Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Вечная память! Вечная память! 3 часть



Это - я!

 

Мой приют чернокамен

Вдруг человек.

Что скажешь, друг?

- Amen!

 

* * *

Но нынче -

Ожил рисунок!

Осталась стена пуста

Когда ночь

Разверзла свои уста

Обнажив

звёзды-зубы.

 

Мой красный человек - вышел прочь!

Красный - шагает маршем!

К нашим! К нашим!

 

- Эй! Поэт! Ещё ты лежишь!

Вставай! Пора! Подъём!

Свои глупые детские сны отложи

До лучших времён! -

Красный калика кликал!

 

Но лежу, не двигаясь, я,

Точно покойник на досках!

Как хотите зовите:

Муромец. Гулливер. Маяковский

Неблагонадёжен!

Воевать не пустили!

 

- А может ты сам боишься ещё?

Лежишь, облобызав диван?

 

- Балаган!

ни!

ще!

 

Балаган! Балаган! Балаганище!

Ай-да! Ай-на!

Начнись война!

 

Анна! Анна!

Уходи не звана!

По траншее босой

Ходит Анна с косой!

 

Падали с траншеи

С Анной на шее!

 

- Соловей! Соловей!

Пта-шеч-ка!

Канаре /

ечка

Здорово поёт!

 

Ровнее!

Держим!

Шаг!

Шаг!

Шаг!

 

* * *

Матери!

Не учите детей ходить!

Матери!

Научите детей шагать!

 

Учите!

Алфавит, детки!

Наш алфавит - не от А до ять!

Наш - от Я - до ать!

 

Шагают дети! Шагают

Мальчики-с-пальчики!

Им назначили!

 

А по небу! Ты гляди!

Рыбины!

Ловят воздух стальными жабрами!

Мальчик с палочкой - впереди:

Дирижирует

Дерижаблями!

 

Стоя на горе

АЭОЭ

АЭОЭ

Руки крылья рта!

 

Маленький мальчик на дудочке

Законопатил дырочки!

На шее - ба-ра-бан!

Барабан! Барабан! Барабанище!

 

Шагают дети! Шагают!

Мальчики-автоматчики!

 

Когда ты увидишь - вот он: вчерашний юноша!

Вчерашний дед! Вчерашний француз! Вчерашний русский!

Вчерашний немец!

Вчерашний товарищ!

Вчерашний подлец и мразь!

 

Сегодня - месит грязь!

По тёмным улицам!

В лесу и в поле!

В солнце, и в ночь, и в град!

Под совьи ветра вопли!

 

Солдат - идёт!

Ружьё на истёртом плече

несёт!

На сердце - глоточек крови!

 

Ах! Разрыдается сердцем!

Русским! Французским! Венским!



Воронежским! Петербуржским!

 

Ах!.. А небо становится узким

Под вечер! Вы замечали!

 

А утром -

Вдыхают рассветы дети.

Верхом на велосипеде,

Голова укутана в каску...

 

- Мама! Мама! Расскажите сказку!

 

Испачкали дети штанишки

В руках у деток - ружьишки

Дети играют в солдатов!

 

- Мама! Мама! Не надо!

Не рассказывай эту сказку!

Она - плохая!

 

Ах!... бомбочек картофелины

Рвут картонные домики

Надвое! Натрое!

 

И неровно копытами цокая,

Выскакивают конники

На задней стене экрана.

 

Пианист играет - трынь! брынь!

Озвучивая взрывы пороха!

 

О, как волнующ ужас войны

Из зала синематографа!

 

У серого неба в подкладке просинь

- Мама, а что это, - мальчик спросит... -

Разве такое бывает небо

Синее-синее...

мама обнимет сына...

 

- мама... а зачем у тебя усы?

нет.. я не хочу...

не держите... не надо...

 

Старый прапорщик плачет над мёртвым лицом солдата.

 

Кононада застрочит в небо.

Была просинь - и вот нет её!

рота солдат идёт маршем!

К нашим! К нашим!

