Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Вечная память! Вечная память! 10 часть



- Ах, Дапертутто! Славненький Дапертутто!

Всех ли собрал ты? Кого найдём мы?

Маски чьи? Вот Пер Гюнт и Фауст,

Датский Гамлет, Петрушка. Сам Фэб! И Бахус

Своей персоной… и вот Маяковский…

И с рожками, с рожками – Асеев-Пан!

И пропал… ушёл! Все за ним ребята!

Берите снег в совки и лопаты…

Заполним ванны! И бутылки дном

Вверх… Эй! Ребята! Даёшь РЕФ!

Маяковскому – слава!

 

Не равняйтесь на членов РАППов

(МАППов и на прочих задних ЛАППов)

С писателей-зверищ мы – посдёрнём маски!

Да здравствует РЕФ! Да здравствуют Брики!

И наш товарищ – Владимир Маяковский!

Урра! Маяковский – не хмурьтесь!

Ну что же вы!

Вот!

Выпейте! Скоро –

Новый

Год!

Трубле! Бубле! Бумс!

 

Маска Танина в чьих руках…

Нынче вальсом по линии фронта

Моей любви – пронеслась в тисках

Затитулованного виконта.

Я –

не виконт… Маскарад к лицу!

Но и сейчас – узнают по росту!

Нелепо стоять Маяком в лесу

И через сосны глазеть на звёзды…

 

Маски и Маски не видно лиц!

Мне не хватает кого-то рядом!

- Эй! Вова! Проснись! Оглянись!

Мириться пришёл я в дом!

Твой Пастернак

Борис! И Шкловский рядом!

 

- ВООН!

Я сказал ВОН! Уберите его! Уберите!

 

Трубле! Бубле! Бумс!

 

Маяковский! Он ушёл!

Маяковский – веселитесь!

Бом-бом! Бим-бом! Весь дом – вверх дном!

Кувырком, кувырком…

С но-вым-го-дом!

Маяковский – веселитесь!

Маяковский – прошу вас,

Веселитесь!

Маяковский – так надо!

Веселитесь!

Веселитесь!

Веселитесь!

- Ой, рад! Ой, рад! Ой, Рад!

Мас-ка-рад!

УРРА!

С новым тысяча девятьсот тридцатым годом!

Пьём!

Пьём!

Пьём!

 

Каменский на гармошке на-я-ли-ва-ет…

 

Под бубенцев трень

Маски прячутся

По углам.

Меняет очертанье сцена...

 

* * *

Не стать моей женой

О, ты была свободна!

Твою свободу я

Ничем не уязвил.

В свободу, «чтоб не стать» –

Поверит кто угодно.

Свободу, чтобы стать,

Проверил

Я один.

* * *

В будущем!

Может быть, меня не распознают,

Не вспомнят и имени с отчеством.

И контуры лица пожелтеют

На фотографиях, сделанных Родченко.



 

***

Маяковский – не партийный.

Маяковский – агитпроп, а не поэт.

Маяковский – попутчик.

Маяковский – отсталый.

Маяковский – исписался…

Маяковскому –

Нет!

Нет и Нет!

 

Сколько ещё вам?!..

нанижем бусины!

Поэту положена – ажурная петля!

Горлу поэта – пространство сузили,

Как говориться, пользы для!

 

Не скопил стихами… Нищему на смех,

И то,

припрятавшему в котомке.

У меня – стихи лишь.

Ими и обращаюсь:

Уважаемые

товарищи Потомки!

 

Вы – поймите,

примите,

откройте…

По снегу войду!

А снег – весенне рыхл.

 

Двадцать лет в непрерывной работе

Писал в Настоящем

За стихом поэму,

за поэмой стих!

 

И он дойдёт!

Мой стих,

в коммунистическое далеко.

Туда где я,

своё земное

не дожил!

Меня поймут!

Меня найдут потом!

И выдадут талон

На пару новых крыл!

 

У коровы есть гнездо,

У верблюда дети,

А у меня нет никого

Никого на свете…

 

Трубле! Бубле! Бумс!

 

ДОПРОСЫ[1]

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА свидетеляпотерпевшего Д. №………… 19……… г.

