Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ПРОБА ФИЗИОЛОГИЧЕСКОГО ПОНИМАНИЯ СИМПТОМОЛОГИИ ИСТЕРИИ



Жизнь отчетливо указывает на 2 категории людей: худож­ников и мыслителей. Между ними резкая разница. Одни— художники во всех их родах: писателей, музыкантов, живописцев и т. д. — захватывают действительность целиком, сплошь, сполна, живую действительность, без всякого дробления, без всякого разъединения. Другие — мыслители — именно дробят ее и тем как бы умерщвляют ее, делая из нее какой-то временный ске­лет, и затем только постепенно как бы снова собирают ее части и стараются их таким образом оживить, что вполне им все-таки так и не удается. Эта разница особенно выступает в так назы­ваемом эйдетизме у детей. Я помню в этом отношении поразив­ший меня лет 40—50 тому назад случай. В одной семье с худо­жественной струей был ребенок 2—3 лет, которого родители, между прочим, развлекали (а с ним и себя) тем, что давали ему перебирать коллекцию фотографических карточек, штук 20—30, родственников, писателей, артистов и т. д., называя ему их по именам. Обычный эффект заключался в том, что он их всех пра­вильно называл. Каково же было всеобщее удивление, когда слу­чайно оказалось, что он их так же правильно называл, беря в ру­ки с изнанки. Очевидно, что в таком случае мозг, большие полу­шария принимали зрительные раздражения совершенно так же,


как принимает колебания интенсивности света фотографическая пластинка, как это делает фонографическая пластинка со звуками. Это и есть, надо думать, существеннейшая характеристика худо-жества всякого рода. Такое цельное воспроизведение действитель-ности вообще мыслителю совершенно недоступно. Вот почему желичайшая редкость в человечестве — соединение в одном лице великого художника и великого мыслителя. В подавляющем боль­шинстве они представлены отдельными индивидами. Конечно, в мacce имеются средние положения.

Мне думается, что есть некоторые, пусть лока не очень убеди­тельные, крепкие, основания физиологически это понять так. У одних, художников, деятельность больших полушарий, протекая во всей их массе, затрагивает всего меньше лобные их доли и Сосредоточивается главнейшим образом в остальных отделах; у



Мыслителей, наоборот, — преимущественно в первых.

;Павлов И. П.Поли. собр. соч. 2-е изд. М.—Л., 1951, т. III,кн. 2, с. 213—214.

Б. М. Теплое

СПОСОБНОСТИ И ОДАРЕННОСТЬ

При установлении основных понятий учения об одаренности наиболее удобно исходить из понятия «способность». Три признака, как мне кажется, всегда заключаются в по­нятии «способность» при употреблении его в практически ра-зумном контексте,

Во-первых, под способностями разумеются индивидуально-пси^ хологические особенности, отличающие одного человека от дру-гого; никто не станет говорить о способностях там, где дело идет о свойствах, в отношении которых все люди равны. В таком смыс-леслово «способность» употребляется основоположниками марк-сизма-ленинизма, когда они говорят: «От каждого по способ* ностям.

Во-вторых, способностями называют не всякие вообще инди-видуальные особенности, а лишь такие, которые имеют отношение успешности выполнения какой-либо деятельности или многих деятельностей. Такие свойства, как, например, вспыльчивость, вя-лость, медлительность, которые, несомненно, являются индивиду­альными особенностями некоторых людей, обычно не называются способностями, потому что не рассматриваются как условия ус­пешности выполнения каких-либо деятельностей. В-третьих, понятие «способность» не сводится к тем знаниям, навыкам или умениям, которые уже выработаны у данного чело­века. Нередко бывает, что педагог не удовлетворен работой уче-ника, хотя этот последний обнаруживает знания не меньшие, чей




некоторые из его товарищей, успехи которых радуют того же са­мого педагога. Свое недовольство педагог мотивирует тем, что этот ученик работает недостаточно; при хорошей работе ученик, «принимая во внимание его способности:*, мог бы иметь гораздо больше знаний. <...>

Когда выдвигают молодого работника на какую-либо органи­зационную работу и мотивируют это выдвижение «хорошими организационными способностями», то, конечно, не думают при этом, что обладать «организационными способностями» — значит обладать «организационными навыками н умениями». Дело обсто­ит как раз наоборот: мотивируя выдвижение молодого и пока еще неопытного работника его «организационными способностями», предполагают, что, хотя ои, может быть, и не имеет еще необхо­димых навыков и умений,- благодаря своим способностям он смо­жет быстро и успешно приобрести эти умения и навыки.