 

немцы шагают... Айн! Цвай!

Русские... Раз! Два!

Немцы бегут... А-а-а-а...

Русские бегут... А-а-а-а...

 

Мельница - прострелянные рукава

Распахнула...

 

В утробе нет ни зерна, ни хлеба,

В иссохшей груди - молока...

 

Лишь чей-то

буззубый дядя смотрит в окно уныло

И там

в колодцах кем-то забытых калош



Лопает с бессильною силой

Пузыри

жёлтый дождь.

Ах... Да, начхать на уместность

Иди поэт! Выступай и пой!

Зарабатывай себе известность,

Приправленную войной!

И не бойся!

 

И ничего не бойся!

 

- Я буду как ты! Папа!

- Ты будешь прямей и выше!..

 

* * *

Вот я приехал к тебе!

Город поэтов и проститутов!

Эй! Вот он я!

Дрожи! Санкт-Петербург!

 

Помнишь ты? Пару лет назад

Я кричал в толпу: "Эй! Вы!

Расступитесь! Балбесы!"

Вперёд! Мой Верный друг, Россинант!

Питер - стоит Москвы!

Париж стоит мессы!

 

А Нынче - всё стало проще и площе!

И город Питер - потеряет в надбровьи "Санкт-"

И вынет "-бург".

И я стою

Перед синего неба куполом

Будто

Недосчитавшись в себе чего-то...

 

Довольно!

Хватит пускать слюни!

Иду, улыбаясь!

Молод. Силён. Непрошен

Иду! Куда мне и надо!

По улицам

переставшего быть святошей

Петрограда!

Дерзкий и юный!

 

И в страхе вспомнит Париж

Кто был Артюр Рембо!

 

Собака бездомная лижет

Кость.

Ворочась клубком.

 

Простите! Я сегодня без фрака!

Сидите зрители! Поэт ты! Буржуй ли! Вор ли!

В кафе "Бродячья собака"

Стану вам костью в горле!

 

Спокойно!

Я - Маяковский!

Я буду читать стихи!

 

Вам!

Привыкшие над шуткою плоской

Гнусливое отпускать "хи-хи"!

 

Я прочитаю... О чём? Ну, да!

Война! Обычная нынче тема!

В чаду - ананасовая вода

На стенки графинии напотела...

Стихи о войне читаю где

Накурено. Напито. Воздух матов...

Ах... выступающий не кадет,

Ах... и фамилия не Ахматов!

 

Вот им бы проще, вот им - звончей,

Охотней внимали им бы...

"А этот выскочка, кто он? Чей?"

Над головою нимба

Не проросло, и иных рогов...

 

Читаю!

Слушайте, дети!

Без ног остался солдат Петров!



Вы - веселитесь! Пейте!

 

Как грозен и грузен стал ваш вид!

Подняли зады с диванов!

"Кому грузин это говорит?"

 

- Вам!

Проживающим

за оргией

оргию

Имеющим

клозет и ванную!

 

Фигуры застыли, и замерло "ох" и "ах",

И руки мужские, собранные в кулаках,

Господ джентельменов. И молодой поэт

На спинку стула, будто на парапет

Моста вскочивший влюблённый

Или самоубийца...

Застыли бокалы, и чьи-то руки, и чьи-то лица

Застыли...

 

Раз! Два! Три!

Отомри!

Старуха, на юношу пялясь старинным лорнетом,

Сказала вдруг:

"Не на том, не на том, молодой человек, решили вы стать поэтом"...

 

Ба-бах!..

Фотограф хлопает вспышку!

 

* * *

Стал поэтом!

Ничего себе!

И по мне источат восторги!

 

* * *

Недавно

робко подсел в кафе

Юноша скулощёкий

Ко мне!..

Мальчик

С губами пухлыми,

Взглядом оленьим,

И грудью лани,

И сердцем рыси -

В кого ты влюбился,

Борис, в какого поэта?

В Маяковского?

Лучше бы в Оскаруайльда.

Он был бы с тобою нежен.

