Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Вечная память! Вечная память! 2 часть



Пуховый! Оренбургский!

 

- Да отстаньте вы!

Мне не нужно!

 

- Сыч грубый! А ну пшёл отседа!

 

- Растопырьте детки ушки!

- Пораскройте шире глазки!

- Медяки кидайте в кружку!

- Нынче – начинаем сказку!

 

- Здравствуй, почтеннейшая публика!

Ой, смотри кто идёт! Никак Петрушка в колокольчиках!

- Эй! Петрушка! Куда путь держишь!

- В Питербурх иду! В цари подамся!

- Так ведь есть там царь! А ты не красный, случаем?

Может, большевик? Так я тебя метлой!

- Ты метлой, а я дубиной! Вот тебе! Вот тебе, собака! сукин ты сын!

- Эй! Ай... больно... больно же! Эй! Околоточный!

- Что тут у вас?

- Петрушка безобразит!

- Дубиной об меня, а себя царём величает, какой он такой царь с дубиной?

- А Царь Петруша с дубиной! Али не слыхал? Что? Соскучились голубчики? По Петру царю?

- Ты что же болтаешь? В тюрьму захотел? Вот тебе! Вот тебя!

- Ай! Ой! Спасите, поможите! Ой! Бедная моя душонка колокольная! Не хочу во цари!

Я лучше стихи засочиняю!

Ходит женщина в вуали,

Слышен громкий топот,

Я вуали открываю,

а там!

Не лицо, а...

о-па! Эх-ма!

вот какая женщина!

У меня есть пистолетик,

В пистолете дульце!

Не ходите ночью девки

По безлюдной улице! Э-эх!

Эх! Хороший я поэтик!

Колокольная душа!

Вы подайте дяде дети

За стишочки полгроша!

Анечка моя милая!

Приходи, красивая!

В фонарях стихи –

Ке-ро-си-нят-ся!

Ночевать пусти

Во гости-ни-цу!

Укушу не струшу!

Не серди Петрушу!

Ночью сапоги начищу!

пульку вставлю в дуло!

У меня есть кулачищи

И большие скулы!

-Милая моя Анечка

Зовёт девку Ванечка!

А Петрушка-то Аню -

укусил за бок!

На плечо поставил,

В лес поволок!

Эх, жарь! Эх! Парь!

Балаганий царь,

Петрушка идёт!

Начинай хоровод!

- Я – вот! Эй! Поп!

замоли грехи!

Люблю ж я, чорт,

сочинять стихи!

Ой! Душа моя стихия!

А на сердце вишенки

Понесу свои стихи я

Для любимой в пригоршни!

Гудёт

Балаган!

Балаганище!

А в углу –

чумодан,

чумоданище!

 

- А ну-ка убери!

- А я не уберу!

чумадан, чумадан, чумаданище!



 

Чумодан стоит – сбита крышечка!

Да торчит желта лист-афишечка!

 

- Ой! Смотри-ка –

Петрушку накалякали!

С колпаком кривым да с бубенцеками

А подписано...

ты глянь-ка

Не по-нашенски! по-неметски!..

 

- Ой ли? Зачем Петрушка немцам!

- А, моть, возили балаганчики!

- У них свово добра!

- А вон! Спросим у мальчика!

Эй! Студент! Подь сюда!

Не прочтёшь, чего здесь понаписано!

 

- «Петрушка», Париж!

девятьсот

Одиннадцатый год!

 

- Ишь, гляди! Прошлогодная!

Хранцузская!

 

- А здеся откуда?

- Кто-то стибрил, поди!

 

- Студент! Погляди!

Может там ещё чо есть?

 

- Написано: русский балет «Петрушка», солист - какой-то Нижинский...

- Мужик знать! Не жинка!

- Э! Врёшь! Баба поди!

В балете – женщины пляшут!

Ых! Красивыи!

Сюды бы мне одну барелиночку!

Как сплясали б мы с ей, под картиночку!

 

- Ага! Балерину да в балаган!

- А чо! Пляски и там и там!

