Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Глава 1: Изучение и практика остеопатии 4 часть



Итак, основной нашей целью в рамках данного курса является не изучение патологий в различных областях тела, о которых мы говорим и на которые кладём наши руки. Наша задача состоит в том. чтобы изучить основные принципы работы этого механизма. Что предположительно делает тот или иной механизм внутри данного пациента? Вопрос не в том, что именно делают эти механизмы, это лишь диагностический показатель того, что у них, возможно, какая-то проблема. Вопрос в том, что эти механизмы должны делать в данном пациенте. Я говорю не только о краниосакральном механизме, хотя наш курс сосредоточен именно на нём. Принципы анатомии и физиологии краниосакрального механизма идентичны принципам любой другой системы тела, включая мышечно-скелетную, пищеварительную, сердечно-сосудистую и дыхательную системы.

Итак, мы должны задаться вопросом — как этот универсальный дизайн проявляется и работает внутри данного пациента. Этот индивидуальный дизайн имеет собственное название у каждого человека, а также индивидуальную структуру у каждого пациента. У каждого человека свой индивидуальный дизайн, в соответствии с которым работает его организм, однако, его части также универсальны. Каждый компонент краниосакрального механизма имеет свои принципы, которые с индивидуальными особенностями функционируют повсюду в каждом из нас.

Эти познания значительно расширят наши горизонты, так как мы на этих лекциях занимаемся не поисками патологии, а изучением принципов, заставляющих этот механизм работать. Итак, вы находитесь здесь не для того, чтобы изучать так называемое нормальное состояние здоровья, а чтобы изучать принципы, задействованные в так называемом нормальном состоянии для того человека, с которым вам предстоит работать.


Структура ДНК

Если бы вы могли исследовать непроизвольную структуру какого-нибудь человека без препятствий со стороны произвольной структуры, то вы бы обнаружили, что для каждого человека на земле существует свой собственный индивидуальный тип здоровья. Анатомо-физиологический непроизвольный механизм людей от темени и до ступней соответствует структуре, находящейся в них, созданной для них при помощи ДНК, присутствующей, начиная со времени зачатия, и вокруг которой организм строит свой тип здоровья. ДНК снабжена энергией для того, чтобы создать эту структуру. Ей требуется девять месяцев на то, чтобы человек пришёл в мир, и 90 лет на то, чтобы он ушёл из него, однако, всё это время непроизвольная структура постоянно перестраивает клетку за клеткой структуру ДНК этого тела, чтобы создать внутренний механизм, который представляет собой работающую непроизвольную систему.



Когда вы настраиваетесь на организм пациента при помощи своих рук с намерением обнаружить проблемы, вы понимаете, что они вызваны произвольным стрессом, заболеванием или травмой — чем-то, что пришло извне. Однако, если вы сможете работать с тем, что было нарушено, и сосредоточиться на целостности данной непроизвольной структуры, то вы будете обращаться к самой мощной энергии в мире — к ДНК и её структуре или шаблону — который говорит вам: «Это то, чем я хочу быть». Такая структура индивидуально предназначена для данной души и данного тела.

Таким образом, когда я кладу свои руки на этот краниальный механизм или на любую другую часть тела, которую я пытаюсь лечить, после того, как я сосредоточу своё внимание на данном механизме, я пытаюсь заглянуть вглубь него, спрашивая себя, что хочет делать этот непроизвольный механизм. Где он находится, и как я могу вынуть его на поверхность для лучшего функционирования? Поскольку мне известно, что он обладает своей энергией, приведённой в действие со времени рождения или раньше, а также и то, что эта энергия доступна, то когда я сосредотачиваюсь на этом, она может пройти сквозь организм и проявиться в той области, лечение которой я провожу. Тогда я вижу, как она высовывает свою голову и говорит: «Всё в порядке, босс, я нашла свою нейтральную точку и теперь могу начать работу»; я знаю, что что-то произошло на непроизвольном уровне, и я могу вернуться и проверить то напряжение в произвольном механизме, которое я обнаружил в самом начале. В ходе такого простого процесса фокусирования внимания многие напряжения исправляются самостоятельно.




