Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ В ГЕОГРАФИИ ХУШ-ХИХ СТ



 

Географическая наука имеет глубокие исторические корни. Накопление элементарных представлений начинается еще на этапе первобытнообщинного строя в процессе заселения и хозяйственного освоения ойкумена. Крупные географические открытия XV—XVII ст. содействовали формированию единой географии как науки фактологии, описательной, развитие которой все больше связывается с развитием мировой науки и научного мировоззрения.

География конца XVIII ст. испытала сильное влияние философских и космогонических идей И. Канта, который читал лекции по географии в течение более чем 40 лет в Кенигсбергском университете. В трудах Канта сформулированы основы хорологической концепции географии, которая вытекает из его философских взглядов на пространство и время. В границах хорологической концепции география рассматривается как наука о заполнении пространства и отличается от исследования процессов, которые составляют предмет истории. В то же время Кант признавал причинные связи между природой и обществом и ставил вопрос о влиянии географических условий на производственную деятельность.

В XVIII ст. в мировой науке значительно распространяется концепция географического детерминизма, сущность которой заключается в признании определяющего влияния природных условий на развитие общества. Французский просветитель Ш.-Л. Монтескъе, который много сделал для популяризации этой социологической концепции, в своей книге "О духе законов" (1748) рассуждал о зависимости социального уклада, форм правления от климата, почвы, размеров страны. Географический детерминизм впоследствии оказался теоретической основой страноведческих трудов.

На географию XVII—XVIII ст. немало повлияло описательное государствоведение, основное задание которого заключалось в описании наиболее важных "достопримечательностей, достойных внимания" каждой страны: территория, население, природные объекты, государственный строй, религия, образование, хозяйственный уклад, города и тому подобное. Такой подход определял развитие географии в этот период в общем русле "элементарного эмпирического природоведения".



Вплоть до конца XVIII ст. в географии не было четкого представления о ее предмете и содержании,хотя сам термин уже был достаточно распространенным. Нередко географию отождествляли с картографией, что нашло отображение, например, в названии картографического отдела Петербургской Академии наук — Географический департамент. Еще более широким было представление о географии в духе описательного государствоведения или как о справочной описательной науке. Так в изданном в 1743 г. в Петербурге "Руководстве к географии", эта наука определена как "знание об империях, королевствах, княжествах, графствах, провинциях, городах, морях, озерах, реках, горах и других достойных внимания места всего земного шара ' (О. Г. Исаченко, 1971).

Неразвитость теории географии имела как следствие и слабую консолидацию отдельных географических направлений, что подвергало сомнению существование географии как единой науки. Например, Г. В. Крафт в книге "Короткое руководство к математической и натуральной географии" (1739) относил математическую географию к астрономии, политическую географию — к истории, физическую географию — к физике. В границах такого подхода страноведческое направление географии рассматривалось как вспомогательный раздел истории.

Оригинальные взгляды на сущность географии изложил в одном из разделов "Истории Российской" В. М. Татищев, который определил географию как землеописание. В зависимости от особенностей исследуемых объектов выделялись математическая география — изучение формы земного шара, определение координат, построение картографических проекций; физическая география — изучение природных условий соответственно хозяйственным потребностям; политическая география — описание населенных пунктов, политического строя, хозяйственных навыков и занятий населения, обычаев и характеров. В зависимости от масштаба исследования, по Татшцеву, выделяются "универсальная или генеральная география" — описание всего земного шара, "специальная или устная география" — описание отдельных стран и "топография" — описание частей страны. Татищев также выделял "древнюю географию", "среднюю географию", "современную географию".



Самостоятельной наукой, которая исследует природу и экономическую деятельность людей, считал географию М. В. Ломоносов. Он обосновал содержание и границы новой отрасли географической науки — экономической географии и поставил проблему создания экономических географических характеристик, где бы хозяйство рассматривалось в тесной связи с природными предпосылками.

География XIX ст. развивалась под воздействием результатов промышленной революции, которая обусловила резкий рост значимости природных ресурсов в развитии общества. Требования хозяйства, которое развивалось, были реализованы посредством формирования широкой сети государственных научных заведений, которые стали проводить систематические топографические, геологические, метеорологические, гидрологические, океанографические, ботанические исследования и изучение грунтов. Резко вырос объем фактического материала, что обусловило необходимость его упорядочения и систематизации. На этой основе произошло формирование специализированных направлений физической географии, особенно климатология, биогеография, почвоведение, геоморфология.