 

1930 г. Апреля м-ца 14 дня, народныйстарший следователь Мособлпрокуратуры

2-го участка Бауманского района г. Москвы СЫРЦОВ

Допросил в качестве свидетеляпотерпевшего

нижепоименованного, который будучи

предварительно предупреждён

об ответственности по

ст. 95 УК за ложные показания, показал следующее:

 

1) Фамилия, имя, отчество и возраст ПОЛОНСКАЯ ВЕРА ВИТОЛЬДОВНА 21 года.



2) Происхождение (откуда родом) г. Москва.

3) Местожительство г. Москва, Каланчеевская ул., д. № 4/17, кв.1.

4) Профессия или род занятий актриса.

5) Место службы и должность 1-й Московск Художественный Академический Театр.

6) Образование среднее.

7) Партийность (и стаж) б/партийная

8) Сведения о прежней судимости не судима.

9) Отношение к участвующим в деле лицам --------------------

 

По делу о самоубийстве гр. МАЯКОВСКОГО

Владимира Владимировича

мне известно:

Приблизительно

Около года тому назад,

Т.е в конце апреля

м-ца 1929 года, будучи на бегах

в г. Москве меня гр. Брик

Осип Максимович

познакомил с гр-ном Маяковским. С этого времени

Я и стала с ним знакома <…>

На квартиру к нему

Я зачастую приходила

с моим мужем Яншиным

Михаилом Михайловичем,

А в последующем бывала и одна.

Во время наших встреч мне

Маяковский неоднократно говорил,

Чтобы я бросила мужа и сошлась с ним жить, став его женой.

В первое время

Я этому не придавала особенного значения

И говорила ему, что подумаю,

Но он всё время

Был навязчив, и чтобы я сказала ему окончательно о своём решении,

Что и произошло 13 апреля тек. года при встрече,

т.е., что я его не люблю, жить с ним не буду, также как и мужа бросать не намерена.

Маяковский на этом не успокаивался

и звонил часто по телефону на мою квартиру,

заезжал, просил заходить к нему и т.д.

В последнее время, встречаясь с Маяковским,

я заметила, что он был сильно расстроен, нервничал, как он говорил,

это относилось к неуспеху его произведения «Баня», одиночеству и вообще

болезненному состоянию<…>

Причина самоубийства Маяковского мне неизвестна <…>

О самоубийстве он мне никогда не говорил, а только

жаловался на то, что у него скверное душевное состояние

и говорил,



что он не знает, что с ним будет, так как он не видит в жизни, что бы его радовало.

Показание записано верно: (Полонская)

 

Народный следователь 2 уч.

Бауманского района:

(Сырцов)

С подлинным верно: И. Сырцов.

 

* * *

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА свидетеляпотерпевшего Д. № 02-29 1930 г.

 

1930 г. Апреля м-ца 17 дня, народныйстарший следователь Мособлпрокуратуры

2-го участка Бауманского района г. Москвы СЫРЦОВ

Допросил в качестве свидетеляпотерпевшего

нижепоименованного, который будучи

предварительно предупреждён

об ответственности по

ст. 95 УК за ложные показания, показал следующее:

 

1) Фамилия, имя, отчество и возраст Яншин Михаил Михайлович 27 лет.

2) Происхождение (откуда родом) Смоленская губ. г. Юхнов

3) Местожительство г. Москва, Каланчеевская ул., д. № 4/17, кв.1.

4) Профессия или род занятий актер

5) Место службы и должность 1-й МХАТ

6) Образование среднее.

7) Партийность (и стаж) б/парт.

8) Сведения о прежней судимости Не судим.

9) Отношение к участвующим в деле лицам --------------------

 

По делу о Маяковском

Мне известно:

Маяковского

Я знал до моего знакомства только с эстрады

и из стихов.

Познакомился с ним ровно за год

До его смерти не то на бегах, не то

после бегов у Катаева на квартире

вместе с моей женой.

Как до знакомства, так и при первой встрече

У меня было мнение о Влад. Влад.,

Как и у большинства публики,

что это человек грубый. Скандальный и пр.,

Что совершенно изменилось впоследствии

при близком знакомстве с Влад. Влад. <…>

Человек в жизни «пёр» один.

Шёл упорно.

Он выносил всю работу, работу трудную,

Подчас им одним единственным

И способным выполнять.

У него не было сообщников,

помощников в ЛЕФе или в РЕФе,

потому что нельзя считать сообщн. и помощниками тех,

которых приходилось тащить за собой.

Часто В.В. говорил,

что у меня нет печати, нет рецензий, нет поддержки должной,

нет, словом, тех средств, которые помогают многим людям

расти из «ничего».

