Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Клиническая оценка Проблемы, связанные с клинической оценкой



Один из самых важных и все еще нерешенных вопросов, касающихся клиниче­ской оценки психопатологии, состоит в том, следует ли понимать культурные ва­риации в симптоматике как известные на Западе, расстройства, отличающееся лишь иными симптоматическими проявлениями в контексте другой культуры, или культурные вариации представляют расстройства совершенно иного рода. В начале 1900-х годов Эмиль Крепелин, который считается отцом описательной психиатрии, обнаружил, что болезни, выявленные на Западе, такие как dementia praecox (известная ныне как шизофрения), встречаются и в незападных странах. При этом, однако, уровень заболеваемости и симптоматика могут быть иными. Он также отмечал наличие культуро-специфичных синдромов, таких как амок— состояние, характеризующееся потерей контроля над сознанием, а также вспыш­ками неконтролируемой ярости и непреодолимого влечения к убийству. Встреча­ется оно преимущественно у мужчин в Индонезии и Малайзии. Несмотря на вы­явление культурных различий, Крепелин полагал, что такие синдромы служат показателями болезней, уже известных на Западе (Al-Issa, 1995).

Проблема при исследовании таких вопросов связана с тем, что в процессе изу­чения культурных феноменов трудно избежать предубеждений, связанных с куль­турой исследователя. По мнению Кляйнмана (Kleinman, 1995), научно-исследова­тельской работой в психиатрии часто движет стремление доказать, что психическое расстройство подобно любому другому заболеванию, а следовательно, может быть обнаружено в любом уголке земного шара при помощи одних и тех же диагности­ческих приемов. Свидетельством тому являются международные исследования шизофрении. В ходе одного из них, Международного пилотного исследования шизофрении (IPSS), которое финансировалось Национальным институтом психи-

атрии, изучались группы больных в Индии, Нигерии, Колумбии, Дании, Велико­британии, бывшем Советском Союзе и США. Выборки страдающих психическими расстройствами действительно имели похожие симптомы, что свидетельствовало в пользу представления о расстройстве «универсального характера». Тем не менее были обнаружены и весьма ощутимые различия. Так, прогноз течения заболева­ния был более благоприятным для больных из менее развитых стран и менее опти­мистичным для тех, кто принадлежал к промышленно развитому обществу. Это открытие сочли-второстепенным по сравнению с тем фактом, что основные симп­томы шизофрении можно встретить повсеместно (Kleinman, 1995).



Инициатором другого подобного исследования, а имело Исследования решаю­щих факторов прогноза (Determinants of Outcome Study), была ВОЗ. Исследование также финансировалось Национальным институтом психиатрии (Sartorius & Jablensky, 1983). В 12 центрах, расположенных в Индии, Японии, Нигерии, Колумбии, Дании, Великобритании и США, были обследованы около 1300 больных. Иссле­дователи пришли к выводу, что независимо от страны в симптоматике больных ши­зофренией было много общего. И тем не менее были выявлены и существенные различия. Редко встречающаяся в развитых странах кататоническая шизофрения составляла 10% всех случаев этого заболевания в развивающихся странах. Кроме того, в развивающихся странах диагноз острой разновидности заболевания ставил­ся примерно в 2 раза чаще, чем диагноз параноидная шизофрения. Диагноз же гебефренической шизофрении ставился в развитых странах более чем в 3 раза чаще, чем в развивающихся странах. Несмотря на столь заметные кросс-культур­ные различия, в выводах исследования обращалось первоочередное внимание на универсальный характер симптомов шизофрении (Kleinman, 1995). В связи с этими выводами Кляйнман отмечает: «Таковы неписаные законы профессиональной идео­логии, которая склонна преувеличивать все, что связано с универсальным характе­ром психических расстройств, игнорируя при этом культурную специфику» (р. 636).



