Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Глава 20. Азбука аккультурации



Аккультурация. Теоретические подходы

Межкультурный контакт и адаптация

Как совместить теорию, процесс и результаты

Социальная идентификация

Культурная идентичность и аккультурация

Восприятие представителей иной культуры

Выводы, оценки и направления будущих исследований

Научение культуре

Социальная психология межкультурных контактов

Что может помешать успешным межкультурным контактам.

Устранение преград: подготовка к межкультурным контактам и общение с местным населением

Недостаточные социальные навыки и социально-культурная адаптация

Подведение итогов, оценка и направления будущей работы

Стресс и его преодоление

Перспективы психологической адаптации

Жизненные изменения

Когнитивная оценка и стратегия преодоления стресса

Личность

Социальная поддержка

Ощущение дискриминации

Модели аккультурации

Тип группы и усвоение культуры

Психологическая и социально-культурная адаптация

Подведение итогов, оценки и направления будущей работы

Заключительные комментарии

Эпилог

Предисловие научного редактора

Существование связи между культурой и психологией человека неоспоримо. Но одно дело признавать эту связь, а другое — понимать ее характер, ее механизмы и закономерности. Культурологи и психологи подходят к изучению этой связи по-разному. Между ними исторически сложилось своеобразное «разделение труда». Культурологов интересуют не столько общие закономерности человеческой пси­хики, сколько особенности мышления и поведения людей, обусловленные той культурой, в которой они живут. А психологи видят главную задачу своей науки в установлении общих, универсальных характеристик, механизмов и закономерно­стей психической деятельности человека. В общей психологии вопрос о том, как специфика культуры выражается в специфике психологии ее представителей, ста­вится обычно лишь для того, чтобы найти способ абстрагироваться от этой специ­фики и построить культуронезависимое описание психических свойств и процессов.

В данной книге это традиционное «разделение труда» подвергается пересмот­ру. Авторы делают предметом психологического исследования саму природу свя­зи психологии с культурой. Их подход отличается тем, что они стремятся раскрыть психологическое содержание культуры, то есть выявить в ней элементы, выступа­ющие в качестве психологических факторов мышления и поведения личности. В фокусе их внимания, прежде всего, психология. Их заботит не разработка целост­ной теоретической концепции культуры, а лишь взгляд на культуру с психологи­ческой точки зрения. Такой взгляд нужен им для того, чтобы ввести в психологию «культурную составляющую».



Развиваемый в книге подход — отнюдь не случайная находка группы ученых. Он возник и сформировался как попытка найти путь выхода из ситуации, в кото­рой оказалась психология к концу XX века. Его смысл и значение становится яс­ным в свете истории развития психологической науки.

Вошло в традицию считать датой рождения психологии как самостоятельной науки 1879 году, когда Вильгельм Вундт открыл психологическую лабораторию в Лейпциге. Этот акт приобрел символический смысл как свидетельство того, что психология, подобно естественным наукам, твердо встала на путь эксперимента. Целое столетие прошло под знаком накопления и теоретического осмысления ре­зультатов, добываемых экспериментальной психологией. Но ко второму веку сво­его существования психология подошла в состоянии идейного разброда. Единой научной парадигмы в ней так и не сложилось. Однако дело не только в этом. Сто­летнее развитие психологии породило парадокс: чем больше расширялась экспе­риментальная база психологических знаний, тем чаще стали раздаваться голоса, критикующие ее за... узость. Обоснованность такой критики несомненна. Ибо ос­новная масса данных, на которых строятся теоретические обобщения в современ­ной психологии, добыта Путем исследований, проведенных американскими и ев­ропейскими психологами, причем объектом этих исследований были жители стран Запада — главным образом, студенты университетов, и чаще всего американских. Являются ли психологические концепции, созданные представителями современ­ной западной культуры на основе изучения мышления и поведения представителей современной западной культуры, универсальными для всех культур, в масш­табах всего человечества? Можно ли считать выводы, полученные на столь «одно­бокой» выборке, справедливыми для всей генеральной совокупности, то есть всего населения Земли? Не являются ли они в какой-то части (и в какой именно) специ­фичными для той культуры, в рамках которой родились? И может быть, современ­ная психология есть лишь психология людей западного мира или еще уже — аме­риканского студенчества?



Над психологией нависла угроза лишиться статуса общей науки о человече­ской психике. Ее наклонность собирать богатый, но взятый только с одной грядки, урожай фактов уподобила ее Пизанской башне, которая способна рухнуть под соб­ственной тяжестью, рассыпавшись на отдельные куски. Реакцией на это положе­ние стало возникновение психологических школ, направляющих свои усилия на укрепление фундамента и исправление опасного уклона психологии.