 

Чумадан! Чумадан! Чумаданище!

- А ну-ка убери!

- А я не уберу!

Балаган идёт, да балаганище!

 

По дороге босой

Ходит Анна с косой!

Эх ма! Эх па!

Растунцуй гопака!

Растанцо-вы-вай!

Балаган!

Балаган!

Чорт купил наган!

Стрелял во цыган,

Да попал в кафтан,

Прострелил карман!

Э-эх!

Жарь! Жарь! Жарь! Жарь!

Никого не жаль!

 

- И души моей бывшую целость

Грязнорукие черти, смеясь,

Разорвали, как девичью целку,

И пустились в безудержный пляс...



 

- Жарь! Жарь! Жарь! Жарь!

Никого не жаль!

 

- А один – был чертенок толковый,

Затолкал моё сердце в мешок,

И продал он меня за целковый

Торгашам, да утёк наутёк.

 

- Балаган, балаган, балаганище!

расстегай пошире карманище!

 

- Те – разбили меня на кусочки,

И прилавки заполнили мной,

Слух прошёл среди них, будто очень

Души ныне товар ходовой...

 

- Жих! Жих! Жих! Жих!

Покупай ножи!

 

- Я, конечно, душонка не слишком,

Так себе, вся в болячках душа,

Но пойду на заплатки детишкам,

На штанишки для поп голышат...

 

- Балаган! Балаган!

Держи шире карман!

 

Кто зовёт Ивана

Из дыры кармана?..

Анна! Анна!

Уходи не звана!

 

Выйдут ночью в стужу

Ваня да Петруша!

И пойдут в обнимку

Потеряли жинку!

Где моя Нюшка?

Плачет Петрушка!

Где моя Нютка?

Плачет Ванютка!

Эх! Душа моя колокольная!

Вынимай потроха!

 

- Чепуха! Чепуха! Чепуховина!

 

По дороге босой

Ходит Анна...

 

- Стой!

- Стой, кому говорять!

- Всем стоять!

- Не выпускать никого!

 

- Двадцать шесть!

- Фараоны каплюжные!!

- Суки Лягавые!

 

- Ишь смотри-кось, побежали жулички!

Ну! слетайте голуби!

 

- А чё здесь рыщут?

- Моть убили кого?

- Ой, гляди, уходит студентик-то!

А с ним ещё один!

- Из политических будут!

- Бомбисты?

- Да пёс их знает!

 

За мной! Товарищ!

Пройдём сейчас

Дорогой,

мне известной!

Дорогу знаю, как Отче Наш

Напополам с Марсельезой!

Полицией полон

Кутит балаган!

А, знаешь, товарищ, я бы

Дал б каждому в руки цветной барабан

И клоунский нос наляпал!

Вот так бы им было

играть хорошо

Средь куколок

Скоморошьих!

Не станут больше стращать народ,

Пойдут веселить прохожих!

 

Балаган! Балаган!

Жих!

Жих!

Закричу городам:

- Жив!

Жив!

 

Руки по сторонам,



А лицо - к солнцу.

Родничком глаза потекут!

 

- Чёй-то расчувствовался ты,

Часом не поэт?

- Чуток совсем... Ну вот, сюда вам,

Здесь распрощаемся!

- Ну, прощай товарищ!

- До свиданья!

- Хочешь совет?

Забрось ты

Лабуду эту со стихами,

Отвлекает!

- До свиданья! Удачи в деле!

- В общем деле!

- Да! В общем! В общем, пора мне, до встречи!

- Ага!..

балаган, балаган

держи шире карман

кто зван, кто не зван...

- Хватит! Набалаганил!

 

* * *

Пришёл домой.

- А что без гостя?

Налетели дружно

Мать. Сёстры.

Махнул рукой,

А те видят: злой,

Ну и не лезут ко мне.

На том спасибо!

Сижу. Один.

 

 

* * *

Вылепил из глины

Человечка

В красную раскрасил

Краску.

 

Что это так толсто?

Что это так скользко?

 

Это речка!

Сделай первый шаг!