На развитие теории географической науки в значительной мере повлияли взгляды выдающегося немецкого ученого О. Гумбольдта. Его географические взгляды были итогом осмысления большого количества фактического материала, в первую очередь личного, накопленного в многочисленных путешествиях. Гумбольдт выдвинул идеи о сущности географии как науки, выступил против хорологической концепции Канта. Он отстаивал единство общей и региональной географии, отрицал понимание природы как суммы частей. Гумбольдт считал, что с развитием новых отраслей природоведения география не исчезнет, поскольку имеет свой собственный, реально существующий объект исследования — географическую оболочку Земли, изучения ее во времени, пространстве и взаимодействии составных ее элементов. Поэтому география — не сумма сведений, а самостоятельная, самобытная наука. Сущность взаимоотношений между природой и обществом Гумбольдт рассматривал в границах географического детерминизма. Поэтому единство географии у Гумбольдта — это единство физической географии как "физики земного шара".

Центральным заданием географического познания причинных связей в земных явлениях Гумбольдт считал изучение зависимости органического мира от неживой природы: связи между растительностью и климатом, который является проявлением взаимодействия воздушной оболочки с поверхностью почвы и океана. Такой подход дал возможность Гумбольдту выявить важную физико-географическую закономерность — широтную зональность и высотную поясность природы. В то же время физико-географический синтез у Гумбольдта охватывает лишь растительные климатические отношения, поскольку тогда еще не было достаточного материала относительно других компонентов земной природы.

Исследуя взаимосвязи природных явлений, Гумбольдт большое внимание обращал на их пространственные изменения, ибо считал, что физическое землеописание рассматривает явления согласно с их распределением в природе. Однако, в отличие от поклонников хорологического подхода, он не ограничивал изучение природных взаимосвязей любыми конкретными теориями, а как объект исследований рассматривал весь земной шар. Признавал он и необходимость применения исторического метода в физико-географических исследованиях. Влияние географических идей Гумбольдта прослеживается в течение всего прошлого века.

Существенным этапом в развитии концептуальных основ географии стали труды другого выдающегося немецкого ученого К. Риттера, который считал предметом географии "пространство на земной поверхности, поскольку пространство это заполнено земным веществом, к какому бы царствию природы это вещество не принадлежало и в какой бы форме не проявлялось". Вслед за Кантом, Риттер противопоставлял географию истории и утверждал, что основа для систематизации исторических фактов — хронология; а основа для географических исследований — пространство.

География Риттера антропоцентрична, тесно связана с историей, изучение природных условий рассматривается как предпосылка изучения истории. От Канта Риттер воспринял взгляды на природу, согласно с которыми Земля назначена "свыше" быть жильем для человека и поэтому представляет собой выражение наивысшей симметрии и гармонии. Риттер в геометрических формах разделения суши пытался понять их назначение для судеб людей.

Риттер, как и Гумбольдт, разрабатывал сравнительно- географическое направление. В страноведческих трудах основное внимание он уделял описанию рельефа, береговых линий, гидрографической сети и значительно меньше — климату и органическому миру. Риттер содействовал усилению интереса к общественной географии, внес в географию "новое содержание и жизнь как в науку, что стоит на рубеже естественных и гуманитарных наук".

Промышленная революция обусловила существенные изменения в территориальном разделении труда западноевропейских стран. Это привлекло внимание к теории размещения производства, которая сформировалась на стыке экономической науки и экономической географии. Значительный вклад в исследование территориальной организации хозяйства сделал немецкий ученый И. Тюнен. Посредством системы сложных расчетов он обосновал математическую пространственную модель систем сельского хозяйства, которые сменяли друг друга по мере отдаления от города. В настоящее время последовательность расположения зон, типы использования земли, системы ведения хозяйства, выявленные Тюненом, представляют лишь исторический интерес. Научное значение имеет его идея создания функциональных моделей территориальной организации хозяйства, где основным фактором выступает расстояние от центра потребления. Труды Тюнена положили начало разработке моделей расположения производительных сил.

Характерной чертой развития географии в России в XIX ст. является ее дифференциация на физико-економико-географические исследования. Это проявилось не только во все более осознаваемых отличиях в методологии и методике изучения явлений природы и общества, а и в особенностях преподавания географии в высших учебных заведениях. В российских университетах география, как правило, преподавалась на историко-флологических факультетах. В 1835 г. дифференциация географии на физическую и экономическую оформилась организационно.

