Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Стратегии первичного контроля



Стратегия Пример
Прогнозирующий Замещающий (через представителя) Иллюзорный Интерпретирующий Предсказать ход противника, чтобы победить в игре Манипуляция теми, кто располагает соответствую­щими возможностями, для достижения цели Суеверное поведение азартного игрока Понимание сути проблемы с целью ее решения

представляет собой попытку понимания сути проблемы с целью ее решения или преодоления.

Говоря о первичном контроле, следует отметить, что оригинальная классифи­кация видов первичного контроля, в соответствии с терминологией Ротбаума и соавторов (Rothbaum et al., 1982), включает контроль через представителя или замещающий первичный контроль. Особенность контроля через представителя состоит в том, что агентом контроля является обладающее определенными возмож­ностями лицо (или лица), а не сам индивид. Поскольку контроль через представи­теля оказывает нежелательное воздействие на навыки, необходимые для личного контроля, и вследствие этого не ценится и не считается предпочтительным в США (Bandura, 1997), утверждение Вайса и соавторов (Weisz et al., 1984) о том, что пер­вичный контроль распространен в США в большей степени, чем в Японии, пред­ставляется несостоятельным с точки зрения логики. В самом деле, имеющиеся в нашем распоряжении эмпирические данные говорят о том, что предположение, высказанное Вайсом и соавторами (Weisz et al., 1984), представляется весьма про­блематичным при эмпирической проверке.

Используя собственную шкалу первичного и вторичного контроля, Сегинер, Троммсдорфф и Эссо (Seginer, Trommsdorff & Essau, 1993) сравнивали установки в отношении контроля студентов из Малайзии и студентов из Северной Америки и Германии. Выборка из Малайзии состояла главным образом из студентов иба-нов и малайцев, религия которых уделяет первоочередное внимание гармоничным отношениям между людьми (Seginer et al., 1993). Это позволяло сделать предпо­ложение, что испытуемые из Малайзии ценят гармонию человеческих взаимоот­ношений. Полученные данные не подтвердили предположение Вайса и соавторов (Weisz et al., 1984). Совокупные показатели малайцев по первичному контролю, вопреки ожиданиям исследователей, были выше, чем показатели жителей Герма­нии, и не отличались от показателей североамериканцев. Кроме того, было обна­ружено, что показатели студентов из Малайзии по замещающему первичному кон­тролю (то есть контролю через представителя) были выше, чем у немецких студен­тов и североамериканцев. Эти результаты говорят о том, что, как и предполагалось выше, студенты из Малайзии обычно контролируют окружающие условия опо­средованно, через кого-то другого (контроль через представителя), а не непосред­ственно.



В одном из эмпирических исследований по Вайсу Мак-Карти и соавторы (McCarty et al., 1999) сравнивали копинг-стратегии, используемые для преодоле­ния стресса 6- и 14-летними детьми из Таиланда и США. Поскольку тайского ребенка с ранних лет учат «не нарушать собственное внутреннее равновесие, открыто выражая свои чувства и желания» (р. 810), предполагалось, что данные, касающиеся тайских детей, будут связаны с восточноазиатскими копинг-страте-гиями. В отношении первичного контроля исследователи не выявили различий между детьми, принадлежащими к разным культурам. С другой стороны, тайские дети в два раза чаще своих американских сверстников описывали использование ими скрытого (то есть непрямого) копинг-поведения. Этот результат говорит о том, что тайцы предпочитают скорее прибегать к непрямому личному контролю, нежели отказываться от попыток повлиять на ситуацию, тогда как японские сту-



денты повышают свою самооценку опосредованным образом (Muramoto & Yama-guchi, 1999). Эти данные позволили Мак-Карти и соавторам (McCarty et al., 1999) сделать вывод о том, что

в процессе взаимодействия с взрослыми тайские дети более охотно, по сравнению с американцами, действуют неявным образом и при помощи такого рода действий справляются с проблемой, однако они не более, чем американцы в данных ситуациях, склонны избирать цели, характерные для вторичного контроля, или отказываться от контроля вообще. Другими словами, было бы неправильно полагать, что мягкие, едва различимые, непрямые действия, связанные с преодолением проблем, которые ис­пользуют в данных ситуациях юные тайцы, означают недостаточное приложение усилий для достижения результата или для того, чтобы обстоятельства складывались желательным образом. Точнее было бы сказать, что эти дети соблюдают социальные нормы адекватного поведения по отношению к взрослым, продолжая стремиться к достижению целей, которое предполагает использование ими первичного контроля в не меньшей степени, чем используют его американские дети (р. 816).

Накамура и Фламмер (Nakamura & Flammer, 1998) сравнили связанные с кон­тролем ориентации у швейцарских и японских студентов. В ориентации на актив­ные стратегии решения проблем, которые можно отнести к категории интерпрети­рующего первичного контроля, студенты из Швейцарии опережают японцев. Это говорит о том, что японцы в меньшей степени, чем представители западных куль­тур, склонны прибегать к конкретной разновидности первичного контроля, а имен­но к интерпретирующему первичному контролю.