Выйдет не сразу!

Не бойся упасть!

Раз!

Два!

Ать!

 

Речка это твёрдо

Речка это гладко

 

Сделай шаг

Прояви упорство!

Шаг!

Шаг!

Шаг!

 

Вот идёт мой человек без имени!

Красный человек идёт без имени!

Красный человек – идёт шатко.

Тень человека – чёрная перчатка.

 

Красный человек идёт по речке,

Не нужно ему ни шеста, ни посоха,

Красный вылепок очеловечен,

Идёт по реке, но посуху.

 

И я – человек: руки, ноги и др.

А на голове – цилиндр!..

 

- Эй!

Кому покажешь первый шаг,

а?

- Ых!

А ты кому первый стих?

Им?

 

Первая рифма: кровь – любовь

Вторая: Трезор – рессор

 

Раз!

Два!

Шаг!

Ать!

На-

чни

ша-

гать!

 

- Братцы!

Что же делается тут?

 

Мой красный выделок

Отсчитывает мне –

Вы видели? –

Шаги мне – поэту-детине

Отсчитывает глиняный

Комочек,

который

Я обозвал человеком!

 

- Раз!

Два!

Слог!

Слог!

Да!

вай!

сти!

шок!

 

У красного человечка – в руках хлыст,

Красный человек – цирковой артист,

Я – цирковой лев,

Я – прыгаю через круг...

 

Первый стишок покажу вам

Первый стишок расскажу вам

Первый стишок прорычу вам

Первый стишок расскажу всем

Первый стишок прорычу всем

Всем Вам!

 

Лев! Лев! Цирковой лев!

Вел! Вел! Йовокриц вел!

 

Я велел вам – слушайте!

Послушайте!

Если звёзды...

 

Красный человек доедает рыбу,

Красный человек сплёвывает кости...

Красный человек осклабился – улыба!

Красный человек отвешивает поклон!

Номер со львом –

Завершён!

 

- Эй! Цилиндр! Что встал, стих?

Кому показал ты свой стих?

Первый кому б показал?

 

Шаг!

Шаг!

Шаг!

Ах!

 

Глиняный человечек раскрошился в моих руках!

 

* * *

Мама, мама... я ещё не понял,

Не понял как это, быть поэтом

Мять слова. Своими руками

Приделать им крепкие крылья нежно...

Летите по ветру!

- А можно?

- Да, конечно!

Я постою за вас!

Так говорю им. И стою твёрдо

На своём. За своих!

Он летит, мой стих, он уже выше крыши.

А я Атлантом увязну в болотной жиже...

Но руки мои помнят небо.

Мама! Мама! Я нынче узнал, как это – быть поэтом!

 

И голос слышу!

- Ничего, малыш!

Вымахаешь!

Вырастишь!

Воспаришь

Над болотами...

 

Мама, я кажется, знаю, кто это!

Мама, я кажется знаю!

 

Я – Маяковский, Я – Владимир, Я – поэт, мама!

Мама, ваш сын прекрасно болен...

 

Мама, скажите Люде и Оле!

Мама – Марии не говорите...

 

Мама, всё уже решено!

Другого выхода нет!

Я – поэт!

 

- Сына, у нас погасла лампа!

Залей керосину! Встань на лавочку!

 

- Хочешь, я подарю тебе каплю солнца, мама!

Новую электролампочку?

- Да куда ж мне её?

 

- Мама, ты знаешь, кто твой сын?

 

- Ты - Вова. Лей, лей керосин!

 

- Я – поэт! Керосин – сам я!

Зажгу сердца людей глаголом!

 

- Вовушка ты мой, глупый Вова!

- Мама ты моя,

Глупая товарищ мама!

 

* * *

У меня есть друг, у тебя есть друг, у него есть друг!

- У моего друга – на штанах заплатка!

- А у моего – на щеке лошадка!

- Настоящая?

- Нет, нарисованная!

- Мой друг – деревенский плотник, а кто твой друг?

- А мой друг – Давид Давидович Бурлюк!

