Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Личностная и групповая реакция на несправедливость



На характер реакции на несправедливость могут также оказывать влияние куль­турные переменные. Мы различаем реакции на несправедливость по отношению к -индивиду и по отношению к мы-группе (Leung & Stephan, 1998, 2000), а Райт

и Тэйлор (Wright & Taylor, 1998) проводят разграничение между личностными и групповыми реакциями на несправедливость. Представляется логичным предпо­ложить следующее: когда несправедливость воспринимается как действия по от­ношению к мы-группе, реакция на нее, скорее всего, будет групповой (коллектив­ной), а если несправедливость будет совершена по отношению к индивиду, реак­ция будет индивидуальной.

Однако исследования говорят о том, что эта модель требует определенных ого­ворок. Келли и Брейлингер (Kelly & Breinlinger, 1995) утверждают, что, когда ин­дивид устойчиво отождествляет себя с мы-группой, вероятность коллективных действий как реакции на несправедливость по отношению к группе достаточно высока, но когда со стороны индивида нет устойчивого отождествления себя с мы-группой, скорее всего, ответом на несправедливость будут индивидуальные дей­ствия. Подтверждая первую часть своего утверждения, они обнаружили, что про­гностическим фактором участия британских женщин в коллективных действиях женских групп является устойчивость их идентификации как представительниц женского пола.

Исследования говорят о том, что на предпочтение индивидуальной или коллек­тивной реакции оказывают влияние и некоторые другие факторы. Например, любопытное исследование Лалонде и Силвермана (Lalonde & Silverman, 1994), проведенное в Канаде, показывает, что в культурах с небольшой дистанцией по от­ношению к власти реакция на определенные проявления процессуальной неспра­ведливости зависит от степени замкнутости группы. В ходе этого исследования было обнаружено, что когда присоединение к группе, обладающей высоким стату­сом, доступно лишь немногим привилегированным членам на основе определен­ных заслуг (формальное проведение в жизнь принципа десегрегации), люди реа­гируют на отторжение, прибегая скорее к индивидуальным, чем к коллективным действиям. Уклонение от решения этой проблемы является достаточно редкой реакцией на отторжение.



Райт (Wright, 1997) исследовал поведенческие реакции североамериканских студентов на реформы, проводимые для видимости (tokenism). Результаты иссле­дования позволили ему сделать вывод о том, что в индивидуалистических культу­рах люди чаще реагируют на такие реформы коллективными действиями, если принципы справедливости нарушаются достаточно влиятельной группой с непро­ницаемыми границами, социальное положение которой представляется нестабиль­ным. То есть когда господствующая группа решительно отторгает представителей подчиненной группы, не допуская их проникновения в группу, и при этом ее соци­альное положение является непрочным, представители подчиненной группы, ско­рее всего, будут реагировать на это коллективными действиями, в отличие от си­туации, когда можно присоединиться к доминирующей группе или когда ее статус достаточно устойчив. Как и в исследовании Лалонде и Силвермана (Lalonde & Silverman, 1994), если границы господствующей группы не являются непроницае­мыми, скорее всего, предпочтение будет отдано таким действиям, как индиви­дуальный протест, который может увеличить шансы присоединения к доминиру­ющей группе (см. также Wright & Taylor, 1998). Остается невыясненным, харак­терна ли такая модель реагирования для коллективистских культур, но, вероятно,



она не столь актуальна в культурах со значительной дистанцией по отношению к власти, по сравнению с культурами, в которых дистанция по отношению к власти невелика, в которой и проводилось данное исследование. Представители групп, об­ладающих низким социальным статусом, в культурах с большой дистанцией по от­ношению к власти, возможно, не будут прибегать к коллективным действиям, даже если влияние группы с высоким статусом носит неустойчивый характер, а границы группы проницаемы, поскольку они изначально ощущают достаточно сильный страх возмездия и готовность признать власть доминирующей группы.

Концепция ориентации на социальное доминирование определяет, насколько люди признают иерархию различных социальных групп. Ее учет важен при опре­делении, будет ли группа реагировать на несправедливость (Pratto, Sidanius, Stallworth & Malle, 1994; Sidanius, 1993; Sidanius, Pratto & Rabinowitz, 1994). Речь, в частности, идет о том, что у представителей этнических групп с высоким стату­сом ориентация на социальное доминирование формирует ощущение превосход­ства мы-группы. У групп с низким статусом ориентация на социальное доминиро­вание ведет к признанию статус-кво и ощущению неполноценности мы-группы.

Сиданиус и соавторы (Sidanius et al., 1994) подтверждают это предположение, показывая, что у американцев европейского происхождения — группы с высоким социальным статусом — ориентация на социальное доминирование ведет к позитив­ному восприятию собственной национальной группы, в то время как у представи­телей национальных меньшинств, обладающих низким социальным статусом, социальное доминирование определяет негативное восприятие собственной груп­пы. В ходе аналогичного исследования Рабиновиц (Rabinowitz, 1999) обнаружил, что американцы европейского происхождения, у которых были низкие показате­ли ориентации на социальное доминирование, были более расположены к полити­ке изменения существующей социальной системы, чем те, чьи показатели в связи с социальным доминированием были высоки. У представителей национальных меньшинств низкие показатели ориентации на социальное доминирование были однозначно связаны с поддержкой политики, направленной на изменение статус-кво лишь в том случае, когда они считали существующую социальную систему несправедливой.



Хотя ориентация на социальное доминирование является характеристикой, определяющей индивидуальные различия, она близка с параметром дистанции по отношению к власти на уровне культуры. Если такая аналогия правомерна, это говорит о том, что представители групп с высоким статусом в обществе с большой дистанцией по отношению к власти могут менее благосклонно относиться к соци­альной политике, которая направлена на восстановление справедливости при рас­пределении ресурсов, чем представители групп с высоким статусом в культурах с незначительной дистанцией по отношению к власти. Представители групп с низ­ким статусом в культурах с большой дистанцией по отношению к власти будут расположены к социальной политике, направленной на изменение статус-кво, только если они считают существующее положение дел несправедливым; в ином случае они будут воспринимать такую политику менее благосклонно, чем члены социальных групп с низким статусом в культурах с незначительной дистанцией по отношению к власти.


Просмотров 289

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!