Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Диагностическая пальпация: её принципы и применение



 

Часть I: Почувствовать жизненную функцию

Диагноз — это и искусство, и наука. В области науки мы воспользовались различными инструментами и ввели в употребление целый ряд тестов для диагностирования состояния человеческого тела. Разнообразие и сложность этих тестов, а также параметры, которые ими определяются, почти безграничны. Диагноз как наука предоставляет врачу данные, которые могут быть изучены объективно с минимальным риском ошибки.

Однако, как искусство диагноз является умением, прилагаемым самим врачом. Следовательно, диагноз как искусство очень важен; всегда был и всегда будет таковым. Он включает в себя следующие факторы: толковательный навык врача при анализе данных, предоставляемых научными инструментами, а также использование персональных способностей врача при оценке состояния пришедшего к нему пациента. Эти факторы являются по своей природе субъективными. Возможно, они смогут дать точные показания инструментов, но также и будут ограничены узкими рамками этих показаний. Это хорошая возможность для оценки изменяющихся величин: способность воспринимать прошедшие и настоящие события, а также предсказывать будущие изменения. Научного диагноза недостаточно. Именно комплексное использование как научного (объективного), так и личного (субъективного) инструментов даёт врачу истинный диагноз.

Интерпретирующие навыки врача представляют собой искусную смесь многих лет обучения, знания научных инструментов, опыта, а также разума, постоянно открытого для любых подходов, которые могут увеличить способности врача. Врач также должен развивать свои собственные, субъективные инструменты: глаза для проведения точного обследования, уши для точного выслушивания и выстукивания, обоняние и вкус, а также думающее, чувствующее и знающее осязание — пальпацию. Интерпретирующие навыки требуют знания функционирования человеческого тела в прошлом, в настоящем, а также способность проецировать состояние функционирования в ближайшем будущем. Это отличается от простых тестов, проводимых при помощи научных инструментов, имеющихся в нашем распоряжении. Последние показывают лишь временные данные, которые отражают картину в данный момент. Истинная оценка состояния каждого пациента подразумевает определение того, что организм пациента делает со всеми этими переменными. Как его организм координирует их; как он адаптируется к дисфункции; где находится потенциал для обратимости дисфункций? Иными словами, как этот пациент функционирует как живое существо? Он болен. Он пришел к вам за помощью. Сейчас он в вашем офисе; где он был, когда началось заболевание? Каковы его шансы на возвращение к нормальному состоянию здоровья? Только разумное использование врачом своих органов чувств поможет ему правильно ответить на эти вопросы.



Каждый раз, когда к вам на приём приходит пациент, необходимо рассмотреть три фактора: мысли и мнения самого пациента относительно того, чем он болен, концепция врача, объясняющая заболевание и, наконец, мнение анатомо-физиологического целого тела пациента относительно природы заболевания. Мнение пациента о том, что нарушено в его организме, может быть основано на диагнозах, поставленных другими врачами. Если вы сможете предоставить ему общую картину, которая объяснила бы ему его проблему удовлетворительным образом, он сможет сотрудничать с вами. Но при конечном анализе у него всё же сложится своё верное или ошибочное мнение.

Концепция врача относительно того, что нарушено в организме пациента, основана на многих годах обучения. Он умеет создавать диагностические отметки, выраженные в терминологии, посредством которой он может сообщать о своих обнаружениях. Например, диагноз язвы желудка и двенадцатипёрстной кишки, вирусной пневмонии или травм, связанных с резким движением головы или шеи, типа «хлыстовой удар», выражается в целом синдроме клинических обнаружений в мозгу пациентов и других врачей. Несмотря на то, что эта способность сообщать информацию является необходимой, она также является ограничительным фактором при установлении истинного диагноза. Сам организм не думает о своих проблемах в таком ограниченном смысле.

И, наконец, существует третий фактор — знание анатомо-физиологического механизма о собственной проблеме. У него есть ответ. Анатомо-физиологический механизм, его структура и функция имеют полное представление как о заболевании, так и восстановлении здоровья.



Итак, пациент просто догадывается о диагнозе, врач с научной точки зрения догадывается о диагнозе, а тело пациента знает о проблеме и проявляет её в тканях. Можно поставить более точный диагноз, который будет вернее отражать истинную проблему, при помощи использования информации и навыков тела пациента, чтобы воплотить этот диагноз в жизнь. Мы можем натренировать наши органы чувств, в особенности наше чувство осязания, чтобы проникнуть вглубь функциональной структуры анатомо-физиологических механизмов пациента и заставить их дать нам необходимую информацию. Говоря об этом процессе, каждый врач должен научиться всем деталям проникновения вглубь функциональной структуры. Это процесс самообучения. Возможно и управление, однако, лишь сам врач является конечным арбитром в отношении методов и результатов. Мы должны научиться чувствовать и читать послания функциональной структуры, исходящие из тела пациента — что происходит сейчас, когда это началось, и как будет прогрессировать? Это довольно сложная задача.

При помощи чувства осязания мы можем почувствовать функцию внутри тканей, а также почувствовать дисфункцию, если она присутствует. Движение не является функцией; функция всегда подразумевает движение, однако, движение не представляет всей ценности функции. Доказательство тому — пациент, который жалуется на боль в ноге. Мы можем проверить ногу на движение и обнаружить, что она работает хорошо, в соответствии с общим движением. Кроме того, обладая чувством осязания, способным определять дисфункцию в организме пациента, можно точно сказать, чем является источник обнаруженного расстройства, хотя довольно сложно найти слова, чтобы описать функцию в живых тканях.

Однажды у меня спросили относительно чувства осязания: «Вы чувствуете от самого сердца, не правда ли?» Это верно. Вы учитесь чувствовать самое сердце проблемы пациента, начиная от неподвижной точки рычага, которая позволяет функциям и дисфункциям пациента отражаться в вашем чувстве осязания. Первым шагом в развитии глубины осязания является общая оценка состояния пациента с точки зрения анатомо-физиологического механизма. Что же само тело пациента хочет вам сказать? Послушайте историю пациента и его мнение и отложите это в сторону, прислушайтесь к вашему собственному мнению и диагнозу и отложите их также в сторону, затем позвольте телу пациента высказать своё мнение. Положите свои руки на тело пациента в той области, где он жалуется на боль. Позвольте впечатлению от тканей из самого центра их глубин пройти сквозь ваше чувство осязяния, послушайте и прочтите их историю.

Для того, чтобы её получить, необходимо вчитаться в структуру и функцию тканей. Для этого мы должны кое-что узнать о потенции, а также кое-что о точке опоры.


Потенция

Знание о потенции внутри тканей начинается с формулировки, данной нам доктором В.Г. Сазерлендом: «Позвольте внутренней физиологической функции проявить свою точную потенцию, вместо того, чтобы использовать слепую силу извне»(1) В этих словах содержится принцип, в соответствии с которым мы будем развивать понимание того, чем является потенция. Диагностическим инструментом, с помощью которого мы будем учиться читать и понимать эту потенцию, является принцип использования точки опоры. Мы будем использовать этот принцип, используя наши руки и пальцы так, чтобы создать такое состояние, при котором принцип потенции может дать нам знание, для использования этого принципа при диагностике и лечении.

