Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ЭКСТРЕМАЛЬНЫЕ ВОЗДЕЙСТВИЯ И СТРЕССОРЫ



Понятие «экстремальное» состояние предполагает определе­ние какого-то «предела» психологических и физиологических адаптационных преобразований. Большие возможности адапта­ции человека затрудняют определение этого «предела». Конечно, прежде всего следует иметь в виду предел существования орга­низма, индивида, т. е. начало его разрушения, гибели. Но этому «предельному» состоянию умирания, деструкции всего организма или его элементов, как правило, предшествует ряд адаптацион­ных состояний, характеризующихся включением аварийных, за­щитных механизмов, направленных на предотвращение умирания, на ликвидацию или избегание действия опасного, вредоносного фактора. В ряду этих состояний можно выделить еще один пре­дел, т. е. предельное состояние. Это так называемое третье со­стояние, промежуточное между нормой и болезнью. Его иногда называют экстремальным. Показателем такого состояния могут быть «внутрнорганизменные» сигналы к сознанию человека, вы­зывающие у него неприятные, болезненные ощущения, побужда­ющие человека избегать обусловливающего их фактора. Это первый субъективный показатель наличия экстремальных воз­действий на человека. Он может иметь градацию от слабо замет­ных неприятных ощущений до чувства непереносимой болезнен­ности. В качестве второго показателя экстремальности воздей­ствия на человека часто используется показатель его дееспособ­ности (работоспособности), недопустимо снижающейся при воз­действии на человека, т. е. при экстремальном воздействии. На­конец, широко используются «объективные» показатели состоя­ния человека, устанавливаемые на базе регистрации физиологи­ческих процессов. Воздействия, обусловливающие критические состояния, идентифицируются как экстремальные <...>

Обобщая взгляды многих авторов на сущность психологичес­кого стрессора, можно сказать, что стрессогенная ситуация предъ­являет человеку требования, воспринимающиеся им либо как превосходящие его возможности ответить на них, что ведет к ди­стрессу, либо как позволяющие реализовать свои возможности ответить на эти требования и благодаря этому достигнуть желае­мых последствий. При этом играет роль субъективная неопреде­ленность требований и возможности им отвечать, а также субъек­тивная значимость (положительная или отрицательная) последст­вий ответа. Это — определение стрессора как степени соответствия компонентов системы «человек — среда». Предполагают раз­личать в этой системе требования среды к человеку и требования человека к среде. Реальное нлн потенциальное неудовлетворение и тех и других требований ведет к дистрессу, их удовлетворение способствует возникновению эустресса. Возможны ситуации, ког­да одно и то же событие может одновременно порождать и удов­летворенность, н неудовлетворенность человека. Такого рода конфликт между стрессорами «первого уровня» может стать стрессором «второго уровня» <...>




АКТИВНОСТЬ ИЛИ ПАССИВНОСТЬ!

Еще Гиппократ отмечал, что при душевном возбуждении и расстройстве одни люди склонны к маниакальному, другие — к де­прессивному поведению. Дифференциация индивидуальных разли­чий подобного рода соответствует широко распространенной на Востоке концепции о двух началах —«ян» и «инь». Первое реа­лизуется в активности поведения, силе характера, а при своей чрезмерности — в ярости, безудержности; второе реализуется в ■нежности, пассивности, а при чрезмерности своих проявлений—* в депрессишости.

Активность, пассивность поведения при стрессе предопре­деляются сочетанием внутренних и внешних факторов. К первым относится врожденная предрасположенность человека к активно­му или пассивному поведению в критических ситуациях, а также имеющийся опыт столкновения с такими ситуациями. Опыт актив­ного «овладения» ими повышает вероятность активного реагиро­вания, прецеденты пассивного реагирования делают более веро­ятным пассивное поведение в сходных ситуациях. Надежность прогноза деятельности человека в критических условиях возрас­тает с приближением моделируемого уровня экстремальности ситуации к натурному ее уровню. Поэтому все чаще используется воспроизведение тренировочно-тестирующих аварийных ситуаций в процессе реальной деятельности человека-оператора...



