Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Программа будущих исследований



Следует признать, что в этой главе вопросов было больше, чем ответов. Отсутствие или скудость эмпирических данных в этой области, однако, не следует считать показателем того, что она бесперспективна и не заслуживает внимания исследо­вателей. Напротив, в ней есть множество важных вопросов, которые ожидают внимания исследователей. Некоторые из этих вопросов освещаются в следующем разделе.

Агент и объект контроля

В этой главе я уже говорил о том, что нам следует выйти за пределы ставшего по­пулярным разграничения первичного и вторичного контроля и обратиться к более широкой схеме, позволяющей учитывать связанную с контролем ориентацию пред­ставителей тех культур, в которых гармония ценится выше, чем автономия. Одно из моих предположений состоит в том, что при попытках индивида контролиро­вать свое окружение, вместо непосредственного личного контроля могут исполь­зоваться и используются непрямой личный контроль, контроль через представи­теля и коллективный контроль. На основе представленного выше обсуждения мож­но предсказать различные предпочтения определенных стратегий контроля как в

кросс-культурном, так и в индивидуальном аспекте: а) жители Восточной Азии, которые ценят прежде всего гармонию, а не автономию, менее охотно используют стратегии непосредственного личного контроля, предпочитая ему другие виды контроля, при этом жители Северной Америки, для которых автономия является приоритетной ценностью по отношению к гармонии межличностных отношений, предпочитают непосредственный личный контроль; б) чем больше индивид ценит гармонию межличностных отношений по сравнению с автономией, тем чаще он будет избегать стратегий непосредственного личного контроля. Из данных пред­положений вытекает любопытная вероятность того, что очевидные кросс-культур­ные и тендерные различия в ориентации на определенные стратегии контроля мо­гут быть сведены к индивидуальным различиям ценностной ориентации.

Влияние каждой из стратегий контроля на ощущение индивидом автономии или межличностной гармонии остается неизменным в разных культурах, то есть скорее всего результат успешного осуществления определенного вида контроля, представленного в табл. 12.1, будет одинаков в любой культуре, то же самое верно по отношению к результатам вторичного контроля. В любой культуре успешное осуществление непрямого личного контроля, контроля через представителя или коллективного контроля будет способствовать сохранению гармонии межличност­ных отношений. Данное предположение также нуждается в эмпирическом под­тверждении.



В прСцессе будущих исследований мы должны заняться и выявлением объек­тов вторичного контроля, что позволит нам понять мотивацию, которая лежит в его основе. В зависимости от обстоятельств объектом контроля могут быть различ­ные аспекты познания или эмоций индивида. Например, если индивид стремится укрепить свое ощущение самоэффективности, то может попытаться сделать это, прибегнув к замещающему контролю или греясь в лучах чужой славы. Данную разновидность вторичного контроля следует отличать от других типов вторичного контроля, целью которых может быть восстановление'душевного равновесия.

Самоэффективность и автономия

Очевидно, что непосредственный личный контроль способствует формированию ощущения самоэффективности. Это значит, что непосредственный личный конт­роль безусловно способствует формированию у индивида убеждения, что он спо­собен контролировать жизненно важные события. При этом воздействие осталь­ных разновидностей контроля на ощущение самоэффективности не столь очевид­но. Я предполагаю, что в определенном смысле ощущению самоэффективности могут способствовать другие разновидности контроля: самоэффективность в отно­шении способности выстроить отношения с другими людьми (контроль через пред­ставителя), самоэффективность в связи со способностью к самоконтролю (вторич­ный контроль) и самоэффективность в отношении сохранения гармонии (вторич­ный контроль). Поскольку есть основания предполагать, что непрямой личный контроль, контроль через представителя и коллективный контроль дают возмож­ность сохранения гармонии, они также могут благотворно воздействовать на ощу­щение самоэффективности в отношении поддержания гармонии. Здесь может воз­никнуть вопрос, является ли такое понимание самоэффективности эквивалентом



самоэффективности, формированию которой способствует непосредственный личный контроль. Ким, Парк и Квак (Kim, Park & Kwak, 1998) разработали шкалу оценки ощущения самоэффективности в связи с сохранением гармонии межлич­ностных отношений и обнаружили, что ее показатели обнаруживают позитивную корреляцию с уровнем удовлетворенности жизнью. Этот результат показывает, что имеет смысл говорить о самоэффективности в связи с поддержанием гармонии, хотя ее соотношение с общей самоэффективностьюиндивида нуждается в эмпи­рической проверке.

Существование прочих разновидностей самоэффективности представляет со­бой вопрос, который предстоит решить в процессе будущих исследований. Поми­мо самоэффективности при самоконтроле и успешном поддержании гармоничных межличностных отношений, интересно было бы узнать, представляет ли собой эффективность коллектива коллективную самоэффективность, то есть самоэффек­тивность в процессе коллективного контроля событий. Было бы интересно соста­вить план эмпирического исследования, которое позволило бы ответить на этот вопрос.