Словарь определяет потенцию как «состояние или качество состояния мощности или её степень; мощность; сила». Он определяет слово «мощный» как «способный контролировать или оказывать влияние; имеющий авторитет или власть». В течение многих лет мы слышали, что внутри тела имеются все факторы, при помощи которых оно поддерживает своё здоровье и лечит себя в случае заболевания или травмы. В основном, это утверждение верно. Человеческое тело обладает способностью выражать здоровье через врождённую потенцию, а также способностью поддерживать компенсаторные механизмы, реагируя на травму или заболевание через различные потенции. Что касается истинной сути полного здоровья, это потенция внутри человеческого тела, проявляющаяся в здоровье. В самом основании каждого травматического или болезненного состояния внутри человеческого тела лежит потенция, проявляющая свою взаимосвязь с телом при травме или заболевании.

В нашей власти научиться чувствовать эту потенцию. Достаточно просто почувствовать напряжения или стрессовые состояния при травме или заболевании, поскольку они проявляются симптомами. Однако, внутри этих проявляющихся элементов находится потенция, которая «способна контролировать или оказывать влияние; обладая авторитетом или властью». Она является сосредоточением расстройства. Она может быть почувствована и прочитана чувствующей пальпацией.

Для того, чтобы понять, что значит почувствовать потенцию организма при данной проблеме, давайте рассмотрим какое-нибудь явление природы, демонстрирующее мощность потенции, например, ураган. Принципы и проявления урагана в определённой степени аналогичны принципам и проявлениям заболевания и травмы в человеческом теле.

Я рассматриваю потенцию как точку опоры поверх, вокруг и через которую биодинамические врождённые силы внутри человеческой физиологии выполняют свою работу в здоровом состоянии и поверх, вокруг и через которую биокинетические врождённые силы поддерживают состояния заболевания или травм в организме. Эта потенция очень похожа на мощные энергетические поля, присутствующие в точке опоры движущейся доски качелей или на те, которые могут быть обнаружены в центре урагана. Например, в обширных сильных ураганах количество производимой кинетической энергии превосходит ежедневное производство электрической энергии в Соединённых Штатах в 100-300 раз. Можно предположить, что именно кинетическая энергия находится внутри неподвижной точки или центра урагана над, вокруг и через которую он сам себя поддерживает. Также можно заключить, что в потенциях биодинамических и биокинетических врождённых полей внутри человеческого тела в здоровом состоянии, состоянии заболевания или травмы находится кинетическая энергия, мощность и потенция.

Центр урагана переносит потенцию или мощность для всего шторма, а спирали верхних ветров, питающих центр урагана, являются разрушительными факторами шторма. Центр урагана содержит потенцию для всего шторма. Любое изменение в центре автоматически меняет спиральные эффекты ветров, питающих этот центр и, следовательно, всю структуру шторма. Если центр, или «глаз» урагана закроется, урагана больше не будет. Следовательно, именно наличие этого центра определяет, будет ли это ураган или же обычная буря. Внутри центра находится потенция, «имеющая авторитет или власть» создавать проявления спиралевидных ветров, образующих бурю.

В 1961 году на Техас обрушился ураган Карла, во время которого «летучие охотники за ураганом» — самолёты В-29 влетели внутрь самого центра урагана и записали много важных данных. В то же самое время радио и телевидение информировали нас о действии урагана. В то время как те из нас, кто находился на земле, могли наблюдать за развитием и движением урагана Карла, учёные, летевшие в самолёте В-29, смогли в прямом смысле слова узнать и испытать высокие ветра в спиралях, а также потенцию центра урагана. Это была своебразная физическая осведомлённость. Люди, обученные понимать работу механизмов такого типа, могут определять различные факторы урагана посредством интерпретации своих собственных ощущений в дополнение к информации, получаемой с приборов, на которые они смотрят. Таким образом, они определяют, находятся они в центре или на периферии спиралей. Они могут почувствовать это всем своим существом.

Следовательно, врач может обучить своё чувство осязания распознавать и допускать тот факт, что в каждой травме или заболевании есть центр, расположенный внутри или вне пациента, центр, который содержит в себе способность проявлять своё травматическое или больное состояние. Внутри этого центра находится неподвижная точка. Она невидима, однако, может быть обнаружена опытной и проницательной пальпацией врача. Как я её распознаю? Мне приходилось обнаруживать эту потенцию сотни раз. Я научился на собственном опыте. Мне приходилось делать это, когда я учился читать структуру и функцию пациентов, пришедших ко мне со своими проблемами. Я получил полное представление об этой неподвижной области, сосредоточенной в травме или заболевании. Постепенно, после долгого периода времени ко мне пришло знание и понимание того, почему она существует, а также относительно её роли в общей картине травм и заболеваний.

Если бы в центре урагана Карла произошло какое-нибудь изменение прежде, чем он обрушился на береговую линию Техаса, вся структура спиралей, энергия его ветров и другие факторы изменились бы, чтобы отреагировать на изменение в потенции внутри центра. Подобным образом я могу наблюдать за тем, что когда какое-либо изменение происходит в области неподвижности в организме пациента, проявляется новое значительное изменение в структуре травмы или заболевания, иными словами, в потенции. Это открыто не мной. Это происходит само собой. Просто требуется допускать её существование, а также нужно время, чтобы развить чувство осязания, и способность ощущать её. Как всегда, проблемой остаётся найти слова, чтобы выразить, что это такое, а также методы, посредством которых она может стать частью жизненного опыта. Это процесс самообучения.


Точка опоры

Для того, чтобы развить чувство осязания, необходимо изучить принцип функционирования точки опоры и затем разработать метод её использования при диагностическом подходе. Словарь определяет слово «fulcrum» как «опору или точку опоры, на которой поворачивается рычаг при поднятии или передвижении чего-либо»; отсюда смысл напрягающего влияния, нажима и так далее. Доктор В.Г.Сазерленд при описании точки опоры во взаимоотношении с двумя половинами мозжечкового намёта и серповидной структуры мозжечка, говорил: «Точка опоры (соединение серповидной структуры мозжечка и мозжечкового намёта на прямом синусе) является соединением неподвижной системы рычагов, на и через которую три цикла функционируют физиологически при поддержании баланса в центральном краниальном, мембранном и суставном механизмах. Подобно любой другой точке опоры, она может перемещаться с одного места на другое, тем не менее, оставаясь неподвижной в своём рычажном функционировании». Ключом к пониманию принципа функционирования точки опоры является понимание того, чем является соединение неподвижной системы рычагов, даже если она может перемещаться с места на место, оставаясь неподвижной в своём рычажном функционировании.

На самом крупном уровне функционирования учёные, находящиеся в самолётах В-29, являлись относительно неподвижными точками, когда они летели в самолётах, реагирующих на бурю, в которой они очутились. Их тела целиком отражали движения шторма и потенцию или неподвижность центра урагана. Они почувствовали это всем телом во время полета, когда делали сообщения и интерпретировали полученные данные. Врач должен использовать тот же самый принцип на более тонком уровне. Он должен установить механизм неподвижной системы рычагов, при помощи которого он может чувствовать стресс и напряжение в тканях под своими руками и пальцами и обнаружить потенцию или области неподвижности в напряжённых областях. Он делает это, помещая свою руку или руки около области, в которой пациент испытывает боли, и затем установив точку опоры при помощи своего локтя, предплечья, перекрещенных пальцев или любой другой части его тела, которой ему удобно это сделать. От этой точки опоры его пальцы становятся концом рычага, который может замечать происходящие в теле изменения. Его точка опоры может перемещаться время от времени, приспосабливаясь к изменениям внутри тела, тем не менее продолжая оставаться неподвижной в своём рычажном функционировании.