Более глубокие взаимоотношения

Давайте предположим, что мы вернулись к себе домой и занялись практикой, поддерживая обычные отношения с пациентами. Мы внимательно изучаем историю болезни пациента, проводим физическое обследование, лабораторные тесты, делаем рентген, обращаемся за консультацией к специалистам, и в конечном итоге ставим диагноз и намечаем программу лечения. Мы можем использовать разные виды лечения или хирургическое вмешательство; словом, мы делаем всё, что необходимо для поддержания хороших отношений с нашими пациентами.

А теперь представим себе, что мы хотим установить другой, более глубокий уровень взаимоотношений — речь идёт о более тесном союзе, о более близких отношениях. Давайте вместо обычных объективных взаимоотношений между врачом и пациентом установим немного более субъективный подход; давайте объединим нашего врача и пациента в единое целое.

У врача и у пациента идентичная физиология тела. Внутри их организмов находится один и тот же анатомо-физиологический механизм. У этого механизма нет собственного «я», нет имени — его зовут не Бекер и не Джон. У врача, как и у пациента, есть энергетическое начало, которое поддерживает в них жизнь, ментальное качало, обеспечивающее интеллектуальную, а также эмоциональную и духовную способности. Между врачом и пациентом нет различий. У них одинаковое тело — нет абсолютно никакой разницы.

И вы, студенты, и мы, преподаватели — все мы имеем одни и те же механизмы. которые я описал. Ни у кого из нас не будет никакого «собственного я» до тех пор, пока функционирует этот механизм.


Движение — ключ к диагностике и лечению

Этот документ был представлен в 1979 году на конференции Краниальной Академии, организованной Краниальной Образовательной Организацией Сазерлеида.

Движение — это не сама жизнь. Движение — это проявление жизни. Чудо жизни выражается в движении, от потока электронов вокруг ядра и до живых существ, которых мы называем вирусами, бактериями, грибками, растениями, животными и людьми. Жизнь можно обнаружить в море, на земле и в воздухе — возможно, даже в другой вселенной. Человек приспособился к жизни в каждой из этих сред.

В словаре Вебстера (Webster) дается следующее определение движения: «акт или процесс перемещения; прохождение тела от одного места к другому; факт перемещения всего тела или любой из его частей; в механике — комбинация движущихся частей; механизм».

Дорланд (Dorland) даёт 30 определений движения. Вот некоторые из них:
1. Процесс перемещения
2. Активное движение — перемещение, осуществлённое при помощи мышц человека
3. Автоматическое движение — движение, порождённое внутри организма, непроизвольно
4. Сообщенное движение — производится действием внешней силы
5. Пассивное движение — любое движение тела, осуществлённое под воздействием силы, находящейся вне организма
6. Рефлекторное движение — непроизвольное движение, вызванное слабым внешним раздражителем, действующим через нервный центр
7. Спонтанное движение — порождено внутри организма
8. Коэффициентное движение — движение головной части тела по отношению к зафиксированной хвостовой части
9. Броуновское движение — танцующее движение мельчайших частиц, находящихся в жидкой среде.

Эти девять определений очень важны для данной дискуссии. Например, восьмое определение: «Коэффициентное движение — движение головной части тела по отношению к зафиксированной хвостовой части» очень ясно определяет то клиническое состояние, которое мы обнаруживаем при травмах типа «хлыстовой удар» или после сильного падения на ягодицы, при котором заторможенное непроизвольное движение крестца способствует движению головы относительно зафиксированной хвостовой части.