Эти примеры показывают, что в жизни под способностями обычно имеют в виду такие индивидуальные особенности, которые не сводятся к наличным навыкам, умениям или знаниям, но кото­рые могут объяснять легкость и быстроту приобретения этих зна­ний и навыков. <...;>

Мы не можем понимать способности... как врожденные возмож­ности индивида, потому что способности мы определили как «ин­дивидуально-психологические особенности человека», а эти по­следние по самому существу дела не могут быть врожденными. Врожденными могут быть лишь анатомо-физиологические особен­ности, т. е. задатки, которые лежат в основе развития способнос­тей, сами же способности всегда являются результатом развития.

Таким образом, отвергнув понимание способностей как врож­денных особенностей человека, мы, однако, нисколько не отвер­гаем тем самым того факта, что в основе развития способностей в большинстве случаев лежат некоторые врожденные особенности, задатки.



Понятие «врожденный», выражаемое иногда и другими слова­ми — «прирожденный», «природный», «данный от природы» и т. п., — очень часто в практическом анализе связывается со спо­собностями. <...>-

Важно лишь твердо установить, что во всех случаях мы ра­зумеем врожденность не самих способностей, а лежащих в основе их развития задатков. Да едва ли кто-нибудь и в практическом словоупотреблении разумеет что-нибудь иное, говоря о врожден­ности той или другой способности. Едва ли кому-нибудь приходит в голову думать о «гармоническом чувстве» или «чутье к музы­кальной форме», существующих уже в момент рождения. Вероят­но, всякий разумный человек представляет себе дело так, что с момента рождения существуют только задатки, предрасположе­ния или еще что-нибудь в этом роде, на основе которых развива­ется чувство гармонии или чутье музыкальной формы.

Очень важно также отметить, что, говоря о врожденных за­датках, мы тем самым не говорим еще о наследственных задат-


jcax. Чрезвычайно широко распространена ошибка, заключающая?, ся в отождествлении ^этих двух понятий. Предполагается, что ска^-зать слово «врожденный» все равно, что сказать «наследствен­ный». Это, конечно, неправильно. Ведь рождению предшествует нернод утробного развития... Слова «наследственность» и «наслед­ственный» в психологической литературе нередко применяются не только в тех случаях, когда имеются действительные основания предполагать, что дашный признак получен наследственным путем от предков, но и тог^да, когда хотят показать, что этот признак не есть прямой результат воспитания или обучения, или когда предполагают, что этот признак сводится к некоторым биологи­ческим или физиологическим особенностям организма. Слово «наследственный» становится, таким образом, синонимом не толь­ко слову «врожденный», но и таким словам, как «биологический», «физиологический» и тт. д.

Такого рода нечеткость или невыдержанность терминологии имеет принципиальное значение. В термине «наследственный» со­держится определены ое объяснение факт*», и поэтому-то упо­треблять этот термин следует с очень большой осторожностью, только там, где имеются серьезные основания выдвигать именно такое объяснение.

Итак, понятие «врожденные задатки» ни в коем случае не тождественно понятиео «наследственные задатки». Этим я вовсе не отрицаю законность последнего понятия. Я отрицаю лишь за­конность употреблени-я его в тех случаях, где нет всяких доказа­тельств того, что данные задатки должны быть объяснены именно наследственностью.

