Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Кросс-культурные исследования социальной когнитивной деятельности



История вопроса

Своей нынешней популярностью исследования культуры и социальной когнитив­ной деятельности во многом обязаны Хофстеде (Hofstede, 1980), а также Шведеру и Борну (Shweder & Bourne, 1984). Основу работы Хофстеде представляло изуче­ние системы ценностей, связанных с работой в разных странах мира. В ходе этой грандиозной, основанной на эмпирических исследованиях, научно-исследователь­ской работы он выявил параметры, с помощью которых можно было охарактери­зовать культуру. Самого пристального внимания удостоился параметр индивиду­ализма, отчасти в связи со значимостью концепции индивидуализма для обще­ственных наук в целом. Некоторые ученые (например, Tonnies, 1955; Durkheim, 1964) использовали близкие концепции для описания перехода континентальной Европы из того состояния, в котором она находилась в средние века, в новое вре­мя. Тесно связанные общности, в которых все друг друга знали, были разрушены,

а на смену им пришли современные национальные государства с правительством, которое контролирует торговлю, полицию и вооруженные силы. Акцент сместил­ся с общества на индивида, с постепенным усилением прав личности. Коллекти­визм свойственен традиционным социальным отношениям, а современные отно­шения в обществе носят индивидуалистический характер. Еще большему интересу к этому показателю способствовала открытая в 1970 году его позитивная корреля­ция с показателями валового национального продукта на душу населения. Пока­затели страны, характеризующие уровень индивидуализма, обнаруживали пози­тивную корреляцию с показателями валового национального продукта на душу населения на 0,82. Более богатые страны Северной Америки и Западной Европы являются индивидуалистическими,тогда как более бедным странам Азии и Юж­ной Америки присущ коллективизм.

Открытие Хофстеде (Hofstede, 1980) показало, что существует очевидная связь между ценностными ориентациями культуры и экономической деятельностью, что согласуется в целом с принятым взглядом на модернизацию, то есть на переход от традиционного общества к современному. Работа Хофстеде дает концептуальную схему интерпретации и понимания бесчисленных кросс-культурных исследований установок, отношений и ценностных ориентации. Кроме того, понятия индивидуа­лизма и коллективизма переводят фокус внимания теоретиков на основную пробле­му общественных наук, а именно на взаимоотношения коллектива и индивида.



Исследование Шведера и Борна (Shweder & Bourne, 1982) представляло собой амбициозный теоретический проект. Интерпретируя кросс-культуриое многооб­разие, ученые постулировали три основных теоретических направления. Универ­сализм стремится установить среди разнообразных характеристик человека уни­версальные, пытаясь выявить общность высшего порядка или концентрируясь на четко определенной совокупности данных. Эволюционизм ранжирует культурные модели по степени их отклонения от нормативной модели (например, закон про­позиционального исчисления, закон вероятностных рассуждений Байеса). При этом, как правило, предполагается, что культура совершенствуется, приближаясь к нормативному идеалу. Релятивизм стремится интерпретировать любую культур­ную модель как наполненную собственным внутренним смыслом, предполагая ее равноценность другим культурам.

На фоне литературы, говорящей о склонности западных европейцев к абстрак­тно-отвлеченным понятиям по сравнению с представителями других культур, на­пример культуры острова Бали или гахуку-гама в Новой Гвинее, Шведер и Борн (Shweder & Born, 1984), в ходе проведения интервью, показали, что испытуемые европейско-американского происхождения, принадлежащие к среднему классу, чаще по сравнению с ория — испытуемыми из Ориссы, проживающими в традици­онном городе Бхубанешвар в Индии, прибегают к отвлеченным личностным харак­теристикам. Например, они говорят «Он лидер», а не «Он дает людям деньги взай­мы*, и при этом их описание, как правило, дается вне связи с контекстом (напри­мер, «Он грубо разговаривает», вместо «Он грубо разговаривает со своим тестем, когда тот приходит к нему домой»). Характеристика личности, которую дают ория, включает контекст, что, по мнению исследователей, свидетельствует о холисти­ческой, социоцентрической концепции взаимоотношений индивида и общества.



Придерживаясь релятивистского подхода, Шведер и Борн (Shweder & Bourne, 1984) выступают против эволюционистской интерпретации. Они доказывают, что ория дают контекстуальное описание личности независимо от уровня образования, грамотности или социально-экономического статуса. По их мнению, это является доводом, опровергающим эволюционистские объяснения. Эволюционисты пыта­лись бы объяснить конкретность личностных характеристик, даваемых ория, не­достаточным уровнем когнитивного развития, связанным с отсутствием образова­ния, грамотности или социально-экономическим положением. Однако в языке ория существуют слова, обозначающие абстрактные понятия, связанные с черта­ми характера, а сами ория пользуются этими абстрактными понятиями во время интервью. Это опровергает довод о том, что у ория отсутствуют абстрактные кате­гории, при помощи которых можно дать отвлеченное описание личности. Они вполне способны использовать эти понятия. Вряд ли можно говорить и о том, что характеристика, даваемая американцами, носит более абстрактный характер потому, что они сталкиваются с объектом описания в совершенно иных условиях. Нет ника­ких оснований полагать, что социальное окружение североамериканцев более одно­родное и что это приводит к тому, что мышление носит более абстрактный характер.