Он художник! А ещё поэт!

- А ты кто?

- Маяковский! Поэт! А ещё – художник!

 

* * *

Живёт человек – у него сто рук

И лишь один стеклянный глаз

Его зовут Давид Давидыч Бурлюк

Он сел на тарантас

И поехал покупать кисти и краски

В магазин кистей и красок.

Он сейчас соберется и что-нибудь нарисует!

Ух, он вам сейчас такое понарисует!

 

Он толст и грузен,

Но в руках его серебряная Арфа

Выковали в какой из кузен

Давида с профилем Голиафа?

 

- Поедем!

В Петроград!

Маяковский!

Нас ждёт там награда!

 

Мы громыхаем!

О, как ужасно звучит:

 

Бурлюкиада Петрограда

 

- О, не осмей! О, не смей осмеять!

 

Бурлюк не Александр Блок,

А Святой Пётр – не Святая Елена!

 

Но я б прострелил себе пару ног,

Чтобы припасть на одно колено.

Ты красива! А на улице фонари

Освещают вечернюю слякоть.

До тебя я встретил деву Марию,

Научившую меня плакать!

Ах, Ленка, Ленка не святая ты!

Не то, что Пётр, который построил бург,

У меня есть друг – великан стеклянноглазый

Давид Давидович Бурлюк!

Он повезёт меня в Питер, Ленусь!

Что? Говоришь, хороший повод расстаться?..

Я стану великим, когда вернусь!

А ты – расфуфыренная цаца!

Иди направо, купи себе

Ажурный розовый зонтик.

Пусть руку нежно подаст тебе,

Какой-нибудь томный бальмонтик!

 

/

хлопайте девица дверью!

Хлопай, птица! Крылья вздымай...

Однажды мне приснится сентябрь,

Похожий на пьяный май.

Тогда – начинался наш роман,

Которого нынче нет.

А ещё – один циклоп-великан

Сказал мне, что я – поэт

Это было тогда, я помню!

Я стоял на балконе, пожирая газами вид!

Ты была моей самой первой любовью,

А первым другом – Давид!

Я обнимал тебя неуклюже,

Как виноградарь свою лозу.

И солнце купалось в беременных лужах,

Отражаясь в бурлючьем глазу

Стекольном и одиноком...

А я кричал тебе в ухо:

«Я поэт, Ленуха!

Давид мне сказал! Он – дока!»

И мы по бульварам гуляли все трое!

Давид вальяжничал: «Маяковский – ты Парис!

Из-за тебя погибла родимая Троя!

Вот Елена Прекрасная рядом с тобой!»

- А ты кто же?

- А я твоя мать-Гекуба!

И в великаньих руках меня тесно сжал,

И поцеловал меня в губы!..

 

Бурлюк – мой друг!

А Елена ушла!

Хлопнув дверью фанерной!

Поминай, как звали!

Если захочешь!

А мне –

не до сук!

 

* * *

солнца клубок размотал

И распустил на нити –

Тяните его, тяните...

 

В ткацкий заправь станок!

Челнок туда-сюда по солнцу!

Так просто сшить!

Всего делов-то!

Для неуклюжей босой души –

Броская жёлтая кофта...

 

На рубахе закатаны рукава.

На штанах закатана штанина.

У мельницы закатаны жернова...

 

А я любуюсь закатом,

зимним и дивным!

 

В снег углубив красные руки.

Смотрю на мир с земли и исподлобья,

 

А мимо меня важно шествуют чьи-то брюки,

И чья-то шуба на тёплом меху собольем.

 

Ах! В изумленьи всплеснут воротничком

(А на проверку не соболь, а куцый заяц):

Вот только что видели: мирно лежу ничком,

Но нынче – я выпрямляюсь!

 

Господа! Привыкните!

Хотя и дразнит кого-то,

Кто не таким себе

Напредставлял поэта!

Нынче я у вас!

Крещённый на заводе,

В лучах электрического света!

 

Иду навстречу, в кофте жёлтой и броской,

За всё отвечу вам! Я – поэт!

