Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Традиционная пиратская песня



Аннотация

Добро пожаловать в Нью-Вегас – город, всемирно известный своим шиком когда-то и покрытый льдом сейчас.

Как и большая часть разрушенной планеты, город знает только одну температуру – стужу. Но некоторые вещи никогда не меняются. Алмазы в ледяной пустыне по-прежнему притягивают, а возле казино по-прежнему толпятся люди, не говоря уже про зловещие слухи о колдовстве.

Наташа Кестал, молодой блэкджэк дилер, ищет выход из своего затруднительного положения. Как и многие, она слышала о мифическом месте под названием «Церулеум». Говорят, это рай, где солнце светит постоянно, а вода безумно бирюзовая. Что ещё более важно, там Нэт не будут преследовать, даже если её тёмная тайна стремится к свету. Но попасть в Церулеум не так просто. Её единственный шанс – сделать ставку на команду наёмников во главе с дерзким беглецом Райаном Уэссом.

Опасность и коварство ждут её на каждом углу. Нэт и Уэса неумолимо тянет друг к другу. Но сможет ли настоящая любовь пережить ложь? В этой фантастической истории пламенное сердце сталкивается с опасными людьми, пробуждая огромную силу в каждом из нас.


Посвящается Мэтти

 

 


Одни твердят, что сгинет мир в огне,
Другие – что во льду; И миру – часто думается мне -
Погибнуть надо именно в огне.
Но если землю смерть двукратно ждёт,
То без труда я ненависть найду
И так скажу: пусть всё разрушит лёд;
Он, с пламенем в ряду,
Отлично подойдёт.

– Роберт Фрост «Огонь и лёд»

Пришло время.

– Imagine Dragons «It’s Time»

 

 


ГОЛОС МОНСТРА

 

ОНИ ПРИШЛИ ЗА НЕЙ. ОНА СЛЫШАЛА их тяжёлые шаги, звучащие эхом в бетонном коридоре. Эти звуки успокаивали её, с каждым шагом все больше облегчая её участь. Уже много дней она была заперта в этой комнате. Гробовая тишина, немного еды и воды; дух одиночества становился всё более гнетущим, тишина несла в себе тяжесть, настолько неподъёмную, что она опускала руки – это было наказание за её отказ, наказание за то, кем она была.



Потеряв счёт времени, забыв, сколько дней и месяцев длилось томление в одиночестве со своими мыслями.

Хотя, не совсем в одиночестве.

«Я предупреждал тебя об ожидании», – зловеще звучал голос в её голове. Голос, который она слышала в своих снах, слова, отзывающиеся эхом, словно гром, гром и пепел, дым и пламя. Когда они звучали, она видела адское животное, несущее её вверх на черных крыльях сквозь тёмные облака, из которых шёл огненный дождь, падая на их врагов. Огонь, который бушевал в ней. Огонь, который разрушал и потреблял. Огонь, который разрушил бы и поглотил её, если бы она позволила ему.

Её судьбой была ярость и крушение.

Огонь и боль.

Голос в её голове изменил не только её внутреннее я – он так же стал причиной смены цвета глаз. Нет, они не остались коричнево-серыми. Её ясный взгляд изменился. Стал более острым. Он окрасился в тигровый зелёно-карий с золотым. Изменения не пугали её. У неё появилась метка на коже, та, что сохранялась скрытой, та, что имела форму пламени и обжигала, причиняя боль, расположенная над сердцем. Причина, по которой она была заключена в тюрьму, причина, почему они хотели, чтобы она сделала всё, что ей прикажут.

Девушка не хотела отличаться. Она не хотела эту судьбу. Она не хотела быть отмеченной. Она не стремилась слышать этот ужасный голос, но судьба решила за неё. Как полагали командующий и доктора – она была сумасшедшей, монстром.



– Позвольте мне уйти, – умоляла она в тот день, когда её заперли. – Я не то, что вы думаете. – Она настаивала на этом с самого начала.

– У тебя же есть необычные способности? – потребовали они. – Покажи их нам.

У меня нет ничего, – ответила она. – У меня нет никаких способностей. Я ничего не могу делать. Позвольте мне уйти. Вы неправы. Позвольте мне уйти.

Она всегда скрывала своё отличие от других людей.

И именно эта её скрытность дала людям оружие, чтобы использовать её.

* * *

Теперь они приближались, их тяжёлые шаги сталкивались с камнями. Они заставят её сделать то, чего хотят, и она не будет сопротивляться. Это всегда срабатывало. Она сопротивлялась вначале, они наказали её за это, и, наконец, она сдавалась.

Если бы...

Если бы она не слушала голос.

Он всегда говорил одну и ту же вещь: «Я искал тебя, но теперь ты должна найти меня. Время пришло. Карта найдена. Покинь это место. Отправляйся в Церулеум».

Уже много лет ходили легенды о тайном проходе в водах уничтоженного Тихого океана, который приведёт к месту, где воздух веет теплом, а вода удивительно бирюзового цвета. Но путь невозможен из-за тёмного коварного океана – многие погибли, пытаясь найти Церулеум. Но, возможно, всё ещё была надежда. Возможно, она нашла бы способ найти то, что искала.

Там.

В Нью-Вегасе.

Через окно она видела блестящие огни города, сияющего сквозь серость, ночные небеса были, предположительно, черными и бесконечными, усеянными звёздами, которые сияли столь же ярко, как алмазы. Изучая тёмное пространство, можно было ехать в отдалённые земли, испытывая необъятность вселенной, и понимая собственную незначительность в этом мире, глупость присутствия в этом путешествии. Но этой ночью небо было облачным и серым, отражающим ярко-белый снег, который покрывал землю и циркулировал в атмосфере. Даже самая яркая из звёзд светила настолько бледно, а отдалённые мерцания расплывались в небосводе.



Не было больше звёзд. Был только Нью-Вегас, пылающий в темноте. Городские огни остановились в длинной линии, образующей дугу в несколько миль. Вне линии, вне границы, все было черным, страна Отбросов, место, где исчез свет, постоянно происходят терроры, и, помимо этого, разливается ядовитое море. И где-нибудь в том океане, если верить голосу, она найдёт путь к другому миру.

* * *

Они были всё ближе и ближе. Она могла слышать их спорящие голоса снаружи. Охранники открывали дверь. У неё не было времени... Паника сдавила её горло. Что было бы, спросив её теперь... чего они хотели... детей, наиболее вероятно... всегда детей... Они были здесь.

«Окно!» – проревел голос. «Сейчас же!»

Стекло разбилось, сломалось, острые сосульки, упали на пол. Дверь открылась, но девушка уже была на выступе, среди холодного воздуха, бросающегося в лицо. Она дрожала в своей тонкой пижаме, арктические ветры впивались в кожу, словно кинжалы.

«Лети!»

«Я буду держать тебя».

Её метка горела, как горячий тлеющий уголь. Всё проснулось, как по порыву власти, электрические искры, которые освещали небо, протянулись через её конечности, и она почувствовала тепло, такое тепло, будто она купалась в огне. Она горела, горела и её метка выше сердца, опаляя её своей высокой температурой.

«Давай».

«Ты моя».

«Нет, никогда!» – Она покачала головой, но они были внутри, командующий и его солдаты поднимали оружие, целясь в неё.

ОСТАНОВИСЬ! – Командующий пристально смотрел на неё. – СТОЙ, ГДЕ СТОИШЬ!

«ИДИ!»

В любом случае она была мертва. Она ничего не теряла кроме заточения. Огонь и боль. Ярость и крушение. Она повернулась к городским огням, к Нью-Вегасу, застывшему городу невозможных восхищений, миру, где всё, что существует, могло быть куплено и продано; к пульсирующему декадентскому жадному сердцу новой республики. Нью-Вегас: место, где она сможет скрыться, место, где она сможет найти проход в Церулеум.

Командующий кричал. Он нацелился и нажал спусковой механизм.
Она задержала своё дыхание. Был только один способ спастись.

Прыгать.

Вниз и как можно дальше.


Часть первая

ОТЪЕЗД ИЗ НЬЮ-ВЕГАСА

 

Я на небесах или в Лас-Вегасе?