Как врачи мы имеем дело с движением и перемещением внутри каждого конкретного пациента. Когда человек здоров, он не нуждается в наших услугах. Его жизнь и проявляющееся внутреннее и внешнее движение и перемещение, а также его анатомо-физиологические механизмы функционируют в свободном состоянии. Все его системы, как произвольная, так и непроизвольная, работают для того, чтобы поддержать гомеостатический баланс функционирования внутри его организма, и человек реагирует на естественную взаимосвязь и соотнесённость со специфическим окружением внешнего мира движения и перемещения.

Во время обучения профессии врача мы расчленяли то тело, в котором мы живём, анатомически и физиологически. Мы давали названия и описывали функционирование всех частей сложной системы клеток, жидкостей и механизмов частей тела и их движений. Однако, на самом деле наше анатомо-физиологическое тело само себя не подразделяет на те многочисленные части, которые известны нам как врачам. Это физическое функционирующее тело никак не определяет свои многочисленные части и действия. У него нет названия, и даже наше имя также не является этим названием. Это безымянное тело, которое мы используем в нашей повседневной жизни, оно постоянно осуществляет простую взаимосвязь, как со своим организмом, так и со своим окружением.

Это очень важный момент. Как врачи мы нуждаемся в детальном знании анатомии и физиологии, приобретённых нами для расширения области нашей аналитической осведомлённости о потребностях пациентов. Тела наших пациентов не нуждаются в таком детальном знании. Жизнь в теле и её проявляющееся движение и перемещение работают как единый механизм для того, чтобы проявлять здоровье, сопротивляться и побеждать болезни, а также корректировать или приспосабливаться к травмам.

Мы говорим о холистической медицине и о холизме — «философии целостности», однако, в современной практике очень часто мы имеем дело лишь с теорией, не находящей своего применения на практике. Моё собственное тело, как и тела моих пациентов — безымянные, поскольку они испытывают на себе холизм — предоставляют мне, врачу, преимущество использовать в своей практике клинически используемые холистические принципы при проведении диагностических и лечебных процедур. Ресурсы как моего собственного тела, так и тел моих пациентов, проявляющиеся в них движение и перемещения, как значительные, так и ограниченные, обладающие свойственной им потенцией, позволяют мне как врачу при лечении своих пациентов предоставить возможность физиологической внутренней функции проявить свою безошибочную потенцию вместо того, чтобы использовать слепую силу извне.

Наши безымянные тела обладают другими ресурсами, которые способствуют усложнению, усилению и укреплению всего функционирования наших внутренних и наружных органов. У нас есть имя, которое нам дали наши родители. У нас есть наше эго, разум и эмоции. Эти три компонента — эго, разум и эмоции — также являются проявлениями жизни как движения и перемещения с частотой, отличной от частоты функционирования физической и физиологической структур нашего безымянного тела. Все три компонента являются неотъемлемой частью нашей холистической природы, и их следует включить в наше существование. Эго, разум и эмоции создают области проявляющихся движений и перемещений, способности которых изменяться или варьироваться настолько же многочисленны, насколько различны все люди на земле. Здесь снова наше безымянное тело реагирует и отражает естественную взаимосвязь и соотнесённость с многочисленными переменными величинами этих областей эго, разума и эмоций.

Можно сравнить тело человека, выражающего гнев всем своим существом, с телом человека, выражающего безмятежность и находящегося в состоянии абсолютного покоя и созерцательного безмолвия. Очевидно то влияние, которое оказывает напуганная мать, на своего травмированного ребенка. Однажды ко мне на приём принесли ребёнка, который упал с высокого стульчика и находился без сознания. Его мать сидела рядом со мной, пока я проводил обследование малыша. Я аккуратно осмотрел ребенка, пока он был без сознания, и не обнаружил никаких физических повреждений. Тогда я сказал его матери: «Беспокоиться не о чем. С ребёнком всё в порядке». Она воскликнула: «Слава богу!» и расслабилась. В то же самое мгновение ребёнок как бы отреагировал на её состояние, закричав и задвигавшись почти нормально. Опасения матери способствовали наступлению неподвижного состояния ребенка.