Из чего складывается экстремальность стрессора, т. е. каковы стрессообразующие факторы? При анализе стрессоров для пра­вильного прогнозирования спектра их действий надо учитывать совокупность характеризующих их специфических и неспецифи-■ческих факторов. Основные факторы, от которых зависит экстре­мальность стрессоров, следующие: 1) субъективная оценка опас­ности стрессора для целостности субъекта (физической целост­ности, целостности социального статуса, «целостности исполне­ния его желаний» и т. п.); 2) субъективная чувствительность к ,стрессору, т. е. степень субъективной определенности, значимос­ти стрессора для субъекта; 3) степень неожиданности стрессора, Неожиданной для субъекта может оказатьежила действия стрес­сора и чувствительность к нему субъекта; 4) близость действия стрессора к крайним точкам субъективной шкалы «приятно — не­приятно»; 5) продолжительность действия стрессора при сохра­няющейся его субъективной значимости (чувствительности субъек­та к нему). Экстремальность обусловлена неопределенностью Продолжительности сроков действия стрессора либо неожидан­ным его продлением...



Чем более субъективно значимо событие (например, за счет осознания его опасности) и чем более определенным оно яв­ляется для субъекта (например, за счет интенсивности воздей­ствия), тем больше вклад этого воздействия в актуализацию про­граммы активного поведения. Возможны ситуации, когда воздей­ствие (сигнал) достаточно интенсивно, но на основе его субъектом «е могут прогнозироваться (осознанно нли неосознанно) какие-

i? Заказ 5162 257


либо возможные события, поскольку сложившаяся ситуация ока­зывается невозможной (невероятной) с позиции фило- и онтогене­тического опыта субъекта. В этом случае у него нет адекватных этому событию «программ» поведения. При этом активность по­ведения, имевшаяся до начала действия стрессора, снижается, т. е. поведение актуализируется в виде пассивного переживания «невозможной» ситуации. Могут возникать либо пассивная рас­слабленность, либо пассивная напряженность. Они длятся до тех пор, пока такая ситуация закончится либо накопится информация относительно действующего фактора, позволяющая перейти к активному реагированию иа этот фактор. Пассивное реагирование может длиться вплоть до гибели организма. С возрастанием ин­тенсивности действия стрессора проявления стресса первоначаль­но возрастают, затем начинают снижаться. Задают вопрос — ка­ков процент людей, склонных к активным, н людей, склонных к пассивным реакциям при стрессе. Этот вопрос не правомерен, так как проявление той илн иной формы адаптационной эмоциональ­но-двигательной активности определяется совокупным сочетанием индивидуальной предрасположенности субъекта к активному либо к пассивному реагированию (действию) и реализующей эту пред­расположенность экстремальностью стрессора, которая опять же субъективно осознанно или бессознательно оценивается реагиру­ющим на нее индивидом. Оказываются слитными воедино внут­ренний человеческий фактор с компонентами врожденного и при­обретенного, осознаваемого и неосознаваемого, индивидуального и коллективного и внешний фактор, реальный, хотя и субъектив­но воспринимаемый, — экстремальность среды < — >

Следует заметить, что эмоционально-двигательная поведенчес­кая пассивность, охватывающая практически всю популяцию, при увеличении экстремальности стрессора за счет его продолжа­ющегося длительного действия может сменяться активизацией поведения части популяции. Такая активизация поведения при длительном стрессе может быть двух типов. Во-первых, за счет усиления волевых импульсов — эти как бы спонтанные порывы к тем или иным действиям по тнпу: «хочу — через не могу», ли­бо результат осознанных волевых усилий: «надо — через не могу». Во-вторых, за счет внутренних побуждений к общению, которые могут усиливаться при длительном стрессе, будучи предпосыл­кой для активизации социально-психологической активности субъ­екта.

