Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Культуры, построенные на насилии



Одно из интереснейших кросс-культурных исследований агрессии использовало гипотезу о том, что некоторые культурные группы готовят своих членов к насилию. Обзор этих исследований говорит о том, как полезна интерпретация на личност­ном уровне в качестве методики, позволяющей сделать аргументацию, используе­мую социальной наукой, более убедительной.

Эта работа касается различной распространенности убийств в разных культу­рах и субкультурах. Возможно, начало ей было положено разрозненными наблю­дениями, в ходе которых отмечались различия в проявлениях этой крайней формы агрессивности. Так, например, по-видимому, убийства были более распростране­ны в империи ацтеков, чем в империи инков (Prescott, 1961); распространенность убийств после Второй мировой войны в Италии была выше, чем в Испании (Archer & Gartner, 1984); мужчины совершали убийства гораздо чаще, чем женщины, особен­но в некоторых регионах, например в Афганистане (Adler, 1981). Эти разрознен-

ные данные, возможно, окажутся в сфере внимания кросс-культурной психологии, как только будет создана широкая, дающая возможность кросс-культурных срав­нений система критериев, определяющих убийство.

ООН требует от стран-членов организации представлять ежегодные отчеты, включающие показатели общественного и социально-экономического развития, среди которых есть и статистика убийств. Ее можно найти в Демографическом ежегоднике (Demographic Yearbook), издаваемом ООН. Эти данные использова­лись при проведении кросс-культурных исследований, например Роббинсом и соавторами (Robbins et al., 1972); в этой работе уровень насильственной смертности связан с показателями температуры-влажности. Кроме того, многие крупные демократические страны, такие как США, фиксируют статистику убийств в своих административно-территориальных единицах. Принимая во внимание, что в каж­дом из 50 американских штатов существует своя культура школьного образования, свои правовые институты, особый характер экономической деятельности и т. д., исследования, сравнивающие данные по отдельным штатам, позволяют проверить гипотезу, касающуюся связи определенных переменных с распространенностью убийств. Так, исследование Уилкинсона, Кавачи и Кеннеди (Wilkinson, Kawachi & Kennedy, 1998) показало, что количество убийств выше в штатах, имеющих более высокие показатели неравенства при распределении доходов.



Коэн (Cohen, 1996) связывает более высокие показатели по убийствам на юге США с относительно мягким уголовным законодательством в этих штатах. Речь идет о большем количестве законов разрешающего характера и меньшем количе­стве ограничительных законов, касающихся приобретения и использования ору­жия, насилия в браке, защиты имущества и самообороны. При этом более широко применяется смертная казнь и телесные наказания. Коэн и Нисбетт (Cohen & Nisbett, 1994) приводят доводы в пользу того, что такие законы сформировались в эпоху скотоводческой культуры с ее низким уровнем поддержания общественного порядка и принудительным осуществлением прав собственности. Это характерно для американского Юга. В таких социальных условиях возникла культура чести (Peristany, 1965), в которой членов общества готовили к личной и решительной борьбе за свою собственность. В общественном сознании жесткость характера стала неотъемлемой характеристикой владельца собственности и весьма полезным со­циальным капиталом, поэтому подготовка к жизни в обществе предполагала спо­собность решительно противостоять обидчику. Вспыльчивость и чрезмерная обид­чивость наблюдается и сегодня, поэтому конфликт, вызванный нанесением обиды и контрнаступлением, имеет больше шансов обостриться и привести к убийству (Felson, 1978).



Кроме того, сегодня южные штаты имеют за спиной историю рабовладения, то есть долгие годы содержания, муштрования и наказаний рабов, что, несомненно, вызвало определенные культурные последствия. Они включают в себя обострен­ную чувствительность к любому оскорблению или вызову в сочетании с опреде­ленным нормативным кодексом, требующим принятия строгих мер для восстанов­ления авторитета, если последний был поставлен под сомнение. Кодекс в сочета­нии с историческим наследием способствуют формированию «южной культуры

насилия» (ЮКН), которая оправдывает нападение на другого человека зашитой чести или достоинства. Эта культурная составляющая в контексте более широких представлений социального характера, имеющих распространение в США, явля­ется причиной более высоких показателей убийств (и нападений).

Такая аргументация, принимающая во внимание экономические факторы, пра­вовые институты, практику социализации и, наконец, личную предрасположен­ность, представляется достаточно правдоподобной для объяснении различий в показателях распространенности убийств в США, а возможно, и различий между другими культурными и национальными группами. Однако существуют две про­блемы: концептуальная и связанная с интерпретацией.

Сначала рассмотрим концептуальную проблему. Различия в показателях рас­пространенности убийств связывают также, по меньшей мере, с двумя другими факторами, которые отличают друг от друга разные штаты: средний уровень тем­пературы воздуха (Anderson & Anderson, 1998) и неравенство при распределении доходов (Wilkinson et al., 1998). Андерсон и Андерсон показали, что если просле­живать связь показателя убийств с уровнем температуры воздуха, то не обнаружи­вается зависимости этих показателей в каждом штате от факторов социального характера, с которыми связывают ЮКН. Переменной, которая оказывает влияние на общество, возможно, является средний уровень температуры окружающей среды, а.вовсе не социальные факторы ЮКН. Вероятно, то же самое можно было бы ска­зать об экономическом неравенстве. Не исключено, что можно было бы доказать, что воздействие уровня температуры снижается или нейтрализуется, когда уровень экономического неравенства регулируется.



Тем не менее, имея в виду декларированные нами цели, эти спорные результа­ты, полученные на уровне общества, оставляют исследователей в недоумении, ка­кие психологические переменные им следует рассматривать как факторы индиви­дуального акта, называемого убийством: индивидуальные факторы, связанные с ЮКН, с температурой или с относительным неравенством.

Вторая проблема касается необходимости перевода прогностического социаль­ного фактора на уровень оперативного психологического фактора. Человека уби­вает человек, а не народ, культура или штат, и далеко не каждый способен убить человека. Специалисты по социальной психологии хотели бы выделить и изучить психологические переменные, связанные с убийством. Но здесь нас ожидает разо­чарование — к счастью, убийство является чрезвычайно редким актом, к которому нельзя побудить в лабораторных условиях. И потому изобретательные исследова­тели разработали массу лабораторных образцов, которые стимулируют суррогат убийства — сильный удар электрическим током в сценарии учитель-учащийся (например, Milgram, 1974), вербальная реакция на необоснованное оскорбление (например, Bond & Venus, 1991), утверждение своего превосходства путем словес­ной перепалки (Cohen, Nisbett, Bowdle & Schwartz, 1996) и т. д. Допустимость таких суррогатных действий при изучении убийств зависит от того, насколько правдоподобна связь между подобными действиями и убийством как таковым, которая обеспечивается либо воссозданием акта убийства (например, Gilligan, 1996; ТосЬ, 1969), либо теоретически (например, используя интеракционистскую теорию принудительных мер Тедеши и Фелсона (Tedeschi & Felson, 1994).


Просмотров 276

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!