Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Л. С. Выготский ВООБРАЖЕНИЕ И ЕГО РАЗВИТИЕ В ДЕТСКОМ ВОЗРАСТЕ



Исследования указывают, что задержанные в своем речевом развитии дети оказываются чрезвычайно отсталыми и в разви­тии своего воображения. Дети, речевое развитие которых идет по уродливому пути, как, скажем, глухие дети, которые в силу этого остаются полностью или частично немыми детьми, лишенными речевого общения, оказываются в то же время детьми с чрезвы­чайной бедностью, скудостью, а иногда и положительно рудимен­тарными формами воображения. <...>■

Таким образом, наблюдение за развитием воображения обна­ружило зависимость этой функции от развития речи. Задержка в развитии речи, как это установлено, знаменует собой и задерж­ку развития воображения. <...>•

Речь освобождает ребенка от непосредственных впечатлений способствует формированию его представлений о предмете, она


дает ребенку возможность представлять себе тот или иной пред­мет, которого он не видел, и мыслить о нем.

При помощи речи ребенок получает возможность освободиться от власти непосредственных впечатлений, выйдя за их пределы. Ребенок может выражать словами и то, что не совпадает сточ­ным сочетанием реальных предметов или соответствующих пред­ставлений. Это дает ребенку возможность чрезвычайно свободно обращаться в сфере впечатлений, обозначаемых словами.

Дальнейшие исследования показали, что не только речь, но и дальнейшие шагн жизни ребенка служат развитию его вообра­жения; такую роль играет, например, школа, где ребенок может кропотливо обдумывать в воображаемой форме, прежде чем что-то сделать. Это, несомненно, лежит в основе того, что именно на протяжении школьного возраста закладываются первичные фор­мы мечтательности в собственном смысле этого слова, т. е. воз­можности и способности более или менее сознательно отдаваться известным умственным построениям независимо от той функции, которая связана с реалистическим мышлением. Наконец, образо­вание понятий, которое знаменует собой наступление переходного возраста, является чрезвычайно важным фактором в развитии самых разнообразных, самых сложных сочетаний, соединений и связей, которые уже в понятийном мышлении подростка могут установиться между отдельными элементами опыта. Иначе гово­ря, мы видим, что не только самое появление речи, но и важней­шие узловые моменты в развитии речи являются в то же время узловыми моментами и в развитии детского воображения.



Таким образом, фактические исследования не только не под­тверждают того факта, что детское воображение является фор­мой бессловесной аутнстнческой, ненаправленной мысли, но, на­оборот, оии на каждом шагу показывают, что ход развития дет­ского воображения, как и ход развития других высших психиче­ских функций, существенным образом связан с речью ребенка, с основной психологической формой его общения с окружающи­ми, т. е. с основной формой коллективной социальной деятель­ности детского сознания. <...>

Если взять так называемые утопические построения, т. е. та­кие заведомо фантастические представления, которые великолеп­но дифференцируются в сознании от реалистических планов в точном смысле этого слова, то они тем не менее совершаются ни­сколько не подсознательно, а совершенно сознательно, с ясной установкой на то, чтобы построить известный фантастический об­раз, относящийся к будущему нли к прошлому. Если мы возьмем область художественного творчества, которое очень рано стано­вится доступным ребенку, возникновение продуктов этого твор­чества, скажем, в рисунке, в рассказе, то мы увидим, что и здесь воображение носит направленный характер, т. е. оно не является подсознательной деятельностью.



Если, наконец, мы обратимся к так называемому конструктив­ному воображению ребенка, ко всей творческой деятельности

И Заказ 5162 . 32!


сознания, которая связана с действительным преобразованием, скажем, с техническо-конструктивной или строительной деятель­ностью, то мы везде и всюду увидим, что, как у настоящего изо­бретателя, воображение является одной из основных функций, с помощью которой он работает, так и во всех случаях деятель­ность фантазии является чрезвычайно направленной, т. е. она от начала до конца направляется на определенную цель, которую преследует человек. Это же касается планов поведения самого ребенка, относящихся к будущему, и т. д. <...>

Психология детского возраста отметила важный для деятель­ности воображения момент, который в психологии получил на­звание закона реального чувства в деятельности фантазии. Сущ­ность его проста, в его основе лежит фактическое наблюдение. С деятельностью воображения очень тесно связано движение на­ших чувств. Очень часто у нас то и другое построение оказыва­ется нереальным с точки зрения рациональных моментов, кото­рые лежат в основе фантастических образов, но они являются реальными в эмоциональном смысле.

Пользуясь старым грубым примером, мы могли бы сказать: если я, входя в комнату, принимаю повешенное платье за разбой­ника, то я знаю, что мое напуганное воображение является лож­ным, но чувство страха у меня является реальным переживанием, а не фантазией по отношению к реальному ощущению страха. Это действительно является одним из коренных моментов, который объясняет многое в своеобразии развития воображения в дет­ском возрасте и в многообразных формах фантазии в зрелом воз­расте. Суть этого факта заключается в том, что воображение явля­ется деятельностью, чрезвычайно богатой эмоциональными мо­ментами. .<...>



Но стоит обратиться к другим двум моментам, для того чтобы увидеть, что сочетание с эмоциональными моментами не является или не составляет исключительной основы воображения н вооб­ражение не исчерпывается этой формой.