Принадлежность к разным культурным или этническим группам может быть причиной разногласий между теми, кто ставит диагноз. В ходе исследования вли­яния культуры на диагностический подход врача пять американских врачей-муж­чин китайского происхождения и пять белых американцев оценивали функциони­рование белых пациентов и пациентов-китайцев, просматривая видеозапись бесед с ними (Li-Repac, 1980). Результаты показали взаимосвязь между клинической оценкой и этнической принадлежностью врача и пациента. Белые американцы определяли состояние пациентов китайского происхождения как тревожное, неловкое, смущенное и нервозное, врачи-китайцы воспринимали тех же самых пациентов как оживленных, активных, адекватно адаптирующихся, искренних и дружелюбных. Белых пациентов белые же врачи оценили как эмоциональных, склонных к приключениям, искренних и добродушно-веселых, тогда как врачи-китайцы определили тех же пациентов как активных, агрессивных, непокорных и искренних. Кроме того, белые врачи, по сравнению с врачами-китайцами, были в большей степени склонны оценивать пациентов-китайцев как подавленных, замкнутых, неуравновешенных в социальном плане и неспособных к созданию межличностных отношений. Врачи китайского происхождения считали наруше­ния белых пациентов более серьезными, чем белые врачи. Все это свидетельствует

о том, что мнение о психологическом функционировании зависит, по крайней мере отчасти, от принадлежности врача и пациента к одной и той же или разным этни­ческим группам и, вероятно, от культурного контекста.



В процессе клинической оценки возможны и другие источники отклонений. Большая часть инструментов для клинической оценки содержит позиции, которые не всегда можно адекватно перевести на другие языки (Kleinman, 1995). Например, диагностические инструменты в США используют выражения feeling blue и feeling down, которые обозначают депрессивный аффект. На многих языках буквальный перевод этих терминов представляет собой бессмысленные сочетания слов. Чтобы оценить культурные различия во всей полноте, исследователи должны выявить в данной культуре характерные для описания расстройства выражения и именно их включить в стандартный опросник. Иными словами, при разработке критериев в одной культуре и последующем их использовании в другой, часто страдает экви­валентность.

Брислин (Brislin, 1993) выделяет три категории проблем, связанных с эквива­лентностью критериев оценки в ходе кросс-культурных исследований: а) проблемы эквивалентного перевода, б) концептуальная эквивалентность и в) метрическая эквивалентность. Потенциальные проблемы, связанные с переводом, концептуаль­ной и метрической эквивалентностью, бывают столь значительны, что исследо­ватели порой отказываются делать какие-либо выводы на основании количествен­ных сравнений по показателям заданного критерия у испытуемых, принадлежащих к разным культурам (например Hui, 1988).

Проблемы эквивалентности перевода часто возникают при переводе опросни­ков и инструкций с одного языка на другой. Дескрипторы и параметры, связанные с психологическими понятиями, не всегда можно перевести адекватно, и это нано­сит ущерб эквивалентности. Чтобы проверить адекватность перевода определен­ного критерия, сформулированного в рамках конкретной культуры, сначала его перевод данного текста на другой язык делает эксперт-билингв, а затем осуще­ствляется обратный перевод на исходный язык вторым независимым экспертом-билингвом. Затем версии данного критерия на языке оригинала сравниваются, что­бы определить, каким словам и понятиям удалось «выжить» в процессе перевода. То, что слово или понятие «уцелело» в процессе перевода, дает основания пола­гать, что в данном случае перевод был эквивалентным. Такая методика может использоваться для выявления культуро-специфичных психологических концеп­ций и концепций, общих для разных культур.

Под концептуальной эквивалентностью понимается функциональный аспект конструкта, который в разных культурах служит одной цели, тогда как проявле­ния поведения или мышления, которые используются для оценки данного кон­структа, могут быть разными. Так, на Западе одной из.характеристик качества при­нятия решений является способность к принятию не зависящего от влияния окру­жающих личного решения, тогда как в Азии качество принятия решений во многом определяется как способность принять решение, отвечающее интересам группы. Эквивалентность разных типов поведения, связанных с принятием решений, состоит в том, что данное поведение связано с одним и тем же конструктом (каче­ство принятия решений), на который ориентируется индивид в разных культурах.

