Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Культура и межличностные отношения



Последние исследования показали, что процессуальная справедливость предпола­гает и аспект, связанный с межличностными отношениями (Bies & Moag, 1986; Tyler & Bies, 1990), который часто определяется как справедливость взаимоотно­шений (interactionaljustice). Люди рассчитывают, что в процессе принятия реше­ния к ним будут откоситься с должным вниманием, уважая их чувство собствен­ного достоинства; многие из них хотели бы высказать собственное мнение. Неува­жительное отношение и невнимание к их мнению может вызвать острое ощущение несправедливости. Судя по всему, это общекультурное явление. Основной теори­ей в данной области является предложенная Линдом и Тайлером (Lind & Tyler, 988) расширенная модель ценности группы, которая предполагает, что люди оза­бочены своим положением в группе и определяют собственный статус на основа­нии того, как обходится с ними группа в процессе принятия решения.

Тайлер (Tyler, 1990) представил три характеризующих отношения фактора, определяющих взаимодействие между лицом, принимающим решение, и тем, в отношении кого оно принимается. Беспристрастность определяет, являются ли действия уполномоченного лица результатом непредвзятого отношения. Уважение человеческого достоинства показывает, испытывает ли уполномоченное лицо должное уважение к тому, в отношении кого принимается решение. Доверие пред­полагает, что лицо, наделенное полномочиями, принимает во внимание точку зре­ния индивида, участь которого определяется его решениями, и прилагает усилия к тому, чтобы его действия были справедливыми.

Ряд научных изысканий подтвердили модель ценности группы. Они показали, что человеческие взаимоотношения часто сильнее влияют на восприятие справед­ливости, чем моменты практического характера (Tyler, 1994; Tyler & Lind, 1992). Это подтвердилось и в ходе кросс-культурных исследований. Лейнг и его коллеги продемонстрировали, что три названных выше фактора являются важными детер­минантами ощущения справедливости в Гонконге и Китае (Leung et al., 1993; Leung & Li, 1990; Leung et al., 1996). Изучая предпочтительные подходы к разрешению конфликтов, Линд, Хуо и Тайлер (Lind, Huo & Tyler, 1994) обнаружили, что в че­тырех исследуемых этнических группах (афроамериканцы, американцы латино­американского, азиатского и европейского происхождения) процессуальная спра­ведливость была более важным предиктором, чем то, насколько принятое решение воспринимается как благоприятное, в предсказании процессуальных предпочте­ний и эмоций, испытываемых в процессе разрешения конфликта. Сугавара и Хуо (Sugawara & Huo, 1994) обнаружили, что в Японии человеческие взаимоотноше­ния при разрешении конфликтов считаются более важными, чем моменты прак­тического характера. Проводя сравнительное изучение американских, немецких и китайских (гонконгских) студентов, Линд (Lind, 1994) обнаружил, что соблюде­ние всех процедурных моментов повсеместно является более существенным для оценки справедливости вынесенного решения, чем благоприятное решение. Среди прочих процедурных моментов факторы, характеризующие человеческие взаимо­отношения, во всех трех группах в целом сильнее влияли на оценку процессуаль­ной справедливости, чем возможности контроля процесса. Наконец, Линд, Тайлер и Хуо (Lind, Tyler & Huo, 1997) приводят сведения о том, что возможность выска­зать собственное мнение оказывает на ощущение процессуальной справедливости опосредованное воздействие, при этом опосредующими переменными являются все те же факторы, связанные с взаимоотношениями. Эта закономерность была вы­явлена в США, Германии, Гонконге и Японии. Все перечисленные исследования ясно свидетельствуют, что вопросы человеческих взаимоотношений являются клю­чевыми для понимания того, как воспринимается несправедливость в различных культурах.



Брокнер с соавторами (Brockner, Chen, Mannix, Leung & Skarlicki, 2000) считают, что если характеризующие человеческие взаимоотношения аспекты процессуаль­ной справедливости являются показателями статуса индивида в группе (как пред­полагает модель ценности группы), то процессуальная справедливость должна иметь большее значение в тех культурах, где сильнее выражена взаимозависимость.