А я вальяжен,

И чуть натужен с тобою...

 

О, взметнется

И твоих стихов стяг

Над клоакой

Древнего Рима.

И останется

Сам Луи Пастер - наг!

Чтобы только

Быть тебе в рифму!

 

* * *

Мать ты честна!

На дворе весна!

Колька, друг!

Что сидишь, зевая?

Давай сыграем во что-нибудь!

 

- А во что?

 

- Да хоть во что!

 

Вот что!

Давайте играть в трамваи!

- Как это?

 

- Видишь,

трамвай заворачивает из-за угла...

Скажешь номер?...

 

Трамвай. Заворачивает из-за угла.

Блестит нержавеющая игла

Адмиралтейства...

Безглазый Марс,

На лицедейство твоих полей

Мчатся ратники!

Кто быстрей?

 

Мчимся колонной тонких и толстых

Кто на сидениях, кто - на козлах...

Эй! Не зевай!

Дай руку - лезь!

Мчится трамвай,

Все мы - здесь!

 

Ах! Ну какая игра! Смотри-ка!

Горький - в кондукторах,

В дураках -

Блок!

Северянин - в инвалидах!

Место болезному! Ножик в бок!

 

И среди этой мешанины

Маленький мальчик, разиня рот.

Смотрит как быстро металл машины

На рельсах свой набирает ход!

 

Громко выкрикнул наудачу:

- Горький! Едемте к вам на дачу!

 

Ах... а потом закричал подряд!

- Чуковский! Пойдёмте играть в бильярд!

- Анненков - нате покер!..

- Блок!..

 

- Маяковский! Я вижу номер!

Второй! Видишь? Я угадал!

Так что ты там говорил про Блока?

 

- Эх! И дурак же ты, Колька!

 

-Эй! Что ли мы не играем в трамваи?

 

- Да! Допелись до трали-вали!

Потерпел бы немного!

А то - "Маяковский! Второй! Второй

Номер!"

А потом ещё: "Что ты

там говорил про Блока?"

Ладно! Пошли домой!

Товарищ Колька!

 

Ты знаешь? Я напишу поэму!

Я буду первый номер!

 

* * *

По русски скажу.

Язык грубей.

Но что ж -

Не умею на идиш!

 

Мои шестдесят

И пять рублей -

Законный

Карточный выигрыш!

 

Не жалься! Абраша!

Не хмурься зло!

Сегодня - карта наша!

Вчера, ты помнишь, тебе везло

У Брони, играющей вальсы...

 

Пока я проигрывал в прах и в пух!

Девица с куском мармелада

Во рту - внимала читавшему чинно вслух

Стихи свои Аминадо...

 

Вот тоже ведь - и он поэт!

В реестр его запишешь?

Меня не надо! Ты лучше мне

Отдай положенный выигрыш!

 

Я не поэт, я шулер и хам!

Меня не напишут в святцах!

Зато, ты знаешь, я завтра дам

Обиженному - отыграться!

 

Вчера - я волос, я тетива

Натянутая Домоклова

Меча...

не порвался едва-едва,

А нынче лежу в Куокале!

 

На даче - Чуковский, и чай, и я,

А в бухточке у залива,

Лодочка чья-то отчалила

тихо...

 

У финнов спокойнее, чем среди

Семейства страусов Эму!

 

Никто не знает - в моей груди!

Живая -

жива поэма!

 

* * *

Поезд. Рельсы. И рельсы. И рельсы.

Дело было в Одессе!

Ты вышла ко мне сама!

Но я - забыл твоё имя,

Но первый слог был "Ма".

Я вспомню... но точно не Эмма...

Из меня. Струями из меня

Вырыдывается поэма...

 

О тебе! О тебе!

Моя Анна.

Ева.

Даша.

И Владимир - тоже немного Евгений,

У которого утонула Параша...

 

Да мало ль имён у Офелий?

 

Влюблённый в тебя -

Не важно кто он!

Гражданин -

Или всё ещё

Королевский подданный. -

 

Его

Раструбы

растопырь штанин.