Экономическая география, которая еще недостаточно обособилась от статистики, попадает под влияние политической экономии, а физическая география — физики. Следствием этого оказалась избыточная физическая трактовка явлений природы. Основное внимание уделялось изучению неживой природы, а органический мир исследовали достаточно ограниченно. В то же время включение географии в систему физических наук было далеко не случайным и сыграло позитивную роль в становлении физической географии, которая заимствовала у физики некоторые передовые методы исследования. Но ограниченность исследования живой природы привела к тому, что некоторые важные для географии исследования проводились за ее пределами, в пограничних отраслях биологии и почвоведения.

Дифференциация географии породила противоречивые и аморфные взгляды на ее сущность. Например, представление о географии как "хорологический срез" разных научных дисциплин.

Общая методологическая неразвитость физической географии, избыточный акцент на физической стороне природных явлений имели своим следствием слабую консолидацию отдельных направлений географии. Поэтому наиболее важные концепции возникли в ней в середине XIX ст. на пересечении со смежными научными дисциплинами, особенно биологией и почвоведением: географическое экологическое направление (К.Ф. Рулье, Н. Н. Кауфман, Н. А. Северцов), геоботаника (Ф. И. Рупрехт). Важное значение для развития экономической географии имели идеи и программы экономического районирования (К. Ф. Герман, К. И. Арсеньев, Д. А. Милютин), статистические этнографические исследования населения (П. И. Кеппен, В. П. Андросов).

Большой интерес вызывает определение еще в первой половине XIX ст. предмета географии выдающимся писателем Н. Гоголем. Как отмечает украинский ученый В. С. Крысаченко (1995), за строками его текстов проступает намерение системной и исторической трактовки природы Земли, мысль о том, что условия окружающей среды существенно определяют характер, историю и судьбу этносов. "Физическая география" Гоголя включает и человека как превращающий фактор в развитии земной поверхности.

В труде "Мысли о географии" (1834) Гоголь писал: "Большое и удивительное поле географии: край, где кипит юг и каждое творение бьется двойной жизнью, и край, где в обезображенных чертах природы прочитывается ужас, и земля превращается в окоченевший труп; великаны-горы, которые струятся в небо... и раскаленные пустыни и степи; оторванный лоскут земли посреди безграничного моря, люди и искусство, и граница всего живого". Дальше по тексту он оригинальным образом рассуждает о "подземной географии": "Мне кажется, нет предмета более поэтического, как она... Здесь все явления и факты дышат громадной колоссальностью. Здесь встречаются целые массы. Здесь везде отпечаток величественных потрясений земли; душа сильнее чувствует большие дела Творца. Здесь лежат похороненными целые гряды подземных лесов. Здесь лежит в глубоком одиночестве мушля и уже превращается в мрамор. Здесь дышат вечные огни, и от взрыва их изменяется поверхность земли”.

 

 

3.2. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ ГЕОГРАФИИ В КОНЦЕ ХІХ-

НАЧАЛА XX СТ.

 

 

В конце XIX ст. произошел резкий рост объема знаний о Земле, их систематизация по разным компонентам природы привела к быстрому формированию новых отраслей физической географии. В отрасли геодезии и геофизики была уточнена форма Земли — геоид. В большинстве развитых стран мира развернулась работа относительно создания крупных масштабных топокарт. В отрасли геологии и геоморфологии сформирована общая картина геологического строения материков, создано учение о платформах и геосинклинале, обоснована генетическая классификация форм рельефа, началось исследование четвертинных отложений. В отрасли климатологии разработана концепция общей циркуляции атмосферы. В 70-ые годы как самостоятельное научное направление возникло почвоведение. В конце XIX ст. формируются геоботаника и зоогеография. Развитие новых географических дисциплин создало решающую предпосылку для осуществления физико-географического синтеза, который, однако, не был осуществлен из-за борьбы разных научных направлений и школ.

Дифференциация географии в конце XIX ст. задала сложную задачу о сущности объекта географических исследований.Много специалистов-негеографов видели в географии лишь простой набор фактов. Высказывания о предмете и содержании географии имели противоречивый характер. Часто наблюдалось несоответствие декларируемой теории сущности выполняемых работ. Получило распространение двоякое представление о сущности географии, в пределах какого знания о природе касались лишь природоведения и было представлено общим землеведением, а знание о человеке — страноведением. Тем самым закладывалось принципиальное противоречие между общей и региональной географией. В результате много ученых отрицали существование единой географии и делали вывод, что география является комплексом разных наук.