– Cocteau Twins «Heaven Or Las Vegas»

 


Начало уик-энда, её стол уже переполнен, богатые дети сверкают платиновыми фишками, пара солдат-молодожёнов в отпуске уткнулись носом в напитки, нервные новички устанавливают свои ставки дрожащими пальцами. Нэт перетасовала карты и приняла следующую ставку. Она назвала себя ненастоящим именем. Сейчас она была Нэт. Знакомая с цифрами и картами, она легко устроилась на работу блэкджэк-дилером[1]в Лосс – все называют его Уин[2] Великой стужи. Несколько дней она могла делать вид, что была просто еще одним мечтателем Вегаса, пытающимся сводить концы с концами, надеясь на удачу в игре. Она могла делать вид, что никогда не бежала, никогда не выпрыгивала из окна, хотя «падение» было не то слово, она скользила, летела по воздуху, будто у неё выросли крылья. Нэт жёстко приземлилась в сугроб, обезоруживая периметр охранников, окруживших её, и заимствуя тёплый жилет, чтобы не замёрзнуть. Она следовала к огням 10 полосы и, как только прибыла в город, обменяла жилет на линзы, чтобы скрыть глаза и найти работу в ближайшем казино.

Нью-Вегас был её надеждой. В то время как остальная часть страны изношена на военном положении, а западные пограничные городки остались такими же, как и раньше – местами, где мир играет по своим правилам. Ничто уже не удерживало: ни постоянная угроза насилия, ни страх получить метку, ни даже слухи о тёмной магии в городах теней.
Голос в её голове торжествовал, а сны становились всё темнее, ведь она была свободна. Почти каждый день она просыпалась от запаха дыма и криков. В некоторые дни сны становились настолько яркими, что она не знала, явь ли это. Ей снились огонь и разрушение, тлеющие обломки, воздух, наполненный дымом, кровь на стенах... Звуки криков...

– Карту.

Нэт моргнула. Они видела всё так ясно. Взрыв, мигающий ярко-белый свет, чёрная дыра в потолке, тела, падающие на пол. Но всё вокруг неё, здесь, было обычно. Казино гудело, из стерео ревели эстрадные песни, звенели игровые автоматы. Пятнадцатилетняя невеста была той, кто обращалась к ней.

– Карту, – снова сказала она.

– У тебя же их 16, ты должна продержаться, – порекомендовала Нэт. – Сдай перебор.

– Ты думаешь? – с надеждой в голосе и улыбкой спросила она. Невеста и её молодой муж, оба солдаты, не видели того, что происходило в роскошном казино в течение длительного времени. Завтра они отправятся обратно в патруль или на задания, вновь будут охранять границы страны или ловить сбежавших по запретным пустошам.

Нэт кивнула, перевернула следующую карту и показала молодожёнам… 8, – дилер разорён, она отдала им их выигрыш.

– Пусть лежат! – воскликнула невеста. Они решили продолжить игру, чтобы удвоить свой выигрыш. Это была ужасная идея, но Нэт не могла их отговорить. Она приготовилась к следующей игре.

– Удачи, – сказала она, принося обычные пожелания Вегаса, прежде чем показать свои карты. Она вздохнула – двадцать одно, дилер всегда побеждает.

Они собирали свои свадебные бонусы, когда взорвалась первая бомба.
В один момент она собирала фишки, а в другой была отброшена к стене.

Нэт моргнула. Её голова гудела, а в ушах звенело, но, по крайней мере, она была цела. Она пошевелила руками и ногами, чтобы убедиться, что всё в порядке, слёзы на глазах смывали сажу. Линзы причиняли боль.
Её мечта сбывалась.

– Драконьи бомбы, – она услышала бормотание людей, они никогда не видели драконов, не говоря уже о сильфах, в своих жизнях. Ледяные твари. Монстры.

Нэт взяла себя в руки, пытаясь сориентироваться в хаосе разрушенного казино. Взрыв оставил отверстие в потолке, откуда падали стёкла, осколки стен и крыши срывались на посетителей.

Всё на её столе было уничтожено. Люди умирали, сжимая карты в руках, а молодожёны упали на пол в объятии друг друга. Она почувствовала боль в животе, вспоминая их счастливые лица.
Гремела пожарная сигнализация, но в казино по прежнему играла громкая музыка, из верхний колонок исходил резкий звук. Всё находилось в пепле и пыли. Мародёры потянулись за фишками, а дилеры отмахивались оружием и угрозами. Прибыла полиция в защитном снаряжении, обходя комнаты, выискивая виновных во взрыве, вместо помощи жертвам.
Не слишком далеко от того места, где находилась девушка, послышался крик, мужчина кричал так, будто животное, молившееся за свою жизнь.
Она повернулась, чтобы посмотреть на источник этого крика. Им оказался один из дилеров рулетки. Военная полиция окружила его, приставляя ружья к его голове. Мужчина стоял на коленях, скорчившись.

– Пожалуйста, – кричал он. – Не стреляйте, не стреляйте, пожалуйста, не стреляйте! – просил он, но когда поднял голову, Нэт смогла увидеть, что он был не прав. Его глаза. Они были синими, поразительного радужного оттенка. Его линзы, должно быть, соскользнули или он сам снял их. Она чуть не сделала так же. Поговаривали, что голубоглазые в состоянии контролировать умы, создавать иллюзии. Видимо, на этот раз у него такой возможности не было. Он не мог даже контролировать свои слёзы.

Он пытался скрыть своё лицо, спрятать его за руками.

– Пожалуйста!

Это было бесполезно.

Он умер с открытыми глазами и в заляпанной кровью форме.

Казнь.

В общественном месте.

И это никого не волнует.

– Всё в порядке, опасность миновала. Ладно, поехали, – сказали охранники, поднимая выживших и уводя подальше от трупов. Началась чистка. Команда людей восстанавливала казино, поднимала столики.
Нэт последовала за потоком людей, уходящих за угол и проходящих через сканирование и проверку безопасности.

– Дамы и господа, вы знаете, что делать, – объявил офицер, поднимая лазер.

– Не моргайте, – предупредили сотрудники службы безопасности, сверкая светом.

Меценаты выстроились в ряд, это был не первый взрыв, в котором они выжили, поэтому мечтали побыстрее сесть за карточные столы. Стали слышны голоса дилеров. Это был просто ещё один день в Нью-Вегасе, ещё одна бомба, ещё один взрыв.

– Я не могу интерпретировать результаты, вы должны пройти со мной, мэм, – сказал охранник несчастной, упавшей на игровые автоматы. Женщину с жёлтым лицом отвели в другую комнату. Те, кого не удалось сканировать, будут брошены в изолятор, оставлены на милость системе, они будут гнить, о них забудут, если знаменитости не позаботятся о них. Но сейчас мега-рокеры больше заняты восстановлением озона. Единственной магией, в которую верили все те люди, была их харизма.

Настала её очередь.

Нэт смотрела прямо на красный свет, пытаясь успокоиться. Она говорила себе, что нечего пугаться, она ничего не скрывает. Её глаза такие же, как у остальных.

Офицер был примерно её возраста, то есть ему было шестнадцать лет. На его лбу виднелись прыщи, а по голосу чувствовалась усталость. Усталость, как у старика. Он держал пучок света, сфокусированный на её глазах, у неё не было выбора, кроме как моргать, поэтому ему пришлось начать всё заново.

– Извините, – сказала она, скрещивая руки на груди и пытаясь сохранить самообладание. Почему так долго? Он что-то увидел?

Офицер, наконец, выключил свет.

– Всё в порядке? – спросила она, перекидывая свои волосы на одно плечо.

– Прекрасно. – Он наклонился, внимательно читая её бейджик. – Наташа Кестал. Красивое имя для красивой девушки.

– Вы слишком добры, – она улыбнулась, благодаря серые линзы, которые помогли ей пройти сканирование.

Нэт получила работу с поддельными документами, и, когда они закончили сканировать, она направилась к шкафчикам чтобы переодеться в чистую форму и вернуться к работе. Всё это время она благодарила невидимые звёзды свыше, так как на данный момент была в безопасности.