Далее, необходима) подчеркнуть, что способность по самому своему существу есть> понятие динамическое. Способность суще­ствует только в движении, только в развитии. В психологическом плане нельзя говорите о способности, как она существует до на­чала своего развития,, так же как нельзя говорить о способности, достигшей своего полного развития, закончившей свое разви­тие. <...>

Приняв, что спосовбность существует только в развитии, мы не должны упускать из виду, что развитие это осуществляется не иначе, как в процессе той или иной практической или теоретиче­ской деятельности. А отсюда следует, что способность не может возникнуть вне соответствующей конкретной деятельности. Толь­ко в ходе психологического анализа мы различаем их друг от друга. Нельзя понижать дело так, что способность существует до того, как началась соответствующая деятельность, и только используется в этой гаоследней. Абсолютный слух как способность ие существует у ребешка до того, как он впервые стал перед зада­чей узнавать высоту звука. До этого существовал только задаток как анатомо-физиолог ический факт. <...>

Не в том дело, чтго способности проявляются в деятельности, а в том, что они создалются в этой деятельности. <...>

Развитие способностей, как и вообще всякое развитие, не про-


текает прямолинейно; его движущей силой является борьба про­тиворечий, поэтому на отдельных этапах развития вполне воз­можны противоречия между способностями и склонностями. Но нз признания возможности таких противоречий вовсе не вытекает признание того, что склонности могут возникать и развиваться независимо от способностей или, наоборот, способности — незави­симо от склонностей.

Выше я уже указывал, что способностями можно называть лишь такие индивидуально-психологические особенности, которые имеют отношение к успешности выполнения той или другой дея­тельности. Однако не отдельные способности как таковые непо­средственно определяют возможность успешного выполнения ка­кой-нибудь деятельности, а лишь своеобразное сочетание этих способностей, которое характеризует данную личность.

Одной из важнейших особенностей психики человека является возможность чрезвычайно широкой компенсации одних свойств другими, вследствие чего относительная слабость какой-нибудь одной способности вовсе не исключает возможности успешного выполнения даже такой деятельности, которая наиболее тесно связана с этой способностью. Недостающая способность может быть в очень широких пределах компенсирована другими, высо­коразвитыми у данного человека...

Именно вследствие широкой возможности компенсации обре­чены на неудачу всякие попытки свести, например, музыкальный талант, музыкальное дарование, музыкальность и тому подобное к какой-либо одной способности.

Для иллюстрации этой мысли приведу один очень элементар­ный пример. Своеобразной музыкальной способностью является так называемый абсолютный слух, выражающийся в том, что ли­цо, обладающее этой способностью, может узнавать высоту от­дельных звуков, не прибегая к сравнению их с другими звуками, высота которых известна. Имеются веские основания к тому, что­бы видеть в абсолютном слухе типичный пример «врожденной способности», т. е. способности, в основе которой лежат врожден­ные задатки. Однако можно и у лиц, не обладающих абсолютным слухам, выработать умение узнавать высоту отдельных звуков. Это не значит, что у этих лиц будет создан абсолютный слух, ио это значит, что при отсутствии абсолютного слуха можно, опи­раясь на другие способности — относительный слух, тембровый слух и т. д., выработать такое умение, которое в других случаях осуществляется на основе абсолютного слуха. Психические ме­ханизмы узнавания высоты звуков при настоящем абсолютном слухе и при специально выработанном, так называемом «псевдо­абсолютном» слухе будут совершенно различными, но практи­ческие результаты могут в некоторых случаях быть совершенно одинаковыми.

Далее надо помнить, что отдельные способности не просто со­существуют рядом друг с другом и независимо друг от друга. Каждая способность изменяется, приобретает качественно иной


характер в зависимости от наличия и степени развития других способностей.

I. Исходя из этих соображений, мы не можем непосредственно переходить от отдельных способностей к вопросу о возможности успешного выполнения данным человеком той или другой дея­тельности. Этот переход может быть осуществлен только через другое, более синтетическое понятие. Таким понятием и является «одаренность», понимаемая как то качественно своеобразное со­четание способностей, от которых зависит возможность достиже­ния большего или меньшего успеха в выполнении той или.другой деятельности.