Брокнер и коллеги проверили это предположение в ходе трех исследований, учи­тывая как формальную сторону процессуальной справедливости, так и факторы, связанные с отношениями между участниками процедуры. Оказалось, что при не­благоприятном исходе процессуальная справедливость влияла на поведение реци­пиентов в Китае и Тайване сильнее, чем в Канаде и США. Кроме того, при помощи регрессионного анализа исследователи продемонстрировали, что опосредующим фактором данных культурных различий является Я-конструкция. Иными словами, при статистическом контроле культурных различий, связанных с Я-конструкцией, культурные различия, связанные с процессуальной справедливостью, исчезали. Это исследование показывает, что процессуальная справедливость оказывает устой­чивое воздействие на представителей разных культур, но при этом культура при определенных обстоятельствах может снижать это воздействие.

Очевидно, что значение справедливости взаимоотношений сходно в разных культурах. Линд (Lind, 1994) свидетельствует, что готовность прибегнуть к про­цедуре разрешения конфликта означает оценку этой процедуры как справедливой в ^ермании, США и Гонконге. Лейнг и его коллеги (Leung et al., 1993, 1996) также обнаружили, что значение справедливости взаимоотношений сходно в разных культурах. Восприятие справедливости взаимоотношений одинаково связано с оценкой окончательного решения и лиц, которые его принимали, в США, Гонкон­ге и материковом Китае.



Лейнг и Моррис (Leung & Morris, 2001) считают, что современные модели про­цессуальной справедливости до сих пор исследовались прежде всего с учетом кон­структов, которые выявлялись и оценивались на абстрактном уровне (например, Lind et al., 1997). Поэтому кросс-культурная общность факторов, определяющих справедливость взаимоотношений, и сходство последствий оценки этой справед­ливости не означают, что конкретное поведение, вызывающее ощущение неспра­ведливости взаимоотношений, одинаково в разных культурах. Как раз наоборот — заблуждения в ходе атрибуции и интерпретации действий представителей иных культурных групп имеют место достаточно часто и могут вызвать ощущение не­справедливости при межкультурных контактах. Люди могут оценивать поведение представителя иной культуры как неучтивое и снисходительное, исходя из пред­ставлений собственной культуры, но это поведение может считаться вполне при­емлемым в культуре, к которой принадлежит данный индивид (обзор см. в работе Gudykunst & Bond, 1997).

Эту ситуацию может проиллюстрировать различие норм разговорного языка у афроамериканцев и американцев европейского происхождения (например, Waters, 1992). Для американцев европейского происхождения взгляд собеседника обычно воспринимается как проявление внимания, тогда как афроамериканцы-горожане полагают, что если взгляды собеседников не встречаются, это не свидетельствует о невнимании, когда собеседники хорошо знакомы друг с другом (Asante & Davis, 1985). Американцы европейского происхождения, замечающие, что афроамериканец избегает их взгляда, могут подумать, что он невнимательно слушает или дурно воспитан.

Другой пример приводят П. Б. Смит, Петерсон, Мисуми и Тайеб (Р, В. Smith, Peterson, Misumi & Tayeb, 1989). Они обнаружили следующее: если у служащего

возникают проблемы личного характера, то японцы и китайцы из Гонконга считают обсуждение этих проблем начальником служащего с другими подчиненными в отсут­ствие того, кто испытывает затруднения, вполне приемлемым поведением. Респон­денты из Великобритании и США оценивают такое поведение как неосмотрительное.

Последний пример касается «разговорных накладок» — говорить, когда собе­седник еще не закончил свою речь, принято в Бразилии и не принято в США (J. Graham, 1985). Понятно, что американцы, когда ведут переговоры с бразильцами, считают, что бразильская сторона держится неучтиво и непочтительно, поскольку бразильцы перебивают собеседников.

Эти исследования напоминают о важности модели, представленной в начале данной главы. Абстрактные принципы справедливости позволяют нам структури­ровать понимание кросс-культурного сходства, однако конкретные установки и виды поведения определяют то, как реализуются эти абстрактные принципы в дан­ной социальной ситуации.


Просмотров 299

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!