– Я не могу взяться за эту работу, – Уэс толкнул папку[3] через весь стол. Шестнадцатилетний, с мягкими песочно-каштановыми волосами, тёплыми карими глазами, худой, мускулистый; он носил драный жилет поверх потёртого и поношенного свитера, и рваные джинсы. Его лицо выражало жестокость, но глаза излучали добро, хотя чаще всего на его лице оказывалась ухмылка.

Например, сейчас. Уэс узнал всё, что ему нужно, всего лишь посмотрев на название задания: «Тихоокеанская разведка», напечатанное жирным шрифтом на обложке. В последнее время вся работа была в чёрных водах, где больше ничего не было. Он вздохнул, откинувшись на кожаное кресло. Он с нетерпением ждал еду, но теперь, когда он отклонил предложение, его шансы становились невелики. Белые скатерти и настоящее серебро. Но всё это ещё находилось в игорном зале, где в каждом тёмном уголке мигал свет, а монеты падали в ведро.

Уэс был из Нью-Вегаса, поэтому находил звук казино успокаивающим. Лоссвсё ещё оправлялся от бомбардировки, которая просто разорвала это место несколько недель назад. Сетка газовых обогревателей была временным решением, а их огненное свечение – единственным спасением от бесконечной зимы снаружи. Снег спускался тяжело, Уэс смотрел, как плотные хлопья испаряются, словно масло на сковороде, касаясь обогревателей. Он откинул волосы назад, как раз в том момент, когда дрейфующая снежинка, миновав обогреватели, приземлилась на его нос.

Он вздрогнул, он никак не мог привыкнуть к холоду, даже в детстве его дразнили за теплокровность. Он носил несколько рубашек под свитером, это лучший способ сохранить тепло, когда ты не можешь позволить себе самонагревающуюся одежду на батареях.

– Извини, – произнёс он. – Но я не могу.

Брэдли не обратил на него внимания и жестом указал официантке.

– Два стейка. В тосканском стиле из Вагю[4]. Самые большие, какие у вас есть, – приказал он.

Говядина была редкостью, недоступной для населения в целом. Конечно, вокруг было много мяса: кита, моржа, северного оленя, если бы вы могли переваривать его, но только элита всегда ела говядину. Тем более что крупный рогатый скот содержался в контролируемых конюшнях. Корова, из которой ему делают стейк, вероятно, жила лучшей жизнью, чем он сам. И ей, вероятно, было тепло.

Он посмотрел в глаза своему собеседнику.

– Найди кого-нибудь другого для похищения. Я тебе должен, но сделать это не смогу.

Как бывший морской сержант, Уэс возглавлял одну из большинства популярных наёмных команд в городе. Точнее: одну из прежде популярных команд. Он преуспел во время войн казино, когда вошёл в команду одного из боссов и подбросил факел в отель конкурентов во время Марди Гра[5]. С тех пор, вся его работа состояла из секретных заданий вооружённых сил: защита, запугивание, похищение и спасение (чаще Уэс оказывался по обеим сторонам огня). Он надеялся на это.

– Уэссон, будь разумным, – сказал Брэдли своим ледяным голосом. – Ты знаешь, тебе нужна эта работа. Так возьми её. Ты один из лучших, особенно после победы в Техасе. Жаль, что ты покинул нас так скоро. У меня сотня желающих взяться за это дело, но я уже определился. Я слышал, ты не работал какое-то время.

Уэс улыбнулся, признавая истинность его слов.

– В целом, игра не стоит свеч, – сказал он. – И мне нужно иногда спать по ночам. – Он знал, как много времени всё это занимает, особенно после того, что произошло в Сантонио.

– Они помечают тех, кто сопротивляется лечению, эта регистрация всё ещё представляет опасность, – сказал старик, – посмотри, что они сделали с этим местом.

Уэс хмыкнул. Конечно, он видел, как те люди нашли якобы того, кто разрушил казино, но этого он не знал. Он только знал то, что пришло после стужи; тёмные волосы и глаза стали нормой, а не голубо– или зеленовато-желтоглазые дети, рождающиеся со странными знаками на теле.

Ведьмовские отметины, так шептали гадалки в тёмных переулках Нью-Вегаса. Началось. Они идут сквозь стужу в наш мир.

И это конец.

Конец начала. Начало конца.

Отмеченные дети могли делать странные вещи: читать чужие мысли, передвигать вещи, не касаясь их, а иногда и предсказывать будущее. Их называли чародеями и колдунами.

Со стужей появились и карлики, взрослые мужчины размером с малышей, но одарённые редкими талантами к выживанию, способные спрятаться в фураже, где их никто не найдёт. Сильфы, быстрые существа, красивые и устрашающие; говорят, что их волосы цвета солнца, которого больше нет, а голоса, словно пение птиц, не летающих больше над землёй; и, наконец, ужасающие драу – седовласые сильфы с белыми глазами и тёмными умами.

Драу с сердцами изо льда, как поговаривали, могли убить одной лишь мыслью.

Карлики, по слухам, жили открыто со своими более высокими братьями в Новой Пангее, но сильфы и драу придерживались себя, они скрывались в отдалённых горных ледниках. Немногие верили этим слухам, поскольку почти никто их не видели.

В прошлом вооружённые силы призывали отмеченных в свои отряды, наряду с неуловимыми сильфами или карликами или с обоими, но с тех пор, как та программа закончилась во время сражения за Техас, правительственная политика перешла к состоянию регистрации, сдерживания и обвинения. Отмеченные стали опасными, и людям наказали бояться их.

Но Уэс был вегасским уроженцем, и город всегда был скоплением несоответствий, живущих мирно вместе больше ста лет, так как мир был похоронен в слоях льда.

– Мне нужна работа, но не эта, – сказал он.

Капитан со строгим лицом открыл папку

– Я не вижу в чём проблема, – сказал он, двигая её назад через стол. – Мы не просим многого, только нанять кого-нибудь, кто очистит Тихий океан от мусора. Кого-нибудь, как ты, кто знает землю и воду, так сказать.

Цена хороша, да и Уэс делал такую опасную работу прежде: найти верных беглецов в Трэш-Пайле[6], не задающих никаких вопросов. Как Брэдли сказал, он знал путь по разрушенным морям, играя койота в цивилизации, искал незаконные проходы в Сианьскую империю; и если быть немного сумасшедшим, то и путь в Церулеум, легендарную нирвану, которую искали пилигримы, и никто никогда не находил. Но в последнее время немного было беглецов, многие не хотели выдерживать трудности страшного океанского путешествия, и даже у Уэса были долгие сомнения по этому поводу. Он был отчаянным, и Брэдли знал это.

– Ты даже не открыл папку, – сказал его бывший капитан. – По крайней мере, посмотри.

Уэс вздохнул, открыл папку, и его взгляд заскользил по документам.

Текст был отредактирован, его черные полосы закрывали большинство слов, но он понял всю суть.

Всё было, как он и предполагал.

Грязная работа.

Убийство.

Официантка, покачиваясь, подошла с несколькими кружками пива больше обычного размера. Брэдли откашлялся, в то время как Уэс закончил читать. Это не было его обычным делом.

Оно отличалось. Он делал многое, чтобы выжить, но не убивал.

Брэдли терпеливо ждал. Никакой улыбки, никакого изменения в выражении. Весь его образ говорил о службе в вооружённых силах: слишком обтягивающая рубашка, слишком короткие волосы, не говоря уже о надписи «вооружённые силы» на униформе. Но Соединённые Штаты Америки не были теми, что раньше – неудивительно, что все назвали их «Отстающими Штатами Америки». ОША: горстка выживающих государств, кроме своей массивной военной машины, не имевшая ничего иного, заложенная за запасы и баррели своим должникам.

Капитан улыбнулся, когда вытер пену с губ.

– Кекуок[7], правильно?

Уэс пожал плечами, когда закрыл папку. Брэдли был твёрдым человеком, тот, кто не будет думать дважды прежде, чем дать заказ на убийство. Большую часть времени Уэс следовал чистому выполнению заказов. Но не на этот раз.

В любом другом мире Уэс, возможно, вырос бы, чтобы стать кем-то ещё: музыкантом или скульптором, плотником, кем-то, кто работает руками. Но он жил в этом мире, в Нью-Вегасе; у него была команда, которая рассчитывала на него, а сам он был замёрзшим и голодным.