. Своеобразие понятий «одаренность» и «способности» заключа­ется в том, что свойства человека рассматриваются в них с точка зрения тех требований, которые ему предъявляет та или другая практическая деятельность. Поэтому нельзя говорить об одарен­ности вообще. Можно только говорить об одаренности к чему-ни­будь, к какой-нибудь деятельности. Это обстоятельство имеет осо­бенно важное значение при рассмотрении вопроса о так называе­мой «общей одаренности»,..

То соотнесение с конкретной практической деятельностью, ко­торое с необходимостью содержится в самом понятии «одарен­ность», обусловливает исторический характер этого понятия. По­нятие «одаренность» лишается смысла, если его рассматривать как биологическую категорию. Понимание одаренности существен­но зависит от того, какая ценность придается тем или другим видам деятельности и что разумеется под «успешным» выполне­нием каждой конкретной деятельности. <...>

Переход от эксплуататорского строя к социализму впервые Открыл высокую ценность самых различных видов человеческой деятельности и снял с понятия «одаренность» ту ограниченность, от которой не могли избавить его даже лучшие умы буржуазной цауки.

>, Существенное изменение претерпевает и содержание понятия тфго или другого специального вида одаренности в зависимости оттого, каков в данную эпоху и в данной общественной формации, критерий «успешного;» выполнения соответствующей деятельно^ вд. Понятие,«музыкальная одаренность» имеет, конечно, для нас существенно иное содержание, чем то, которое оно могло иметь У народов, ие знавших иной музыки, кроме одноголосой. Истори­ческое развитие музыки влечет за собой и изменение музыкаль­ной одареииости.

Итак, понятие «одаренность» не имеет смысла без соотнесения его с конкретными, исторически развивающимися формами обще­ственно-трудовой практики.

Отметим еще одно очень существенное обстоятельство. От одаренности зависит не успех в выполнении деятельности, а толь­ко возможность достижения этого успеха. Даже ограничиваясь психологической стороной вопроса, мы должны сказать, что для Успешного выполнения всякой деятельности требуется не только


одаренность, т.е. наличиесоответствующего сочетания способ­ностей, но и обладание необходимыми навыками н умениями. Какую' быфеноменальную и музыкальную одаренность ни имел человек,ио, если ои не учился музыке и систематически не зани­мался музыкальной деятельностью, он не сможет выполнять функции оперного дирижера или эстрадного пианиста.

В связи с этим надо решительно протестовать против отожде­ствления одаренности с «высотой психического развития>, отож­дествления, широко распространенного в буржуазной психоло­гии. <.«>

Имеется большое различие между следующими двумя поло­жениями: «данный человек по своей одаренности имеет возмож­ность весьма успешно выполнять такие-то виды деятельности и «данный человек своей одаренностью предрасположен к таким-то видам деятельности>. Одаренность не является единственным фактором, определяющим выбор деятельности (а в классовом обществе она у огромного большинства и вовсе не влияет на этот выбор), как не является она и единственным фактором, опреде­ляющим успешность выполнения деятельности.

Теплое Б. М. Проблемы индивиду­альных различий. М., 1961, с. 9—20,

В. С. Мерлин ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ПРИЗНАКИ ТЕМПЕРАМЕНТА

Несмотря на то что темперамент—один из наиболее древних терминов, введенный около двух с половиной веков тому назад Гиппократом, в психологии до сих пор нет строгого определения понятия «темперамент». В зависимости от общих концепций пси­хики и личности разные психологи нового и новейшего времени от­носили к темпераменту очень различные особенности <...>

Противоречивость признаков темперамента у различных авто­ров столь велика, что еще Бэн (1866) считал темпераменты «не­нужной традицией старой и нелепой выдумки». А. Ф. Лазурский (5917), соглашаясь с Бэном, утверждал, что «учение о темпера­ментах в настоящее время действительно уже отжило свой век>.