 

Разнообразные представления о сущности географии второй половины XIX ст. можно систематизировать в четыре основных направления: естественнонаучные и общественнонаучные географические школы, ландшафтная и хорологическая концепции. Естественно- научное направление преобладало в конце XIX — начале XX ст. и в своем крайнем выражении выводило за пределы географических исследований все социально-экономические проблемы и процессы.

В 70-ые годы XIX ст. многие немецкие географы (А. Зупан, А. Кирхгоф, Ф. Рихтгофен, 3. Руге) отстаивали взгляд на географию как науку естественную. А Петель, который заменил К. Ритгера на должности руководителя кафедры Берлинского университета, применил сравнительный географический методе Гумбольдта—К. Риттера для исследования конкретных, относительно небольших участков земной поверхности (фиорды, острова, озера, долины рек, горы и тому подобное). Объектом исследования у

А. Пешеля выступали формы рельефа или "типы местности". Поэтому основной предмет сравнительного землеведения О. Пешеля — горизонтальное разделение земной поверхности в широком понимании слова, то есть верхняя часть земной коры с водами, воздухом и организмами, атмосфера и гидросфера. Ф. Рихтгофен, выдвинул задачей географии исследование земной коры в связи с гидросферой и атмосферой, растительного и животного мира в их отношении к земной поверхности, человеку, его материальной и духовной культуре, разделил эту науку на физическую географию, биогеографию и анторопогеографию. Однако в своей исследовательской практике он ограничивался изучением твердой земной поверхности, где основой для географии выступала геология.

Убежденным поклонником естественнонаучной ориентации географии был Г. Герланд, профессор географии в Страсбурге. Он резко критиковал поклонников "объединения " природы и человека в пределах единой географии, выделяя четыре раздела географии: математическая география — учение о величинах, форме, движении Земли и ее картографировании; геофизика — главная составная часть географии; страноведение — учение о свойствах и развитии отдельных частей земного шара; география организмов — учение о распространении и приспособлении организмов. Вся антропо- и этнография оказались за пределами географического исследования.

В последние десятилетия XIX ст. в географии наблюдается постепенный отход от естественнонаучного направления, усиление социологических аспектов и стремления свести географические исследования к страноведческим.

Большое значение для развития географического страноведения имели труды французского географа Е. Реклю и его последователей. Реклю рассматривал Землю как организм, а отдельные компоненты природы — как его органы и отмечал необходимость изучения взаимодействия процессов, изменяемости географических явлений в пространстве и времени. В 19-томной общей географии "Земля и люди" Б. Реклю основной акцент перенесен со страноведческого описания природы на описание народов, городов, исторических достопримечательностей. Главная объединительная идея этого описания — человеческий труд, изменение природы человеком.

Основателем антропогеографии стал профессор географии в университетах Мюнхена и Лейпцига Ф. Ратцель. Анторопогеография Ф. Ратцеля — это концепция применения к исследованию размещения населения и деятельности людей теоретических положений социал-дарвинизма. Географию общества Ф. Ратцель рассматривал как раздел биогеографии Развитие общественных явлений объяснялось им как следствие прямого влияния природных условий. В "Политической географии" (1897) Ф. Ратцеля содержатся истоки геополитических идей.

Примером симбиоза хорологизма, антропоцентризма и геополитики могут служить идеи английского географа X. Д. Маккиндера, согласно с которыми география — наука о распределении вещей на земной поверхности Это единство заключается в подчинении всех географических проблем (физических, биологических, общественных) влиянию политики. Взаимоотношения человека и природы рассматривались им как единый живой организм, а человеческое общество трактовалось как сочетание группировок, которые объединялись в борьбе за существование. Решающим фактором общественного развития X. Д. Маккиндер признавал географическую обусловленность, "географическую интуицию", самым важным элементом которой выступает географическое положение.

Как попытку синтеза в процессе страноведческих исследований естественных и общественных явлений можно рассматривать ландшафтные концепции зарубежной географии.

На рубеже XIX и XX ст. самостоятельная географическая школа сформировалась во Франции, ее основатель — руководитель кафедры географии Сорбоны П. Видаль де ла Блаш считал, что география должна исследовать Землю как единое целое, поэтому основной принцип географии — "принцип земного единства', а непосредственное поле исследований — поверхность Земли, то есть совокупность явлений, которые происходят в зоне контакта твердых, жидких и воздушных масс. Практически этот принцип был применен французскими географами лишь при изучении отдельных участков земной поверхности, а основная цель заключалась в объяснении отличий в очертаниях отдельных территорий. Поэтому конечной целью так сориентированных исследований стал региональный синтез. Региональные работы географов французской школы содержат богатейший фактический материал, характеризуются прекрасной формой изложения, но отличаются незначительной научной глубиной и неразработанностью методологического аппарата исследования, в частности в вопросах географического районирования.