Реалистическое мышление человека, когда оно связано с важ­ной для человека задачей, которая так нЛн иначе укоренена в центре личности самого человека, вызывает к жизни и будит це­лый ряд эмоциональных переживаний гораздо более значительно­го н подлинного характера, чем воображение и мечтательность. Если взять реалистическое мышление революционера, обдумы­вающего... какую-нибудь сложную политическую ситуацию, углуб­ляющегося в нее, одним словом, если взять мышление, которое направлено на разрешение жизненно важной для данной личнос­ти задачи, мы видим, что эмоции, связанные с таким реалисти­ческим мышлением, очень часто являются неизмеримо более глу­бокими, сильными, движущими, значащими в системе мышления, чем те эмоции, которые связаны с мечтанием. Существенным здесь оказывается иной способ соединения эмоциональных и мыс­лительных процессов. Если в мечтательном воображении своеоб­разие заключается в том, что мышление выступает в форме, об-


служивающей эмоциональные интересы, то в случае реалистиче­ского мышления мы не имеем специфического господства логики чувства. В таком мышлении имеются сложные отношения от­дельных функций между собой. Если мы возьмем ту форму во­ображения, которая связана с изобретением и воздействием на действительность, то мы увидим, что здесь деятельность вообра­жения не подчинена субъективным капризам эмоциональной ло­гики.

Изобретатель, который строит в воображении чертеж или план того, что он должен сделать, не подобен человеку, который в своем мышлении движется по субъективной логике эмоций; в обо­их случаях мы находим различные системы и различные виды сложной деятельности.

Если подходить к вопросу с классификационной точки зрения, то неверным будет рассматривать воображение как особую функ­цию в ряду других функций, как некоторую однотипную и регу­лярно повторяющуюся форму деятельности мозга. Воображение надо рассматривать как более сложную форму психической дея­тельности, которая является реальным объединением нескольких функций в их своеобразных отношениях.

Для таких сложных форм деятельности, которые выходят за пределы тех процессов, которые мы привыкли называть «функ­циями», было бы правильным применять название психологиче­ской системы, имея в виду ее сложное функциональное строение. Для этой системы характерны господствующие внутри нее меж­функциональные связи и отношения.

Анализ деятельности воображения в его многообразных фор­мах и анализ деятельности мышления показывает, что, только подходя к этим видам деятельности как к системам, мы находим возможность описывать те важнейшие изменения, которые в ннх происходят, те зависимости и связи, которые в них обнаружива­ются <...> Вместе с тем мы наблюдаем еще два чрезвычайно важных момента, которые характеризуют интересующее нас отно­шение между мышлением с положительной стороны, а не только со стороны критической.

Эти два момента следующие. С одной стороны, мы отмечаем чрезвычайную родственность, чрезвычайную близость процессов мышления н процессов воображения. Мы видим, что оба процес­са обнаруживают свои основные успехи в одни н те же генети­ческие моменты. Так же как в развитии детского мышления, в развитии воображения основной переломный пункт совпадает с появлением речн. Школьный возраст является переломным пунк­том в развитии детского и реалистического и аутистического мыш­ления. Иначе говоря, мы видим, что мышление логическое и мыш­ление аутистическое развиваются в чрезвычайно тесной взаимо­связи. Более тщательный анализ позволил бы нам отважиться на более смелую формулировку: мы могли бы сказать, что оба они развиваются в единстве, что, в сущности говоря, самостоятельной жизни в развитии того н другого мы не наблюдаем вовсе.

2i*


Более того, наблюдая такие формы воображения, которые свя­заны с творчеством, направленным на действительность, мы ви­дим, что грань между реалистическим мышлением и воображени­ем стирается, что воображение является совершенно необходи­мым, неотъемлемым моментом реалистического мышления. Здесь возникают противоречия, естественные с точки зрения основного положения вещей: правильное познание действительности невоз­можно без известного элемента воображения, без отлета от дей­ствительности, от тех непосредственных, конкретных единых впе­чатлений, которыми эта действительность представлена в элемен­тарных актах нашего сознания. Возьмите, например, проблему изобретательства, проблему художественного творчества; здесь вы увидите, что разрешение задачи в огромной степени требует участия реалистического мышления в процессе воображения, что они действуют в единстве.

Однако, несмотря на это, было бы совершенно неверным отож­дествлять одно с другим или не видеть реальной противополож­ности, которая между ними существует. Она заключается, как говорит один из лучших исследователей воображения, в следую­щем: для воображения характерна не большая связь с эмоцио­нальной стороной, не меньшая степень сознательности, не мень­шая и не большая степень конкретности; эти особенности прояв­ляются также на различных ступенях развития мышления. Суще­ственным для воображения является направление сознания, за­ключающееся в отходе от действнтелности в известную относи­тельную автономную деятельность сознания, которая отличается от непосредственного познания действительности. Наряду с обра­зами, которые строятся в процессе непосредственного познания действительности, человек стронт ряд образов, которые осознают­ся как область, построенная воображением. На высоком уровне развития мышления происходит построение образов, которых мы не находим в готовом виде в окружающей действительности. От­сюда становится понятным то сложное отношение, которое на деле существует между деятельностью реалистического мышления и деятельностью воображения в его высших формах и на всех ступенях его развития, становится понятным, как каждый шаг в завоевании более глубокого проникновения в действительность достигается ребенком одновременно с тем, что ребенок до из­вестной степени освобождается от более примитивной формы познания действительности, которая была ему известна прежде. Всякое более глубокое проникновение в действительность тре­бует более свободного отношения сознания к элементам этой дей­ствительности, отхода от видимой внешней стороны действитель­ности, которая непосредственно дана в первичном восприятии, возможности все более и более сложных процессов, с помощью которых познание действительности становится более сложным и богатым.

Выготский Л. С.Развитие высших психических функций. М-, 1960, с. 340—349.


Жан Пиаже


Просмотров 454

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!