Итак, при разработке теории темперамента мы не можем ис­ходить из какого-либо определенного понятия, обоснованного все­ми предшествующими исследованиями. Понятие темперамента должно быть не исходной предпосылкой, а конечным результатом разработки теории темперамента. Исходной же предпосылкой этой теории должно быть описание признаков, по которым можно было бы отличить темперамент от других индивидуальных психических особенностей <...'>■

Наша исходная точка зрения заключается в следующем. Так как психика—свойство нервной системы, то и индивидуальные


свойства психики, в том числе и свойства темперамента, обуслов­лены индивидуальными свойствами нервной системы. Поэтому пер^ вый основной признак свойств темперамента — это их обусловлен­ность свойствами нервной системы.

Об индивидуальных свойствах нервной системы мы можем су­дить только по индивидуальным особенностям нервной деятель­ности. В настоящее время в физиологии наиболее глубоко разра­ботанной теорией нервной деятельности является теория услов­ных рефлексов. В ней показателями свойств нервной системы слу­жат индивидуальные особенности различных фазических услов­ных рефлексов, т. е. сравнительно кратковременных реакций в ответ на раздражитель. Определенные комбинации этих свойств у И. П. Павлова характеризуют общий тип нервной системы. Ес­тественно поэтому, что при настоящем уровне наших знаний, ес­ли какие-либо индивидуальные психические свойства коррелируют с индивидуальными особенностями фазических условных рефлек­сов, то это один из надежных отличительных признаков свойств темперамента.

Это, однако, не значит, что психические свойства, коррелирую­щие с какими-либо другими индивидуальными особенностями нервной деятельности, не относятся к свойствам темперамента. Уже в работах нашей лаборатории было обнаружено, что некото­рые индивидуальные психические свойства коррелируют не только с индивидуальными особенностями фазических условных рефлек­сов, но и с индивидуальными особенностями условных функцио­нальных состояний, или, иначе, условных тонических рефлексов. В такого рода особенностях тоже проявляются индивидуальные свойства нервной системы, и потому коррелирующие с ними пси­хические свойства тоже являются свойствами темперамента. Если бы в будущем обнаружилось, что, помимо условных рефлексов, имеются и другие индивидуальные особенности нервной деятель­ности, в которых проявляются свойства нервной системы, допус­тим, особенности биоэлектрической деятельности, то мы вправе были бы отнести к свойствам темперамента те психические свой­ства, которые с ними коррелируют.

Точно так же в результате физиологических исследований мо­жет значительно измениться первоначальное павловское представ­ление как об основных свойствах нервной системы, так и о ком­бинации этих свойств, характеризующих общий тип нервной сис­темы. Факты, установленные в лабораториях П. С. Купалова и Б. М. Теплова, уже сейчас требуют таких изменений. Однако прин­ципиальное значение указанного основного отличительного при­знака темперамента при этом нисколько не изменяется. Другими словами, конкретное содержание этого признака целиком опре­деляется уровнем наших знаний о физиологии нервной деятель­ности.

Логично предположить, что свойства нервной системы, как и свойства любой другой физиологической системы, зависят от свойств организма в целом. Поэтому и свойства темперамента в


конечном счете зависят от свойств организма в целом. Но эта зависимость имеет более косвенный и опосредствованный харак­тер, тогда как зависимость темперамента от свойств нервной сис­темы— прямая и непосредственная <...>

Однако обусловленность общим типом Нервной системы сама по себе взятая, не может быть отличительным признаком темпе­рамента. С материалистической точки зрения не существует во­обще таких психических явлений, состояний и деятельностей, ко­торые не зависели бы от работы коры больших полушарий, а следовательно, не существует таких психических свойств, которые не зависели бы от физиологических свойств коры больших полу­шарий, т. е. от общего типа нервной системы <...>

Специфические отличия свойств темперамента можно видеть лишь в характере этой нервно-физиологической обусловленности. Свойства темперамента, по-видимому, более непосредственно и более однозначно зависят от общего типа нервной системы, чем какие-либо другие индивидуальные психические особенности. Вы­ражается это в том, что темперамент зависит только от общего типа нервной системы. При этом от определенного общего типа нервной системы зависит определенный и только один тип тем­перамента.