Теоретики французской школы отрицали географический детерминизм и выдвинули концепцию посибилизма (от лат. возможный), в пределах которой каждая природная среда предоставляет человеку разные возможности для его деятельности, а человек сам разумно приспосабливается к природе. При этом проявляется гармония между способом жизни населения и природной средой. Это гуманистическое направление французской региональной школы обусловило ее другое название — "география человека".

В целом теоретические искания французских географов на протяжении первых десятилетий XX ст. нашли наиболее полное отражение прежде всего в трудах Видаля де ла Блаша, который многое подитожил в "Принципах географии человека" (1922). Прежде всего он пытался тесно связать географию с геологией и историей, подчеркивал, что в теоретическом отношении единство географии как науки должно отражать идею единства ее земного объекта. Именно при таком широком взгляде могут возникать программы самых разнообразных исследований: оценка индивидуальности отдельных стран или регионов, а также поиск общности, принципов и даже причин формирования существующего вида земной поверхности. По мнению Видаля де ла Блаша, если в естественных исследованиях осуществляется преимущественно поиск общей, типичной закономерности, то в истории непременно возникает элемент случайности, непредвиденности, свойственный человеческой деятельности, оценкам и событиям. Между тем география человека требует общих путей, чтобы иметь возможность объяснить культурные ландшафты для поиска общих принципов и для понимания соотношения между такими понятиями, как "регион" и "граница". При этом нет смысла отстаивать или отрицать географический детерминизм, в лучшем случае можно говорить о вероятности событий, ибо каждая культура выделяет окружающую среду сквозь фильтры собственного опыта, системы ценностей и традиций.

Иной характер имели труды немецкой школы ландшафтоведения лидером которой был 3. Пассарге, который получил большой опыт ландшафтных исследований Алжира и Венесуэлы. Он считал, что главное задание географии при характеристике значительных по размеру территорий — изучение природных ландшафтов. Пассарге определял ландшафт как область, в которой орография, геологическое строение, геоморфология, климат, орошение, растительный и животный мир, то есть все компоненты, которые касаются природы территории, составляют взаимное соответствие.

Концепция Пассарге заложила объективные основы исследования природных ландшафтов, хоть и не включала генетический принцип исследования, который требует осуществления отбора разных факторов формирования ландшафта, установив их органичность. Как компонент ландшафта у Пассарга отсутствуют почвы, не включались разные проявления человеческой деятельности: поля, луга, города, села. По степени человеческого влияния он различал три класса ландшафта: природные, "разворованные" и "культурные".

Коренные преобразования природной среды под воздействием человеческой деятельности, которые стали заметны в конце XIX ст., выступили объективной основой для формирования концепции "культурного ландшафта", которая была предложена учеником Ф. Рихтгофена О. Шлютером. Он считал главным объектом географических исследований "культурный ландшафт" как сочетание разных природных и "человеческих" объектов в виде поселений, транспортных потоков и тому подобное. Определяющим фактором формирования культурных ландшафтов О. Шлютер признавал человеческую деятельность. В то же время его культурный ландшафт представлял собой чисто внешнее "физиономическое" единство. Его концепция ориентировала на изучение ландшафтов в морфологическом плане без глубокого анализа социально-экономических процессов его формирования. Тем не менее идеи

О. Шлютера получили распространение среди географов.

В конце XIX ст. известный американский географ В. Девис уже определял географию как "изучение Земли относительно человека" и физическую географию — как "изучение физической среды существования человека". По его мнению, природные особенности Земли "не могут быть поставлены вне того влияния, которое они оказывают на способ жизни человека".

Стремительное формирование ландшафтоведения на рубеже XIX — XX ст. имела определенное влияние на общую теорию географии. Географы начали рассматривать ландшафт как интегральный объект географических исследований. Так, профессор Венского и Берлинского университетов А. Пенк видел самостоятельность географи в наличии собственного объекта исследований — ландшафта. Он считал, что ландшафты подобны живым клеткам, из которых состоит земная поверхность. В то же время в географии отсутствует определение базовых понятий, в том числе и ландшафта.

Подавляющее развитие аналитических исследований в географии конца XIX ст., интенсивность ее дифференциации, обострили кризис ее теории. Актуализировался вопрос о месте географии в системе науки и об интегральном объекте географических исследований. Ответом на эти потребности стала хорологическая концепция профессора Гейдельбергского университета А. Геттнера.