Какое, активное или пассивное, реагирование более целесо­образно в экстремальной ситуации? Достаточно сильное небла­гоприятное воздействие невозможно долго выдерживать — насту­пит истощение адаптационных резервов. Если такое воздействие весьма продолжительно, его не переждешь. Более рационально активными действиями устранить экстремальный фактор за ко­роткий срок. Если для этого нет эффективного способа, остается пережидать в надежде, что хватит сил (глубоких адаптационных резервов) перетерпеть, пока неблагоприятный фактор либо сам


исчезнет, либо станет ясно, как активно устранить его (пока на­копится информация, достаточная для принятия решения о спо­собе активного удаления стрессора). Итак, при сильных стрес­сорах более целесообразно активное защитное реагирование (дей­ствие, поведение, деятельность). Пассивная тактика более целе­сообразна в ситуации, экстремальность которой создается длитель­ностью стрессора, а не силой его действия. Многочисленные дан­ные свидетельствуют о том, что в одних и тех же экстремальных условиях у одних людей актуализируется активная, у других пас­сивная защита против стрессора. В рамках популяции дихотоми­ческую полярность индивидуальных различий активности пове­дения (активность — пассивность) можно рассматривать как за­щитный, полезный фактор, противостоящий неконтролируемым внешним опасностям и способствующий сохранению генофонда.

Что можно сказать о ценности активности и пассивности при стрессе для отдельного индивида? Критерий пользы — успешность предотвращения, устранения неблагоприятного для индивида фак­тора и эффективность овладения благоприятным. Неопределен­ность будущего делает в перспективе полезными в текущий мо­мент оба адаптационно-защитных состояния. В настоящем полезна ширина фронта защиты. Будущее покажет субъекту, на каком уча­стке этого фронта действительно полезна активность. Однако в рамках «момента времени» индивида для него более целесообраз­но активное реагирование. Построенное на концепте определен­ности, как бы понятности текущей ситуации, оно направлено на овладение этой ситуацией и является для субъекта источником благоприятных сигналов о его потенциальной успешности в овла­дении стрессором. Пассивное реагирование на стрессор не создает такой обратной информации к субъекту. Более того, оно всегда протекает на фоне негативных эмоций, т. е. на фоне «сигналов к себе» о неблагополучии, побуждающих субъекта к поискам неиз­вестного выхода из стрессогенной ситуации (по принципу «кну­та»). Негативная эмоция, неблагоприятная в рамках «момента времени», целесообразна как «сигнал к себе», как напоминание о нежелательности по какой-то причине текущей ситуации и неот­ложной необходимости выхода из этой ситуации и смены имею­щегося состояния.

Неблагоприятными для субъекта могут стать н чрезмерно ак­тивная, и чрезмерно пассивная эмоционально-поведенческие стрес­совые реакции, не способствующие или даже мешающие удале­нию стрессора. Ведущий принцип купирования гнперактивного и гиперпассивного поведения прн стрессе — изменение вероятностной характеристики среды. При стрессовой гиперпассивности надо сде­лать, чтобы субъекту как бы «стало все ясно», т. е. чтобы исчез концепт невозможности, безысходности текущей ситуации и собст­венной беспомощности. При стрессовой гиперактивности возмож­ны два корригирующих приема: 1) исправить, изменить кажущую­ся верной ложную понятность ситуации, создав концепт стрессо­генной ситуации, генерирующий эффективную адаптационно-за-

17*


щитную активность; 2) сделать ситуацию абсолютно «непонятной», «невозможной» для субъекта, тем ввести его в пассивное состоя­ние.

ФЕНОМЕН «АКТИВНОЙ ГУМАНИЗАЦИИ»

Важную роль в направленности и интенсивности развития стресса играет представление субъекта о возможности своего влияния на экстремальный фактор, о том, может ли он участво­вать в управлении стрессогенным воздействием. Советской инже­нерной психологией провозглашена концепция атропоцентрнзма как основное методологическое положение при разработке систем «человек — машина». Отвергнут подход к человеку-оператору как к придатку машины, который должен подстраиваться к ее техно­логии. Системы «человек — машина», функционирующие с учетом приоритета человека, оказываются в конечном итоге надежнее и эффективнее, чем без учета этого принципа. «Активный оператор» испытывает меньший стресс по сравнению с пассивным наблюдате­лем. ..

Известно много подтверждений того, что реализация челове­ком его потенциальной активности (биологической, психологиче­ской и т. д.) оптимизирует его жизнедеятельность, увеличивает его жизнеспособность. Особое значение имеет активное проявление гражданственности человека, его высоких нравственных устрем­лений.

Китаев-Смык Л. А. Психология стрес­са. М., 1983, с. 21—24, 28—39, 49— 53, 69—76.

В. А. Иванников


Просмотров 670

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!