Ты найдёшь под ними облако,

Простое светлое облако

Из того, кто в тебя влюблён...

И у меня есть одно такое...

 

Бился бы лбом

по лбу колокола!

И в горле моём не осталось бы крика!

Но на всю округу - сплошная Куокала

И тихо...

Вечные финские рыбари -

Пасынки девственной девы Природы -

Зажигают в лодочках фонари

И веснушками расплываются в хороводы...

 

Пароходы гудят...

По утру гудят пароходы...

Проснулся. Встал. Оделся.

Одесса, где ты моя Одесса...

И ты моя, та, чей не помню имя...

Маета одна от Оби до Крыма.

А я - невыносимо красив.

А я - одинокий невыносимо...

 

Наполеону рисуют на карте Неман...

И я рисую: вот я! А это - моя поэма!

Я выхожу с ней гулять, как с собачкой.

Каждый вечер в час назначенный,

И нет во мне меланхолий блоковых,

Шагами смеривая Куокалу.

 

Иду не в скит я замолить грехи!

Я поэт! Я шагаю

сочинять стихи...

 

Красивый и двадцатидвухлетний!

 

Губами - в кровь исцелую калину.

Ногами -

в слёзы истолку росу

Я жизни своей перешёл половину!

Всё точно:

ищите меня в лесу!

 

О, финский лес - облысел, осопливел,

И плешью блестит неухоженный пляж.

И вьются рассеянно веточки ивьи

Неровной кудрявостью скомканных пряж.

 

Я в детстве

плакал над следом лисьим -

Лисёнок маленький - хромолап...

В лесу и мне не приходит писем,

И даже тощеньких телеграмм...

Папа!

Я не полюбил, простите!

Папа!

Как солнца не полюбит крот!

Ах! Папа!

Вы видите! Ах, смотрите!

Мышь... над дымом летит болот.

 

Там примерещится всадник медный.

 

Вечереет.

И намедни -

 

Мыши

Перелетели в машины.

Ангелы -

В Англию...

 

Мама! Мы слишком много грешили!

Мама! Но и мы в Евангелии!

 

Над нами заплачут...

Хотя бы заплачет

Прачка там или кухарка...

Нашёл её, отогрел, прижал к себе

Обцеловал жарко-жарко,

Сделал своей королевой!

Будь моей Катериной, Марфушка!

Я - Пётр Первый!

 

Ах! И корона тебе к лицу!

С кем же сбежишь ты, моя невеста!

Босая - шла от венца в лису!

В полуслепую лисицу леса!

 

Боль...

 

Видишь? Ты видишь? Мой Россинант!

Там вдалеке посреди болота

Бронзовый дыбится Истукан!

Всадник! И будто зовёт кого-то!

 

Ах! Не оплакан последний царь!

Император-самоназванец.

Право имею я или тварь

Перед тобою, воздвигшим палец...

 

Нынче - останешься без корон.

Не император, а Питер-мельник!

- Кто ты, - спроси!

Я отвечу: "Он!

Всё же догнавший тебя Евгений!"

 

- Дальше распрашивай: "С чём пришёл!"

Я нагловато: "да вот, Петруша!"

Чёрной картошки принёс мешок!

Хочешь картошечки?

На! Откушай!

Мёртвые головы из мешка

Перед тобой уложил на блюдо.

 

Ах... а на даче - клозет и шкап!

 

Ах... а Мазепа - царёв Иуда!

 

Головы... головы... по одной -

Больше и больше их! Целый город!

Новый Петрополь! Вот он твой!

Этой картохой

не насытишь голод!

Царь! Ненадёжен горы уступ!

Царь! Петербургу-то быть пусту!

Помнишь пророческое проклятье!

 

Утром стоять бы нам на мосту...

Бледная лилия на кусту...

И царь во Евгениевых объятьях!

 

Ах... На какой-то из здешних дач

Репин срисовывал наши лица:

Ты - тихо плачущий царь-палач,

Грозный и жалкий сыноубийца...

