Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Силлогистические рассуждения



Русский психолог Лурия (Luria, 1931) был одним из первых ученых, занимавшихся исследованием силлогистических рассуждений и культуры. В его исследованиях, проводимых в отдаленных уголках России, испытуемым предлагалось то, что боль­шинство западных ученых называет задачей на непосредственный дедуктивный вывод. Испытуемым говорили, что все медведи на севере белые, при этом определен­ная местность расположена на севере. Затем испытуемых спрашивали, какого цвета медведи в этой местности. Большинство испытуемых не могли ответить на вопрос, а многие задавали вопрос об исходных посылках задачи, предполагая, например, что исследователь сам был в этой местности и выяснил, какого цвета там медведи.

Коул (Cole, 1996) частично повторил исследование Лурии (Luria, 1931) в Аф­рике и подобным образом обнаружил, что многие испытуемые не воспринимают вопрос на теоретическом уровне. Испытуемым предлагали исходные посылки: «Когда Джуан и Джоз пьют много пива, мэр города сердится» и «Джуан и Джоз сейчас выпьют много пива». Испытуемым предлагалось сделать вывод, будет ли мэр сердиться на Джуана и Джоза. Некоторые участники стали решать вопрос в теоретическом аспекте, но многие другие видели в нем эмпирическую задачу и давали ответы вроде: «Нет, очень многие мужчины пьют пиво, почему мэр должен рассердиться?»

Сотню лет назад такое «отсутствие» способности рассуждать могло быть вос­принято как свидетельство недостаточно развитого интеллекта и низкого культур­ного уровня. Теперь же большинство ученых признает, что такой подход выявляет не отсутствие способности рассуждать, а различные культурные модели мышле­ния (D'Andrade, 1995). В самом деле, Лурия (Luria, 1931) и Коул (Cole, 1996) под­черкивали, что практическая повседневная деятельность и культурные артефакты имеют центральное значение для культурной специфики мышления: бесполезно,

а возможно, и вредно, предполагать, что западные абстрактные задания, например силлогистические рассуждения, являются золотым стандартом мышления и спо­собности к дедукции1.



Д'Андрад (D'Andrade, 1995) полагал, что мышление опирается на усвоенные культурные модели (например, правила, в соответствии с которыми делаются вы­воды) и при этом может принимать во внимание материальные артефакты (напри­мер, счеты). Используя задачу Уайсона (Wason task), широко применяемый тест, который якобы оценивает логическое мышление, Д'Андрад продемонстрировал, что способность справиться с ним зависит главным образом от того, как данная задача вписывается в контекст повседневного знания и повседневной деятельно­сти. Если она сформулирована как абстрактная задача на «работу с ярлыками», испытуемые справляются с ней из рук вон плохо; если же сформулировать ее как вопрос о возрасте, в котором люди пьют, испытуемые успешно решают ее2. Такая опора на реалии повседневной жизни оказывает сходное влияние на выполнение разного рода силлогистических и прочих задач da мышление (D'Andrade, 1995).

Диалектическое мышление

Хотя немногие способны к формальному мышлению на уровне специалистов по законам логики и далеко не у всех оно вызывает воодушевление, существует опре­деленное искушение охарактеризовать большинство мыслителей-непрофессиона­лов как придерживающихся некоторых базовых принципов доказательства, ис­пользуемых еще со времен Аристотеля. Речь может идти, например, о «законе неиротиворечия». Этот закон гласит, что пи одно утверждение не может быть од­новременно истинным и ложным. Однако Пенг и Ннсбетт (Peng, 1997; Peng & Nisbett, 1999) показали, что данная характеристика ограничивается в лучшем слу­чае лишь представителями западной культуры; они приводят доказательства того,