Еще одна проблема, которая стоит перед исследователями, — взаимосвязь раз­личных типов самоэффективности и автономии. Вполне попятно, что самоэффек­тивность индивида, подкрепляемая непосредственным личным контролем, благо­приятно сказывается на ощущении автономии. Но что при этом можно сказать о воздействии других разновидностей самоэффективности на ощущение автоно­мии? Например, если ощущение самоэффективностн индивида сложилось в ре­зультате успешного поддержания гармоничных межличностных отношений, озна­чает ли это, что он будет ощущать себя более независимым? Поскольку автономия предполагает отсутствие манипуляции со стороны окружающих и возможность выносить независимые суждения, остается непонятным, может ли способность поддерживать гармоничные межличностные отношения освободить личность от влияния других людей.

Мотивация контроля

Приведенные выше рассуждения позволяют понять, что на осуществление конт­роля и па Востоке и па Западе оказывает влияние не только стремление контроли­ровать окружение или самого себя, но и другие моменты. Как показано на рис. 12.2, выбирая путь, представленный в нижней части, индивид может стремиться к со­хранению гармоничных отношений с окружением, корректируя их в социальном и физическом плане. При выборе пути, представленного в верхней части рисунка, обретенное психическое здоровье способствует формированию ощущения автопо­мин. Оба пути предполагают, что, помимо воздействия на непосредственный объект контроля (эго или окружение), индивид стремится обрести психическое здоровье. Данная модель позволяет сделать некоторые любопытные предположения.

Во-первых, данная модель говорит о том, что ощущение автономии не является обязательным условием психического здоровья в случае выбора индивидом ниж­него пути (рис. 12.2). Хотя на Западе автономия представляет собой значимую составляющую адаптации, наша модель наводит на мысль о том, что индивид мо­жет обрести психическое здоровье и без нее. Для тех, кто выбирает нижний путь,

гармоничные отношения с окружением важнее автономии. Таким образом, воз­можно, в этом случае на Я-концепцию индивида влияет в первую очередь его спо­собность к поддержанию гармоничных взаимоотношений, а не ощущение автоно­мии. Если это так, самоуважение индивида может определяться его способностью к поддержанию гармонии взаимоотношений с окружением, а не способностью из­менять это окружение.

Во-вторых, желательность поведения может определяться путем, который избирает индивид. Если он придерживается верхнего пути, изображенного на рис. 12.2, то ему необходимо осуществлять личный контроль окружения для обре­тения ощущения автономии. То есть-пред почтительным будет тот тип поведения, который обеспечит максимальную возможность личного воздействия на окруже­ние с целью его изменения. Если же избран нижний путь, предпочтительным бу­дет тот тип поведения, который обеспечит максимальную возможность сохранения гармонии взаимоотношений с окружением, если речь не идет о возникновении насущных биологических потребностей.

В-третьих, данная модель говорит о том, что существует возможность комби­наций при выборе ориентации, связанной с контролем. Значит, можно испробовать и тот и другой путь к психологическому здоровью, или изменить свой подход в зависимости от обстоятельств. Например, Уикол Ким (личная беседа, 17 февраля 2000 года) обнаружил, что самоэффективность в отношении поддержания гармо­ничных межличностных отношений, в соответствии с оценкой по разработанной им шкале, имеет позитивную корреляцию с уровнем удовлетворенности жизнью как у немцев, так н у корейцев. Эти данные позволяют предположить, что жители Гер­мании могут обрести психологическое здоровье как избрав нижний, в соответствии с рис. 12.2, путь, так и используя верхний путь. Если индивид может использовать оба варианта действий для обретения психологического здоровья, это, безусловно, расширяет его возможности адаптации. Хотя для жителей Восточной Азии типич­ным считается нижний путь, они могут прибегнуть и к верхнему пути. Поскольку в любой культуре важны как автономия, так и гармония взаимоотношений с ок­ружением, пути, представленные на рис. 12.2, не являются несовместимыми. Идея о возможности сочетания индивидом обоих путей независимо от культурной среды, открывает новые перспективы.

Заключение

В этой главе я представил критический обзор теоретических и эмпирических ис­следований культурных различий в отношении ориентации, связанных с контро­лем. При этом я попытался осмыслить эти различия с точки зрения ценностных ори­ентации культуры на автономию или гармонию. Хотя имеющиеся данные доста­точно скудны, чтобы можно было сделать окончательные выводы, можно говорить о чертах сходства и различия в ориентациях, связанных с контролем, между теми, кто ценит автономию, и теми, кто ценит гармонию. Вывод общего характера, кото­рый позволяет сделать эта глава, состоит в том, что для более глубокого понима­ния свойственных разным культурам ориентации, связанных с контролем, необ­ходимо рассмотрение данной проблемы в более широком аспекте. Представлен­ная на рис. 12.2 модель — первый шаг в этом направлении.

Примечание

Эта глава опирается на исследования, проведенные на целевые субсидии Ми­нистерства образования, науки, спорта и культуры Японии (10610099). Я хочу выразить благодарность Ричарду Брэдшоу, Эмнко Кашима, ЙошиКашима, Зите Мейор, Майклу Моррису, Фумио Мураками, Ромин Тафароди и Йурико Земба, а также редактору этой книги Дэвиду Мацумото за полезные замечания к началь­ным вариантам текста данной главы.

 

 

ГЛАВА 13


Просмотров 309

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!