Отсутствие концептуальной эквивалентности означает, что конкретное представ­ление о качестве принятия решений в одной культуре не дает возможности оце­нить качество принятия решений в другой культуре.

И наконец, метрическая эквивалентность определяет, какие показатели опре­деленного параметра для представителей разных культур имеют одно и то же ска­лярное значение и являются сравнимыми. Например, если показатель некоторого параметра представителей одной группы населения равен 100, это не означает, что он эквивалентен-уровню 100 данного параметра для другой группы населения, что следует учитывать и при переводе инструмента на другой язык. Отсутствие мет­рической эквивалентности особенно очевидно при попытках переноса предельных значений показателей определенного параметра, выявленных в одной культуре, в-контекст другой культуры. Например, если определенный уровень некоторых параметров в одной культуре свидетельствует о клинических проявлениях депрес­сии, тот же уровень этих параметров в другой культуре совершенно не обязатель­но является показателем депрессии. На метрическую эквивалентность влияет мно­жество факторов, включающие эквивалентность перевода и концептуальную эквивалентность, комплексы реакций, нормы, касающиеся клинических проявле­ний депрессии и т. п.

Подходы к решению проблем

В 1996 году С. Сыо определил несколько методов, которые позволяют справиться с культурными отклонениями в процессе клинической оценки: разработка новых тестов и критериев оценки, проверка и переработка тестов, позволяющая добиться кросс-культурной валидности, изучение характера отклонений.

Разработка новых тестов и критериев оценки. Необходима разработка новых психологических тестов и критериев, приемлемых для различных в этническом и культурном отношении групп населения. Например, Чеунг (Cheung, в печати) раз­рабатывает систему оценки параметров личности, применимую в китайском обще­стве. Ее система оценки базируется не только на западных представлениях, по учи­тывает и национальные концепции. Таким образом, будет разработан инструмент, учитывающий культурную специфику китайского общества.

Зейн (Zane, 1999) полагает, что ряд конструктов личностного характера более значим в одних культурах по сравнению с другими. Одной из важных характери­стик личности, которая касается межличностных отношений, является «лицо». Потеря лица (понимается как угроза или утрата совокупности социальных свя­зей) — важный фактор межличностных отношений в азиатских культурах. Чело­век боится потери лица, иначе говоря, утраты социального статуса, что в первую очередь свойственно американцам азиатского происхождения, для культуры кото­рых понятие лица имеет высокую значимость. Для адекватной оценки данного конструкта Зейн разработал систему параметров оценки потери лица. Инстру­мент, который включает 21 позицию, отражает 4 сферы, являющиеся источником потенциальной угрозы, в том числе социальный статус, нравственное поведение, адекватность социальным нормам и внутреннюю дисциплину. Полученные данные говорят о высоком уровне надежности и валидности данного инструмента. При обследовании американцев азиатского происхождения его показатели обнаружи-

вают позитивную корреляцию с ориентацией на окружающих, застенчивостью и социальной тревожностью и негативную корреляцию с экстраверспей и уровнем усвоения новой культуры. Кроме того, показатели американцев азиатского про­исхождения по представленным параметрам выше, чем у белых американцев. Данный инструмент дает возможность прогнозировать определенное поведение вне зависимости от "его желательности в социальном плане, например настойчи­вость или беспомощность. Эти данные весьма важны для формирования концеп­ции личности.