Пальпация

Помещал ваши ладони и пальцы на наблюдаемые ткани, думайте о том. что пальцы могут сами приспособиться к телу пациента. Этот лёгкий контакт не лишен твёрдости и силы. Необходимо развивать и перенимать дескриптивный анализ доктора Сазерленда: «...на концах пальцев расположены разумные клетки. Пальцы обладают способностью чувствовать, думать, видеть. Поэтому прежде всего научите ваши пальцы чувствовать, думать и видеть и затем позвольте им осязать»(2) Рассматривать функции и дисфункции тела нужно при помощи «чувствующих», «думающих» и «зрячих» пальцев. Механизмы тела и их потенции всегда находятся в действии и их можно почувствовать при помощи мыслящего, чувствующего, видящего осязания, которое своевременно становится знающей пальпацией. Это подобно посадке на движущийся поезд. Поезд продолжает двигаться и функционировать, когда я сажусь в него, анализирую неровности дорожного полотна, степень отклонения в бок на поворотах, его среднюю скорость, а затем схожу с него, в то время как он продолжает движение. То же самое происходит с заболеваниями пациента. Я контролирую деятельность живого механизма, который продолжает функционировать; я ставлю диагноз, назначаю лечение и затем оставляю механизмы продолжать свою постоянно изменяющуюся деятельность. Моя пальпация носит глубоко обдуманный, глубоко видящий и глубоко чувствующий характер и совсем не подавляет и не блокирует структурное функционирование тканей, которые я исследую.

Я могу пойти ещё дальше, развивая свою пальпацию. При помощи неподвижной точки равновесия и глубин моего осязания я могу развить знающую осведомлённость о потенции и структурной функции в тканях тела пациента. Эта осведомлённость находится за пределами физических ощущений пяти органов чувств врача. Это не то, что я чувствую своей пальпацеией; таковым будет моё мнение. Напротив, это является сообщением тела самого пациента через мою точку опоры и мою пальпацию. Это настоящее знание. Это слушающая пальпация. Это мнение и знание тела пациента, а не просто информация.

Я могу контролировать лёгкое, но твёрдое прикосновение своих ладоней и пальцев тем же способом, при помощи которого я создаю точку опоры. Вы устанавливаете точку опоры, чтобы обеспечить рабочую точку, от которой вы можете работать и оценивать случай, но вы должны обеспечить ей свободу, достаточную для того, чтобы она могла перемещаться, поддерживая своё неподвижное рычажное функционирование, чтобы приспосабливаться к изменяющимся нуждам наблюдаемых механизмов. Попробуйте обследовать чрезмерно активного ребёнка, и вы обнаружите потребность в подвижной точке опоры и пальпирующего рычага не только в механизмах ребенка, но также во всём его организме.

Вы также обнаружите, что увеличение силы давления на точку опоры автоматически увеличивает глубину пальпаторного нажатия на конец рычага — ладонь и пальцы. Противоположное также верно. Я могу изменять свою пальпацию для того, чтобы реагировать на различные потребности кинетических энергий, выраженных обнаруженными анатомо-физиологическими механизмами и их потенциями. Каждый пациент не похож на остальных, и он меняется каждый раз, когда приходит к вам на лечение.


Применение

В данной главе содержатся примеры применения таких принципов на практике. Пациент приходит к вам на приём, с жалобой на боли в нижней части спины. Положив его на стол, сядьте рядом с ним и поместите его ладонь под крестец так, чтобы концы его пальцев были вытянуты вверх и касались нижней части спины. Удобно оперевшись на свой локоть, врач устанавливает точку опоры, при помощи которой он может распознавать изменения, происходящие в спине. Лёжа на столе, пациент может согнуть колени со ступнями, если ему так удобнее. Другая ладонь врача может быть переброшена сбоку и помещена под нижнюю часть спины. Точкой опоры для такого соприкосновения может быть край стола у предплечья или локоть на колене врача.

Умеренно усиливая нажатие на точку опоры, чтобы вызвать слабую степень сжатия через крестец по направлению к голове, врач инициирует кинетическую энергию, которая позволит структурной функции напряжённой области начать отражаться в его пальпации. Он учится распознавать эти изменения, идущие от установленной точки или точек опоры. Он почувствует натяжение или напряжение тканей в самой их глубине; он обнаружит мобильность и подвижность и осознает тот факт, что здесь находится спокойная, неподвижная точка внутри напряжённой структуры. Это точка потенции для данного растяжения. Я не говорю об анатомо-физиологических единицах тканей. Я имею в виду кинетические единицы энергетических полей, которые компенсируют эту структуру стресса. Анатомо-физиологические тканевые единицы проявляют эту кинетическую энергию и выражают такую дисфункцию в виде изменений и симптомов. Любое изменение в кинетических единицах энергетического поля потенции изменит структуру функционирования в анатомо-физиологических единицах.

Другой пример иллюстрирует случай заболевания печени при гепатите. Пациент лежит на спине, врач удобно садится возле него и кладёт одну руку под нижнюю часть грудной клетки, под больной орган. Затем врач может положить локоть или предплечье этой руки себе на колено, зафиксировав таким образом точку опоры. Другая его рука может быть помещена на грудную клетку над печенью, а локоть или предплечье этой руки — на какую-либо точку, удобную для поддержания такого контакта. Больной орган находится между исследующими его руками. При обследовании с этими двумя точками опоры врач может отметить структурно-функциональные изменения, происходящие в области печени. Он сможет почувствовать, движется ли печень или же функционирует на серповидной связке, как это должно происходить при её здоровом состоянии, а также он сможет почувствовать, реагирует ли она на ритмичные движения вверх-вниз дифрагмы во время вдоха и выдоха, как это происходит в нормальном состоянии. Он сможет также позволить неподвижной области, потенции для данной проблемы сфокусироваться, и с течением времени, после повторных обследований очень много узнает о состоянии больной печени. Когда анатомо-физиологическое целое печени возобновляет свою способность реагировать на респираторные изменения диафрагмы, её нормальные движения при взаимоотношении с серповидной связкой, а также её венозное и лимфатическое дренирование начинает раскрываться и функционировать. Тогда врач узнаёт, что он имеет дело со случаем гепатита, который изменил своё патологическое состояние и возвращается к нормальному состоянию. Все эти изменения воспринимаются проницательной пальпацией.

Применение принципа точки опоры настолько разнообразно, насколько широк перечень жалоб пациентов, приходящих на приём к врачу. В каждом случае требуется индивидуальное применение этого принципа, и каждый врач должен разработать свой собственный подход. Врач должен настолько хорошо знать анатомию, физиологию, структуру и функцию, сопровождающую анатомо-физиологические единицы, насколько это возможно. Благодаря развитию такого типа пальпации, проникающей через точки опоры вглубь структуры и функции, изменяющейся под его руками, врач приобретает знание, которое углубляет понимание. Такая пальпация даёт ответ на вопрос, почему данный пациент страдает заболеваниями, на которые жалуется. Даже когда лабораторные тесты не могут обнаружить происхождение недугов больного человека, обученная пальпация врача обеспечит ему полное понимание.

Почему необходимо установить такие точки опоры? Врач пытается почувствовать функционирование внутри живых тканей и обнаружить неподвижную точку, от которой структура напряжения проявляет свои симптомы. Для этого врач должен сосредоточиться и попытаться слиться с состоянием пациента.

