Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Нравственные принципы, связанные с божественным началом



Точно так же как социально-ролевые обязательства в рамках традиционных пси­хологических теорий было принято рассматривать исключительно как конвенци­ональные, а не нравственные, религиозные или духовные ориентации рассматри­вались исключительно как вопрос традиционно принятых норм. Однако исследо­вания все больше выявляют важность религиозных и духовных ориентации для нравственности. В фундаментальном исследовании моделей нравственности Кол-би и Дэймон (Colby & Damon, 1992) обнаружили, например, что их респонденты связывали свое нравственное поведение в качестве общественных деятелей или гуманистов с глубинными внутренними обязательствами духовного характера (см. также: Walker, Pitts, Hennig & Matsuba, 1995).

Исследования различных африканских культур подтверждают, что религиоз­ные и духовные ориентации благодаря их связи с эпистемологическими установками индивида полностью определяют моральные суждения. Так, например, нигерийцы (игбо), решая нравственные дилеммы Колберга, опираются в первую очередь на откровения высшей, или божественной, силы, а не на светское мировоззрение

(Okonkwo, 1997). Данные подобного рода говорят о том, что алжирские респонден­ты, решая дилеммы Колберга, опираются на веру в Бога как Творца и высшую силу вселенной (Bouhmama, 1984).

Весьма важным достижением исследований в данной области является под­тверждение того, что в основе нравственности могут лежать предпосылки духов­ного характера, диаметрально противоположные принципам справедливости или принципам, ориентированным на общество (Shweder, Much, Mahapatra & Park, 1997). Например, по свидетельству Шведера и Мача (Shweder & Much, 1987), ин­форманты из общины ортодоксально-индуистского храма утверждают, что в ди­лемме Хайнца муж не прав, совершая кражу, ссылаясь при этом на негативные последствия, связанные со страданием и духовной деградацией. Заслуживает вни­мание то, что их аргументация в таких случаях часто не содержит упоминания принципов справедливости, прав личности или благополучия. Порицая воровство как нарушение дхармы (dharma), индийцы-индуисты оценивают акт совершения кражи как ведущий к духовной деградации и неотвратимому страданию при по­следующих появлениях на свет (аналогичный анализ буддийского понимания дхармы и связанных с ней нравственных концепций дается в работе Huebner & Garrod, 1991). Такие исходные установки, не связанные с культурой, формируют нравственное мышление ортодоксальных индуистов по широкому кругу проблем повседневной социальной практики и ведут к появлению нравственных оценок, которые заметно отличаются от оценок светского западного населения, исходяще­го из противоположных гносеологических посылок. Так, например, для ортодок-.сальных индуистов нарушением моральных принципов являются ситуации, в ко­торых жена позволяет себе есть вместе со старшим братом своего мужа или вдова ест рыбу, поскольку их нравственное мышление сформировалось под воздействи­ем основанных на духовных принципах определенных гносеологических посылок, как-то: «муж — воплощение Бога, и к нему следует относиться с подобающим ему уважением* или «тело — это храм, в котором обитает дух. Следует блюсти святость храма. Поэтому тело следует оберегать от нечистой пищи» (Shweder et al., 1987, pp. 76-77).



Свидетельства того, что нравственность, связанная с божественным началом, выходит за пределы принципов справедливости и благополучия, имеются и в от­ношении других культурных групп, в том числе представляющих современные западные общества. Хейдт с коллегами (Haidt, Roller & Dias, 1993) показали, например, что бразильские дети, принадлежащие к низшему сословию, как и афро-американские дети, представляющие низшее сословие, часто рассматривают опре­деленные отвратительные и заслуживающие осуждения поступки, такие как съеде­ние чьей-нибудь собаки, как безобидные с точки зрения нравственности, даже когда они сами наблюдают действия такого рода. Важность ортодоксального мировоз­зрения для нравственной позиции такого рода подтверждается интервью, которые проводились с баптистами из США (Jensen, 1997). Информанты, принадлежащие к баптистам-фундаменталистам, исходя из посылки о том, что взаимоотношения людей и Бога организованы структурно-иерархическим образом, рассматривали развод как святотатство, которое имеет негативные последствия для загробной жизни. Вот как рассуждал один из респондентов:



Для меня развод означает [что] ты даешь Богу пошечину. Другими словами, ты бро­саешь Богу упрек. Потому что Иисус Христос и церковь — это тоже своего рода брак. Разводом мы говорим, что невеста покидает своего мужа. Подумайте, что это значит. Это значит, что мы можем лишиться спасения. [Развод] разрушает основы нашей веры, поэтому я думаю, что развод — это позор (Jensen, 1997, р. 342).

В рамках такого подхода эпистемологические посылки не просто существенно отличаются от.светских посылок, на которые опираются традиционные теории нравственного развития, но, кроме того, являются неразрывно связанными с нрав­ственными предписаниями в отношении подобающего поведения.

Резюме

Идеи, ассоциируемые с культурой, и культурные практики, как было продемон­стрировано, оказывают качественное воздействие на формирование моральных принципов. Было выявлено, что культура определяет релевантность концепций справедливости, влияет на значимость идей справедливости при разрешении мо­ральных дилемм, а также на решения о моральной ответственности. В отношении межличностных отношений имеющиеся данные указывают на наличие определя­емых культурой нравственных принципов, которые связаны с конкретным обще­ством и качественно различаются как между собой, так и от ориентированного на индивидуализм подхода к обществу, воплощенного в модели Гиллиган (нравствен­ность как забота и участие). И наконец, в том, что касается связи нравственности с божественным началом, исследования, учитывающие фактор культуры, выдви­гают на передний план роль духовных эпистемологических предпосылок в выне­сении моральных суждений, причем такие предпосылки дают основание для суж­дений, не связанных с соображениями справедливости или благополучия.



Направления будущей работы

В этом разделе намечаются направления будущей теоретической и исследователь­ской работы но изучению влияния культуры на нравственное развитие. При этом учитывается необходимость более глубокого понимания процессов адаптации к культурным нормам, а также культурных факторов, оказывающих влияние на фор­мирование Я. Также уделяется внимание формированию динамического видения культуры, которое признает важность властных отношений, сохраняя восприим­чивость к культурным различиям в подходах к Я и нравственному мировоззрению.


Просмотров 327

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!