Между тем динамические черты интересов, черты характера и другие свойства личности зависят не только от типа нервной системы, но и от других физиологических условий, например функционального состояния нервной системы, системы условно-рефлекторных связей, различных физиологических механиз­мов и т. п.

Таким образом, однозначная зависимость темперамента от типа нервной системы имеет очень важное эвристическое значение в психологическом исследовании <...>

Общий тип нервной системы, по Павлову, — это конституцио­нальный тип. Хотя свойства общего типа и изменяются прижиз­ненно, но (как обусловленные конституционально) измедящтся очень медленно и лишь в ограниченных пределах. Поэтому : к свойствам темперамента мы вправе отнести такие псд^вдескре свойства, которые сохраняются на протяжений длительного от­резка жизни и изменяются лишь медленно и постепенно ■<„.„>

Хотя конституциональная обусловленность общего типа; нерв­ной системы является основной существенной причиной устойчи­вости и постоянства темперамента, она не может служить отли­чительным признаком темперамента <...;>

Общим типом нервной системы обусловлен не только темпе­рамент, но и пороги ощущений (Небылицын), формальные осо­бенности мотивации, черты характера. Разница между свойствами темперамента и другими индивидуальными психическими особен­ностями может заключаться только в том, как на основе таких взаимосвязей антенатальных условий и условий жизни и дея­тельности складывается та или иная группа индивидуальных пси-


хических особенностей. Но этот вопрос может быть решен только в результате конкретного исследования. <...>

В новейшее время делались неоднократные попытки относить индивидуальную особенность к свойствам темперамента на осно­ве корреляции с конституциональными признаками организма, это вовсе не обозначало бы, что эти свойства обусловлены только конституционально. Антенатальные условия могут в той или иной степени влиять также и на те психические свойства, которые воз­никают лишь при наличии определенных условий развития и воспитания, придавая этим свойствам специфическое, индивиду­альное своеобразие.

Таким образом, конституциональная обусловленность общим типом нервной системы не может служить отличительным призна­ком свойств темперамента.

Так как общим типом нервной системы обусловлены не только свойства темперамента, но и другие индивидуальные психические особенности, отличительные признаки темперамента должны быть ие только нервно-физиологическнми, но и психологическими. Эти признаки должны быть функциональными. Нужно, чтобы свой­ства темперамента выполняли такую же функцию в психической деятельности, какую выполняют свойства общего типа нервной системы в физиологической деятельности мозга.

Общий тип нервной системы играет регулирующую роль в высшей нервной деятельности. От свойств общего типа зависит динамика всех условнорефлекторных процессов. Поэтому и свой­ства темперамента, поскольку они обусловлены общим типом нервной системы, должны играть такую же регулирующую роль в психической деятельности. От ннх должна зависеть динамика всех психических процессов. Какие индивидуальные и психичес­кие свойства выполняют такую функцию? Прежде всего, это ин­дивидуальные особенности эмоций и воли.

Одни и те же динамические особенности психической деятель­ности зависят и от эмоций и от воли. Поэтому в конечном счете они определяются соотношением эмоциональных и волевых осо­бенностей. Это соотношение (красис) и есть тот характерный признак, который со времен Гиппократа лежит в основе понятия темперамента. Следовательно, есть объективные основания пола­гать, что индивидуальные особенности эмоциональио-волевой сфе­ры являются свойствами темперамента. Это, однако, ие значит, что с темпераментом связаны все индивидуальные особенности эмоционально-волевой сферы, и только они. <...>

Так как темперамент обусловлен общим типом нервной сис­темы, то психологическими признаками темперамента могут быть лишь достаточно устойчивые и постоянные индивидуальные осо­бенности эмоционально-волевой сфедьд^ сохраняющиеся на про­тяжении длительного отрезка .жяЗнй. Что кдсается индивидуаль­ных особенностей в динамике протекания эмегщюнально-волевых процессов, то есть некоторые данные, показывающие, что они впервые проявляются в раннем детстве и сохраняются на протя-

19 Заказ 5162


щгции длительного периода жизни. Следовательно* их мы вправе отнести к свойствам темперамента. Точно так же и некоторые эмрциональные состояния типа настроения и аффективного тона, как например бодрое и тревожное настроение, впервые нафио-даются в раннем детстве и сохраняются на протяжении длитель­ного периода жизни.