Мы коротко поговорили об общей целостности проявляющегося движения и перемещения в безымянном теле, способном реагировать на внутреннее и внешнее окружение и отражать его как единицу функционирования внутри себя. Мы добавили к этому многочисленные переменные величины, на которые могут повлиять эго, разум и тип движения и перемещения. Это не является взаимоотношением причины и следствия. Это полностью индивидуальные, со стороны пациента или врача, взаимоотношения, со своим внешним или внутренним окружением.

Существует ещё один фактор, который мы должны включить в наш клинический холистический подход, и который является самой жизнью, вызывающей движение и перемещение безымянного тела и различных областей эго, разума и эмоций. Если вы обладаете жизнью как фактором, проявляющимся в движении и перемещении на всех уровнях от крупных движений до малейших электронных уровней в клеточном функционировании или областей эго, разума или эмоций, то следует изучать и развивать жизнь как фактор до тех пор, пока она также не станет частью клинического опыта параллельно с клиническим развитием движения и передвижения как проявлений этой жизни.

Вы можете назвать это Жизнью, Потенцией или любым другим термином, который понравится вам как врачу. Этот фактор присутствует как во мне, враче, так и в каждом живом существе, живущем на земле, — в том числе и в пациентах. Этот фактор жизни может быть разработан и использован врачом при индивидуальной работе с организмом каждого пациента. Интересно отметить тот факт, что отношение врача или пациента к жизни как к фактору также имеет индивидуальную основу, подобно индивидуальной основе безымянного тела. Жизнь находится вне переменных величин эго, разума или эмоций. Она просто есть. Каждый врач, который стремится понять и использовать жизнь как фактор, активно участвующий в клинической практике, должен развить своё собственное понимание и получить необходимый для самообучения опыт. Я не могу научить вас, а вы не можете научить меня, как именно следует включить этот фактор жизни в наше ежедневное использование и в лечение конкретных пациентов. Это нечто такое, чему можно научиться, однако, для этого требуется приложение индивидуальных усилий.

Итак, мы поговорили о движении и перемещении в безымянной физиологии тела, и в названной физиологии тела, включающей в себя эго, разум и эмоции. Любое движение или перемещение являются эффектами, которые могут быть либо мыслительными процессами, либо эмоциональными переживаниями, либо физиологическими механизмами тела. Для того, чтобы обнаружить движение или перемещение, необходимо принимать во внимание автоматические, подвижные подвешенные неподвижные точки — точки опоры, которые обеспечивают существование этих движений и перемещений. Врач может почувствовать движение и перемещение при помощи своих сенсорных навыков. Сосуществующие подвижные точки опоры, сосредотачивающие в себе движение, требуют от врача использования его сознательной осведомлённости об их существовании. Очень важно для врача знать о существующих точках опоры, а также получить сенсорный опыт движения и перемещения во время проведения диагностических и лечебных программ при работе с пациентами.

Нижеследующие критерии для врача и пациента могут быть обнаружены в физиологическом функционировании тела. Наша безымянная физиология тела обладает четырьмя основными структурами движения и перемещения, пятью сенсорными характеристиками, которые используются врачом при диагностике, а также пятью основными принципами возможных методов лечения.

Четыре основные вида движения и перемещений:

1. Нейро-мышечно-скелетное движение и перемещение; также можно это назвать произвольными механизмами функционирования физиологии тела

2. Вторичные р`берные респираторные механизмы, которые приводят в движение все ткани тела во время респираторных циклов дыхания

3. Непроизвольное краниосакральное колебание спинномозговой жидкости и всей лимфатической системы с частотой 10-14 раз в минуту в здоровом состоянии при ритмической подвижности и мобильности. Доктор Вильям Г. Сазерленд описал это общее ритмическое движение и перемещение как приливообразный феномен. Это означает, что в любой десятимннутиый период вся физиология тела прошла сквозь цикл движения со сжиманием и наружной ротацией и растяжением с внутренней ротацией 100 раз. Это мощный диагностический и терапевтический инструмент