 

Я - твой царевич, и я твой сын.

Папа! Ах! Я бы тебя оплакал!

Нынче - в лесу не достать росы...

Да! И поэтов сажают на кол!

 

Папа! - Кричу из ночи Петру!

Папа! Мой Папа! Мне нет здесь места!

Папа! Зачем же я по утру!

Снова топчу позвоночник леса?

 

Папа! Какой мне пойти тропой?

Тихо зверею от их количеств!

Ах... Но забрезжило над одной

Светом накаленных электричеств!

 

У-о-пан-це! У-о-пан-це!

По-за-будь-те-об-отце!

Посучите ножками!

Постучите ложками!

Ся-дем-те на корточки!

Сверху гадят бомбочки!

 

Колокола плавь,

Да разлей по чушкам!

Жарь! Жарь!

Эй! Копти – пушки!

 

Немое «авва» твоё

в губах иссохлось -

Что недопитая

отрава,

Подсыпанная в вино!

 

Эй! Кто здесь правил!

Павел! Павел!

 

По воробьям ты

Палил из Пушки!

Безумству храбрых

Поём частушки!

 

Ты –

глаза свои в небо впялил.

Ты –

продираешься сквозь кусты

Тогда –

Дон-Кихотом был царь-Павел.

Теперь –

Дон-Кихотом будешь Ты!

 

Палил из Пушки

По трём крылатым...

Споют частушки

Безумству храбрых...

 

- Эй! Кто здесь Правил?

- Павел! Павел!

 

Звонили пушки

На день венчанья.

Безумству храбрых

Споют молчанье...

 

Над нами заплачут...

Хотя бы заплачет...

прачка там...

Или кухарка...

 

* * *

Обнял бы её и обнюхал -

Мордой собачьей в незабудкино тельце

Уткнулся бы...

Лепестки её гладя ухом,

Выскуливал бы тихо: "Эльза!"

 

Эльза! Эльза!

Куда вы меня ведёте!

Дом говорите... небось старинное кресло,

Да в кружевах скатерть...

А кто там живёт? Сестра!

В квартирках маленьких -

так неуютно и тесно мне...

К тому же... Эльза! Знаете?

Я не доспал с утра!

 

Поэма... Носит меня и к тем и тем!

Знакомиться хочет! Гогочет! Болтает без умолку

Стихами моими!.. А я рядом с нею - нем!

Я просто рот поэмин!

 

Эльзочка!

Вы узнаёте знакомые двери?

Сильнее стучите!

 

Слышите - в замке повернули ключи!

 

И что за шутник на меня

Света ведро вылил?

 

И голос эльзин: "вот эта моя сестра..."

И твой голос:

- Здравствуйте, Маяковский!

Я - Лиля!

 

 

* * *

Зубами лобзаю

Плечей твоих подбородки.

Нежный и кроткий щен!

Кисонька! Не уходи от меня за лодки!

Не надо от меня за лодки!

Для тебя - останусь ни с чем...

Ни стихов не хочу я ни крыльев...

Но повторять каждый час и день...

Я люблю Лилю

Я люблю Лилю

Я люблю Лилю

Эл. Ю. Бэ.

 

Вымахал

Господи -

Большой и красивый!

А я -

глупенький кроха -

Адамом

Подбежал бы к Нему и спросил:

Что такое хорошо,

Боже!

И что такое плохо?

 

Мне Он - тебя пригрел на груди.

И вывел.

И любить велит!

 

Присмирел я!

Прости мя, Господи!

Отдай мне мою Лилит!

 

Мою Лилю!

 

Нежная!

будешь моей ты!

Неважно!

Чьей была раньше!

Нажми!

Пальцами на волшебной флейте

Позвонков моих клавиши!

 

И играй... играй...

 

- Лиля!

Будьте со мной любою

Гамлетом не спрошу:

"to be or not to be?"

Я тебя огорошу своей Любовью

И как Бог тебе велю: Люби!