Эти два направления работы пересеклись около 1990 года, когда две научные статьи о культуре и эго вызвали настоящую лавину кросс-культурных исследова­ний социальной когнитивной деятельности. Работа Триандиса (Triandis, 1989) со­держала теоретические размышления о культурных предпосылках преобладания определенных Я-концепций и подходах к ним. По его мнению, существует три типа Я-концепции: частная, публичная и коллективная. Частная Я-концепция пред­ставляет собой понимание людьми своих собственных целей; публичная Я-кон­цепция связана с тем, как люди видят себя глазами других людей; коллективная Я-концепция связана с принадлежностью к группе. Эти Я-концепции присутству­ют в каждой культуре, при этом такие характеристики культуры, как индивидуа­лизм, сложность культуры и уровень достатка определяют преобладание одного из трех типов Я-концепции. Частная Я-концепция, скорее всего, будет превалировать в индивидуалистических культурах. Сложность культуры и высокий уровень дос­татка, по-видимому, также способствуют преобладанию частной Я-концепции. Кроме того, обращение к той или иной Я-концепции, по мнению Триандиса, в раз­ных культурах может определяться различными социальными ситуациями.

Б 1991 году Маркус и Китаяма (Markus & Kitayama, 1991) предложили теорию психологических последствий выбора определенной Я-концепции. Они предполо­жили, что Я имеет универсальный аспект, при этом Я понимается как отдельное материальное тело, существующее во времени и пространстве. Однако есть два подхода к интерпретации Я, позволяющие воспринимать его как независимое или как взаимозависимое. Для независимого Я-конструкта характерен акцент на уни­кальности и отдельности индивида по отношению к окружающим. Взаимозависи­мым Я-конструктам свойственны отношения взаимопроникновения со значимы­ми окружающими. Во втором случае Я воспринимается как включенное в систему социальных взаимосвязей с окружающими. Авторы полагали, что данные Я-кон-структы должны оказывать влияние на когнитивные, аффективные и мотивани-онные процессы.

Хотя исследования Хофстеде (Hofstede, 1980) и Шведера и Борна (Shweder & Bourne, 1984) получили свою долю критики (см., например, Y. Kashima, 1987 — о Хофстеде и Spiro, 1993 — о Шведере и Борне), они имели важное значение, дока­зывая, что культурные различия поддаются эмпирическому изучению с учетом различий в мировоззрении, которое может делать акцент на социальном начале (например, коллективистское, социоцентрическое, межличностное и взаимозави­симое) или индивидуальности (индивидуалистическое, эгоцентрическое, личност­ное и независимое). Триандис (Triandis, 1989) и Маркус и Китаяма (Markus & Kitayama, 1991) привлекли внимание исследователей к Я. Обращаясь к современ­ной на тот момент литературе по социальной когнитивной деятельности, связан­ной с пониманием Я и кросс-культурной психологии, они положили .начало тео­рии, в соответствии с которой Я-концепции представляли собой опосредующий фактор воздействия культуры на психологические процессы.

Тем не менее между описанными подходами имелись и существенные разли­чия. Прежде всего, исследователи выбрали разные объекты анализа. Хофстеде (Hofstede, 1980) изучал страны или культуры, в которых он определял средние значения интересующих его показателей, тогда как у Шведера и Борна (Shweder &-Bourne, 1984), так же как у Маркуса и Китаямы (Markus & Kitayama, 1991), объектом анализа была отдельная личность. Триандис (Triandis, 1989) попытался увязать эти два подхода, рассматривая Я-концепцию как основной медиатор. Дан­ные исследования различались и в том, чему уделялось основное внимание — Я-концепции или личности в целом. Триандис, Маркус и Китаяма в первую оче­редь изучали Я-концепции. Шведер и Борн исследовали концепцию личности, анализируя, каким образом люди дают вербальное описание своих знакомых. И наконец, данные исследования по-разному оперировали конструктами. Хофстеде использовал индивидуализм и коллективизм, определяя значимость личной неза­висимости в контексте организации, а Шведер и Борн оперировали эгоцентри­ческими или социоцентрическими установками личности, анализируя уровень абстрактности при описании человека. Триандис, Маркус и Китаяма рассматри­вали данные конструкты сквозь призму определенных Я-концепций. В современ­ной литературе по культуре и социальной когнитивной деятельности эти различия, как правило, сглаживаются или вообще упускаются из виду. Оправдано ли это?

Совершенствование концепций

С начала 1990-х годов теория сделала шаг вперед, и этот прогресс имеет важное зна­чение для проблемы «культура и социальная когнитивная деятельность.


Просмотров 300

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!