4. Широкое движение типа прилив-отлив, которое происходит примерно шесть раз за девятисекундный период времени, колеблющийся механизм, который затрачивает приблизительно полторы минуты на осуществление каждого ритмического цикла. Впервые я обнаружил такой широкий прилив в моих пациентах десять лет назад, и я понятия не имею о его источнике или основной природе. Это массивное ощущение прилива с постепенным текучим распространением по всей физиологии тела, а также постепенное отступающее движение, за которым следует другое постепенное массивное распространение в соответствии с ритмическим сбалансированным взаимообменом внутри и на протяжении всей физиологии тела. Я проследил такое движение одновременно в двух пациентах, и в обоих организмах оно присутствовало, но у каждого оно имело свои характеристики. Это мощный терапевтический инструмент, о котором речь пойдёт ниже.

Все ресурсы физиологии тела, включающие четыре основных структуры движения и перемещения, реагируют и отражают креативные напряженные состояния нормального функционирования, осуществляемого через непроизвольные мембранные и суставные механизмы первичного респираторного механизма и фасциально-связочные суставные произвольные и непроизвольные механизмы остальной физиологии тела. Эти же творческие напряжённые состояния также можно обнаружить в структурах стресса или напряжения, связанных со специфическими проблемами в физиологии тела пациента. Иными словами, необходим баланс реципрокного напряжения для поддержания гомеостатического состояния здоровья, а также для поддержания специфических структур стрессов или напряжений в безымянной физиологи тела.

В дополнение к сознательной осведомлённости врача в его распоряжении имеются следующие пять сенсорных способностей для оценки движения и перемещения:
1. Чувство обоняния для обнаружения запахов.
2. Чувство вкуса для обнаружения химических веществ в пище и напитках.
3. Чувство слуха для прислушивания к движению в функционировании тканей.
4. Зрение для наблюдения за движением и перемещением.
5. Чувство осязания и пальпации, чтобы чувствовать движение и перемещение в безымянной физиологии тела.

Все сенсорные способности даны нам от рождения, и мы используем их без сознательного усилия. Однако, мы можем сознательно натренировать любую из них для осуществления более глубокого уровня восприятия. В качестве примера можно привести чувство обоняния производителя духов, чувство вкуса продавца вина или чая, слух музыканта, кардиолога или специалиста по лёгким, а также зрение художника.

На то, чтобы действительно развить осязание и навык пальпации, могут потребоваться месяцы или даже годы сознательного углубления познаний и опыта. Потребуется терпение и тренировка на многих пациентах на протяжении долгого периода времени, чтобы научиться чувствовать многочисленные оттенки движения и перемещения в безымянной физиологии тела. Навыки искусства и науки пальпации могут быть усилены в количестве и качестве при помощи обучения сознательно проецировать чувство осязания от сенсорный области мозга сквозь руки при помощи проприоцептивных нервных путей, а также тактильных окончаний, вместо того, чтобы пассивно ждать, пока сенсорный импульс будет передан от рук к сенсорным центрам в мозгу.

Другим важным фактором является признание того факта, что развитие пальпаторных навыков — это индивидуальный опыт в квантовой механике. Невозможно оставаться беспристрастным наблюдателем. Мы должны быть активными и разумными участниками, разделяющими опыт движения и перемещения на всех уровнях функционирования, от простейшего позиционного движения суставных механизмов до глубокого уровня произвольного и непроизвольного движения и перемещения во всей физиологии пациента.

Чем более чувствительной станет наша «участвующая» пальпация, тем большие познания мы разовьём для оценки способности и ресурсов, присущих произвольному и непроизвольному механизмам нашего пациента, для того чтобы приобрести способность диагностической оценки и обеспечить терапевтические механизмы для лечения многочисленных проблем, с которыми нам приходится сталкиваться как врачам. Преимущества такого метода безграничны.