Я – Владимир Маяковский!

 

* * *

- Владимир Маяковский, Давид Бурлюк, Вэ. Каменский!

Футуристы и поэты!

Граждане! Покупайте билеты!

 

Впервые в нашем городе!

Скандальный человек в жёлтой кофте!

 

В общественной библиотеке,

Декабря четырнадцатого...

Харьковчане! Модники и модницы!

Не пропустите! Событие века!

 

Единственная гастроль!

 

Потомки декабристов!

Господа-поэты!

Новейшие футуристы!

 

Вэ. Маяковский! Вэ. Каменский!

Дэ. Бурлюк!

 

Не покупайте билеты с рук!

 

А покупайте их в билетной кассе!

Вашему вниманью

доклады и поэтические классы,

Литературные всяческие дискуссы

И также обещана –

Пощечина общейственному вкусу!

 

Граждане! Сходимте на поэтов!

Вставайте в очередь! Покупайте билеты

На Маяковского, Бурлюка и Каменского.

Взрослый – недорого, со скидкой – детский!

 

- Стой! Слышишь? Колокола благовест запели!

Сворачиваться пора!

 

* * *

- О, здравствуй, город кованых харь!

 

- Бурлюк, не обижайте Харьков!

Смотрите!

Как пляшет козлёнком декабрь

По просторам харьковских парков!

/

А вон трубы - сосен стройней!

А высотой в пять сосен –

Заводец, пасынок кораблей,

Виднеется сыт и грозен!

 

Не обсохшим молоком на губах –

На трубах

/

пятнится уголь,

И похоже

Робинзон у них – капитан,

А Пятница –

в вечных юнгах...

Слепой дредноут увяз на дне,

И, кончив запасы хлеба,

Чугунным заводом

глазеет на Днепр,

Целующ в трубы небо.

 

- Ай, Маяковский! Ай да сын! Дал стиха!

Племянник кудрявого Феба...

Однако же последняя рифма плоха:

Банальное это: «хлеба – неба»...

Что скажешь Каменский?

 

- Про Днепр – неправда.

Другая река!

 

- Что? Непрядва?

 

- Зато в размер!

 

- «Бурлюк, не обижайте Харьков», -

не ты говорил?

 

- ... Да так, экспромтом, и не запишу

Метафор одних накроссвордил!

 

- О! Лезет в уши мне странный шум!

Авария ли на заводе?

Свист и звон!

Колокола с сиреною заводскою в унисон!

 

Хочу глядеть заводец, Йоххо!

Пожалуй, это не плохо!

По Харькову идёт Бурлюк!

Такой Каменский, Такой Маяковский!

Он подобен чеховской чайке,

Раздавая поклонницам кончики пальцев рук

В белой перчатке!

Йоххо во Йуххо во Йаххо во

Бурлюк идёт по Харькову!

Красив необычайно!

 

* * *

- Отче наш! Ежи еси на небесях!

Да святится Имя Твое!

Да приидет Царствие Твое,

Да будет Воля Твоя!..

 

Молча

Стоят у гроба

Рабочие

В грязных робах...

 

- Отче наш! Ежи еси на небесях!

Да святится Имя Твое!

Да приидет Царствие Твое,

Да будет Воля Твоя

Яко же на небеси и на земли

Хлеб наш насущный

Даждь нам днесь...

 

 

/

- Чудно! /

Смотри как чудно!

Молитву читают

Над чугуном.

Заупокойную!..

 

Во блаженном успении

вечный покой

Подаждь Господи

Рабу Твоему Иоанну

И Сотвори ему

Вечную память...

 

О, этот час!

Тебе он обещан тоже!

Посмертный раз

Тебя назовут «Раб Божий!»

 

Вечная память! Вечная память!

 

По дороге босой ходит Анна...

- Ваня мой, Ваня мой, Ваня мой!...

болезная девка в слезах...

 

На заводе – множество мелких сутолок,

На доске стояли под самым куполом

Мальчики-рабочие. Руки в копоти.

Три часа до вечера.

- Все работайте!

