роль “служанки теологии”, вырабатывает чрезвы­чайно утонченные методы обоснования и доказательства, которые дале­ко перерастают “прикладное” теологическое значение, способствуя ста­новлению диалектики и логики, развитию самой методики обоснования знаний. Это не мертвое царство схоластики, а проявление, напротив, возможностей мышления реализовать свои потенции даже в жестко ог­раниченных (религиозных) рамках.

 

 


Просмотров 650

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!