Однако определенное содержание чувств, как, допустим, наг дежда, илн оптимистическое или пессимистическое настроение, или доброта и злобность и т. п., очень гибко изменяется в про­цессе восприятия в зависимости от мотивов деятельности. Точно так же индивидуальные особенности в направлении волевой дея­тельности, в содержании целей и мотивов сравнительно быстро и гибко изменяются в зависимости от объективной ситуации и объ­ективных условий жизни и деятельности. Поэтому мы не вправе отнести их к особенностям темперамента.

Индивидуальные особенности эмоционально-волевых процес­сов, характеризующие темперамент, вопреки традиции, идущей от Канта, нельзя сводить только к скорости и силе эмоционально-волевых процессов. Круг этих особенностей должен быть значи­тельно расширен в соответствии с основными свойствами общего типа высшей нервной деятельности.

В соответствии со свойствами возбудимости нервной системы мы должны различать не только эмоциональную возбудимость, но и возбудимость усилия воли. Она определяется степенью зна­чимости и длительностью тех раздражителей, которые необходи­мы для возникновения волевого усилия. При этом в соответствии с основными направлениями волевой деятельности мы можем различать возбудимость воли, направленной на вызов действия, и возбудимость воли, направленной на торможение действия.

В соответствии с силой нервных процессов мы должны разли­чать не только силу эмоций и чувств, но и интенсивность волево­го, усилия. Она определяется интенсивностью действий, регули­руемого усилием воли. И здесь мы также можем различать ин­тенсивность усилия воли, направленного на вызов и на задержку действия.

Кроме того, к числу особенностей динамики эмоциональных и волевых процессов мы можем отнести устойчивость эмоций или волевого усилия или их изменчивость н неустойчивость, плавность илн резкость их изменения <...>

Но динамика психической деятельности определяется не толь­ко индивидуальными особенностями эмоционально-волевой сферы. Некоторые интеллектуальные особенности тоже играют сущест­венную роль в такой регуляции. Таковы, например, возбудимость и сила ощущений, сосредоточенность, устойчивость, отвлекаем ость и переключение внимания, скорость запечатления и легкость мо­билизации образов памяти (скорость воспроизведения);, быстрота и гибкость ассоциативных процессов. Все эти особенности интел­лектуальной сферы не только характеризуют течение собственно интеллектуальных процессов, но и в большей степени влияют на


всю динамику психической деятельности. Поэтому на тех же ос­нованиях мы вправе отнести их к свойствам темперамента <...;>'

Одга и та же особенность в общей динамике психической дел-тельнсгги может быть присуща людям совершенно различного темпе^мёнта, но при этом она приобретает совершенно разлив ную гхихологическую характеристику, так как зависит от различ­ного юотношення свойств темперамента. Так, например, поры-вистошъ свойственна людям различного темперамента, но у од­них сг а связана с относительно малой по сравнению с эмоцио­нальной возбудимостью — возбудимостью усилия воли, направлен­ного в торможение, а у других она связана с относительно боль­шей (-^лой эмоций (страстностью) по сравнению с силой воли, напра ленной на торможение.

Тасим образом, отличительным признаком свойств темпера­мента является то, что онн образуют специфическое соотношение (краск), характеризующее тип темперамента в целом. В зависи­мости от этого соотношения и каждое отдельное свойство темпе­рамента приобретает специфическую характеристику.