Не халтурить! –

Слышится голос главного.

Только к ночи спустишься, утром заново

Копошись под самою верхотурою,

Кто вздыхает: «бабу бы», кто – по куреву...

 

Находя в оконцах на крыше прорези,

Тонкой струйкой снег им порошит волосы.

 

С хрипотцой рабочего, силой мальчика –

Крик раздался вдруг...

Кто это?

Уж ли Ванечка?

Сорвался!

А-а-а-а...

Ах! /

Назаводемно /

жествомелкихсутолок

Ах!

Оннеустоял

онподсамымкуполом

Ва-

няупалнеча

янноонбезкрылышек

Ра-

ненойптицейчай

ко...егоневыдержав

Па-

далатреснувна

двоенаполдосочка

Ва-

нялетелплашмя,

растопырив корточки,

Ваня!

Ванечка!..

Ваня...

и все стояли,

а он летал,

В котле для стали –

живой металл!

 

Немое «авва» -

поглотит лава!

Ах! /

Назаводемно...

Позову – темно!

темно!

Из-под купола снег –

Тонкой струйкой...

 

-Люди, литьё прекратите!

Котёл опустите,

Металл остудите,

Его похороним!

Шлите за батюшкой,

Да захватите свечи,

Да шлите за Аннушкой,

Скажите:

Упал, де, оплавился,

Преставился Ваня,

По обычаю Християнскому

Отпевание учинимте!

Оплатит завод, -

слышится голос главного...

 

Нынче – плачем, а завтра заново

Лезь,

Под самою верхотурою

Копошись, работай. «Не халтурить!» -

Привычные окрики!

А на место Ванечки

Встанет новенький!

 

Отче наш! Ежи еси на небесях!

Болезная Анна в слезах...

 

Господу помолимся!

/

Чудно

Смотри, как чудно!

Молитву читает

Над чугуном.

Заупокойную!

 

Он в ветхой рясе,

Голубоглаз.

Читает: «Боже!

Помилуй нас!»

Тот настоятель...

 

На трень кадила

Гляди, Владимир!

 

И не иначе,

Не явь, но сон!

Ты снова мальчик,

А рядом он!

 

Ах, над металлом

Горит свеча,

И руки сжал ты,

Но нет меча!..

 

- Гляди, Маяковский!

Рабочий бил чугуну челом!

Ишь отчебучили!

Отпевание над металлом!

Ваше мнение каково

Об этом зрелищи бурлючьем?

 

- Чугуна только перевели!

Тоже мне !

Откровение Иоанна!

 

 

* * *

Маленький мальчик

Руки разинул на небо,

Ловит ладошками

Плёвочки звёздных горошин.

Третию ночь

Мне мерещится голая Ева,

Нем и застенчив,

Стою перед ней огорошен...

К чему бы это?

 

Выйду во двор подышать.

Растопырив ручищи,

В небо гляжу –

Пустота на вспотевших ладонях.

Птицы кричат.

Ветер в заревах свищет.

Старый поляк мне шепнул:

«Помолитесь Мадонне», -

К чему бы это?

 

Всё про любовь!

О, Елены, о, Евы, о, Анны!

Вас ли искал...

И стихами для вас ли, кокетки,

Душу насквозь

Исколол, и в трико дон Гуана

Ставил любови на кон сумасшедшей рулетки

И славу поэта!

 

Всё про Любовь!

Но горит пустота на ладонях –

Стыд на руках

У целующих груди нагие.

Старый поляк

Мне велел помолиться Мадонне!

Поздно!

Я больше не в силах! Прощайте Мария!

Простите поэта!

 

(конец 2-й части. 1.11.2006-22.12.2006, 25.12.2006)

Часть III

 

Нарисуйте мне весь мир!

А посередине - диван!

Не хотите?

Я нарисую сам!

Вот он стоит!

И на нём верзила.

Заёрзал лежа.

Места, де, не хватило!

Не уместен весь на диване мира!

Ноги не распрямить!

Тесно!..

 

Лежу склубочен,

будто

Колыбель свою перепутав.

