Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Выводы, оценки и направления будущих исследований



Исследования социальной идентичности иммигрантов, временных поселенцев и беженцев до настоящего момента проводились в двух направлениях. Первое свя­зано с культурной идентичностью и уделяет основное внимание концептуализа­ции и критериям оценки аккультурации. В рамках этого научного направления были созданы три модели изменений, которые происходят в процессе усвоения новой культуры. Первая модель — модель ассимиляции. Хотя эта модель все еще популярна в контексте определенных культур, такой подход к аккультурации явно имеет негативные социальные и политические последствия для общества, харак­теризующегося культурным плюрализмом. Вторая модель, будучи усовершенство­ванным вариантом первой, предполагает бикультурную идентичность. Поскольку такая модель связана с культурно-относительной или «balance» методикой оценки усвоения культуры, она оказывается несостоятельной при решении концептуаль­ных проблем и вопросов, касающихся критериев оценки. Большинство шкал не дает возможности отличить индивида с устойчивой идентичностью по отноше­нию к обеим культурам от того, кто не отождествляет себя ни с одной из них. Третья модель, которая рассматривает идентичность по отношению к унаследо­ванной и новой культуре как независимые домены, представляется наиболее удачной для исследования проблем идентичности. Эта модель не только убеди­тельно подтверждается эмпирическими данными, но также позволяет учитывать все многообразие культурных ценностей, которое характерно для многих совре­менных обществ.

Полемика о характере и процессе изменения идентичности и преимуществах модели ассимиляции, модели баланса двух культур и ортогональной модели ак­культурации будет продолжаться в новом тысячелетии, и в ходе этих дискуссий, видимо, будет рассматриваться и вопрос о том, должна ли идентификация с унасле­дованной культурой и культурой контакта рассматриваться в связи с категориаль­ным подходом к усвоению новой культуры (Ward, 1999). Необходимо внести ясность в вопросы, связанные с характером, концептуализацией и критериями оценки аккультурации, прежде чем можно будет приступить к изучению ее взаи­мосвязи с психологической и социально-культурной адаптацией. Если эта задача будет выполнена, то появится возможность более глубокого изучения изменений, связанных с усвоением новой культуры и идентичностью, которые происходят из поколения в поколение.



Будущие исследования идентичности и усвоения культуры следует расширить, изучая более разнообразные культурные контексты. Значительная часть работы в этой области до настоящего времени проводилась в США, где традиция Epluribus ипит (из многих единственное (лат.). Примеч. перев.) означала подход, при ко­тором аккультурация уподоблялась «тиглю» (тогда как более современная анало­гия — «винегрет»). Проблемы идентичности и усвоения культуры в Канаде могут быть совершенно иными, поскольку правительство этой страны идет на все, чтобы создать плюралистическое в культурном отношении общество. Совсем иначе мо­гут ставиться эти вопросы в такой стране, как Япония, где этническая, языковая и культурная однородность населения.очень высока, или в Малайзии, где, в соответ­ствии с политикой существующего правительства, малайцам как «коренному на­селению» предоставлены особые права, которые не распространяются на осевших здесь китайских иммигрантов и членов индийских общин. Макросоциокультур-ные, макрополитические и макроэкономические факторы такого рода, вероятно, будут оказывать влияние на микропсихологические процессы; следовательно, чем обширнее будет перечень различных культурных выборок, тем более всесторон­ним будет наше видение процессов аккультурации.