 

Лилечка! Лиля!

Пречистая!

 

Тело своё

В объятия мои

Бросила

 

Лилечка!
Мне другой не надо Марии!

Ты тоже -

жена Иосифа!

 

Вот он входит,

еврей обрусившийся,

Гладит тебя. Садится рядом...

А на меня -

С самых высот обрушивается

Ревность

Ниагарским водопадом!

 

Но я - ничего не скажу ему!

Даже любезничать силюсь...

А сам - крик в беременном рту зажму:

- Лилю!

Я Люблю Лилю!

Лилечку!

 

Ты - в его перешла из моих,

А я -в объятия улицы...

Ночь. Гостиница. Фонари.

Проститутки... Пьеро... Распутница с красным бантом...

 

А я всю ночь о тебе говорил

С первым встречным Дантом!

 

Ружья побрасав,

На поле солдатики

Бабочек руками ловили...

 

Когда на небе

На синенькой глади

Вытканный образ Лилин

глядит...

 

Ах... не стращайте меня!

Война! Война! Война!

А я -

не знаю жутче тыла!

В котором нет бомб,

но есть одна она,

Та,

имя которой Лиля!

 

Милая!

Дай прижаться к тебе!

Милая!

Дай губы!

Лилечка!

Я люблю тебя! Лиля! Лиля!

Л.

Ю.

Б!

 

* * *

От любови - скрыться по кабакам...

От неё - в объятья пиковых дам...

К поэтам, блядям,

интеллегенции,

К рассказам о развалинах Греции

Ко всему... ко всему...

 

Прилизанный мальчик в лаптях...

Румяное созданьице Клюева...

А... Ну, его!

 

Что! Тоже читает стихи! Бр-р...

Кудряшки-стружки...

 

Плевать! Сегодня ночую среди этих мымр!

- Налейте что-нибудь в кружки!

 

От тебя подальше! От глаз твоих!

В марево ночных веселий!

 

Что, шкетик! Дочитал свой стих?

Как звать-то тебя? Есенин?

 

А что разоделся? Пигалицей деревенской?

С открыточки что ли взялся?

Нет, брат! Лжёшь!

Совсем не по крестьянски!

В городе - мужики

Переходят на пиджаки!

Драться?

С тобой?

Мне да и драться?

Смешной шкетик...

Иди... Под крылышко Клюево...

Вот надо же... у неё забыл

Моё последнее курево...

 

Эй! парень! Держу пари!

Пройдёт год - и ты снимешь свой парик и лапти!

Как ни крути!

 

Эх!.. глаза мои

со слезами моими

в кружки по одному вылью...

 

Всё повторял... повторял и пил... и пил...

И повторял... Лилю... Я люблю Лилю... Я люблю Лилю...

 

* * *

Моя маленькая девочка.

Танцует.

Я губами к шарманке приник.

И вращаю ручку её шкатулки,

Будто перелистываю дневник...

 

Я читаю историю одной юной

Лили, танцующей на стекле.

Но черные буквицы перетекут в руны,

Начертанные веточкой на земле.

 

Я ничего не прочту, не имея права,

Но имея талант Бетховена быть глухим.

Я разучусь совсем,

и совсем коряво,

Как гимназист, начну сочинять стихи...

 

Моя маленькая девочка. Танцует...

Она из парафина и шёлка.

А я смотрю на неё и тоскую,

Из окна своей школы...

 

О, Лилит ты моя, Лилит...

Не пиит-то я, не пиит...

 

Сбросил всё с себя я в речку Лету...

Лиличка! Знаешь? Кого я для тебя предал?

 

За меня припомни ты, как её звали...

Она мне мерещится всё ещё по ночам.

Что-то из детства... я мальчик маленький-маленький...

И Она... И мельница... И какой-то храм...

 

Настежь окно распахну!

На себя -

Весь свет вылью!

Лилечка!

Я люблю тебя одну!

 

Лилю!

Я люблю.

Лилю!

 

* * *

Зал заполняется голосами.