Когда официантка возвратилась, она принесла два широких блюда с жирными стейками, обугленными сверху, с капающим соком. Запах топлёного масла и дыма мучил его.

Всё это находилось далеко от ЕГС, к которой он привык: Еда, Готовая Сдавить. Это было все, что он и его команда могли себе позволить в последнее время: остатки пиццы, обед со Дня благодарения. Часть этого не была даже едой, она находилась в аэрозолях; просто распылил себе в рот и назвал это обедом. Уэс не мог вспомнить, когда в последний раз ел гамбургер или стейк.

– Так, ты устраиваешься на работу или нет? Слушай, времена трудные. Не потеряй это. Все хотят есть. Ты должны благодарить меня за эту возможность. Ведь я приехал к тебе.

Уэс покачал головой, он пытался выбросить запах стейка из головы.

– Я сказал тебе, найди кого-то еще.

Если Брэдли думал, что может купить его за еду, он ошибался. Уэс называл себя охотником, он узнал это ещё в школе, так как всегда держал глаза на горизонте, всегда сканировал обстановку, всегда искал тот неуловимый приз под названием выживание. Его знакомые постились в течение многих дней, не употребляли мясо священных животных. Уэсу понравилась эта идея; она позволила ему чувствовать себя лучше, он не был стервятником, одним из тех людей, которые сделают что-либо для нагревательной лампы. У Уэса не было многого, но у него была своя цель.

Капитан нахмурился.

– Ты действительно хочешь, чтобы я отослал это на кухню? Держу пари, ты ничего не ел кроме ошмёток уже много недель.

– Хоть выбрось это в мусор, меня не волнует, – сказал Уэс, когда бросил назад папку через стол.

Брэдли выправил свои отвороты и бросил на него иссушающий взгляд.

– Тогда привыкай к голоду.

В этот вечер, когда Нэт пришла на работу, казино гудело так же, как обычно. Оно никогда не закрывалось, ни на день, ни на час, ведь в него можно было залезть без проблем через крышу. Нэт кивнула Джо, а тот приветственно улыбнулся. Джо был своего рода аномалией, редкой птицей, человеком, который жил в прошлом: с его дня рождения прошло уже пятьдесят лет. Он – легенда казино. Возможно, он один из самых умных и самых успешных шулеров, и один из самых неуловимых. Когда он пробрался к границе, Лосс предложил ему работу, так он оказался здесь.

– Ты напоминаешь мне мою племянницу, который умерла в Тонио, – сказал Джо. – Она была, как ты «слишком умна для её же блага».

Джо сделал для неё то же самое предложение: он дал ей работу и научил её тому, что умел. Он не задавал никаких вопросов о том, как она попала в Нью-Вегас или чем она занималась раньше.

«Спроси его, – приказал голос. – Спроси его о камне. Сделай то, зачем мы пришли сюда».

«Ты задержалась здесь достаточно долго. Карта найдена», – продолжал говорить ей голос.

«Спеши, настало время».

«Что за карта?» – спросила она, хотя у неё было чувство, что она уже знает ответ.

Странники называют её картой Анаксимандера; было сказано, что она обеспечит безопасный проход через скалы, опасные воды ада, которые приведут к Церулеуму.

– Джо? – спросила она, – у тебя есть минутка?

– Что случилось?

– Мы можем поговорить наедине?

– Конечно, – ответил он, указывая следовать за ним в тихий уголок, где группа туристов играла в покер, а запах дыма оказался подавляющим, что напомнило ей о её мечтах.

Джо скрестил мясистые руки.

– Так о чем ты хотела поговорить?

– Что это такое? – спросила она, указывая на камень на его морщинистой шее.

Она заметила его в первый раз, когда они встретились; голос в голове потребовал спросить о нем в тот самый момент, когда она ступила в город, в это казино. Она тянула с этим столько, сколько могла, опасаясь того, что произойдёт, если она сделает, как ей приказали.

– Это? – спросил старик, поднимая камень к свету, где он ярко засветился в тусклом коконе игорного зала.

«Это он! Забери его! Забери камень. Убей старика, если будет нужно. Он наш!» – Голос монстра – неистовый и взволнованный, передающий желание её телу.

– Нет! – сказала она вслух, шокируя себя и соседнего картёжника, который бросил на ней удивлённый взгляд.

– Что? – изумлённо спросил Джо, держа сверкающий камень.

– Ничего, – ответила она.

– Я не так давно выиграл его, – сказал он с пренебрежением. – Это, наверное, какая-то безделушка.

«Забери его! Забери его! Забери его у него!»

– Могу я посмотреть? – спросила она дрожащим голосом.

– Конечно, – сказал Джо, медленно снимая его с шеи. Он на мгновение замялся, прежде чем отдать его ей. Его руки оказались тёплыми.

Она изучала небольшой синий камень, похожий на сапфир, приложила его к глазу и испуганно отпрыгнула назад.

– Что случилось? Ты что-то увидела? – взволнованно спросил Джо.

– Нет-нет... ничего, – солгала Нэт. Всего на мгновение казино исчезло, и через отверстие в камне она смогла увидеть голубую воду и мерцающий чистый свет.

Она снова заглянула в него. И снова там оказалась она. Голубая вода.

Но это не все. При ближайшем рассмотрении она увидела образ намеченного курса, зубчатые линии между препятствиями, путь вперёд, через скалы и водовороты Геллеспонта[8].

«Камень укажет путь в Арем, к дверям Валлониса», – благоговейно пробормотал голос.

Именно поэтому голос привёл её в Нью-Вегас, к Лоссу, к Джо. Это облегчило её задачу, её путь к свободе, а голос все также безжалостно толкал вперёд.

«Иди ко мне».

«Ты моя».

«Нам пора объединиться».

– Нет, ничего, – сказала она Джо.

Его плечи поникли.

– Да, так я и думал. Это простая фальшивка.

Она зажала его в кулак, не зная, что будет дальше, боясь того, что будет, если Джо попросит его назад, и, надеясь на то, что этого не случится.

Она посмотрела на босса казино. Чудовище в её голове вскипело.

«Чего же ты ждёшь! Возьми его и беги! Убей его, если он помешает тебе!»

– Отдай мне его, – прошептала она.

Джо вздрогнул, как будто она сделала ему больно.

– Держи, – наконец сказал он, и быстро пошёл прочь.

Нэт прислонилась к стене с чувством облегчения.

И снова взглянула в камень все также отражающий голубую воду.

Вечером того же дня её разбудил звук драки. Джо жил через две комнаты от неё, и она услышала – кого: военных? полицию? службу безопасности казино? охотников за головами? В любом случае, они пришли, взломали дверь и забрали его с постели. Она услышала старика, молившего о помощи, кричащего и плачущего, но никто не пришёл к нему. Никто из соседей не осмелился заглянуть в коридор, никто даже не спросил, в чем дело. Завтра никто не заговорит об этом. Джо просто ушёл, не больше. Она забилась под тёплое одеяло, но Нэт все равно слышала, как они разрывают его комнату на части, бросают шкафы, переворачивают столы… и все из-за холодного синего камня, который теперь она держала в руке.

Если они нашли Джо, то не пройдёт много времени, как они найдут и её.

А что потом? Она не может вернуться назад, у неё нет ничего, к чему можно вернуться, но если продолжать двигаться вперёд... Она вздрогнула, во рту появился вкус пепла и золы.

В руках Нэт находился камень, карта к Арему, к дверям Валлониса.

Вдалеке из окна она увидела Джо в смирительной рубашке, но она также знала, что её ждёт, если она останется. Они отправят её туда, откуда она сбежала, в те одинокие камеры и в те тёмные здания.

Нет, она не может остаться. Она должна оставить Нью-Вегас, причём как можно скорее.

«Так чего же ты ждёшь?»

Его мать была танцовщицей, причём, по словам отца, одной из самых красивых, а отец, добропорядочный гражданин Нью-Вегаса, – полицейским. Но ни один из них не остался в живых. Рак – болезнь, независимая от времени и обстоятельств, не пощадила его родителей. Уэс знал, что они умерли задолго до болезни; ведь они стали пустыми оболочками после того, что случилось с Элизой, его младшей сестрой, которую никто не мог спасти.

Он благодарил своих родителей за свою внешность и острый ум, не более того.