В целом, количество проведенных исследований незначительно и не доказыва­ет, что японцы или жители Восточной Азии имеют менее сильную мотивацию ис­пользования первичного контроля по сравнению с американцами или иными пред­ставителями западных культур. Хотя культурная среда и оказывает несомненное влияние на выбор индивидом контрольных стратегий, мы не должны упускать из виду тот факт, что в любой культуре индивид нуждается в контроле окружающих условий ради собственного существования. Поэтому неудивительно, что концеп­ция первичного контроля в целом не может адекватно отразить различия в уста­новках, связанных с контролем, между Востоком и Западом. Различия в ориента-циях, касающиеся первичного контроля, между Востоком и Западом связаны не с преимущественной распространенностью в одной культуре по сравнению с други­ми, но с типом агента и способами, которые индивид считает допустимыми или предпочтительными в рамках определенной культурной среды, о чем говорилось в предыдущих разделах.



Утверждение Вайса и соавторов (Weisz et al., 1984) может быть принято в виде предположения о более широкой распространенности в США непосредственного личного контроля, а не первичного контроля вообще. Хотя такая интерпретация утверждения Вайса и соавторов не соответствует данной ими исходной дефини­ции первичного контроля, судя по всему, ее уже приняли идущие за ними иссле­дователи. Например, когда Хекхаузен и Шульц (Heckhausen & Shultz, 1995) харак­теризуют первичный контроль как предполагающий «непосредственное воздей­ствие на окружающую среду» (р. 285), они несомненно отходят от оригинальной Дефиниции Ротбаума и его коллег (Rothbaum et al., 1982), исключая замещающий

первичный контроль и иллюзорный первичный контроль. Хекхаузен и Шульц, в сущности, понимают под первичным контролем личный контроль окружающей

среды.

Более жизнеспособной представляется гипотеза, согласно которой непосред­ственный личный контроль окружающей среды шире распространен на Западе, чем в Восточной Азии. То есть представители западной культуры чаще, чем жители Восточной Азии, прибегают к непосредственному личному контролю, когда объек­том контроля становится окружающая среда. Более подробно эта гипотеза рассмат­ривается ниже.

Вторичный контроль

Вторая позиция утверждения Вайса и соавторов (Weisz et al., 1984) гласит, что вто­ричный контроль имеет более широкое распространение в восточно-азиатских культурах по сравнению с американской культурой. Для проверки обоснованно­сти такого утверждения следует более глубоко проанализировать характер вторич­ного контроля. Вайс и его коллеги предлагают четыре разновидности вторичного контроля, аналогичные разновидностям первичного контроля (табл. 12.3).

Прогнозирующий вторичный контроль предполагает точное предсказание ин­дивидом внешних событий и условий с целью получения возможности контроли­ровать их психологическое воздействие на себя. Например, можно попробовать узнать заранее, каким образом стоматолог будет лечить больной зуб, чтобы умень­шить неприятные ощущения в процессе лечения. В данном случае объект контро-. ля — страх или иные отрицательные эмоции, которые могут сопутствовать посе­щению стоматолога.

При замещающем вторичном контроле индивид пытается обрести ощущение самоэффективности, равняясь на других людей или группы, которые обладают большими, по сравнению с ним, возможностями, позволяющими им достичь того, что недоступно самому индивиду. Объектом при данном типе контроля является ощущение самоэффективности индивида. Удачный пример данного типа контроля приводят Чалдини и его коллеги (Cialdini et al., 1976). Они показывают, что студенты колледжа часто стремятся приблизиться к тем, кто достиг успеха. В одном из прове­денных ими экспериментов было обнаружено, что после победы своей футбольной команды ученики стали носить школьную форму. Греясь в лучах чужой славы, уче­ники получали возможность обрести хотя бы иллюзорное ощущение самоэффектив­ности. Такой тип контроля может рассматриваться как контроль внутреннего состо­яния, в данном случае ощущения самоэффективности, через представителя.

Что касается иллюзорного вторичного контроля, дефиниции Ротбаума с соав­торами (Rothbaum et al., 1982) и Вайса с соавторами (Weisz et al., 1984) не согласу­ются между собой. В работе Ротбаума и его коллег данный тип контроля опреде­ляется как попытка индивида действовать заодно с силой случая, чтобы быть при­частным к контролю, осуществляемому этой силой (р. 17). В соответствии с этим определением, объектом контроля здесь, как и при замещающем вторичном конт­роле, будет ощущение самоэффективности индивида. С другой стороны, иллю­зорный вторичный контроль, по определению Вайса с соавторами, представляет собой попытки индивида объединить свои действия со случайностью или действо-