Концепция движения и перемещения широко применяется в терапевтических дисциплинах, включающих все медицинские и хирургические подходы, психологию, радиологию, физиотерапию, и другие дополнительные виды лечения. Все эти дисциплины основаны на наборе принципов, специально разработанных для использования в каждой сфере, а также для борьбы со специфическими проблемами при проведении диагностики или клинического терапевтического восстановления здоровья. Наша дискуссия будет являться продолжением описания того критерия, который мы установили для некоторых основных видов движения, обнаруженных в безымянной физиологии тела, а также для использования врачом своей сознательной осведомлённости, своих спроецированных сенсорных навыков и своих сенсорных моторных способностей в соотношении с его пальпаторными обнаружениями как участника.

Терапевтическими принципами, включёнными в использование движения и перемещений являются:
1. Преувеличение,
2. Освобождение,
3. Прямое действие,
4. Противоположное физиологическое движение, и
5. Сжатие.

Искусство и наука пальпации с целью диагностической оценки, когда она сознательно служит участником, не может быть отделена от терапевтических принципов, поскольку это синхронный процесс в физиологическом функционировании безымянного тела, когда врач работает с проблемой в пациенте. Причина этого проста. Безымянное тело пациента развило в себе то заболевание, с которым он пришёл к нам. Наша внимательная оценка вместе с использованием нашей участвующей пальпации и моторных навыков даёт нам опыт структуры движения и перемещения внутри организма пациента. Нашими действиями управляет движение и перемещение. При оценке состояния пациента мы используем принципы, а не техники преувеличения, освобождения, прямого действия, противоположного физиологического движения и сжатия или комбинацию этих принципов для того, чтобы локализовать и сфокусировать своё внимание на специфической природе движения и перемещения в связи с недомоганием пациента. Это также начальные шаги, которые мы делаем при лечении заболеваний. Процесс лечения продвинется на шаг дальше, когда мы попытаемся найти точку или точки равновесия для этого нарушения движения или перемещения, а также когда мы позволим внутренним физиологическим ресурсам и потенциям безымянного тела обеспечить доступные исправления для проводимого в данный момент лечения.

Этапы лечения можно описать следующим образом: наши руки, наши чувствующие движение пальпаторные навыки, участвующие в квантовой механике, устанавливают определённые точки опоры для безымянной физиологии тела пациента для того, чтобы пробудить и использовать её движение-и-перемещение — внутренние ресурсы, чтобы они выполняли работу по исправлению проблем и привели механизмы в здоровое состояние. При помощи сознательной осведомлённости, пальпаторных навыков, а также сенсорных моторных навыков мы занимаемся поисками точек равновесия структур движения-и-перемещения для каждого специфического напряжения или напряжений; мы поддерживаем ткани на участках этих точек равновесия; мы чувствуем, как ткани и жидкости проходят сквозь период напряжённого состояния для разрешения проблемы: мы узнаём о наступлении периода спокойствия, о неподвижности, перемещении равновесия реципрокного напряжения или специфических точек опоры для данной проблемы; и мы чувствуем едва уловимое разрешение проблемы в тканях и восстановление здоровья, которое следует за исправлением. Физиология безымянного тела сделала всю работу, возможную для лечения на данный день. В зависимости от потребностей пациента можно проводить лечение одного или нескольких участков тела.

Эти пять принципов лечения являются именно принципами, а не техниками, поскольку применение любого из них или их комбинации побуждают физиологию тела к действию. Какие ресурсы задействованы? Любое расстройство изменяет четыре основных структуры движения и перемещения:
— нейро-мышечно-скелетное произвольное движение,
— вторичные рёберные респираторные механизмы,
— ритмическое непроизвольное колебание спинномозговой жидкости и лимфатической системы, а также
— обширное движение типа «прилив-отлив», имеющее ритмический цикл, равняющийся одной с половиной минутам.

Именно эти ресурсы, а, возможно, намного больше, обеспечивают нам те инструменты, которые необходимы для диагностики и лечения с использованием пяти лечебных принципов.