Применение такого типа обученной пальпации безгранично. Она является инструментом, который можно использовать практически для любого типа заболевания, которое нужно лечить. При помощи неё можно определить различие между головной болью вследствие застоя и типом головной боли в результате сужения сосудов. Она поможет определить местонахождение специфического синуса, который хронически или остро заполнен каким-либо веществом. Она локализует специфическую поражённую часть лёгкого при долевой пневмонии, а также локализует области напряжения и стрессов в системе мышц и костей. Эта пальпация применяется от верхушки головы и до подошв ступней. Она является диагностическим инструментом, который помогает врачу понять хронический характер заболевания, его настоящее состояние, а также сделать возможный прогноз для данного случая.

Другая аналогия также может представлять интерес. Инженер-электрик способен применить своё умение и научные знания, поскольку он допускает тот факт, что в его машинном оборудовании присутствует электрическая энергия. Электричество также невидимо, однако, оно может измеряться и его можно почувствовать с помощью инструментов и чувства, и его энергия может быть использована для развития функционирующих механизмов. Инженер берёт провода, транзисторы, печатные схемы и вакуумные трубки, соединяет все эти элементы вместе, чтобы получить обширную систему электрических продуктов. Он знает, что энергия по своей природе электрическая, и использует её. Он может не знать, чем является электричество, но использует его, чтобы усовершенствовать функционирование механизмов.

Врач имеет в своём распоряжении некую форму энергии в живом теле, которая в данной работе была названа «потенцией». Это не электричество, но форма энергии в живом теле, и может быть использована разумным врачом для того, чтобы определить структурную функцию в анатомо-физиологических единицах тела. Чем является эта потенция? Этого не знает никто. Да это и не обязательно знать, так же, как инженеру не обязательно знать, чем является электричество для того, чтобы его использовать. В самом центре полного состояния здоровья находится потенция в человеческом теле, проявляющаяся в здоровье. В самом центре состояний травм или заболеваний лежит потенция, проявляющая свою соотнесённость с телом при травме или заболевании. Знайте об этом и используйте эту потенцию. В ней находится ключ к борьбе с присутствующей патологией, а также она позволяет снова проявиться основной потенции, то есть здоровью.

Принцип точки опоры может также использоваться при опорных техниках, чтобы сделать такие методы лечения более эффективными. После приведения в действие системы рычагов, которую вы будете использовать при дальнейшей работе, подождите немного, установите точку опоры, подождите ещё и позвольте разумным, чувствующим, видящим пальцам определить степень действия рычага, а также величину силы, которую вам нужно использовать для завершения процедуры. Вы обнаружите, что нужно меньшее применение силы извне, и будете способны контролировать это рычажное действие с гораздо большей точностью.

Использование внутренних сил — это процесс, не отнимающий много времени. Поскольку мы используем механизмы, которые уже находятся в действии, необходимо лишь прикоснуться к ним и предоставить им возможность говорить самим. Пациент приходит к вам с жалобой на боли в определённой области. Можно обратиться к этой области и провести её обследование, которое даст информацию, необходимую вам для того, чтобы объяснить, почему пациент страдает данным заболеванием. Конечно, это может быть лишь небольшой частью от взаимосвязанной полной картины его заболевания, но это начало, от которого можно идти в другие области и, в конечном итоге, поставить полный правильный диагноз. Именно здесь знание врачом анатомии и физиологии играет важную роль. Он может соотносить своё знание со своим чувством осязания, а также установить и понять структуру расстройства и дисфункций вплоть до полного прояснения целого диагноза. Последующие визиты пациента в его офис углубят это проникновение вглубь проблемы до тех пор, пока врач не сможет использовать своё знание, чтобы понять прошлую историю дисфункции, её настоящее состояние можно использовать то, что уже создано при лечении заболеваний наших пациентов. Нам лишь нужно прикоснуться к их телу и позволить ему работать за нас.

Часть II: Что можно сделать при помощи диагностической пальпации?

Чем является диагностическая пальпация? Это такой тип пальпации, который предназначен для осуществления принципов, выраженных в следующем определении: в науке о здоровье, болезни и травме позвольте биодинамической внутренней силе проявить свою собственную безошибочную потенцию, вместо того, чтобы использовать наружные силы извне. Врач кладёт свою ладонь или ладони на ткани и затем устанавливает точку опоры, через которую он может исследовать функционирование и нарушение функционирования изнутри тела пациента. То, что я чувствую, является моим мнением; то, что само тело сообщает через мою точку опоры при пальпации, является мнением тела. Именно последнее нам требуется обнаружить при совершенствовании диагностической пальпции.

Что представляют собой некоторые ощущения, которые можно почувствовать при функционировании и нарушении функционирования внутри тела? Можно использовать терминологию из всех естественных и физических областей науки. Неполный перечень терминов будет включать в себя следующие понятия: сжатие, развёртывание, напряжённость, слабость, стресс, торможение, искривление, растяжение связок, столкновение, стягивание, растяжение, вращающий момент, ротация, дёргание, вибрация, пульсация, мобильность, подвижность, неподвижность, возбуждение, неисправность, раскачивание, колебание, сужение, обилие, плоскость, опухоль, атрофия, дистрофия, раздражительность, мощность, отставание, энергия, сила, жизнеспособность, тон. мощность, потенция, неподвижность, равновесие, усталость, колыхание и многие другие.


Ниже перечислены некоторые вопросы, которые могут возникнуть у врача, использующего диагностическую пальпацию:

При растяжении связок голеностопного сустава можно ли почувствовать сотрясение в тканях в дополнение к неправильному положению связок и механизма суставов? Если к вам в офис придут два пациента с болями в нижней части спины, один с вращательным растяжением, а другой — после сильного падения на ягодицы, вследствие чего образовалось сжатое растяжение, можно ли определить это при помощи диагностической пальпации? При серьёзном заболевании поясничной мышцы можете ли вы определить, что во время лечебной программы эта мышца проявляет лучшую работу механизма дренирования?

Можно ли почувствовать сильное сотрясение в грудной клетке, сопровождающее каждый посткоронарный синдром умеренной или тяжёлой степени? В случае долевой пневмонии, можно ли определить, что имеет место относительное ограничение подвижности височной кости на стороне затвердевшей доли лёгкого? Известно ли вам анатомо-физиологическое соединение тканей, чтобы определить, почему данная ситуация верна? В случае синусита можно ли при помощи диагностической пальпации определить местоположение поражённого синуса и степень заболевания?

При лечении плечевого бурсита или брахиального неврита можно ли почувствовать начало работы механизма лучшего дренирования из этих застойных областей во время лечения? При серьёзных случаях следует приостановить лечение на день для того, чтобы избежать усталости в больных тканях. Помните о том, что большая часть растяжений тела изменяется на микрометрических уровнях измерения структуры и функции в сердце или центре нарушенной области. Можно ли почувствовать силы, исходящие из наблюдаемых напряжённых областей тела?

Можно ли почувствовать плоскость и утрату жизненной силы, которая сопровождает каждый случай так называемого «нервного кризиса» или при всех постэнцефалитньгх синдромах? Можно ли почувствовать движение к нормальному уровню жизнеспособности во время лечения данного пациента?

При недавней травме типа «хлыстового удара», связанной с резким движением головы или шеи, можно ли определить направление движения силы при несчастном случае, положив свои диагностирующие руки на поражённые ткани? Можно ли почувствовать усталость в тканях, во всём организме пациента, либо в специфических областях травмы или заболевания? Это самый важный фактор при диагностических и терапевтических рассмотрениях. Можем ли мы понять то, что мы чувствуем?