Кто я?

О, неужто -

Лемюэль в стране лиллипутов.

 

Проснулся ночью

От стука

чьих-то шагов

Шаг! Шаг! Шаг!

 

Красный человек идёт звонко!

В правой руке у него - флаг!

В левой руке - винтовка!

 

Красный человек шёл по реке.

Нынче пойдёт по морю.

Нынче пойдёт по миру.

Войной по миру! Вой! Ной!

Не спасут ковчеги...

 

По всей Земле с улыбкою Гуинплена,

Красное море ему по колено,

Пройдёт человек и по всей Вселенной

Маршем! Маршем!

 

До самого красного Марса!

 

Маршем! Маршем!

 

И мне мерещится: сковырнул

Планеты глаз - пальцем с орбиты

Красный человек!

- Будем квиты!

Сказал Планете. И Марс Взвыл -

Бог Войны Древнего Рима

Обезглажен!

Повержен!

Глаз Марсов - повешан

В глубине детского тира!

 

Война началась!

 

* * *

Эй! Древний Рим!

Перевёртыш Вредного Мира!

 

Я здесь! Трепещи!

Милосердия во мне -

Не ищи!

Ищи справедливости!..

 

Я родился! И нынче

Я стал старше!

Красный человек отсчитывает

Шаги мне -

Маршем!

 

Шаг! Шаг! На двенадцатый -

Тень в переулке вильнёт хвостом!

- Кто ты сегодня?

- Я тринадцатый!

Я - новый апостол!

 

Но тот, кто раньше шел по реке -

Нынче пойдёт по миру...

По миру пойдёт.

 

* * *

12-ти дней отроду

Моё

21-летие!

 

Годы отразятся в днях!

 

Красный!

Человек!

Отсчитывает -

Шаг!

 

Тринадцатый - на!

Проверь из какого ты теста!

Когда и царь запищит: "Война!"

Из углышка своего манифеста!

 

Лежал на диванчике

Тридцать лет и три года!

Нынче - хватит!

Я - новый

верзила-апостол

Тринадцатый

Четырнадцатого года!

 

Встану! Ловко!

 

У красного человека в правой руке флаг!

У красного человека в левой руке винтовка!..

Он - ведёт!

 

Но каждый день в Грузии

На горе

Наступает рассвет

И восходит солнце!

 

- Шаг! Шаг! Шаг!

 

Но каждый день в Грузии

На горе...

Я - Маяковский!

Я как ты! папа!..

 

- Марш! Марш! Иди на марш-ка!

В ногу! В ногу шагаем!

 

В день, когда царёк Николашка

Сделался императором Николаем!

 

В тот день, когда началась война,

Покопаюсь в упрямом сердце,

Нащупав пальцем у самого дна -

Найду и убью в себе немца,

Надавив ногтем!

 

Выну в крови весь

Указательный палец!

Больше нет тебе места здесь -

И мокрого не осталось!

 

* * *

я рисовал...

я помню - я рисовал,

Отложив книжки, зачитанные до дыр -

Руки и ноги. Неровный лица овал,

Красным грифелем

исцарапав стены Бутырки.

 

На чернокамье

камеры-одиночки

Арестант-я

Рисовал человека.

 

Красным по чорному.

Рисовал товарища самому себе

Я рисовал ему - не глаза, а очи!

Голос - зычнее Шаляпина!

 

О, рассказать им:

"Весь мир - тюрьма!

А на нём -

Вот вам моя царапина!"

 

Я помню...

Я рисовал, а потом - и из глины...

 

Красный человек - держит спину!

Красный человек входит в раж!

 

- Марш! Марш! Марш!

 

Кто он? Он воин!

Он - вожак краснокожих!

 

- Эй! Ещё ты лежишь!

Вставай! Подъём!

 

- Я - паяц! Не достоин!

Не-бла-го-на-дёжен!

 

- Поэтов не берём-с! -

Так сказали!

Смотри - облюбован диван

Гулливером со связанными волосами.


Просмотров 239

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!