Из ресторана Уэс вышел, злясь на себя за отклонённое предложение Брэдли, это был единственный доступный ему путь. Он мог голодать, он голодал и раньше, но он ненавидел то, что теперь будет голодать и его команда.

Они были его единственной семьёй.

Когда Уэс был маленьким, его мать делала томатный суп и жареные бутерброды с сыром, что случалось не часто, так как она работала ночью. Но иногда, когда Уэс возвращался из школы, он находил мать с остатками макияжа, пахнущую духами и потом, на кухне. Она включала печь, по кухне разносился запах масла – настоящего масла. Его мать старалась сохранить все то, что наполняло их небольшой дом.

Бутерброд оказывался клейким внутри и свежим снаружи, а красный суп – был терпким и ароматным, даже, если был приготовлен из консервов. Уэсу стало интересно: он больше скучал по матери или по бутербродам? Она прятала под макияжем свою болезнь, работала до конца, и в один прекрасный день её стошнило кровью за кулисами. Она умерла в считанные дни.

Папа пытался держаться некоторое время, но потом появились его подруги-официантки, случайные девушки из клубов (его мать никогда бы не одобрила их, она была исполнителем, танцором, а не дешёвой певичкой), которые хоть и были добры к Уэсу, но они никогда не заменили бы его мать.

Когда его отец, сморщенный двадцатидевятилетний мужчина, умер в хосписе, Уэс осиротел.

Маленький девятилетний мальчик остался один.

Его отец любил говорить, что мир закончился задолго до прихода стужи. Он закончился после Великой войны, закончился после Черных вод, Великая стужа стала лишь последней катастрофой. Любой мир заканчивается. Проблема в том, сможешь ли ты выжить в следующем мире. Уэс обещал своей команде работу и пищу. Он также пообещал себе, что никогда не примется за старое, никогда больше не сделает столь глупого и опасного. Но он это сделал. Он вернулся в смертельную гонку, названную так, потому что езда в потрёпанной колымаге значила способность рискнуть всем.

Дороги проходили мимо разрушенных зданий казино. Автомобили вдоль дороги были залатанными обломками с форсированными двигателями, хотя время от времени удавалось найти старый Ferrari или Porsche со все ещё работающим двигателем.

– Мне казалось, ты говорил, что все уже в прошлом, – сказал Дре, гангстер, управляющий гонками, когда увидел Уэса.

– Все меняется, – мрачно ответил Уэс. – Сколько?

– Десять, если ты выиграешь, никель[9], если ты займёшь место. Ничего, если ты не сможешь.

– Хорошо. – Он всегда был хорош в том, что касалось скорости. Он мог ездить быстро, он мог бегать быстро, он даже говорил быстро. В некотором смысле, это было облегчение делать что-либо, что доставалось с такой лёгкостью.

Уэс сел в машину. Ни шлема, ни ремней безопасности. Никаких правил, кроме попытки остаться в живых, постараться не врезаться в стену, или в стеклянные панели, или перевернуться на льду. Автомобили назывались именами великих скаковых лошадей: Аякс[10], Man o’War[11], Сигара[12], Барбаро[13], Секретариат[14]. Он посмотрел на экраны, транслирующие гонку, по версии OTB[15] его шансы были низкими, и он почувствовал удовлетворение от того, что букмекеры запомнили его, что они ставят пари, и он будет жить. Когда клетчатый флаг поднялся, двигатель Уэса заурчал, машина направилась вперёд.

Маршрут проходил по развалинам города и заканчивался на углу, где неоновый ковбой махал шляпой.

Уэс решил не отставать от нескольких автомобилей впереди него, но и двигаться первым он также не решался, поскольку те, кто вначале выступает первыми, заканчивают гонку четвертыми. Наконец, пришло время. Всего один автомобиль находится перед ним. Появился жёлтый флаг, означающий необходимость соблюдать осторожность, вероятно впереди более скользкий лёд, чем обычно. Он нажал на педаль газа и начал свой трудный путь к победе. Другой водитель, увидев это, попытался заблокировать ​​путь, но его колеса поскользили по льду и автомобиль противника столкнулся с автомобилем Уэса, их понесло к стене. Автомобиль Уэса перевернулся один раз, два раза, Уэс ударился головой о крышу, автомобиль с треском упал обратно на колеса. Автомобиль противника охватил огненный шар, но его собственный по-прежнему работал, Уэс завёл двигатель, автомобиль встал на дыбы и промчался через финишную черту.

Гонка закончилась. Двигатель, наконец, заглох, колеса крутились на льду, но все было в порядке.

Он выжил.

Уэс выскользнул через окно, его красные щеки почувствовали прилив адреналина. Он находился близко, слишком близко к смерти. На мгновение он подумал, что не сможет.

– Хорошая работа. Увидимся завтра?

Уэс покачал головой, он с трудом считал завоёванные ватты в руке, которых едва хватит, чтобы купить ужин на всех. Он не мог сделать это снова. Он должен придумать другой способ, чтобы прокормить свою команду. Его друг Карлос из Лосс должен был ему. Уэс отказался от работы в начале года, и это была не его вина. Может быть, пришло время попробовать свои силы за столами казино вновь.

В Нью-Вегасе всегда был огромный выбор игр.

– Мэнни, – позвала Нэт, указав на пит-босса[16].

– Да? – откликнулся Мэнни, подсчитывая рулон из пятисот ваттов.

Нью-Вегас был местом, куда бежали «повелители недвижимости», но Вегас всё еще оставался Вегасом, куда бежали бандиты и гангстеры – такие люди, как Мэнни, содержавшие подобные местечки.

– Ты знаешь, кто спонсирует корабли? – Прошептала она. – Беглецы?

Мэнни покачал головой и продолжил считать деньги.

– Почему ты хочешь уехать из Нью-Вегаса? Ты только что получила здесь работу. Это лучшее место в округе, – сказал он, обводя руками оживлённое казино. – Ты нашла что-то еще?

Он был прав. После конца света страна, спеша доминировать над оставшимися ресурсами планеты, стала расширять свои границы, колонизируя и переименовывая районы. Африка стала Новым Родосом, Австралия поделилась на Верхнюю Пангею и Нью-Крит, Южная Америка –пустырём под простым названием Нью-Вейст. Остались несколько независимых секторов, такие как Сианьская империя, единственная страна, предусмотрительно сохранившая свою сельскохозяйственную отрасль, путём крытия теплиц. Но то, что осталось от остальной части мира, России и большинства стран Европы, оказалось под властью пиратов и безумцев.

По своей стоимости визы превышают обогреватели и чистую воду.

Приобретение одной почти невозможно, не говоря уже о путешествиях куда-либо.

Нэт пожала плечами.

– Да ладно, Мэнни, ты знаешь всех в этом снежном мире.

Она уже спросила всех вокруг, но никто ей не ответил, предлагая забыть это дело. Это невозможно, говорили они. Всех тех, сумасшедших, кто пытался перейти границу больше никто не видел.

Пит-босс засунул деньги в задний карман и достал зубочистку.

– Нет, детка. Этого не будет, не хочу, чтобы тебя убили выстрелом в голову, и твоё тело попало в чёрную воду. Ты знала, что там орудуют пираты-падальщики? Они порабощают и продают заложников. – Он покачал головой. – Кроме того, помнишь, что случилось с Джо? Охотники за головами узнали о нем, а теперь за таких объявлена награда. – Об этом знали все. Кто-то настучал на Джо. – Кроме того, тебе нужно очень много денег, чтобы заплатить беглецам.

Она вздохнула, считая свою небольшую выручку. У неё уже было 20 кредитов, не хватало только тёплого костюма, может, пары меховых перчаток и чашечки куриного супа. Весь день она была хорошим дилером, непрерывно шёл поток игроков, недалеко что-то праздновала группа мужчин, к тому же, она немного заработала себе на жизнь за игровым столом.

– Скучная ночь? – спросил незнакомец.