Помимо теории и исследований, касающихся культурной идентичности, данная глава рассматривает вопрос о взаимном восприятии групп и отношениях между местным населением и мигрантами. Для интерпретации фаворитизма по отноше­нию к «своей» группе и реакций представителей меньшинств (временных поселен­цев, иммигрантов и беженцев) здесь использована теория социальной идентич­ности Тэджфела. Была рассмотрена также гипотеза межкультурных контактов как средства совершенствования межгрупповых отношений, однако данные, получен­ные в ходе исследований в этом направлении, неоднозначны. К сожалению, коли­чество исследований межкультурных и межгрупповых отношений до некоторой степени ограничено. Большая часть эмпирических исследований связана с изуче­нием взаимного восприятия и отношений представителей устоявшихся этнокуль­турных сообществ (например, белые и чернокожие в США, маори и пакехас в Но­вой Зеландии), а не между местными жителями и вновь прибывшими мигранта­ми. Исключением является недавняя работа Эссеса, Джексона и Армстронга (Esses, Jackson & Armstrong, 1998), которая посвящена изучению отношения к иммигран­там в Канаде и США, с точки зрения инструментальной модели групповых конф­ликтов. Кроме того, есть несколько исследований, посвященных проблемам взаим­ного восприятия групп недавно прибывших иммигрантов и местного населения. К этому вопросу обращается исследование межкультурных контактов и формиро­вания стереотипов Космицки (Kosmitzki, 1996) у немцев и американцев, прожива­ющих на родине и за ее пределами, однако существует настоятельная потребность в более широком проведении межкультурных исследований такого рода.



Помимо распространения научно-исследовательской работы на более широкий круг мигрантов и групп местного населения, необходимо дальнейшее развитие тео­рии. В настоящий момент нет единой теории, которая может интерпретировать ком­плекс изменений, касающихся идентичности, и процессы и паттерны межгрупповых отношений. Хотя теория социальной идентичности и модели аккультурации служат ориентирами при проведении эмпирических исследований в данной области, они

являются не единственными теориями идентичности и межгрупповых отношении в кросс-культурном контексте. Высказанное Берри (Berry, 1984) «мультикультурное допущение» ставит под сомнение посылки теории социальной идентичности. Тео­рия самокатегоризации Тернера (Turner, 1982) и структурный анализ идентичности Вайнрайха (Weinreich, 1989) представляют собой более современные альтернативы, при этом оба подхода в последнее время привлекли к себе внимание в связи с соци­ально-психологическими исследованиями изменения европейской идентичности (Breakwell & Lypns, 1996). Теория оптимального своеобразия (distinctiveness) Брюэра (Brewer, 1996), которая применялась в последнее время при изучении изменений идентичности в Гонконге и модель общей идентичности мы-группы Гертнера с со­авторами (Gaertner, Dovidio & Bachman, 1996) тоже становятся все более популяр­ными. Весьма вероятно, что эти теории будут оказывать все большее влияние на исследования идентичности и межгрупповых отношений в будущем.

Научение культуре

Подход с точки зрения научения культуре сориентирован на поведенческие аспек­ты межкультурных контактов между вновь прибывшими и представителями при­нимающего общества. Кроме того, этот подход фокусируется на процессах усвое­ния вновь прибывшими адекватных в культурном отношении навыков, которые необходимы для выживания и процветания в условиях нового окружения. Этот подход берет начало в одной из ранних работ Аргайла и Кендона (Argyle & Kendon, 1967), которые одними из первых высказали предположение, что социальное по­ведение взаимодействующих индивидов является процессом взаимного научения. Трения в межличностных отношениях возникают тогда, когда этот процесс наруша­ется из-за неумения одного (или нескольких) участников контролировать соци­альные взаимодействия. Хотя теория Аргайла была сформулирована в ходе моно­культурного исследования, не подлежит сомнению ее применимость в кросс-куль­турном контексте. Язык коммуникации, нормы, условности и обычаи, касающиеся социального поведения в различных культурах, весьма многообразны. Следовательно, риск неудачных, неловких и неподобающих действий в процессе межкультурных контактов достаточно высок. Исправить такое положение может специальная под­готовка, предполагающая обучение определенным социальным навыкам, которая является составной частью программ научения культуре (Furnham & Bochner, 1986); однако существуют и другие пути овладения необходимыми навыками, включая интенсивное взаимодействие с представителями принимающей культуры.


Просмотров 303

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!