Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Медиаторы непсихологического характера



Возможно, при интерпретации культурных различий определенных разновидно­стей поведения специалисты по кросс-культурной психологии должны будут поми­мо психологических медиаторов обратиться к медиаторам иного рода. Бонд (Bond, Э8а) утверждал, что одной из характеристик, отличающих различные культур­ные группы, является структура ролевых взаимоотношений. Если это так, тогда может иметь место определенная культурная специфика, связанная, скажем, с вос­приятием того, кто наносит оскорбление (Bond et al., 1985), из-за различия в струк-

туре взаимоотношений обидчика и оскорбленного. Если в эгалитарной культуре учитель оскорбляет ученика, такое поведение может быть воспринято как предо­судительное и вызвать достаточно интенсивное противодействие. Однако осужде­ние и противодействие могут не иметь никакого отношения к психологическим характеристикам оскорбленного, а определяться лишь структурой взаимоотноше­ний учителя и ученика в данной культурной группе. Таким образом, принимая во внимание медиатор ролевого равенства, мы можем получить возможность понять культурные различия в отношении к обидчику, не обращаясь к психологическим медиаторам (например, к представляющему собой личностную характеристику параметру социального соответствия [agreeableness]).

Симан (Seeman, 1997) сетует на недостаток внимания, которое социальная пси--хология уделяет социальной ситуации. В некоторых попытках оценить параметры ситуации (например, Wish, Deutsch & Kaplan, 1976) оценивалась вместо этого психологическая реакция на нее. Исключением является работа Марвелла и Хей-джа (Marwcll & Hage, 1970), которые обратились к респондентам с просьбой оце­нить ролевые взаимоотношения по ряду параметров объективного характера, таких как частота встреч, присутствие третьих лиц во время встреч и т. п. Мак-Оли (McAuley, 1999) усовершенствовал и дополнил данные параметры и в настоящий момент использует их для сравнения гонконгской и австралийской структуры ро­левых взаимоотношений. Возможно, это сравнение покажет, что в двух названных культурных группах ролевые взаимоотношения строятся по-разному. Если это так, то появится возможность с помощью медиатора непсихологического характера — структуры ролевых взаимоотношений — объяснить некоторые различия в поведе­нии, наблюдаемые в разных культурах.



Другим примером является работа Морриса, Подольни и Ариеля (Morris, Podolny & Ariel, 2000). Они заявляют:

Субъективистская традиция не имела в своем распоряжении подходящих инструмен­тов для анализа опосредующих переменных, которые были весьма важны — речь идет о социальном контексте, который определяет действие конкретных законов поведения, являясь причиной культуро-специфичных форм конкретных действий (р. 82).

Упомянутые исследователи предлагают и разрабатывают критерии оценки взаимоотношений, в которые вступают служащие большой многонациональной компании в четырех разных культурах, с учетом типологии Парсона универса­лизм-партикуляризм и атрибуция-достижения. Моррис с коллегами оценива­ют масштабы и интенсивность взаимоотношений, их направленность, количество сотрудников, работающих в одном подразделении с испытуемым, с которыми он поддерживает дружеские отношения, взаимодействия, которые'выходят за пре­делы служебных обязанностей, аффективную близость и продолжительность взаимоотношений, складывающихся на работе у служащих в Испании, Гонкон­ге, Германии и США. Они говорят о ряде впечатляющих различий. Это исследо­вание предусматривает теоретически обоснованную и обеспеченную тщательно продуманным инструментарием систему оценок переменных не психологическо го, а социального характера, весьма перспективных для интерпретации культур­ных различий в поведении.



Разумеется, использование медиаторов, связанных с ролевой структурой или с характером взаимоотношений, уместно лишь при изучении поведения, связанно­го с межличностным взаимодействием в конкретном контексте. Такому поведению было посвящено относительно немного кросс-культурных исследований, которые обычно вместо изучения особенностей поведения, связанного с межличностными взаимоотношениями, уделяли основное внимание социальной когнитивной дея­тельности. По мере того как мы будем уделять больше внимания межличностному взаимодействию, такому как разговор или проявления агрессии, ситуационные медиаторы будут приобретать большее практическое значение для объяснения культурных различий и построения моделей социального поведения.

Заключение, с которого все только начинается

А потом наступает пора выбора тактики и маневров,Именно это и есть самое сложное.

Сунь Цзы. Искусство войны, глава 7, стшЗ

Поставить перед собой цель — это одно, достичь ее — совсем иное. Как подступить­ся к разработке, а затем апробации универсальных теорий социального поведения? Здесь мы должны обрести мастерство и приобрести знания, которые помогут за­ложить фундамент для осуществления этой необходимой в сфере кросс-культур­ной психологии работы. В этом отношении существуют весьма полезные источни­ки, которые касаются методологических аспектов кросс-культурных исследований (Brislin, Lonncr & Thorndike, 1973; Van de Vijver & Leung, 1997) и содержат совре­менную информационную базу по кросс-культурной социальной психологии (Smith &Bond, 1998).



Что касается мотивации, которая заставляет вступать в борьбу с фрустрация­ми, неопределенностью и требованиями, которые предъявляет практика кросс-культурной социальной психологии, это скорее вопрос личного свойства. Любо­знательность и толерантность к неопределенности связаны с готовностью прибег­нуть к помощи опыта, так же как жизнь в чужой культуре ежедневно заставляет удивляться, а порой и испытывать досаду (Bond, 1997). Здесь важна и способность рискнуть своей карьерой, поскольку кросс-культурные исследования требуют го­раздо больше времени на подготовку и осуществление, нежели исследования мо­нокультурного характера (Gabrenya, 1988).

Если перейти к более оптимистичному тону, то можно вспомнить, что мы живем в век культурного многообразия. В то время, когда мы пишем эти строки, многие страны отмечают 50-ю годовщину Декларации прав человека. Все более глубокая озабоченность правами человека включает в себя и защиту культурной самобыт­ности, и заинтересованность в сохранении и интеграции нашего разнообразного на­следия. Мы верим, что кросс-культурная социальная психология имеет большое будущее, поскольку все большее значение придается принадлежности к определен­ной культуре и гармонии отношений между разными культурами. Однако это требует немедленного совершенствования наших теоретических подходов и апро­бации новых теорий, чтобы в этом многоголосье наш голос был услышан.


Просмотров 292

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!