Нэт подняла голову и увидела парня, стоящего напротив неё. Высокий, с карамельным цветом волос и медово-карими глазами. Он улыбался, а она вспоминала, что где-то его уже видела. У неё перехватило дыхание при взгляде на его красивое лицо с добрыми глазами. Она могла поклясться, что знала его, но не могла вспомнить – откуда. Он был одет неважно, она отметила его изношенные края рукавов и пропалены на джинсах, которые могли появиться только от автомобильной аварии. Она не думала, что кто-то настолько молодой может заниматься такими рискованными вещами. Кем бы он ни был, она чувствовала беду от него, которая парила в воздухе.

– Могу я чем-то помочь? – Спросила она бодрым голосом дилера. – Если нет, тебе придётся сделать шаг назад. Ничего личного, правила казино.

– Может быть. Какой взнос? – Протянул он, несмотря на то, что неоновая вывеска над столом показывала сумму в 50 кредитов.

– Чтобы начать играть нужно 50 кредитов.

Нахмурившись, она указала на вывеску.

– И это все? – Спросил он своим обходительным голосом. – Может, я останусь? Хочу убедиться, что эти клоуны не дают тебе скучать. – Он улыбнулся, обведя жестом игроков за её столом.

– Благодарю, но я могу позаботиться о себе, – хладнокровно ответила Нэт. Она знала таких парней. У неё нет времени на симпатичных мальчиков. А он, вероятно, разбил дюжину сердец, всего лишь пройдя по казино. Если он думал, что её сердце будет одним из тех, он явно ошибся.

– Я уверен, что ты сможешь, – подмигивая, сказал он. – В какое время ты заканчиваешь? Я имею в виду, ты и я…

– Моя смена заканчивается в полночь, – ответила она, прерывая его. – Ты только купишь мне стакан воды, я буду ждать тебя в баре.

– Воды. Чистой. – Снова подмигнул он. – Такие мне нравятся. Правда.

Нэт засмеялась.

Он не мог позволить себе даже стакан воды, не говоря уже о зимнем пальто. Чистая вода была дорогой, но синтетическая – дешёвой. Единственный выход – пить ту воду, якобы богатую витаминами и питательными веществами, со сладким вкусом. Химикаты, содержащиеся в ней, давали головную боль. Нэт больше всего на свете хотела попробовать чистую и прозрачную воду на вкус.

– Эй, парень, либо ты играешь, либо отходишь, – прорычал молодой охранник. Он находился здесь всякий раз, когда кто-то пытался приставать к дилерам или возмущался, проиграв игру.

– Расслабься, слышишь? – заявил парень, делая шаг назад.

– Сэр, мне придётся попросить Вас уйти, – сказала она ему, после чего вернулась к столу.

Восемнадцать.

Она собрала фишки игроков.

– Двадцать один! – восторженно закричал игрок.

Нэт смотрела на свои карты. Она могла поклясться, что у неё была 10 и 6, но теперь её 6 пик оказалась тузом треф. Как это могло произойти? Мог ли он залезть в её голову? Он был магом? Он обманул железные детекторы, как она? Она втянула воздух, теперь его ставка означала выплату всего выигрыша. Нэт покачала головой. Ни в коем случае. Никому еще не везло. Казино всегда выигрывает.

– Чего же ты ждёшь? Плати! – Игрок хлопнул по столу и фишки разлетелись в стороны.

Он был обманщиком, в этом она была уверена. Ещё когда отсчитывала фишки, то колебалась перед ним.

– Мне очень жаль, но Вы должны подождать, – ответила она, имея в виду проверку безопасности и просмотр камер видеонаблюдения. Она должна убедиться, что ничего не произошло. Но когда она оглянулась, Мэнни и других охранников не оказалось. Что происходит?

– Выплати всё, – сказал он угрожающим голосом. Теперь Нэт увидела, что в руке он держит пистолет, нацеленный прямо на неё. Прежде чем она успела возразить, быстрым и резким движением тот красивый парень свалил игрока на стол и скрутил ему руки, эффектно разоружая его на одном дыхании.

Нэт наблюдала за этим с невольным восхищением.

– Беретта[17]. Хороший вкус, – сказал он, положив пистолет на стол. Он опустошил другой карман, и шквал тузов выпал на ковёр. Теперь Нэт поняла, использую интерес к красавчику, он поменял карты и выиграл фишки.

Фишки...

Четыре платиновые фишки.

Хватит для двадцати кредитов. Хватит, чтобы заплатить беглецам, хватит, чтобы нанять корабль, хватит, чтобы уехать отсюда…

Она подняла глаза и встретилась взглядом с новоиспечённым героем, они посмотрели друг на друга всего на мгновение.

Когда она снова посмотрела на стол, фишки пропали.

Красавчик подмигнул её.

– Вот, – сказал он, протягивая несколько пластиковых фишек. Она подумала о тех тёплых перчатках, на которые копила деньги. – Сохрани их на стакан воды, – предложил он и пошёл на выход.

Уэс, недовольный собой, быстро проходил через казино. Платиновые фишки были прямо здесь. Четыре из них, равные двадцати тысячам ваттов, предназначались для него. Так почему они не у него?

Он был идеален. Он подцепил дилера, видел, как она загорелась, когда он улыбнулся, и как Дарану вынесли приговор, когда тот вытянул сомнительный туз. Этот переполох позволил Уэсу забрать платиновые фишки. Кроме того, Уэс не собирался возвращаться на свидание с пустыми руками.

Он нахмурился, пробираясь в медленно движущуюся толпу. Все что ему нужно было сделать, это положить фишки в карман и сегодня вечером они были бы королями. Но он заколебался, а потом они пропали, исчезли в мгновение ока.

Проход был полон мошенниками, торговавшими картами и флаерами, легкодоступными девушками, которые сладострастными взглядами смотрели на всех, кто проходил мимо них.

– Что случилось, красавчик? Я могу доставить тебе удовольствие, – пообещала та, стоявшая ближе всех. – Или же ты…

Уэс обнаружил, что его команда собралась у основания статуи Вакха в Forum Shops-in-the-Sky. Они смотрели на него с нетерпением. Дарана там не было, но он будет в порядке. Карлос позаботиться о нем.

– Как все прошло, босс? – спросил Шейкс. Высокий, как жердь, потрёпанный солдат с козлиной бородкой был его правой рукой с давних времён. Они были названными братьями. Твёрдый, несмотря на его имя, Шейкс был ветераном войны, как и Уэс, с невероятной стоической решимостью.

Шейкс сильнее всех был недоволен возвращением Уэса в гонки.

– Я не для того спас твою задницу в Сантонио, чтобы ты мог разбрасываться своей жизнь направо и налево. – Он смотрел на Уэса с надеждой, но тот покачал головой.

– Что случилось? – заныл Фарук, самый молодой, самый нетерпеливый, тощий и нервный мальчишка с бездонным желудком.

Уэс как раз начал объяснять, когда Даран и Зедрик выбежали из прохода. Братья с пронзительными чёрными глазами и тёмными волосами были одеты в коричневые ветровки и тёмные брюки. Если бы охрана поймала Дарана, Зедрик сыграл бы свою роль. В отличие от Шейкса, вся команды была новой: Даран и Зедрик Слейны, Фарук Джонс. Фаруку – 13 лет, но на вид 30, он болтун – никогда не перестаёт говорить, даже, когда не имеет малейшего представления о чём говорит. Дер и Зед были погодками, но Даран обращался со своим младшим братом как с ребёнком. Они закончили служить до того, как смогли бы получать военную пенсию, помощь, которую в наше время получают военные. Обычные солдаты, дерзкие и горячие.

– Сколько? – спросил Даран.

– Не получилось, извини, – сказал ему Уэс.

Даран посыпал проклятьями, он глумился над Уэсом.

– Ты держишь нас за идиотов?

– Клянусь, я понятия не имею, – сказал Уэс, вертя пистолетом.

Даран резко дёрнул его.

– Что значит, не получилось? У тебя их нет? У меня было это золото. Оно все было здесь! Все, что тебе нужно было сделать, это протянуть руку и забрать эти чёртовы фишки! – Уэс огляделся, люди начали оборачиваться.

– Говорите тише. Они были у меня. Я не мог разоблачить Карлоса.

– Ни за что! Они ничего не знали! Я не куплюсь на это! – Протестовал Даран. – Карлос ждёт свои две тысячи.

– Я позабочусь об этом.

– Так что, еды не будет? – снова спросил Фарук. – Вообще?