1 Пафос авторов понятен, однако нельзя не заметить, что силлогизмы — это не какие-то специфиче­ские «западные абстрактные задания», а элементарныеформы дедуктивного мышления, без кото­рых невозможно развитие науки, техники, цивилизации. Поэтому нес же они — действительно «зо­лотом стандарт» дедуктивнойлогики, обязательныйдля любой этнической, национальной, регио­нальной культуры, когда она выходит на достаточно высокий уровень развития. Неумение мыслить силлогистически - это признак неразвитости мышления. Такой вывод и делает Л, Р. Лурия. Он под­черкивает, что логике дедуктивного мышления надо учиться, и значение школьного образования — в том, что оно не только дает знания, но и формирует навыки абстрактно-логического, теоретиче­ского рассуждения (см.: Лурия А. Р. Об историческом развитии познавательных процессов. М., 1974. С. 131). Культурные модели мышления, не формирующие таких навыков, могут быть вполгге Доста­точными дляповседневной житейской практики, но их когнитивные, познавательные1 возможно­сти ограничены и не обеспечивают решение задач, связанных с построением и усвоением научных знаний. — Примеч. науч. ред.

3 Авторы имеют в виду дна варианта задачи Уансопа. В первом испытуемому даются 4 карты, па ко­торых написано, например: А, В, 3,7. Ему предлагают проверить, соблюдается Л иправило: «Если на карте А, то n;i обороте ее 3*. Для этого он должен перевернуть те и только те карты, которые пеоохо-дпмо посмотреть, чтобы проверить это правило. Во втором варианте перед испытуемым кладутся 4 карты, на одной стороне которых обозначен возраст человека, на другой — что он пьет. На картах написано: пьет пиво, пьет воду, 16 лет, 20 лет. Предлагаетсяпроверить правило: «Если человек пьет пиво, он должен быть старше 18 лет». В нервом случае большинство ошибается (переворачивают кар­ты А и 3вместо А и 7). Но но втором случае большинство действует правильно. — Примеч. науч. рва.



что жители Восточной Азии имеют иную эпистемологию с отличными правилами построения доказательств и вынесения суждений. Их работа говорит о том, что де­дуктивное мышлением прочие виды мы шления опираются на определенные эпи­стемологические предположения, касающиеся сущности знания и истины и путей их обретения, а эти предположения могут различаться в разных культурах.

Пенг п Нисбетт (Peng & Nisbett, 1999) описывают западное мышление как опи­рающееся на три основных закона. Закон тождества (Л = А) предполагает, что любая сущность тождественна сама себе. Закон исключенного третьего или В, или не В) гласит, что любое высказывание либо истинно, либо ложно; не может быть полуправды. Закон непротиворёчия (А не есть не-А) утверждает, что ника­кое высказывание не может быть одновременно и истинным и ложным^ По своей сути, такие представления вполне согласуются с разнообразными западными пси­хологическими феноменами, такими как. наивный реализм (например, Ross & Ward, 1996) и эссепциализм (например, Gelman & Mcdin, 1993), а также с резко отрицательном отношением к непостоянству н лжи.

Анализируя подходы философов и историков Востока и Запада (Liu, 1974; Lloyd, 1990; Needham, 1954, 1962; Zhang & Chen, 1991), Пенг и Нисбетт (Peng & Nishett,e1999) утверждают, что мышлению народов Востока присущ иной подход: диалектическая эпистемология. Такая диалектика отличается от утонченной («ди­алектической») философии Гегеля н Маркса тем, что в этих философских учени­ях часто предполагаются и настойчиво ищутся исходные противоречия или оппо­зиции, которые затем находят свое разрешение; а восточная народная диалекти­ческая эпистемология, которую описывают Пенг и Нисбетт, допускает и даже принимает противоречие, не пытаясь «исправить» или разрешить его.

Пенг н Нисбетт (Peng & Nisbett, 1999) выделяют три фундаментальные посыл­ки восточной диалектической эпистемологии. Первое — это принцип изменения, который предполагает динамическое развитие реальности; нет ничего, что тожде­ственно само себе, поскольку реальность изменчива и неустойчива. Второе — прин­цип противоречия, который гласит, что поскольку изменение постоянно, постоянно и противоречие; сама природа мира такова, что старое и новое, хорошее и плохое существуют бок о бок в одно и то же время в одном и том же объекте или собы­тии. Третье — принцип холизма, смысл которого в том, что поскольку изменение и противоречие постоянны, ничто в жизни человека или в его характере не является изолированным и независимым; все взаимосвязано, и попытки выделить состав-1 ляющие единого целого могут лишь ввести в заблуждение.

