Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Интерпретация шизофрении с точки зрения культуры: проблемы исследований



Эмпирические кросс-культурные исследования шизофрении говорят, о том, что течение этого заболевания зависит от социальных условий. Пытаясь объяснить различия в прогнозах заболевания, К. Лин и Кляйнман (К. Lin & Kleinman, 1988) сравнивают западное и незападное общество по ряду факторов, включая структу­ру семьи, социальную поддержку, окружение на работе, коммуникативный стиль и атрибуцию психических заболеваний. Данные попытки интерпретации, с точки зрения культуры, остаются не слишком убедительными, поскольку сопоставление культур не имеет под собой базы в виде проверяемых гипотез или этнографической оценки»культурных различий.

Выраженные эмоции близких больного шизофренией являются основным про­гностическим фактором рецидивов заболевания на Западе (Leff & Vaughn, 1986). Используя протокол семейного интервью Камбервелла, исследователи подтверди­ли, что эмоциональный настрой родственников в ходе интервью был одним из ос­новных показателей рецидива проявления симптомов у больного через 9 месяцев после выписки из больницы. Точнее, показателем является количество критиче­ских замечаний в адрес больного шизофренией, которые сделаны его родственни­ком в отсутствие больного (Leff & Vaughn, 1986). Авторы сравнивают данные, по­лученные в Индии, в центре, расположенном в Чандигархе, и данные, собранные в Лондоне, Лос-Анджелесе и Питтсбурге в ходе исследования ВОЗ. Родственники больных в Чандигархе ведут себя иначе, чем англоамериканцы, Индийцы делают примерно в 3,6 раза меньше критических замечаний в адрес родственника, страда­ющего шизофренией, чем жители Лос-Анджелеса.

Главной проблемой критериев оценки выражаемых эмоций в ходе кросс-куль­турных исследований является кросс-культурная валидность показателя частоты негативных высказываний. Литература по кросс-культурным исследованиям эмо­ций говорит о том, что культуры заметно различаются между собой в восприятии и выражении отрицательных эмоций, как вербальным, так и невербальным путем (Matsumoto, Kudoli Schrere & Wallbott, 1988; Tanaka-Matsumi, 1995). Более того, Дженкинс и Карно (Jenkins & Karno, 1992) доказывают, что выражаемые эмоции как таковые представляют собой показатель, являющийся культурной переменной, характеризующей отношение родственников к больному члену семьи. Без специ­ального исследования коммуникативного стиля в семье и принятой в данной куль­туре эмоциональной лексики мы не сможем сформулировать достоверные в куль­турном отношении гипотезы, дающие возможность интерпретации течения И ис­хода шизофрении.



И наконец, был выдвинут (Desjarlais et al., 1995) ряд важных предположений о том, как социальные и культурные факторы могут повлиять на более благоприятное течение шизофрении. В числе таких факторов — взгляды на причины и течение за­болевания, которых придерживаются члены определенной социальной группы. Объяснение заболевания внутренними, а не внешними факторами, способствует хроническому характеру его течения, так же как и объяснение причин заболева­ния характеристиками, присущими личности. Поскольку объяснение заболевания внутренними факторами сочетается с наличием нуклеарной семьи, существующей в рамках технологически развитого общества, основанного на конкуренции, отсут­ствие надежной поддержки извне также повышает вероятность хронического течения заболевания. В развитых обществах ятрогенный эффект лечения в усло­виях стационара может усиливать зависимость больного от медицинского пер­сонала, тем самым увеличивая вероятность хронического течения заболевания (Ullmann & Krasner, 1975).



Тревожные расстройства

Е. Гуд и Кляйнман, авторы обзора литературы по культуре и тревожным расстрой­ствам (Е. Good & Kleinman, 1985), утверждают, что «тревожность и тревожные рас­стройства носят универсальный характер, присутствуя в любом человеческом обществе» (р. 298). Они предупреждают также о том, что «феноменология таких расстройств, формы, благодаря которым недомогание выявляется и становится социально значимым, существенно различаются в разных культурах» (р. 298). Дж. А. Рассел (J. A. Russell, 1991) и MecKHTaH<DpHftna(Mesquita & Frijda, 1992) в изобилии приводят свидетельства того, что категории и значение эмоций отлича­ются в разных культурах. В индивидуалистических и коллективистских культурах факторы, предшествующие появлению конкретных эмоций, и восприятие этих эмоций различны, при этом каждой культуре присущи свои качественные и коли­чественные особенности процесса непосредственной коммуникации (Triandis, 1994). Лексика, связанная с эмоциями, и их сущностная таксономия в разных куль­турах отличаются чрезвычайным многообразием (J. A. Russell, 1991). Барлоу (Barlow, 1988) предложил биопсихологическую модель тревожных расстройств, которая учитывает факторы вызываемого определенными стимулами физиологи­ческого возбуждения, когнитивной интерпретации и копинг-поведения типа при­ближение-избегание и его результаты.