И здесь снова будет интересно проверить, что когда мы достигли точки или точек равновесия и поддерживаем ткани так, чтобы они прошли сквозь лечебный цикл, творческие напряжённые состояния безымянного тела демонстрируют преувеличение, освобождение, прямое действие, противоположное физиологическое движение и сжатие или их комбинацию изнутри самого тела, когда оно пытается пройти и проходит сквозь спокойный период исправления — перемещения равновесия реципрокного напряжения. Безымянное тело внутри себя использует тот же самый набор принципов, которые мы как врачи употребляем для обнаружения точки равновесия, позволяющей телу пройти сквозь лечебный цикл.

Короткое замечание относительно обширного приливообразного движения и перемещения как терапевтического инструмента. Не всегда легко его почувствовать в каждом пациенте. Если его можно проследить, оно является более мощным ощущением текучего распространения приливообразных жидких волн, проникающих в узелки мембранных и фасциальных оболочек на протяжении всего тела. Если вы бывали на морском берегу и видели накатывающиеся волны прилива, заполняющие все бухточки и трещины в прибрежных скалах, вы получите представление об этом типе обширного функционирования прилива. Во время стадии отлива волны отступают от мембранных и фасциальных узелков и снова возвращаются во время следующего приливного ритмического цикла. Это мощный терапевтический инструмент, поскольку врач может почувствовать, как на протяжении десятков или сотен минут происходит мембранная суставная и фасциально-связочная суставная коррекция — соединительная ткань обогащается от некоторого источника, который приводит её в рабочее состояние в самой эффективной фазе жизненного функционирования. Используя наши участвующие пальпаторные и сенсорные моторные навыки, можно научиться обнаруживать и использовать этот широкий прилив, не обязательно при проведении лечения каждого пациента, но часто достаточно для того, чтобы сделать его проявления интересными и продуктивными.

В заключение я хочу сказать, что оба мы — я как врач и мой пациент как личность — одарены жизнью, которая проявляется в движении и перемещении. Мы испытываем на себе ресурсы этого дара на всех уровнях нашего организма — в нашей духовной осведомлённости, в нашем эго, разуме, эмоциях и функционировании безымянного тела. Очевидно, что мы как врачи можем использовать это проявляющееся движение и перемещение в качестве ключей к диагностике и лечению наших пациентов. Мне бы хотелось закончить эту лекцию, задав вам вопрос: «Что является ключом к движению?»


Эндрю Тейлор Стилл: Врач-Инженер-Гуманист

Этот документ был представлен в 1985 году на мемориальных чтениях, посвящённых Скотту в Керксвилле, штат Миссури.

Наука остеопатия занимается изучением человеческого тела, когда оно функционирует в здоровом состоянии.


Врач

Доктор Эндрю Тейлор Стилл объявил об открытии науки остеопатии 22 июня 1874 года. Это произошло после многих лет интенсивных изучений, наблюдений, скептицизма, горя, связанного со смертью его родственников, и работы фронтовым врачом на Среднем Западе во время гражданской войны. Неудовлетворённый медицинскими средствами своего времени, он занялся поисками нового, жизненного знания о детальном анатомо-физиологическом функционировании всех структур человеческого тела. Его лабораторией были его пациенты, которых он лечил в своей повседневной практике, а также наблюдения, которые он сделал над животными формами фронтовой жизни. Его «открытие» было накоплением и синтезом исследования всей его жизни.
Спустя двадцать пять лет он опубликовал свою автобиографию, в которой подтвердил своё открытие науки остеопатии как жизнеспособный жизненный опыт внутри каждого человека, который ищет возврат к здоровью. Роль доктора Стилла в этом процессе заключалась в его детальных познаниях в области анатомии и физиологии, функционирующих в здоровом состоянии для каждого человека, а также в его способности использовать свои руки и навыки для направления ресурсов живых механизмов пациента к возврату здорового функционирования в качестве реакции на потребности пациента.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!