Дамы и барышни, и господа,

И Маяковский. И его провожатый...

Отложены зонты и шляпки...

Вынуты монокли из сумочек.

Сегодня выступает Шаляпин.

Обладатель голоса лучшего

В России.

Так странно - Маяковский в театре!

Без своей Лили и её Осипа.

 

- Ни черта не понимаю в ариях,

Но кое-что смыслю в голосе!

Ну что же! Послушаем Федю Близко!

Что у нас нынче за опера!

А! Царь Бориска! Слыхал про такую!

 

Но тише...

тише...

Играют!..

 

- Ну что ж вы!

Что ж вы идолами стали!

Живо!

На колени!

Пристав окрикивает народ. И вот -

Хор запел нехотя:

"На кого ты нас покидаешь,

отец наш!"

 

Бориску на царство зовут!..

 

Вот выходит царь!

Так вот ты какой - Шаляпин!

Так вот он,

голос какой!

Поёт:

"Скорбит душа. Какой-то страх невольный..."

И я, вслед за царём,

И у меня невольный...

 

Поэта сыщет страх!

Я здесь! Я царь!

И я - детоубийца!

 

- Простите! - кричу,

Но не простится

поэту ничего!

Народ -

безмолвствует!

 

Смотрел на злые лица,

Искал твоё...

Я знал, оно добрей...

 

Но где оно,

Мария!

Я вспомнил! Нынче вспомнил!

Как звать тебя...

 

Но Лиля... Лиля!

Лилечка!

Ты знаешь, она здесь не причём!

Лилечка -

Ни в чём не виновата...

Прости её...

 

Дон!

Дон!

Дон!

 

Колокола!

Бориса повенчали

на царство!

 

Я царь, я не поэт...

Иконы лобызая

Оклад, в котором лик любимой,

Стою и вижу

Обо мне сказанье

Дописывает старый Пимен.

 

И всё предрешено!

 

Поёт. Поёт Шаляпин.

Царя Бориса!

 

- достиг я высшей власти

Шестой уж год я царствую спокойно,

Но счастья нет моей измученной душе...

 

Смотрите - каково: живой покойник.

Я не хочу как он. Я разгонюсь!

Я выскачу! Я выскачу!

Из сердца -

Не выскачить. И без неё не смел б...

 

Ведь там она!

Лиличка,

Ты навечно в моём сердце!

Среди пушистых верб,

Встречающих тебя в Йерусалиме -

Заветном месте раненой души

моей...

Но и по ней -

в какой-то день ещё отслужат мессу...

Над сыном той, о ком не вороши...

 

Так плакать хочется... так плакать...

 

-Аа... аа...

 

Раздался плач со сцены -

Погляди!

 

Юродивый!

Что скажешь? Друг Николка?

 

-Борис... а Борис!

Обидели юродивого

Аа.. Аа..

- О чем он плачет?

- Мальчишки отняли копеечку.

Вели-ка их зарезать.

Как ты зарезал

Маленького царевича

- Молчи дурак! Схватите дурака!

- Не троньте!

Молись за меня.

Блаженный!

- Нет Борис!

Нельзя... Нельзя Борис!

Нельзя молиться за царя Ирода!

Богородица не велит!

 

Так ласково глядела на меня,

Тогда мальчонку - светлая Мария!

В бреду, как меч, я книжный том обнял

Мигелем сочинённых приключений

О Дон Кихоте... Так тепла постель

От жара сердца детского. И жара

Мерещившихся глаз Святого Лика

Больному мне... и мельница... и храм...

В который я, в бреду, вошёл как витязь -

В одежде воина да обнажив свой меч...

И в рясе дед сказал мне: "Вот и вы здесь"...

И терпкий запах ладана и свеч...

И Лик Её! И Свет... Я вдруг заплакал -

И оттого - проснулся невпопад.

И мама охала... а мне хотелось в драку!

А на Рионе - злился водопад...

Всё сбудется!

 

Я выздоровел скоро... поистёрся


Просмотров 241

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!