Это лишь некоторые из сотен вопросов, доступных для диагностической пальпации. Для каждого из перечисленных пунктов имеются качественные, количественные, прогнозирующие и терапевтические соображения. В этом поле испытательной диагностической пальпации никто не является экспертом. Живое тело пациента, лежащего перед вами на исследовательском столе, является вашим надзирателем. Оно требует от вас обнаружить его проблему.


В развитии диагностической пальпации существует несколько ступеней. В общих чертах их можно охарактеризовать следующим образом:

Положите вашу руку или руки на или под ткани, которые вы хотите исследовать. Для каждого прикосновения руки установите точку опоры, от которой вы будете работать далее. Ваша рука или руки и точка или точки опоры должны стать единым целым с повреждёнными тканями. Позвольте функционированию и нарушению функционирования в тканях проникнуть к вашим рукам и точкам опоры вместо того, чтобы пытаться почувствовать что-либо в тканях; позвольте биодинамической внутренней силе проявить её собственную точную потенцию, вместо того, чтобы использовать наружную силу извне.

Простой пример проиллюстрирует этот принцип. Возьмите ведро воды и приведите её в сильное движение, затем приложите вашу руку к стенке ведра. Вы почувствуете волнение внутри ведра с водой. Затем поставьте локоть на стол, таким образом, устанавливая точку опоры для прикосновения руки. Теперь, читая сквозь точку опоры, отметьте, насколько сильнее вы способны чувствовать волнение воды в ведре вашей диагностической пальпацией. Заметьте, что если вы сильнее обопрётесь на точку опоры, вы сможете глубже вчитаться в волнующуюся воду, а если вы слабее обопрётесь на точку опоры, то получите более поверхностное ощущение волнующейся воды. В физиологии человека биодинамические внутренние силы и биокинетические внутренние силы и их потенции уже работают. Не обязательно взбалтывать их, как вы сделали это с водой.

Для того, чтобы увидеть эффект точки опоры в теле, попробуйте обследовать колено и направить диагностическую пальпацию сквозь области бёдер и вертлужной впадины. Сначала сядьте напротив пациента, сидящего на смотровом столе, и обхватите руками его колено так, чтобы ваши пальцы переплелись в подколенной впадине. Попытайтесь почувствовать всё, что сможете, пытаясь понять как можно больше, не облокачиваясь. Затем слегка нажмите на колено по направлению к вертлужной впадине и поймите, что вы можете почувствовать в этой области.

Теперь проделайте то же самое, используя точку опоры. Облокотитесь на свои колени, и прочитайте историю, которую вам рассказывает колено через точки опоры, которые вы установили. Слегка надавите на бедро по направлению к области вертлужной впадины и снова почитайте сквозь точки опоры. Почувствуйте, как внутренние естественные силы внутри бедра и таза хотят повернуть вертлужную впадину либо внутрь, либо наружу. Отметьте также качество и количество этого вращения. Если вы слегка обопрётесь на свои локтевые точки опоры, вы получите более поверхностное чтение сквозь ткани, а если вы обопрётесь посильнее, у вас сложится гораздо более глубокое впечатление. Его глубина зависит от устойчивости контактов в точке опоры, а не от плотности прикосновений обследующих пальцев. Если проблема стресса или растяжения скрыта глубоко внутри этой области, на собственном опыте вы удостоверитесь в том, что необходимо установить более плотный контакт на точках опоры, для того, чтобы обнаружить нарушение функционирования, проявляющееся в данной области. Ваш опыт и характер заболевания, которое вы изучаете, усовершенствуют ваше понимание.

Позвольте мне прояснить пункт, касающийся нажатия на точку опоры, а не на касающуюся руку. В случае использования рычага через точку опоры приложение силы, направленной вниз на одном конце рычага, автоматически поднимает другой конец вверх. Я описываю не рычажный механизм, прилагая силу или нажатие на свою точку опоры. Она легко, но твёрдо прилегает к телу пациента, и я прилагаю силу или нажимаю прямо вниз на точке опоры в соотношении со степенью растяжения или стресса, которые я чувствую в тканях. Прикосновение руки должно оставаться твёрдым, но аккуратным при контакте с физиологией тела пациента. Если человеку пришлось неправильно поднять 100 фунтовый мешок (45,3 кг), мне потребуется приложить значительную силу при нажатии вниз на точке опоры, чтобы создать противовес этому 100 фунтовому растяжению, вызванному поднятым весом, но я не буду надавливать на руку с той же степенью интенсивности. Если я сделаю это, то нарушу ощущение от впечатлений, полученных от биоэнергетических полей пациента. Попробуйте оба способа и сделайте выводы сами.

Этот процесс может потребовать достаточно сильное нажатие на точку опоры врача, или же, напротив, очень слабое. В случае растяжения, вызванного поднятием 100 фунтового мешка, врачу потребуется приложение значительной силы на точку опоры для того, чтобы уравновесить количество силы в области растяжения. Контакты рук могут быть менее плотными, но они должны быть достаточно аккуратными, чтобы позволить проблеме внутри пациента выполнять свою работу. После того, как врач приблизил силы внутри пациента, через свои точки опоры, он получит наиболее полный ответ от тканей, находящихся под напряжением при их попытках определить своё местоположение, диагностировать и вылечить самих себя. Достаточно интересно то, что когда врач приближает силы внутри физиологического механизма пациента, пациент начинает ощущать в значительной степени комфортное состояние. Пациент может часто замечать, что врач лишь слегка надавливает на его тело или совсем не надавливает, в то время как, на самом деле, я мог опереться на свою точку или точки опоры со всей тяжестью, которую я мог сосредоточить.

Врач должен знать свою собственную анатомию и физиологию, чтобы верно истолковать то, что тело пациента говорит ему через его точки опоры, и в то же самое время он должен отделять себя от своих действий в наблюдаемой области, таким образом, позволяя истории тела пройти к нему. Это довольно сложно. Как врачи мы обучены делать это, а здесь нам требуется позволить чему-либо еще делать нашу работу. Мы умеем выслушивать словесный отчёт о проблеме пациента и затем делать что-либо на основе этого отчёта. Теперь мы должны научиться прислушиваться к тактильному отчёту, получаемому при помощи нашего развитого чувства диагностической пальпации.

В диагностической пальпации не существует «техник» в обычном смысле этого слова. Врач позволяет внутренним энергиям здоровья, болезни или травматического состояния пациента рассказать свою историю о существующей проблеме. Таким образом, у врача нет техник, и на самом деле его как бы просят уйти с дороги. Как может тело рассказать вам о чем-то, если вы постоянно что-либо делаете с ним во время обследования? Ваши точки опоры являются вашими постами наблюдения. Позвольте тканям рассказать свою историю. Сидите спокойно и слушайте.

Я сказал, что техник не существует, и все-таки дал некую инструкцию. При проведении обследования любой области тела врач кладёт свою обследующую руку или руки на тело пациента; он устанавливает точку (точки) опоры, через которые он будет получать ответы изнутри тела; он варьирует степень нажатия на точки опоры, чтобы достигнуть различной степени глубины активности и функционирования тканей; и, в конечном итоге, он может добавить небольшую степень надавливания или тяги через обследующие руки или руку, чтобы инициировать движущие силы, исходящие из наблюдаемых тканей. Однако, это не является активной проверкой тканей, такой, как мануальное вращение бедра внутрь или наружу. Напротив, это является активизированием уже существующих сил внутри тела пациента так, чтобы они вращали бедро внутрь или наружу при помощи своей собственной неотъемлемой силы.