– Нет, если ты не любишь глоп, – мрачно произнёс Зедрик, глядя на Уэса. – Я не собираюсь снова есть то дерьмо.

Шейкс кивнул. Он не обвинял его и не жаловался, просто хлопнул по плечу Уэса.

– Ты мог проделывать это даже во сне. Мы делали это сотни раз. Что случилось?

Уэса вздохнул.

– Я говорил тебе, я почувствовал чей-то взгляд. Я испугался.

Он не хотел говорить им правду, даже не хотел признавать её.

Что же произошло?

Красивая девушка-дилер с длинными темными волосами и светлой кожей.

У неё не было этого бронзового загара, популярного среди девушек нового поколения, и обесцвеченных волос.

Но дело было не в её красоте, она просто зацепила его.

В тот момент, когда он намеревался забрать фишки, она поймала его, остановила взглядом, который говорил:– Даже не думай об этом– .

Она не была обманута его театральным героизмом или отвлечена его флиртом. Ни на секунду. Она знала, что они делали. Что он делал. Он был мошенником, – не героем.

Уэс с поражением отступил. Он упустил момент, посмотрев вниз, фишек не оказалось. Она, должно быть, положила их обратно в кассу казино.

– Давай, – сказал Даран. – Посмотрим, получится у нас игра в яблоко. Теперь я буду героем.

– Можно и мне? – спросил Фарук.

– Конечно, можешь быть на шухере, – сказал Даран. – Шейкс, а ты? Ты можешь понадобиться нам.

Шейкс посмотрел на Уэса и вздохнул.

– Нет, я догоню вас, ребята, позже.

– Как хочешь, – сказал Даран.

– Ты потеряешь их, если не сможешь прокормить, – сказал Шейкс, когда ребята уехали. – Без них мы не сможем проворачивать дела.

Уэс кивнул. Они должны покинуть город, или взяться за старое. Он надеялся, что до этого не дойдёт. Он не сможет позволить себе нормально жить, если и дальше будет отказываться от сделок.

– Что-нибудь придумаю, – сказал Уэс. – Хочешь испытать удачу? – Это было унизительно, но они должны были поесть.

– Да, почему нет, – проворчал Шейкс. Они шли мимо казино, ресторанов и других удовольствий, не доступных им. Магазины с лапшой, стенды с блинами, шикарные кафе, подающие кофе и чай, пятизвёздочные рестораны для гурманов, где бронь нужно заказывать месяцами ранее.

Все прилавки были забиты экзотическими рыбками, выращенными в морских бассейнах: выберите её, и Вам нарежут её на сашими, пока вы ждёте.

Другой ресторан хвастался деликатесами за гранью воображения. Перепела, фазаны, дикие кабаны, все, питающееся травами, на свободном выгуле. Выбор тропических фруктов был огромен, и его невозможно игнорировать. Цвета заставляли его остановиться и смотреть. Он знал, что яркие красные и жёлтые генетически модифицированы для максимального насыщения, но это было великолепным зрелищем. Плоды хранят под тяжёлым стеклом, как алмазы, но магазины постоянно дразнят прохожих цветочным ароматом. Они прошли шоколадный магазин, в котором конфеты стоят больше, чем каждый из них имел когда-либо (наёмники не могли позволить себе ничего, кроме второсортных трюфелей).

Они успели до закрытия. Как только им поднесли миски с дешёвой кашей, карман Шейкса завибрировал. Он взял телефон.

– Валез, – ответил он. – Да? Хорошо, я скажу ему.

– Что такое? – спросил Уэс, прихлёбывая и стараясь не вырвать. Шейкс усмехнулся.

– Похоже, мы получили работу. Какая-то чика хочет нанять беглеца и, говорят, у неё есть деньги.

Нэт уставилась на четыре платиновые фишки в своём шкафу. Она пыталась заставить их исчезнуть и снова появиться в её кармане, как она это сделала вчера, когда стащила их со стола. Охрана казино была убеждена, что вору удалось как-то скрыться, но они не имели ни малейшего понятия как. На плёнках ничего не было. Она сконцентрировалась на фишках, но ничего не произошло. Они остались на металлической полке, неподвижные. Нэт понятия не имела, как использовать свою силу или как её контролировать; будто голос в её голове, она пришла и ушла без предупреждения, а если она пыталась непосредственно вызвать её, та становилась еще более неуловимой. Она могла чувствовать монстра внутри себя, чувствовать его гнев, нетерпение и власть; но он пришёл и ушёл, как ветер и может оставить её в любой момент. В дни, как сегодня она почти согласилась с подвижниками из сети. Эта метка была проклятием.

Вчера она закидывала удочку на беглецов, давая понять, что может заплатить, может удачно сделать ставку, но до сих пор никто не клюнул. Она положила фишки в карман, и почувствовала спокойствие от их веса рядом с небольшим синим камнем. Если она правильно разыграет свои карты, то получит свой билет из города. За столом была её предшественница, Анжела, она заканчивала ритуал – хлопая в ладоши и поворачивая пустые ладони к потолку, указывая, куда смотреть, и что смена закончена

– Ты слышала о новых сканах? – спросила Анжела. Она собрала вещи, позволив Нэт проскользнуть за стол. – Ты знала, что откопали оптику, указывающую на краденое?

– Да, – сказала Нэт.

– Отличная новость, не будет больше этих негодяев, – фыркнула Энжи. – Знаешь, как они теперь их назвали? Дозорные. Прикольно?

– Ага, – сказала Нэт, отводя взгляд. До неё доходили слухи, но она не верила им – никогда не видела никаких доказательств этому – но она должна была знать. Просто больше лжи и пропаганды, просто еще один способ сохранить общественность в страхе и покорности.

Она сдала карты, но игроки покидали игру один за другим, пока за столом не остался один парень. Это был четверг, за день до получки, все было просто ужасно.

Завтра казино будет полно толпами ловцов лёгких денег, просаживающих свою зарплату, некоторые бросали окурки прямо на игровой стол. Иногда кому-то везло, делая все ставки по наитию, быстро ставя, разбивая хаос в каждом раунде. Все равно, как если бы ваш номер выиграл визу в Сиань. Так же редко.

Нэт перетасовала карты, позволяя им издавать приятный звук перекидывания их из одной руки в другую, как на аккордеоне, до сдачи их в следующем раунде.

Оставшийся за столом игрок был темноглазый парень с жиденькой бородкой, одетый в ужасного вида спортивное барахло на загорелых плечах. Без сомнения ветеран, верзила, телохранитель в свободное время, подумала Нэт. И тут парень улыбнулся, и Нэт была поражена, как он молодо и невинно выглядел, несмотря на злобно шипящую змею на его предплечье.

Она махнула ему сдавать карты.

Темноволосый парень покосился на её бейджик с именем.

– Привет, Нэт. Меня зовут Винсент Валез. Но все называют меня Шейкс. О, и я забыл отдать это раньше.

Он передал потёртые продовольственные карточки, при этом его пальцы дрожали, верный признак следов обморожения. Тело человека не может жить при отрицательной температуре. Большинство людей в конечном итоге отделываются небольшим тремором, в то время как самые невезучие теряют зрение.

– Вы знаете, мы не должны брать их, – сказала она, пропустив карту через считыватель. Каждому в стране давалась карточка на еду, которая позволяла получать необходимые продукты – соевое молоко в порошке, насыщенные протеины, время от времени заменитель сахара – правительственная уступка в целях общественного благосостояния, на пути бесплатного питания. Карты должны приниматься только в определённых местах, но на рыночных станциях и в Нью-Вегасе все можно обменять на фишки казино.

– Но я сделаю исключение, – сказала она ему, так как его инвалидность трудно было игнорировать.

Еще несколько игроков подсело за стол, и официантка в захудалом платье увязалась за ними.

– Коктейли? – пропела она хриплым голосом.

В то время как все рассаживались по местам, Нэт сделала следующую раздачу, раскидав каждому карты. Она огляделась, с облегчением отметив, что никто ничего не заметил, и подумала, что слишком долго отказывалась признавать, что ей нечего работать в казино.

Так или иначе, но туз перепал Шейксу, и она наблюдала, как он срывает куш.

– Спасибо. – Подмигнул он.