И'эк, мы имеем необходимые основания для того, чтобы от­нести к свойствам темперамента индивидуальные особенности, которие: 1) регулируют динамику психической деятельности в цело\ 2) характеризуют особенности динамики отдельных психи­чески процессов; 3) имеют устойчивый и постоянный характер и сохраняются в развитии на протяжении длительного отрезка врема^и; 4) находятся в строго закономерном соотношении, ха-ракте изующем тнп темперамента; 5) однозначно обусловлены общи! типом нервной системы.

ГЪ^ьзуясь перечисленными признаками, мы можем с доста­точна определенностью отличить свойства темперамента от всех другк: психических свойств личности.

Чт» отличает свойства темперамента от мотивов и отношений личнс=ти и черт характера?

Дшамнка психической деятельности зависит не только от тем­перамента, но и от мотивов, отношений личности и черт харак­тера. "Так, например, сдержанность человека может объясняться mothdm долга, отношением человека к труду, дисциплинирован­ности. Однако, в отличие от темперамента, мотивы, отношения и чер^ы характера обусловливают определенные особенности ди-намиш лишь в определенных типических обстоятельствах. Сдер-жанн чуть, обусловленная перечисленными выше свойствами лич­ности проявляется лишь в ситуации трудовой деятельности по выпомению задания, имеющего общественное значение. Между тем «зойства темперамента обусловливают определенные особен-ность динамики в различных ситуациях, не имеющих какого-либо типи^ского сходства по содержанию. Сдержанность как свойство темперамента может проявиться н в трудовой, и в игровой ситуа­ции, з при наличии, и при отсутствии каких-либо нравственно-прав'зых норм, требующих сдержанности.

Ттическое объективное содержание ситуаций, в которых про-

19*


текает деятельность человека, полностью определяется объектив­ными условиями и изменяется в зависимости от них. Поэтому, в отличие от свойств темперамента, мотивы отношения личности и черты характера могут и-.ие сохраниться на протяжении длитель­ного отрезка жизни.

Свойства темперамента не только определяют динамику пси­хической деятельности в целому но и характеризуют динамику какого-либо одного или нескольких психических процессов в от­дельности. Например, эмоциональная возбудимость, сила и ус­тойчивость эмоций характеризуют динамику эмоциональных про­цессов. Интроверсия и экстраверсия характеризуют динамику не только эмоциональных, но и интеллектуальных процессов. А мо­тивы, отношения и черты характера, хотя точно так же обуслов­ливают динамику психической деятельности в целом, характери­зуют не динамические свойства отдельных психических процес­сов, но поведение человека в целом в определенной ситуации. Тем самым они характеризуют отношение к определенной типической ситуации.

Чем отличается темперамент от способностей? Способности, так же как и темперамент, характеризуются целостным единством взаимообусловленных качественных особенностей отдельных пси­хических процессов; восприятия, памяти, мышления. Среди этих особенностей существенное значение имеют и особенности, харак­теризующие динамику психической деятельности. Но при харак­теристике способностей эти особенности всегда рассматриваются лишь в отношении продуктивности, успешности деятельности. Оценка продуктивности, успешности деятельности — необходимый, основной момент при выделении любой индивидуальной особен­ности как элемента способностей. Между тем при характеристике темперамента индивидуальные психические особенности рассмат­риваются вне всякой связи с продуктивностью деятельности. Оцен­ка значения какой-либо особенности для успешности деятельности совершенно несущественна для выделения ее в качестве свойства темперамента. Из сказанного вместе с тем вытекает, что некото­рые особенности в динамике психических процессов могут рас­сматриваться в двояком аспекте: и как свойства темперамента, и как способности.

По сравнению с отношениями личности, чертами характера и способностями особенности динамики психической деятельности представляются как формальные потому, что при одних и тех же динамических качествах, например эмоциональной возбудимости или устойчивости эмоций, возможны очень различная направлен­ность личности, различные черты характера, различные специаль­ные и общие способности.

Мерлин В. С. Очерк теорнн темпе­рамента. М., 1964, с. 3—18.


В. А. Крутецкий


Просмотров 545

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!