Геттнер обосновал единство географического знания с точки зрения преимущественно пространственного метода исследований (хорологического метода). География, по его мнению, "хорологичная наука о земной поверхности, которая изучает земное пространство по его отличиям и пространственным взаимоотношениям". Понимая географию и как естественную, и как общественную науку, Геттнер отрицал изучение пространственных и временных аспектов объектов географии. Такой подход усложнял выявление стойких тенденций изменения явлений. Характерной чертой концепции Геттнера стала ориентация на характер фактологии географии. Это привело его к мысли, что настоящим заданием географа должны быть страноведческие описания. Геттнер считал, что географическое районирование в принципе субъективно, нельзя говорить о его истинности, можно лишь — о его целесообразности. Сильной стороной концепции Геттнера было внимание к взаимодействию явлений, их пространственного аспекта. Заполнив теоретический вакуум, концепция Геттнера приобрела широкую популярность и оказала значительное влияние на развитие теории географии XX ст.

Во второй половине XIX ст. любопытные обобщения были сделаны американскими географами. В частности, Дж. Пауелу и Дж. Гилберт выдвинули принципы формирования морфоскультур, что в значительной мере трансформировало теоретические основы физической географии. Формам рельефа, которые стали рассматриваться как последствия действия тех или других процессов, начали уделять большее внимание, чем другим компонентам земной поверхности.

Одной из характерных черт развития физической географии России конца XIX ст. была возникновение синтетического ландшафтного направления на основе обобщения огромного фактического материала. Специфика развития ландшафтоведения в России заключалась в его тесной связи с проведением исследований почв, с формированием генетического почвоведения.

Основоположником российского ландшафтоведения стал профессор Петербургского университета В. В. Докучаев, который оказал своими работами немалое влияние на весь комплекс природоведения и создал научную школу. Особенно стали известными произведения Докучаева, которые заложили основы генетического почвоведения. В них было доказано, что почвы являются самостоятельным естественноисторическим образованием, характеризуются специфическим генезисом и сложными связями с другими компонентами земной природы и деятельности человека.

Заслугой Докучаева является разработка понятия о природных комплексах и их зонах. Продолжая идеи О. Гумбольдта, Докучаев открыл закон мировой зоны почв и природной среды в совокупности. Понятие о географических ландшафтах и зонах стало методологической основой современной физической географии. Докучаевим был поднят вопрос о создании принципиально новой науки, объектом которой выступило бы исследование взаимодействия отдельных элементов природы в процессе функционирования природных комплексов. Идеи Докучаева создали научные предпосылки для интегрального физико-географического районирования.

Важное значение для развития географии в России на протяжении первых десятилетий XX ст. имело создание учения о ландшафте, представление о котором сформировано в 1913—1914 гг. в трудах Г. М. Высоцкого, Г. Ф. Морозова, Л. С. Берга, А. А. Борзова, И. М. Крашенинникова, Р. И. Аболина. Природный ландшафт, по словам Л. С. Берга, — это область, в которой характер рельефа, климата, растительного и почвенного покрова составляет единое целое, которое типично повторяется на территории определенной зоны Земли. Действительно, понятие ландшафта тесно коррелирует с зональной концепцией. Идея ландшафта крепко вошла в научный обиход географии.

Формирование собственно экономической географии в европейской науке началось лишь в конце 1880-х годов. Ученик Ф. Ратцеля В. Готц в антропогеографическом аспекте сформулировал основные положения экономической географии и ввел этот термин. Быстрое индустриальное развитие Германии, радикальные сдвиги в размещении ее производства прежде всего привлекли внимание немецких экономистов. В 1882—1885 гг. В. Лаунгардт на основе теоретических положений классической политэкономии с применением математических методов дал анализ размещения промышленности с учетом расходов производства. В 1909 г. немецкий экономист А. Вебер опубликовал известный труд "Теория размещения промышленности". На русском языке он был опубликован в 1926 г. под редакцией Н. Н. Баранского и обсуждался при определении теоретических основ размещения производства. Заслуга А. Вебера заключается в популяризации штандорта (от нем. местоположение) как составной экономической географии, которая выступает как наука о теоретическом обосновании размещения экономических процессов на определенной территории. Концепции штандорта формировались на пересечении экономической географии, которая только сформировалась, и экономики и слабо консолидировались с преобладающим тогда описательным страноведением.

 

 


Просмотров 889

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!