Пенг п Нисбетт (Peng & Nisbett, 1999) утверждают, что данные совокупности принципов лежат в основе двух типов народной эпистемологии: диалектической эпистемологии, которая распространена в первую очередь на Востоке, и более пря­молинейной/логической эпистемологии, которая в большей степени свойственна Западу. Разумеется, они содержат составляющие, общие для многих или всех куль-

Приведенныездесь три закон;! — это законы формальной логики (сформулированные не очень аккуратно), нарушение которых неминуемо ведет к логическим ошибкам. I 1а них опирается не только западное, но любое логически правильное мышление — восточное не меньше западного. Утверждать, что в мышлении народов Востока эти законы не соблюдаются, все равно что признать их мышление ошибочным,Примеч. науч. рс.д.

тур, однако сравнительное преобладание тех или иных скрытых предпосылок го­ворит о том, что кросс-культурные исследования могли бы выявить, каким обра­зом культурная специфика эпистемологии влияет на умозаключения. Далее мы обратимся к данным, касающимся культуры и диалектического мышления.

Народная мудрость и диалектическое мышление. Пенг и Нисбетт (Peng & Nisbett, 1999) исследовали сборники пословиц, воплощающих в себе представления наро­да. Они обнаружили, что диалектические пословицы, которые содержат противо­речие или утверждения, связанные с нестабильностью (например: «Слишком скромный наполовину заносчив»), чаще встречаются среди китайских пословиц, чем среди английских. Когда же недиалектические (например: «Лучше иметь пол­буханки, чем сидеть совсем без хлеба») и диалектические пословицы были отобра­ны из китайских и английских пословиц в одинаковом количестве и предложены китайским и американским студентам-старшекурсникам для оценки, китайские испытуемые оказывали большее, по сравнению с американцами, предпочтение по­словицам диалектического содержания. Те же схемы предпочтения были выявле­ны в отношении еврейских пословиц, то есть стимулов, которые были в равной мере незнакомы как китайцам, так и американцам.

Диалектическое разрешение социальных противоречий. Пенг и Нисбетт (Peng & Nisbett, 1999) представляли на рассмотрение китайским и американским студен­там разного рода противоречия, взятые из ситуаций повседневной жизни. Напри­мер, участников просили проанализировать конфликт между матерью и дочерью (выбрать развлечения или пойти в школу). Американцы, как правило, явным об­разом принимали ту или другую сторону (например, мать должна уважать выбор дочери). В ответах китайских испытуемых в брльшей степени проявлялось стрем­ление найти позицию золотой середины, с точки зрения которой обе стороны не­правы, при этом китайцы пытались уладить конфликт (например, мать и дочь не поняли друг друга).

Диалектика и выбор формы доказательства. Исследуя предпочтения в выборе формы доказательства, Пенг (Peng, 1997) представил китайским и американским испытуемым доказательства, касающиеся разных проблем — одно логического ха­рактера, доказывающее несостоятельность противоречия, а другое — диалектиче­ское. Например, испытуемым дали прочесть два вида опровержения утверждения Аристотеля, что объект, имеющий большую массу, быстрее падает на землю. Логи­ческое опровержение представляло собой знаменитый мысленный эксперимент Галилея: если тяжёлый объект прикрепить к более легкому, то их общая масса будет больше, чем у легкого объекта в отдельности, и, следовательно, они должны падать быстрее; с другой стороны, если следовать логике Аристотеля, легкий объект должен служить тормозом, следовательно, совокупность двух объектов дол­жна падать медленнее. Поскольку данные выводы противоречат друг другу, это дает основание отвергнуть исходное утверждение о том, что объекты, имеющие разную массу, падают с разной скоростью. Между тем диалектическое доказатель­ство базировалось на холистическом подходе к проблеме: поскольку Аристотель изолировал объекты от возможных внешних факторов (таких, как ветер, погода и высота падения), данное утверждение ложно. В отношении нескольких проблем подобного рода китайцы предпочитали диалектическое доказательство, тогда как американцев больше привлекало линейное логическое доказательство.