вать синхронно с ней, чтобы обрести ощущения покоя и принять свою судьбу (р. 957). В соответствии с этим новым определением, объектом контроля являют­ся ощущения индивида, связанные с принятием своей судьбы. Например, больной, умирающий от рака, может принять свою судьбу и прекратить борьбу с ней. По­ступая таким образом, пациент обретает возможность контролировать свои эмо­ции, такие как страх смерти, и восстановить душевное равновесие. Если иллюзор­ный вторичный контроль понимается как когшнг-поведение такого рода, возмож­но, было бы лучше определить его как адаптивный вторичный контроль, поскольку в данном случае речь не идет о каких бы то ни было иллюзиях, связанных с конт­ролем, а основная цель контроля состоит в восстановлении душевного равновесия. И наконец, интерпретирующий вторичный контроль предполагает, что инди­вид пытается обнаружить смысл или целесообразность существующей реально­сти и таким путем получить более глубокое удовлетворение от этой реальности. Одним из высших проявлений такого контроля может быть поведение японского учителя дзен по имени Кайзен, который был сожжен в эпоху Средневековья. Под­нимаясь на костер, он, по словам очевидцев, сказал: «Если вы научите свой разум не обращать внимания на муки, огонь покажется вам холодным». Примером тако­го контроля в повседневной жизни является наше стремление осмыслить свои ошибки или неудачи и найти им оправдание. Например, студент, провалившийся на выпускном экзамене, может рассуждать примерно так; «Ничего, что я не полу­чил зачет за этот курс, зато я много узнал на занятиях». Таким образом, объектом интерпретирующего вторичного контроля является психологическое воздействие опыта.

Таблица 12.3 Объект при различных стратегиях вторичного контроля

Стратегия Объект
Прогнозирующий Замещающий (через представителя) Иллюзорный Интерпретирующий Психологическое воздействие внешних обстоятельств Ощущение самоэффективности индивида Ощущение самоэффективности индивида (Rothbaum et al., 1982) Психологическое воздействие опыта

Существующие эмпирические свидетельства культурных различий, касающих­ся вторичного контроля, также достаточно скудны, а данные неоднородны. Сеги-нер с соавторами (Seginer et al., 1993) обнаружили, что установки, связанные с вто­ричным контролем, носят более устойчивый характер у подростков из Малайзии, чем у их сверстников из Германии и Северной" Америки. При проведенном Нака-мурой и Фламмером (Nakamura & Flammer, 1998) сравнении стратегий решения проблем, применяемых студентами Швейцарии и Японии, было обнаружено, что стратегии реинтерпретации, которые можно отнести к интерпретирующему вто­ричному контролю, чаще встречаются у японских студентов, чем у швейцарских. Однако Мак-Карти и соавторы (McCarty et al., 1999) не выявили никаких после­довательных попыток применения вторичного контроля у тайских детей, сравни­вая их с американскими детьми.

Пытаясь сравнить ориентации, касающиеся контроля, у американцев и япон­цев, Морлинг (Morling, 2000) задавал вопросы посещающим занятия по аэробике в Японии и в США. Когда он спрашивал, что они будут делать, если упражнения станут слишком сложными, и американские и японские испытуемые отвечали, что они будут стараться изо всех сил, чтобы не отстать от инструктора. Поскольку ав­тор в рабочем порядке определил данный ответ как показатель попыток вторично­го контроля, результат говорит о том, что на занятиях по аэробике вторичный кон­троль доминирует в обеих культурах. Второй по частоте ответ, однако, предпола­гал в основном первичный контроль (изменить упражнения, чтобы они стали более приятными), такая реакция чаще встречалась у американцев, чем у японцев.

Б целом проведенные исследования, касающиеся культурных различий в стра­тегиях вторичного контроля, содержат неоднородные данные и не позволяют нам сделать какие-либо выводы. Возможно, неопределенность концепции вторичного контроля и, как следствие этого, неоднозначность ее использования и являются причинами такой неоднородности данных. Поскольку каждый из четырех типов вторичного контроля предполагает конкретный объект (см. табл. 12.3), нам необ­ходимо понять, какие когнитивные или эмоциональные составляющие личности индивид хотел бы контролировать в рамках отдельной культуры. Например, в слу­чае замещающего вторичного контроля у индивида отсутствует стремление адап­тировать свою личность к существующей реальности. Цель контроля такого тина — поддержать ощущение самоэффективности индивида и его веру в способность повлиять на окружающую действительность. Такая стратегия контроля предпоч­тительна для тех, кто ценит автономию.

Хотя разграничение Вайсом и соавторами (Weisz et al., 1984) первичного и вто­ричного контроля оправдано с концептуальной точки зрения, такая дихотомия не всегда применима к культурным различиям ориентации, связанных с контролем. Как мы уже видели, утверждение этих авторов о том, нто «первичный контроль выше ценится и тире распространен в США, тогда как вторичный контроль шире применяется в повседневной жизни в Японии» (р. 955), не подтверждается ни кон­цептуально, пи эмпирически. В США ценится не сам по себе первичный контроль, точно так же в Восточной Азии в целом, или в Японии в частности, ценится не вто­ричный контроль как таковой. Следует различать первичный и вторичный конт­роль и ценностные ориентации культуры.


Просмотров 308

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!