Таким образом, использование диагностической пальпации является чем-то большим, чем просто пассивное прикладывание рук. Это вид пальпации, которую можно назвать внимательным, обозревательным типом знания функций и дисфункций тела пациента, при использовании побуждающей энергии, находящейся глубоко внутри самих тканей. Ткани пациента внутри вертлужной впадины вращают её для того, чтобы вы наблюдали за ней. Эта область вертлужной впадины обладает естественной тенденцией стремиться либо к внутренней, либо к внешней ротации, если силы внутри неё имеют возможность самовыражаться. Вы можете почувствовать, что это происходит, и сможете при помощи своего познания в области анатомии и физиологии определить, имеете ли вы дело с работой нормального физиологического механизма или механизма в состоянии дисфункции. Если вы не уверены, перейдите к другому колену и бедру и проверьте их. Оба они могут быть нормальными, либо одно будет нормальным, а другое — нет. Вам нужно будет это определить.

Диагностическая пальпация необходима, так как существуют некоторые тонкости в функционировании и в нарушении функционирования тканей, которые невозможно обнаружить никакими другими способами, кроме как опытным, чутким, знающим использованием такого вида пальпации. Примером может послужить случай пациентки, которая приходит на приём к врачу, жалуясь на сильные головные боли, которые она испытывает в течение последних двух лет. Врач просматривает её историю болезни, проводит различные тесты, и может сообщить ей, каким типом головной боли она страдает. Он всё делает правильно. Добавив к этому использование диагностической пальпации, вы обнаружите проявления давнего сотрясения мозга в основании черепа, которое ограничило подвижность в этой области, что препятствует венозному дренированию от головы пациентки и вызывает раздражение внутричерепных и внешнечерепных тканей, сквозь которые проходят нервы, связанные с головными болями. Спросите у неё, когда с ней случился несчастный случай, вызвавший сотрясение мозга или в результате которого у неё «искры из глаз посыпались». Тогда она расскажет вам о несчастном случае, произошедшем с ней в детстве, когда она села так резко, что на время потеряла сознание, и у неё «искры из глаз посыпались». Теперь вы не только определили местоположение области её головных болей и установили их тип, но также обнаружили этиологию расстройства, как в самом начале, так и в настоящее время. Эту информацию нельзя было получить иными способами, кроме как использованием диагностической пальпации, при помощи которой вы обнаружили старое повреждение, имевшее место 40 лет назад, и проявившееся в настоящее время в виде головных болей. Такой пальпацией вы смогли буквально почувствовать нарушение функционирования в тканях и определить, в каких именно тканях имело место это нарушение функционирования. Эта же пальпация также снабдила вас прогнозирующей информацией относительно возможного лечения в данном случае.

Более того, диагностическая пальпация необходима, поскольку она является «партнёром» терапевтической пальпации. Говоря о вышеописанном случае, нужно отметить, что врач может излечить пациентку от симптомов заболевания при помощи медицинского лечения и физиотерапии, но вы хотите попытаться обеспечить полное решение проблемы, вам нужно устранить саму этиологию, старое сотрясение мозга, которое поразило основание черепа. Для этого потребуется использование терапевтической пальпации. Терапевтическая пальпация использует те же самые биодинамические принципы и энергии внутри тканей, что и диагностическая пальпация. Одним из самых важных факторов в использовании терапевтической пальпации является диагностическая пальпация, которая ведет и направляет вас сквозь все живые, исправляющие процессы, которые присутствуют в механизме сотрясения мозга во время его рассасывания. О терапевтической пальпации речь пойдёт ниже.

Клинические результаты подтвердили диагноз, поставленный для женщины с сотрясением мозга. Через месяц после начала лечебной программы у неё исчезли симптомы, и за последний год больше не возобновлялись. Для диагностической пальпации остается очевидным тот факт, что механизм сотрясения мозга всё еще присутствует, однако, была восстановлена его компенсаторная способность иметь возвратно-поступательное движение вместе с физиологическим балансом всего тела. Существует также другой фактор в развитии диагностической пальпации. Кроме определения проблемной области в организме пациента врач должет научиться определять, что происходит в её взаимоотношении со всей физиологией пациента. Где находится потенция, неподвижная точка или точка опоры, которая поддерживает эту проблемную область? Каков её потенциал для восстановления совершенно нормального состояния или компенсаторного баланса во взаимоотношении с физиологическими потребностями функционирования тела? В данном конкретном случае компенсаторный баланс был восстановлен; в настоящий момент симптомы пациентки исчезли, но они появятся вновь, если наступит регрессия способности её тела поддерживать физиологическое функционирование внутри проблемной области. Таким образом, при помощи диагностической пальпации можно обнаружить самые незаметные тонкости.

Существует определённая группа пациентов, для которой особенно полезна диагностическая пальпация. Это те люди, которым врач сказал: «Я не могу обнаружить причину ваших недомоганий. Обследование вашего физического состояния и все тесты не выявляют заболевания. Всё дело в состоянии вашего рассудка». Таких людей часто называют невротиками, психически неуравновешенными или «психами». Диагностическая пальпация определяет и подтверждает физическую очевидность для объяснения болей и недомоганий, которые испытывают эти люди. В таких психосоматических проблемах должен присутствовать соматический компонент, а обычные методы диагностики не способны уловить дисфункцию, выражающуюся в симптомах. Обнаружения, полученные при диагностической пальпации, находятся на более тонком, подклиническом уровне.

Отсюда следует интересный факт. Если обследование одного врача выявит истинную физическую картину, объясняющую суть расстройств, заставивших этих людей страдать в течение нескольких месяцев или лет, могут ли такие проблемы в действительности быть названы невротическими или психосоматическими? Я так не думаю. После этого оказывается, что ипохондрик совсем не ипохондрик. Мои доводы относительно такого утверждения основаны на том факте, что если врач способен диагностировать субклинические растяжения или стрессы, вызывающие недомогания, он открывает путь, через который эти стрессы и растяжения могут быть исправлены, и, таким образом, к пациенту вернётся нормальное или восстановленное состояние здоровья. Разумная, хорошо натренированная диагностическая пальпация может являться необходимым инструментом обеспечения требуемого в таких случаях понимания. Обнаружение физического объяснения их проблемам будет очень полезно таким людям.

Можно рассматривать человеческое тело, как составленное из твёрдых (кости), полутвёрдых (мягкие ткани) и жидких (жидкости тела) веществ. Такая твёрдо-полутвёрдо-жидкая структура снабжена биодинамическими жизненными принципами. Она высоко организована и способна выражать живые перемены, происходящие внутри её собственного окружения. Область, находящаяся в напряжённом состоянии внутри живого тела, может быть обнаружена, так как данная область тела сама заявляет, что находится в напряжённом состоянии. То, что мы ощущаем при помощи диагностической пальпации, является проявлением кинетической энергии внутри данной напряжённой области, действующей в виде нарушения функций внутри твёрдо-полутвёрдо-жидкого механизма. Врач переводит такое проявление кинетической энергии на физиологический и клинический язык, основанный на анатомо-физиологическом знании функционирования тела.