Исследователи в США обнаружили пять ортогональных личностных факторов, которые получили название «Большая пятерка» (Goldberg, 1981). В нее включены такие характеристики, как покладистость, добросовестность и эмоциональная устойчивость. Несмотря на то что «Большая пятерка» применима к разным куль­турам, уровень значимости разных факторов в каждом случае различен (Yang & Bond, 1990). Если параметры потери лица позволяют выявить прогностические факторы поведения в определенных культурных группах и являются относитель­но ортогональными по отношению к «Большой пятерке» личностных параметров, то концептуализация личности в соответствии с параметрами «Большой пятерки» обладает определенными недостатками как попытка универсального подхода к осмыслению личности.

Проверка и переработка тестов, позволяющая добиться кросс-культурной вшшдности. В прошлом тесты и параметры оценки разрабатывались прежде всего на Западе. При оценке индивида, представляющего культуру незападного типа, обычно использовались существующие инструменты оценки, иногда в переводе и немного видоизмененнойформе. Например, тесты умственных способностей (такие, как Шкала Векслера для измерения интеллекта взрослых — WAIS), лично­стные опросники (например, Миннесотский многоаспектный личностный опрос-пик, 2-е изд. — ММР1-2) и инструменты для обследования (например, Структури­рованное диагностическое интервью — DIS) использовались для изучения нацио­нальных меньшинств или в ходе кросс-национальных исследований.

Проблема состоит еще и в том, что инструмент может быть неадекватным не только в силу недостатков перевода или включения в него чуждых данной культу­ре понятий, но и из-за неадекватного понимания ответов на отдельные вопросы. В связи с этим Роглер, МалгадииРодрпгес(Кх^1ег, Malgady & Rodriguez, 1989) от­мечают, что в культуре Пуэрто-Рико практикуется спиритизм, и утвердительный ответ по ряду позиций Миннесотского многоаспектного личностного опросника (например, «временами мною завладевают злые духи») еще не свидетельствует о патологии. Учитывая подобные обстоятельства, следует соответствующим образом адаптировать инструменты к местным нормам для повышения уровня валидности. Эта работа важна еще и тем, что позволяет определить нормы сравнения разных групп и выявить, какие аспекты или позиции инструмента применимы в кросс-культурном плане, а какие требуют видоизменения для обеспечения валндности и возможности более точной интерпретации полученных данных.

Изучение характера отклонений. Отклонения — весьма благодатная сфера ис­следований, которую обычно упускают из виду при проведении кросс-культурных сравнений. Исследование отклонений порой позволяет понять, каким образом

культура влияет на ответы при использовании различных инструментов оценки. Это понимание в свою очередь позволяет определить, как можно избежать откло­нении при оценке отличающихся в культурном отношении групп населения. То есть понимание культурных процессов, которые лежат в основе ответа на воп­росы инструментов оценки, — а эти процессы могут быть общими для ряда инстру­ментов, — дает возможность избежать отклонений.

Сью занимается исследованием вопроса, можно ли прогнозировать различия в ответах на вопросы инструментов с учетом этнических и культурных различий. Если можно будет выявить такие обусловленные культурной принадлежностью прогностические факторы, то станет возможной оценка любого критерия в отно­шении отклонений и повышение валидности инструментов. А значит, можно будет использовать существующие инструменты с учетом выявленных культурных фак­торов. Этот подход использовался для анализа совокупности ответов, связанных с такими критериями, как желательность в социальном плане, в Миннесотском многоаспектном личностном опроснике.

Подводя итог, можно сказать, что непосредственный перепое критериев, которые выработаны и опробованы в одной культуре, в другую культуру влечет за собой ряд проблем. Для их решения используются различные стратегии, в том числе пере­вод инструментов оценки и выявление нормативного уровня показателей для целевой группы, видоизменение инструментов с учетом местной культурной спе­цифики, разработка критериев, с помощью которых можно оценить значимые для конкретной культурной группы конструкты, изучение характера культурных от­клонений и их корректировка. Кросс-культурная психология способствует более глубокому пониманию влияния культурных факторов на процесс оценки и стре­мится к устранению отклонений.


Просмотров 300

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!