Меня больше слышат, чем читают обо мне.

И это он говорил

не из потому, что он сожалел об этом или жаловался –

нет!

Говорил просто как факт <…>

Мне казалось, что так он может работать всю жизнь

и я ошибся.

Всё стало меняться трудно сказать когда,

С отъездом ли Бриков,

или это до этого случилось,

но факт тот,

что В.В. становился не тот.

Появилась лирика, какой-то сантимент, какое-то

недовольство, стал брюзжать иногда <…>

Подошел юбилей двадцатилетней деятельности

поэта В.В. Маяковского.

Сейчас пишут что советская обществ. отметила. Может быть, отметила,

но палец о палец не ударила,

ничего не было сделано

ни «друзьями»,

кот. сейчас хотят свалить всё на любовные похождения,

ни советской общественностью.

Обо всем об этом мне говорил В.В.

Как будто это было причиной тому,

что он

разругался с друзьями, и ушёл из РЕФа и подал заявление в РАПП,

где был принят аплодисментами и единогласно

«формально», а фактически кем?

Как могло произойти это

кровосмешение?

Как можно было впрячь

двух

совершенно разных направлений.

Приняли единогласно,

потому что

ещё бы не принять!

Маяковский в РАПП!!!

Это и РАППУ придавало росту большого, а он остался всё равно один.

Постановка пьесы «Баня».

Все знают, как это было принято.

Все, кто мог – лягал копытом. <…>

Все лягали

и друзья,

все, кто мог.

А могут, в наше время любой.

Каждому дозволено плевать,

даже часто не умеющие плевать – их обучают!

Достаточно сказать, что после премьеры у Маяковского,

у Маяковского, повторяю,

потому что ни с кем этого не бывает,

так вот у него не было ни одного человека около,

рядом. <…>

Один Маяковский.

Один совершенно!

Тут начинаются просьбы не покидать,

не оставлять.

Мы встречаемся с ним ежедневно

иногда несколько раз в день.

Днем,

вечером,

ночью.

Иногда втрое

Чаще втроем,

редко он и Нора,

ещё реже

он и я. <…>

Я категорически утверждаю, что никакой любовной интрижки нет и не было.

Случилось

ужасное,

непоправимое,

отвратительное,

самое ужасное в жизни,

но вы в этом не без греха.

Обращаюсь,

может быть, безнадёжно,

но напоминаю

НЕ СПЛЕТНИЧАЙТЕ!

<…>

….

….

….

М. Яншин.

Нарслед. И. Сырцов

 

17 апр 1930 г.

* * *

Всё стало меняться… трудно сказать, когда, с отъездом ли Бриков…

- Володя стал невыносим. Я так устала! И мы с Осей решили съездить в Лондон, к маме…

(Лиля Брик – Александре Алексеевне, Людмиле и Ольге Маяковским.

февраль 1930 года).

 

ОДИНОЧЕСТВО

Меня не полюбили. Меня

Не полюбила. Ни одна.

И никто надо мной не поплачет.

Я дарил не цветы им,

Дарил стихи. Себя им.

Всего себя им. Я просил:

- Любите поэта! Милые…

Всех просил.

По одной – но каждую,

Единственную!

- Милая! Люби меня! –

Так я просил.

 

Так просил я.

Меня не полюбила.

Ни одна меня…

Ни одна…

 

Лиля… Лиля…

Любовь покрошила в рассольник,

Дала мне ложку большую – и хлебай!

Лиля… Ах, Лиля… Ты совсем не Сольвейг,

И не Беатриче, осветившая собою рай.

 

О, Лиля… тебе – меня не отмолить,

Не предстанешь Гретою перед Святой Марией,

Мол, «Фауст мой – он же Маяковский Владимир –

Грешник, конечно –

но я его и таким

любила!»

 

Лиля… Лиля… Ты – как и я…

Да мы с тобой, может, и кончим похоже.

И я ведь сам, не стану, любя

Тебя – твоим заступником тоже…

Не скажу, мол, «грешница, да, но простите!»

 

Плохой проситель я – и просить не привык.

На голое тело

надела

красный китель

И в адище кинулась Лиля Брик.

 

А мне бы и надо им всего сказать-то

Навстречу слякотному ноябрю!

Товарищи! Не троньте её! Оставьте!

Знайте!