Все анатомо-физиологические единицы выражают и используют кинетическую энергию, проявляя своё функционирование в здоровом состоянии, в заболевании или в травме. Диагностическая пальпация является искусством обучения использованию этих кинетических энергий и сосредоточенных в них потенций. Эти энергии варьируются по интенсивности, качеству и количеству в случае каждого пациента. Когда я говорил об этом с инженером-электриком, он сделал следующее замечание: «Требуется большое количество энергии, чтобы заставить транзистор или вакуумную трубку работать, но нужно лишь немного энергии, чтобы эту работу направлять». Точно так же, в физиологии человека уже присутствует большое количество работающей биодинамической энергии, но требуется только минимальное приложение энергии со стороны оператора, чтобы научиться распознавать и использовать эту кинетическую энергию для диагностических и лечебных целей. Минимальная требуемая от врача энергия прилагается через точку (точки) опоры, исходя из которых он учится использовать биодинамическую, внутреннюю, кинетическую энергию, которая уже работает внутри пациента.

Объём информации, которую врач может получить, когда ткани реагируют на использование диагностической пальпации, действительно замечательный. При помощи него можно выявить случаи, когда для пациента возможно полное выздоровление. Случаи, которые медленно реагируют или реагируют неадекватно, также демонстрируют это и дают более глубокое понимание причины, из-за которой они не реагируют должным образом. Это является большой помощью для врача, которому нужно знать, как планировать дальнейшее лечение в случаях, которые представляют для него сложность. Существует необходимость в проведении диагностического теста, который является точным руководством по лечению любого случая. Диагностическая пальпация обеспечивает такой вид руководства.

Итак, к данному утверждению: «позвольте биодинамической внутренней силе внутри пациента проявить свою собственную точную потенцию, вместо того, чтобы использовать наружную силу извне» можно сделать следующее заключение: «позвольте разуму исследовать и интерпретировать биодинамическую внутреннюю силу пациента, когда она проявляет свою собственную точную потенцию вместо того, чтобы использовать наружную силу извне». Необходимо развивать разумную диагностическую пальпацию, способную ощущать эту биодинамическую силу и её безошибочную потенцию, а также необходимо развивать свой разум, чтобы быть способным исследовать данное функционирование и разумно интерпретировать происходящие перемены. Чтобы прояснить эту мысль, давайте рассмотрим один пример.

Биокинетические энергии или силы находятся в состоянии работы во всех физиологических и патологических процессах. Если бы нам пришлось добавить какую-либо внешнюю силу или кинетическую энергию к физиологии тела, чтобы произвести растяжение — например, удар, падение или вывих — в настоящее время мы бы имели дело со специфической структурой повреждения, проявляющийся внутри механизма тела. Теперь это биодинамическое энергетическое поле, объединённое с энергетическим полем окружающей среды — силой, которая потребовалась для того, чтобы вызвать растяжение. Мы кладём свою руку (руки) на эту область для проведения обследования и установления точки опоры для каждого контакта руки, через который мы будем инициировать и чувствовать перемену, происходящую в тканях, когда они начинают проявлять присутствующее в них расстройство. Структура данного расстройства будет обрабатывать именно биодинамическую внутреннюю энергию. Человек, наблюдающий за нашей работой со стороны, увидит, что наши руки спокойно лежат на теле пациента, однако, те движения, подвижность и мобильность, которые мы чувствуем изнутри пациента, весьма значительны и их степень зависит от степени заболевания. Существует обдуманная структура, через которую проходят ткани, демонстрируя растяжение внутри себя. Они продолжают работать до той точки, на которой любое ощущение движения или подвижности кажется остановившимся. Это неподвижная точка. Но и не смотря на то, что она неподвижна, она всё-таки снабжена биодинамической силой. Это область потенции для структуры растяжения. Это неподвижная точка внутри функционирующей единицы. В это время происходит изменение, которое врач в большей степени фиксирует при помощи знания, чем своей способностью почувствовать наступление этого изменения. Вслед за этим проявляется новая структура, когда ткани создают новую структуру функционирования. Она более нормальная по сравнению с расстройством, чем та, которая присутствовала в начале обследования. Степень произведённого исправления может показаться небольшой, однако, именно физиологическая коррекция, соразмерная с патологией ткани, присутствует и будет являться любой коррекцией, которую ткани физиологически способны осуществить для данного лечения.

Следуя за биодинамическими внутренними силами и их потенцией, а также за биокинетическими внутренними силами и их потенциями сквозь потенцию или неподвижную точку внутри структуры тканей пациента, я смог обеспечить терапевтическую пользу для большей части патологических состояний, обнаруженных мной в пациенте. Незачем говорить о том, что пациенты, неизлечимо больные, например, раком, как правило, умирали, однако, результаты данного типа лечебной программы избавили их от симптомов на определённый период времени, и облегчили их страдания в большей степени, чем это могли сделать другие терапевтические средства.

Другие случаи, когда был потенциал для возвращения патологии к нормальному восстановленному состоянию, отвечали максимальной способностью со стороны физиологии пациента возвращаться к такому нормальному состоянию. Один мой друг, врач сказал мне: «При использовании диагностической и терапевтической пальпации, как вы это делаете, состояния болезней пробегут сквозь свой приливо-отливный цикл, но сделают это за минимальное количество времени для каждого состояния и с минимумом осложнений и последствий. В травматических случаях присутствует фактор стресса, который помогает в их деятельности, которой они были лишены, и такие случаи также позволят нормальной физиологии тела поддерживаться в нормальном состоянии или компенсироваться с минимальным количеством осложнений или последствий». Эти слова проверены на клиническом опыте.

Мозг врача становится наблюдающим, аналитическим, исследующим и объясняющим инструментом, который сопровождает чувство осязания, следящее за происходящими изменениями. Кто-нибудь может предположить, что мозг врача лишь внимательно наблюдает за пальпацией на всём протяжении диагностического процесса, подобно опытному обозревателю, который сидит в стороне от проходящих соревнований и лишь наблюдает за участниками этих соревнований. Однако, здесь, внутри структуры функционирующих тканей мозг врача должен проникнуть глубоко внутрь тела пациента вместе с чувством осязания, когда биодинамические внутренние энергии проявляют свою безошибочную потенцию в наблюдаемой области. Биокинетические и внешние энергии внутри данной области обеспечивают движущую силу; чувство диагностической пальпации следует через целый ряд событий от проникновения внутрь и до получения максимально возможных для данного обследования данных; мозг врача наблюдает, оценивает и интерпретирует происходящие изменения. Поскольку врач обладает познаниями в области анатомии и физиологии, он может перевести свои обнаружения на биологический, патологический, клинический, анатомо-физиологический язык. Он знает, например, что он обследовал случай растяжения поясничной мышцы или затвердевшего лёгкого. При помощи своей диагностической пальпации он способен почувствовать этот процесс нарушения функции, так как тело само проявляет его. С течением времени и с опытом он может научиться узнавать прошлую историю данного расстройства, её настоящее состояние, а также делать прогноз на будущее. Это толковательный ментальный навык. Очень важно держать ваш мозг в напряжённом состоянии и в то же время готовым услышать ту информацию, которую ткани хотят ему сообщить, вместо того, чтобы надеяться что-то обнаружить самому. И здесь также позвольте тканям рассказать их историю. Выслушайте её. Со временем удивительный объем информации пройдёт сквозь ткани для вашей интерпретации. Это не займёт много времени, если врач обладает навыком бережно сотрудничать с телом пациента. За пять-десять минут можно узнать очень многое.