– За что? – Она пожала плечами. Если бы только она могла делать это постоянно. Шейкс наклонился, чересчур близко.

Нэт посмотрела на него настороженно, опасаясь, что он слишком много надумал себе из-за победы.

– Слышал, что ты ищешь транспорт? Ты серьёзно думаешь сбежать? – спросил он. Она огляделась, затем незаметно кивнула. – Райан Уэссон?

Райан Уэссон. Одно из имён, возникающих вновь и вновь, в случае, если кто-то ищет беглеца. Ну, если кто и может вывести тебя отсюда, то это Уэс. У Уэса самый быстрый корабль в Тихом океане. Он к твоим услугам, если тебе необходимо скрыться.

Шейкс отхлебнул из кружки.

– Смелое предположение, – сказал он, ухмыляясь. – Я буду говорить за него.

– Ищете Уэссона? – спросил ветеран из-за стола, остальные же прислушивались.

Нэт кивнула.

Беззубый мальчик горько усмехнулся.

– Ты знаешь, где можешь найти его, мисс? Черт возьми. Он должен быть в Сантонио.

– Эй, парень, ты не знаешь, что говоришь, – возразил Шейкс, и его лицо стало красным. – Ты не был там, ты не знаешь, куда он отправился.

У Нэт не было времени для споров. Через несколько минут Мэнни передвинет её к следующему столу, а Шейкс должен выиграть еще в следующей раздаче. Она должна была спросить сейчас, прежде чем она уйдёт отсюда. Кто знает, будет ли у неё еще шанс?

Подождав, пока подслушивающий обратиться к официантке, чтобы заказать напиток, Нэт наклонилась и прошептала:

– Послушай, мне плевать, что случилось в Техасе, я просто слышала, что он единственный, кто может помочь мне.

Она подтолкнула ему выигрыш.

– Так он сможет это сделать? Мне нужно провернуть это как можно скорее.

Шейкс отпихнул фишки, поднимая ставки на его продовольственные карты.

– Это зависит от многого. Насколько тебе везёт в последнее время?

– Это она? – спросил Уэс, вглядываясь в темноту через систему ночного видения. На зелёном экране бинокля показалась худенькая темноволосая девушка, идущая вниз по улице. На ней было длинное тёмное пальто, шерстяная шапка, надвинутая на лоб, и шарф, закрывавший большую часть её лица. Он передал бокалы Шейксу, который стоял рядом с ним на балконе.

– Да, это она, – кивнул Шейкс.

Уэс нахмурился. Ну, ты знаешь, она сдавала карты в двадцать одно – некоторым она намеренно давала проиграть. – Ты думаешь, что это правда?

– Уверен. Возможно, было сложно дать мне выиграть со всеми этими камерами. Я не совсем уверен, как ей удалось сделать это.

– Может быть, она все спланировала, – отозвался Фарук.

Малой всегда лезет, куда его не просят.

– А может, это ты слишком много говоришь, – проворчал Шейкс. – Из-за неё вы не ели сегодня эту гадость.

Фарук положил ноги на потёртый диван.

– Благодаря тому, что она дала вам выиграть, ты смог оплатить пару кредитов. А ещё на ужин у нас был стейк.

– Да, мы ей ничего не должны, – согласился Даран, беря бинокль.

Фарук отрыгнул и Шейкс поморщился.

– Она может заплатить, и бог свидетель, нам нужна работа. – Он изложил своё предложение команде ранее: ей нужен был военный эскорт, защита, чтобы пройти через страну Отбросов, также перебраться через море близ Нью-Крита. Она заплатит половину сейчас, а остальное, как только они прибудут к месту назначения.

– Она не помечена? – спросил Зедрик. – Вы знаете, мы просто так не связываемся с конченым отребьем.

– Что они тебе сделали, чувак? – раздражённо спросил Уэс.

Зедрик пожал плечами.

– Они дышат. Это неестественно, что они вообще могут дышать… им нет места в этом мире, и вы слышали, что они рассказывают… – Он вздрогнул и отвернулся.

– Расслабьтесь, глаза у неё серые, – объяснил Шейкс.

Зедрик усмехнулся.

– Их легко подделать.

– Не так уж и легко, – подтвердил Шейкс. – Я вам говорю, что с ней всё в порядке.

– Почему Нью-Крит? – хотел знать Уэс. – Там, кроме пингвинов и белых медведей, ничего нет.

– Вы знаете почему, – сказал Даран. – Наверное, еще один сумасшедший пилигрим в поисках Церулеума, она просто не хочет этого признавать.

Уэс вздохнул. Он знал, что Даран прав. Не могло быть других причин пройти полмира, кроме поисков рая. Он хотел сказать ей, что это пустая трата времени и потеря репутации.

Может быть, он мог бы попробовать отговорить её рисковать в черных водах.

Он думал о той девушке, просившей его помощи добраться до Церулеума. Джульетта хотела того же, но он ей отказал. Ему было интересно, что же с ней случилось; ходили слухи, что она погибла во время бомбардировки в Лоссе. Джулс не нравились её карты. Но он, правда, не хотел думать о том, что это значило, если она правда погибла. Но что же делать с новенькой?

Все, кого он любил, умерли или потерялись. Мать. Отец. Элиза.

– Нам не нужна эта работа, чувак. Вспомни, у нас есть еще дела в Пайле. Мы с трудом выбрались в прошлый раз, к тому же вода ещё больше испортилась. – Даран напряг мышцы, и шрамы на руках порозовели от усилия, отметины с территориального восстания.

Уэс согласился с ним. Он знал, что это такое. И даже если они пройдут через страну Отбросов, корабли корсаров будут кружить по токсическим океанам, готовые к свежему мясу, к новой партии рабов на корабле. Становилось все труднее и труднее избежать встречи с ними.

– Что тебе говорит твоё чутьё? – снова спросил Уэс Шейкса. Он доверил бы Шейксу свою жизнь.

Они прошли через многое вместе, с тех пор как стали мошенниками, особенно, в прошлом внедрении, когда их отправили туда, что правительство называет «рутинной работой полиции», а все остальные – Второй гражданской войной. Техас одним из последних отказался от подписания новой конституции и был наказан за бунт.

То, что осталось от государства, и что не было покрыто льдом, а было всё в крови, его ополчение совершенно уничтожило во время финальной битвы в Сантонио.

– Она сказала, у неё есть деньги. Я ей верю, – сказал Шейкс.

Они жили в стандартной квартире, в одной из новостроек вдали от Стрип. В общежитии при казино. Намного лучше, чем в той лачуге, где они жили раньше. Уэс посмотрел на запад, где сияющие огни казино горели в сером небе. Через несколько минут, как это бывало каждую ночь, Кабум будет играть на главной сцене Акрополя, воспроизводя огромный взрыв, который образовал огромный кратер в Лосс две недели назад.

Уэс посмотрел на часы и снова посмотрел в бинокль на девушку. Она сняла шарф, и он смог увидеть её лицо отчётливо.

– Сколько она сказала?

– Я же тебе говорил – двадцать тысяч ватт сейчас, вторую половину, когда дело будет сделано, – ответил Шейкс.

Двадцать тысяч ватт. Приличные деньги для безопасного прохода через Тихий океан. Как может скромный блэкджэк-дилер иметь достаточно средств на счету, чтобы предложить им настолько большую зарплату, благодаря которой они могут не работать оставшуюся часть года?

Двадцать тысяч ватт.

Уэс вздохнул, вспоминая о тех блестящих пяти тысячах фишек казино на столе.

В стопке было ровно четыре тысячи.

Он не крал их, но они исчезли. Карлос сказал, что стол выиграл ровно эту сумму, так где же его доля? Уэс говорил с начальником службы безопасности, и тот понятия не имел, о чем он говорит. Уэс был озадачен, но спустя время ему стало понятно, что Карлос не будет его прикрывать. Деньги закончились, и он ждал, когда Уэс даст знак действовать. Уэсу придётся найти деньги в ближайшее время, чтобы заплатить, или бежать из города.

Раньше Уэс не был уверен и не верил, что у неё хватит смелости на это, но, очевидно, он сильно недооценил ситуацию.

В конце концов, Нэт не вернула те фишки в казино – она забрала их.

Она интуитивно понима


Просмотров 180

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!