Я

Её

Люблю!

 

Но я промолчу!

Как сейчас

Промолчала и ты.

 

Сам я

предсказать берусь –

Ни к чему Севилла!

Меня

Не выпуская из цепких и нежных рук,

Лиля

Ты меня не любила!

Лиля!

И всё-таки не любила!

 

Лиля! Но кто же меня полюбит!

Маяковский –

не величина, а нолик!

Кто же пойдёт ко мне?

На колени бы встал

Перед нею: «Ну…

Будьте моею Сольвейг!»

 

Вы даже не представляете,

Как мне нужно!

Громадный поэтище, сильный якобы…

 

Я умолял… Ну, пойдёмте со мною!

Помните? Татьяна Яковлева!

 

Нужно земное… Такое простое…

Семья.

Жена – и друг и тыл.

Любимая! Я так хотел покоя!

Любимая! Я так тебя любил!

Тата… Таточка… Таник…

 

Нет! И опять одно только «нет!»

Этим словом испишу строчку…

НЕТНЕТНЕТНЕТНЕТНЕТНЕТ

Последней были вы, Норкочка!

 

Нора Полонская! Что же, что я опоздал!

Вовремя не разглядел из высоких башен…

Опять кто-то там меня обскакал…

И молчит мой соперник, Яншин!

 

Нора! Я болею! Горлу мой голос тесен!

Вместо звуков выползает «хе»…

Горлу мой голос хехен.

Нора! Будьте вы моею Гретхен!

Нора! Заживите в моём стихе!

 

И тоже нет!

Что же вы! Что же вы!..

 

И ещё одна меня не долюбила –

Моя страна … «Маяковский слаб стал».

Ну, что же – пойду туда, где сила!

И сам себя продал в РАППство!

 

Что же! Поделом мне и по делам!

Не любите!

Одиночество холосто…

Намалюю на холст и снесу в «ДЮВЛАМ» –

Выставку:

«Двадцатилетний юбилей

Владимира Маяковского!»

 

Своё одиночество – пропишу в плакат.

Сверну его – и пóд-стол.

Мимо шагает дюжиной отряд.

А я –

тринадцатый

апостол!

 

Год 1917-ый.

Шире шаг!

1918-ый.

Ещё!

1920-ый…

Ещё, ещё!

Четвертый шаг.

И пятый…

Десятый

Двенадцатый шаг.

Год одна тысяча

девятьсот

двадцать девятый.

Ещё

Тринадцатый шаг!

Тысяча девятьсот тридцатый

Год.

Вот!

Проверь, из какого ты теста!

Курок разучивает команду «взвод!»

Глаз – выбирает место!

 

Живого места – так мало осталось…

Сердце всего лишь… такая малость!

Партия! Ты просей его через сито!

Или другой

Предмет быта!

 

Да ну, Маяковского –

в его «Баню»!

 

Меня

не полюбили.

Меня

Не полюбила.

Ни одна.

И никто надо мной не поплачет.

 

- Ааа Ааа

 

- Молись за меня,

Блаженный!

 

- Не могу молитися…

Богородица

Не велит…

 

* * *

 

ВСЕМ

 

В том что умираю не вините никого, и пожалуйста не сплетничайте. Покойник этого ужасно не любил.

Мама, сестры и товарищи простите – это не способ (другим не советую) но у меня выходов нет.

Лиля люби меня.

Товарищ правительство моя семья это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская.

Если ты устроишь им сносную жизнь – спасибо.

Начатые стихи отдайте Брикам они разберуться.

 

Как говорят –

«инцидент исперчен»

Любовная лодка

разбилась о быт.

Я с жизнью в расчете

и не к чему перечень

взаимных болей

бед

и обид.

 

Счастливо оставаться

 

Владимир

Маяковский.

12/ IV – 30

 

Товарищи Вапповцы

Не считайте меня малодушным

Сериозно – ничего не поделаешь.

Привет.

Ермилову скажите что жаль снял лозунг надо бы доругаться.

ВМ

В столе у меня 2,000 руб. внесите в налог. Остальные получите с Гиза

ВМ

 

* * *

Любит

Или не любит…

Если не любит – кончено…

Будь со мною!

Всё от тебя…

Последняя моя…

Норушка…

Нора…

Норкочка!

 

В ДЕНЬ 14 НИСАНА…

1.

- Катаев!