Допущение явного противоречия. Представители западной культуры предпочи­тают логический анализ проблем. Из этого следует, что, сталкиваясь с противоре­чащими Друг другу утверждениями, они стремятся отвергнуть одно из них в пользу другого. Представители же восточной культуры скорей всего будут стремиться принять оба утверждения, обнаруживая в каждом из них свои достоинства. В ходе одного исследования Пенг и Нисбетт (Peng & Nisbett, 1999) предъявляли испыту­емым одно утверждение или два утверждения, которые находились в очевидном противоречии. Среди них было, например, утверждение такого рода; «Изучая под­ростков, специалисты по возрастной психологии обнаружили, что дети, которые меньше зависели от родителей и семьи, были обычно более зрелыми людьми», Некоторым испытуемым его предлагали вместе со вторым утверждением, явно противоречащим первому: «Специалисты по социальной психологии, изучая моло­дежь, обнаружили, что молодым людям, которые имели более тесные отношения со своими близкими, лучше удавалось создание социальных связей». Испытуемым предлагалось одно из этих утверждений или оба утверждения сразу, а затем их просили оценить степень правдоподобия данных утверждений.

По пяти вопросам китайские и американские испытуемые выразили единоду­шие в отношении степени достоверности одного из двух утверждений. Однако когда американцы читали данное утверждение в паре с другим, они оценивали его, как еще более достоверное, чем в отдельности: одновременное предъявление дос­товерного утверждения с утверждением, которое противоречило ему, укрепляло их веру в достоверность первого утверждения (ср. Lord, Ross & Lepper, 1979). Китай­цы, напротив, оценивали утверждение как менее достоверное, когда рассматрива­ли его в паре с противоречащим ему, очевидно, стремясь найти компромисс между двумя точками зрения.

Выводы

Двадцать лет назад специалист по когнитивной антропологии Эдвин Хатчинс, по­добно Нисбетту и Россу, опубликовал книгу. Она называлась «Культура и умоза­ключения» (Culture and Inference, Hutchins, 1980) и представляла собой глубокое этнографическое исследование мышления жителей Тробриандских островов. Хат­чинс опровергает утверждение, что у жителей Тробриандских островов и предста­вителей подобных культур отсутствуют представления о причинной обусловлен­ности и логике (D. D. Lee, 1940, 1949). Отчасти иронически, Хатчинс делает в некотором роде универсалистское заявление: сложные умозаключения не пред­ставляют собой нечто доступное лишь представителям «цивилизованных» куль­тур. Однако, демонстрируя то, что жителями Тробриандских островов использу­ются сложные мыслительные операции, такие как modus tollens и достоверное умо­заключение, Хатчинс делает, кроме того, важные выводы, касающиеся различий умозаключений в разных культурах: по его мнению, образ мышления тесно пере­плетается с культурными моделями. Универсальной же является наша способ­ность выносить суждения, но она всегда реализуется в свете определенных куль­турных моделей (см. D'Andrade, 1995).

На протяжении последних 20 лет специалисты по культурной психологии много сделали для развития и интерпретации идей Нисбетта, Росса и Хатчииса. Теперь

им многое известно о том, насколько по-разному осуществляется процесс умозаклю­чения в различных культурах, и они готовы узнать об этом еще больше. Различия, рассмотренные в данной главе, не так просто обобщить, однако все приведенные факты заслуживают хотя бы краткого упоминания. После их обзора мы рассмат­риваем культурные различия в умозаключениях в свете ценностной, личностной и когнитивной традиций.


Просмотров 300

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!