Любая точка опоры является областью нахождения потенции — неподвижным рычажным соединением, посредством которого происходит действие и реакция. Точка опоры может перемещаться с места на место, продолжая оставаться неподвижной в своём функционировании. Вы можете взять стакан воды и, сообщив ему небольшую вибрацию, заметите, как вода сосредотачивается в середине стакана. Это неподвижная точка, вокруг которой скапливается вода, реагируя на сообщенную ей вибрацию. Важно понять, что очень сильное действие происходит на периферии вокруг центра, а также то, что потенция в области точки опоры является частью структуры общей кинетической энергии. Точки опоры существуют во всех средах, в массах воздуха, в жидкостях, а также в твёрдых телах.

Во всех активных точках функционирования тела находятся точки опоры, и подобно миру природы, в котором действует это тело, такое функционирование биодинамически обеспечивает свою собственную силу. Требуется умение, время и терпение для того, чтобы научиться чувствовать такое функционирование, научиться ощущать движение внутри тканей, инициированное этими живыми структурами; не произвольное движение оператора или пациента, но движение, которое уже присутствует в пациенте, когда он спокойно лежит на столе; чтобы научиться прослеживать выраженные процессы внутри структур тканей; чтобы научиться определять потенцию в точках опоры; чтобы распознавать, когда во время диагностической или терапевтической пальпации произойдёт изменение в потенции; чтобы почувствовать развёртывание структуры после прохождения неподвижной точки; и чтобы научиться анализировать и интерпетнровать полученный материал, а также правильно рассуждать о нём с физиологической точки зрения. Несмотря на то, что довольно сложно описать словами диагностическую пальпацию, на практике она является относительно простой процедурой.

У тех людей, у которых не было какого-либо опыта в этой сфере деятельности, как правило, складывается очень скептическое отношение — они не верят, что диагностическая пальпация может выполнить всё то, что ей приписывают. Это чувство скептицизма является самым ценным качеством в данной работе. Оно служит для того, чтобы удерживать ноги человека на земле. Врач ищет информацию внутри живого тела. Если он настроен скептически относительно того, что данная информация доступна для него при использовании диагностической пальпации, он получит лишь малое количество информации. Если же его разум будет открыт для мысли, что эта информация доступна, обладая при этом достаточным количеством скептицизма, чтобы заставить тело доказать, что оно предоставляет такую информацию, тогда он будет в состоянии более точно оценить полученную информацию. Позвольте телу продемонстрировать своё функционирование или его нарушение. Достаточно полезно быть слегка скептично настроенным.

Диагностическая пальпация носит научный характер. Из группы врачей, которые обучились правильному использованию этой формы обследования, после осмотра одного и того же пациента каждый придёт к одному и тому же приблизительному выводу относительно его проблемы. Я использую слово «приблизительный», так как следующие одно за другим обследования за один день изменяют общую структуру расстройства, обнаруженную каждым врачом достаточно для того, чтобы у него сложилась слегка иная картина, чем у его коллег. Однако, если пациент страдает относительно хроническим заболеванием, и обследования были проведены за временной отрезок, который позволяет проблеме оставаться неизмённой, обнаружения каждого врача будут схожи с обнаружениями его коллег. Диагностическая пальпация имеет научный характер, поскольку проблема заключена в самом пациенте, а не в способности или неспособности врача обнаружить эту проблему.

Развитие диагностической пальпации является дополнительным инструментом для использования при понимании проблемы пациента. Дополнительное, проведённое в течение нескольких минут обследование каждого пациента, обучающее использованию диагностической пальпации, усовершенствует этот вид осмотра для каждого врача. В случае каждого пациента она раскроет такую глубину анатомо-фнзиологического проникновения внутрь проблемы, которую прежде врач никогда не испытывал. Она позволит пациентам знать, что врач действительно ищет этиологию их частного случая заболевания и понимает суть их расстройства. Время и усилия, которые потребуются для усовершенствования мастерства и навыка диагностической пальпации, нужно совмещать с целью всей жизни врача — служением человечеству.

Часть III: диагностическая пальпация для практической работы

Часть III «Диагностической пальпации», которая была первоначально опубликована Академией Прикладной Остеопатии, претерпела значительные изменения в связи с заменой материала, подготовленного для презентации на заседании Академии.

Когда к врачу приходит на приём пациент, то ему предстоит решить две задачи: во-первых, поставить диагноз пациенту, во-вторых, оказать ему терапевтическую помощь. Диагностическая пальпация вносит вклад в обе эти процедуры. Для врача пациент и его состояние представляют собой сложную задачу. В такой работе, где применяется диагностическая пальпация, пациент является человеком, который дает врачу задание. Его проблема представляет собой классную комнату. Его биодинамические внутренние силы и их потенциалы — это учителя. А диагностическая пальпация, применяемая врачом — это ученик. Диагностическая пальпация подразумевает под собой обучение тому, чтобы быть способным ощущать и понимать эти биодинамические внутренние силы и тому, чтобы иметь представление об их потенциалах. Передо мной стоят вопросы о действии биодинамических и биокинетнческих сил и их потенциалах в организме пациента, которые посредством моих опорных (fulcrum) точек могут сообщить мне сведения о себе. Со своей стороны они безотказно выполняют это. Если совершается ошибка, то это происходит по причине моей неспособности правильно истолковывать или интерпретировать действие этих сил и их потенциалов.

Я изучил, что в организме пациента всегда функционируют данные силовые поля. Элементы ткани внутри соединительных тканевых оболочек и жидкие компоненты продолжают автоматическое движение по мере того, как биоэнергетические паттерны раскрываются при своем функционировании. Я должен сойти с пути, так сказать, и следовать за биоэнергетическими паттернами. Это схоже с игрой аккомпаниатора на концерте. Хороший аккомпаниатор слушает певца, играет и позволяет ему взять инициативу в свои руки. Применяя метод опорной компрессии (fulcrum-compression approach), врач посредством своих точек опорной компрессии может приступить к работе с биоэнергетическими факторами в организме пациента и оказать воздействие на паттерн при помощи цикла его активности.

Диагностическую пальпацию можно определить как определённую форму искусства пальпации, в которой для диагностики и лечения при болезни, травме или в здоровом состоянии пациента врач обращается к физиологическим энергиям и их потенциалам. Врач может научиться ощущать эти физиологические энергии и их потенциалы, а также соединительные тканевые структуры, которые функционируют в организме больного. Это — методика, которой обучаются самостоятельно. Сущность диагностической пальпации заключается в том, чтобы узнать, понять и использовать потенциал в установившийся момент паузы отдыха (pause-rest moment of stillness) в пределах любого данного паттерна болезни, травмы или здорового состояния.

Клиническое применение диагностической пальпации для различных участков тела показано на фотографиях, которые приводятся после этого обсуждения. Короче говоря, рассмотрены положения руки врача, которая может находиться над или под тем участком, выбранном им для обследования, обычно там, где у пациента отмечаются жалобы. Затем он устанавливает автоматическую-смещающуюся-подвешенную-опорную точку (automatic-shifting-suspension-fulcrum point) для контакта каждой руки посредством того, что он опирается своей рукой на лабораторный стол, на себя самого или на пациента. Контакт его руки должен быть мягким, а контролировать это ему нужно при помощи общей компрессии, которую он применяет в опорной точке. Когда он в своей опорной точке применяет компрессию или силу, направленную вниз (а не вверх при контактах своих рук), то в организме больного непосредственно вступают в действие биодинамические и биокинетические внутренние силы, которые позволяют выявить степень, интенсивность и паттерны тканевых элементов в здоровом или повреждённом состоянии.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!