 

Дверь со скрипом отворится

 

- Катаев – ты рад?

 

Скажет шляпа фетр…

 

Долговязая тень прорвётся в дом…

 

- А… Вы всё-таки здесь!

Я так и знал!

Вы меня обманули!

 

- А вы – пьяны!

Маяковский!

 

- А вы… Нора!

 

Картонки… конфетные коробки… вареники… записки…

 

«Скажи ему!»

«Нет!»

«Брось его!»

«Подожди»

«Я сам скажу»

«Не смей»

«Уйди из театра»

«А ты – от Бриков»

«Подожди»

«Я устала»

«Не больше меня»

 

- Маяковский! Никак вы с Норочкой пишите совместную поэму…

- Заткнитесь, Яншин…

- В тайне от мужа… Норочка, ай-яй-яй

- …

- Ну-ну… Маяковский! Не серчайте! А можно взглянуть…

 

«Я сейчас сам всё ему расскажу»

«Не смей, слышишь!»

«Дрянь!»

«Хам!»

«Уйди из театра»

«Никогда!»

«А я ухожу»…

 

Коробки закончились… конфетки раньше… в ход – салфетки… записки-записки…

Что будете, Яншин? Коньяк… виски… карты?

 

- А что – наши дуэлянты?

- Заперлись в комнате…

 

* * *

- Маяковский… послушай меня! Маяковский!

- Отстаньте…

 

гладит по голове

розовым

рукавом кофты

 

- Да отстань ты!

 

- Вова!

 

- Уберите

Ваши паршивые ноги!

 

- Волооодик!

 

- Застрелю! Застрелю, стерва!

 

Револьвер наведён…

 

- Я

Люблю тебя!!

 

- …Норкочка,

погладьте меня по голове.

Вы всё же очень

очень хорошая…

 

Розовый румянец

Под цвет

Нориной кофте

 

- О...

Господи…

 

- Невероятно!

Мир перевернулся!

Маяковский

Призывает Господа!

Вы

Разве

Верующий!

 

- Ах… я сам ничего не понимаю теперь

Во что

я верю…

 

Уходите?

Оба?

Пойдёмте! Я вас провожу…

 

- Маяковский, постойте!

 

- Катаев!

 

- Вы совсем больны.

У вас жар!!

Останьтесь, умоляю.

 

Я устрою вас на диване.

 

- Не помещусь!!

 

2.

 

…А может… моя поэма вовсе не о Маяковском,

А, скажем, о Ван Гоге Винценте.

О, он знал самую важную цену,

Которую – заплати…

О!..

Художник,

Твой холст – огромится жизнью,

Со всех концов прорастая

Лепестками ног!

 

И ты писал брату: «Тео!

Мой дорогой Тео!

Искусство – Жизнь!

Длится… О, как всё длится!..

Это вам я говорю –

Ван

Гог,

Брат твой, Винцент.

Это я – брат твой Винцент!»

 

Так может – моя поэма о жизни.

Я только что понял,

Что-то важное понял

О поэме своей…

Длится… о, длится

Моя поэма! Я вижу впереди её начало,

Но что же – сюжет мой

Почти дочерпан.

В то утро 14-го Нисана.

Не начну писать о Винценте

И о ком бы то – не начну!

 

А уйду в катакомбы.

Хотя и нелепо…

Всё заканчивается

ещё до начала…

 

Утром 14 нисана-апреля

Нервный

Маяковский.

Полонская.

Объяснения.

Я слышу… доносятся голоса.

Вот сейчас… сейчас она уйдёт!

 

– И в театр пойдёшь?

– Пойду!

– И увидишься с Яншиным?

– И увижусь!

– Тогда – уходи к чертям!..

 

Вот… и сейчас она из комнаты выйдет.

20 руб. на такси…

 

А он – расслышит сквозь скрип двери:

 

Птица стрефил

бьётся в оконную раму…

 

- Ты кто?

- Человек!

- Зовут?

- Амадей!

- Что скажешь, Друг?..

- Амэн!

 

… О, понаделай пуговицы мастер!

Всем их раздари!

 

Выстрел!

 

Скончался!

Владимир

Владимирович

Маяковский!

 

(конец 5-й части: 19 ноября 2007 – 2 марта 2008).

 

Часть эпиложья

 

Над небом голубым

Есть город золотой

С хрустальными воротами

И ясною звездой…

 


Просмотров 256

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!