Таким образом, перед специалистами по кросс-культурным исследованиям стоит сложная задача изучения тревожных расстройств, при этом вряд ли кто-то будет оспаривать тот факт, что проявления тревожности и страха носят универ­сальный характер. Фактически, все авторы единодушны в том, что в кросс-куль­турном аспекте тревожные расстройства отличаются чрезвычайным разнообра­зием (Tanaka-Matsumi & Draguns, г997). Один из вопросов касается того, какие расстройства в рамках данной категории являются отклонениями от норм поведе­ния, принятых у данной группы населения в целом.



Хву и Комптон (Hwu & Compton, 1994) сравнивали данные шести крупных эпидемиологических исследований, и результаты этого сравнения говорят о том, что коэффициент распространенности определенных с помощью Структурирован-

ного диагностического интервью конкретных тревожных расстройств в значитель­ной степени зависит от вида расстройства (общие тревожные расстройства, пани­ческие расстройства и т. д.) и от культуры, к которой принадлежит индивид. При сопоставлении данных по Тайваню, Корее, США, Канаде, Новой Зеландии и Пу­эрто-Рико было выявлено, что максимальный уровень коэффициента распростра­ненности колебался от 2,9 % для общих тревожных расстройств до 7,3 % для пани­ческих расстройств. Эти данные говорят о том, что разные культуры по-разному определяют пороговые проявления симптомов тревожных расстройств. Однако лишь несколько исследований изучали тревожные расстройства, используя одно­временно нормальную и клиническую выборки.

Тсенг и соавторы (Tseng et al., 1990) изучали совокупность симптомов у боль­ных с «неврозом, ситуационной реакцией адаптации или острой эмоциональной реакцией» (р. 252) в пяти исследовательских центрах в Азии. Центры располага­лись в Чинг-Маи (Таиланд); Бали (Индонезия); Гаосюне (Тайвань); Шанхае (Ки­тай) и Токио (Япония). В ходе исследования оценивались черты сходства и раз­личия между группой здоровых людей и клинической группой в рамках одной культуры, а затем проводилось кросс-культурное сравнение полученных данных. Профиль симптома больных во всех городах отличался от профиля здоровых ис­пытуемых, свидетельствуя об ухудшении состояния. Кроме того, были выявлены кросс-культурные различия между пятью городами, при этом ближе всего между собой были показатели групп материковой части Китая и Тайваня.

Различия в диагностических приемах, применяемых при выявлении симптомов невроза, отчасти объяснялись кросс-культурными различиями. Группа исследова­телей (Tseng, Xu, Ebata, Hsu & Cui, 1986) предлагала психиатрам из Пекина, Токио и Гонолулу поставить диагноз шести китайским больным и продемонстрировала врачам видеозапись психодиагностического исследования. Психиатры из Пекина поставили больным диагноз «неврастения», тогда как их коллеги из Токио и Гоно­лулу поставили диагноз «реакция адаптации». Другая группа ученых (Tseng, Asai, Kitanishi, McLaughlin & Kyomen, 1992) сравнивали также диагностические оценки японских психиатров в Токио и американских психиатров в Гонолулу. Им демон­стрировали видеозапись, представляющую больных, предположительно страдаю­щих социальной фобией. Уровень единодушия японских психиатров при поста­новке диагноза был выше, чем у американских специалистов при просмотре мате­риалов по больным из Японии, страдающим социальной фобией (Teijin kyofusho). Однако в отношении двух американских больных мнения японских психиатров совпали лишь на 6,5 %. Два международных исследования Тсенга говорят о том, что диагностическая практика влияет на кросс-культурное многообразие отмечае­мых симптомов. По этой причине исследователи высказываются в пользу приме­нения стандартизированной системы диагностики, которая позволяла бы контро­лировать различия в диагностической практике.

Поскольку тревожные расстройства отражают переход границы, определенной в рамках данной культуры (Draguns, 1980; Lambert et аЗ„ 1992; Tseng & Hsu, 1980), стандартизация критериев диагностики может привести к тому, что будут упущены из виду уникальные для данной культуры отклонения и значимые моменты, связан­ные с субъективными ощущениями тревожности и страха в определенном культур-

ном контексте. Культуро-специфичные расстройства, такие как Teijin kyofusho в Японии (J- G. Russell, 1989; Tanaka-Matsumi, 1979) и коро (Tseng, Mo, et al., 1992) в Южном Китае и Юго-Восточной Азии, подтверждают важность учета ценностных ориентации при выявлении конкретных симптомов и принятой в данной культуре реакции на расстройства, связанные с тревожностью. Так, функционирующая среди латиноамериканского населения идиома attaque de nervois (нервный приступ) (Guarnaccia, Rivera, Franco & Neihbor, 1996) используется для описания того, что происходит в обйденной обстановке, при обстоятельствах, вызывающих стресс, на­пример на похоронах или во время несчастного случая. Как утверждает Кирмайер (Kirmayer, 1991), «существующие в культуре представления или нормы и модели взаимодействия являются определяющими для идентификации расстройства... Нельзя четко описать проблему, не вдаваясь в детали, связанные с культурой» (р. 26).


Просмотров 290

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!