Главная Обратная связь

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Индивид как объект исследования



Специалисты по социальной когнитивной деятельности, как правило, проводили четкий водораздел между познанием себя (например, Н. Markus, 1977) и других. В основе данного концептуального разграничения лежала убежденность в том, что Я представляет собой особый психологический феномен, отличный от всех про­чих психологических феноменов. Она ощущалась, например, в высказывании Де­карта об особом статусе самопознания: « Cogito ergo sum». Это предположение было подкреплено в дальнейшем эмпирическими данными, которые говорили о разли­чиях в самовосприятии и восприятии окружающих. Так, классическое исследова­ние предрасположенности наблюдателя/субъекта деятельности в отношении ат­рибуции говорит о том, что по крайней мере жители Северной Америки объясня­ют поведение других людей диспозициональными характеристиками чаще, чем свое собственное поведение (например, Nisbett, Caputo, Legant & Maracek, 1973). Однако обзор Уотсона (Watson, 1982) свидетельствует, что североамериканцы склонны интерпретировать как свое поведение, так и действия окружающих ско­рее с точки зрения характеристик личности, нежели с учетом обстоятельств. Ины­ми словами, литература о предрасположенности наблюдателя/субъекта поведения говорит о подобии между самовосприятием и восприятием окружающих.

В рассмотрении культурных различий в самовосприятии и восприятии окру­жающих часто цитируемое высказывание Герц (Geertz, 1984) является удобной отправной точкой:

Западная концепция личности как ограниченной, уникальной и в большей или мень­шей степени интегрированной мотивационной и когнитивной сущности, динамиче­ского центра сознания, эмоций, суждений и деятельности, представляющего собой единое целое, которое функционирует наряду с другими подобными целостными сущностями в определенных социальных и природных условиях, — какой бы совер­шенной она ни была в наших глазах, в контексте иных культур представляется до­статочно странным подходом (р. 126).

В антропологическом подходе Герца можно вычленить две составляющие. Во-первых, личность представляет собой субъект психологических процессов, который «в большей или меньшей степени является интегрированной мотивацион­ной и когнитивной сущностью, динамическим центром сознания, эмоций, суж­дений и деятельности». Во-вторых, личность — это некто, существующий в опре­деленном социальном и природном контексте, то есть «функционирует наряду с другими подобными целостными сущностями в определенных социальных и природных условиях».



Последняя мысль нуждается в пояснении. Герц не говорит, что западная кон­цепция игнорирует социальный и природный контекст, но утверждает, что наибо­лее выдающейся частью феноменологического поля является отдельная личность, а социальный и природный контекст, в который она помещена, образуют фон. Часто считается, что западная концепция личности абстрактна или диспозицио-нальна (например, Джон — дружелюбный человек), а незападные концепции но­сят конкретный характер и содержат описания видов деятельности (например, Джон играет с детьми, даже если он не слишком близко знаком с ними). Более того,

диспозициональное описание человека предполагает характеристику вне связи с контекстом. Таким образом, проведенные ранее кросс-культурные исследования самовосприятия и восприятия окружающих показали, что западная концепция эго и подход к восприятию личности сосредоточены прежде всего на субъекте деятель­ности и его личностных характеристиках, отводя второстепенное значение кон­тексту. Все это отличает западный подход от восточноазиатского.

Однако в свете последних теоретических разработок, касающихся социальной когнитивной деятельности, кросс-культурные исследования требуют более тонкой интерпретации данных. Как отмечалось выше, исследования социальной когнитив­ной деятельности говорят о том, что в концептуальном плане следует различать атрибуцию, связанную с субъектом деятельности, и диспозициональную атрибу­цию, а также, что когнитивный процесс атрибуции диспозициональной характери­стики (например, черты характера) отличается от когнитивного процесса контек-стуализации диспозициональной атрибуции. Иными словами, атрибуция, связанная с субъектом деятельности, диспозициональная атрибуция и контексту ал из ация в Северной Америке, а возможно, и в европейских культурах, представляют собой отдельные психологические процессы. При этом нет причин предполагать a priori, что названные психологические процессы будут преобладать во всех культурах.


Эта страница нарушает авторские права

allrefrs.ru - 2019 год. Все права принадлежат их авторам!