Данная книга посвящена кросс-культурной психологии (cross-culturalpsycho­logy) — одному из наиболее влиятельных направлений такого рода в современной психологии. Представители его видят свою задачу в том, чтобы на основе сопо­ставления результатов исследования представителей различных (а не только запад­ной) культур выявить общие, универсальные психологические закономерности и частные, специфические для отдельной конкретной культуры особенности мыш­ления и поведения людей. Параметры культуры выступают при этом как незави­симые (точнее — квазинезависимые, поскольку ими нельзя произвольно опериро­вать) переменные, а психологические феномены — как зависимые переменные. Решение поставленной таким образом задачи чрезвычайно трудоемко. Для него требуется выработать единые, желательно культуронезависимые, инструменты и методики кросс-культурного психологического исследования, пригодные для ис­пользования в самых различных культурах; провести с помощью подобных ин­струментов и методик множество единообразных исследований среди представи­телей разных стран и народов; сравнить результаты этих исследований и выявить сходство и разницу между ними. По мысли кросс-культурных психологов, итогом этой работы должна стать разработка действительно универсальной психологии, всеобщность которой будет опираться на широкий охват культурного многообра­зия человечества[1].



Рядом с кросс-культурной психологией прокладывают свои вехи для поворота ортодоксальной «монокультурной» психологии на «поликультурный» путь и не­которые другие психологические школы и направления, о которых также идет речь в этой книге.

Психологическая антропология (psychological anthropology} с 1970-х годов стала активно обращаться к новейшим идеям психологии (в особенности когнитивистской), рассматривая социокультурную жизнь с точки зрения действующих в ней психологических механизмов мышления людей и соответственно представляя эти механизмы как ее важнейшие составляющие. Быстро набирающая силы в это же время культурная (или культурно-историческая) психология {culturalpsychology) непосредственно вводит культурные модели и сценарии в комплекс психологиче­ских факторов, определяющих мышление и поведение личности, так что психиче­ские процессы в голове индивида предстают как культурно обусловленные и ва­рьирующиеся в заданных культурой условиях деятельности. Как психологическая антропология, так и культурная психология пользуются принципами и концепция­ми ортодоксальной психологии, но не предполагают a priori их универсальности и, во всяком случае, требуют их адаптации к конкретным историческим и социокуль­турным условиям, Еще дальше заходит направление, называемое его сторонника­ми трудно переводимым на русский язык словосочетанием «indigenouspsychology[2]». Приверженцы этого направления считают необходимым описывать мышление и поведение людей в языке локальной, региональной культуры — так, как они пони­маются носителями данной культуры в рамках их собственного уникального куль­турного пространства. С этой точки зрения, реальное этнокультурное психологи­ческое знание имеет местное происхождение и не может быть отделено от целост­ного единства мировоззренческих, религиозных, художественных компонентов региональной или этнической культуры. Оно предназначено для местного населе­ния, и его нельзя привнести из какого-то другого региона. В сущности, речь идет о создании множества отдельных этнокультурных психологии, имеющих ограничен­ную, локальную применимость, а возможность построения универсальной, обще­человеческой психологии хотя и не отрицается, но ставится под вопрос и рассмат­ривается лишь как отдаленная перспектива, подлежащая изучению в свете разви­тия этнокультурных исследований.

Возражая против такой постановки проблемы, известный английский психолог Г. Айзенк подчеркивает, что хотя «психология раскололась по многим направле­ниям», она «нуждается в концепциях, теориях и оценочном инструментарии, ко­торые обладают максимальной универсальностью. Иначе станет невозможным обобщение данных, которые мы получили эмпирическим путем, поскольку такое обобщение требует выхода за пределы отдельного народа или государства. Психо­логия не может быть американской, японской или африканской, она должна быть универсальной» (см. эпилог главы 6). А в цитируемой там же статье М. Сегалла, В. Лоннера и Дж. Берри (Segall, Lormer & Berry, 1998) отмечается: «Когда вся пси­хология наконец начнет учитывать воздействие культуры на поведение человека (и наоборот), термины кросс-культурная и культурная психология будут не нужны». Грани, разделяющие кросс-культурную, культурную, этнокультурную психоло­гию и «примкнувшую к ним» психологическую антропологию, на самом деле весьма расплывчаты, несмотря на попытки некоторых представителей этих школ жестко противопоставить их друг другу- Объединяющим эти течения началом является стремление поставить во главу угла культурный контекст, в котором развивает­ся психическая деятельность человека. Да и ортодоксальная психология хотя не акцентирует, но тоже в принципе признает значение культуры. О том, насколько тесно переплетаются культурные и психологические детерминанты поведения и как трудно отделить их друг от друга, свидетельствует, например, глава настоящей книги «Тендер и культура». Рассматриваемые там тендерные стереотипы — это, с одной стороны, «культурные модели», но они же, с другой стороны, также и «пси­хологические установки» личности. Какой бы позиции ни придерживаться, при­рода подобных «гибридных» образований требует анализа.

К настоящему времени в кросс-культурной психологии накоплена масса эмпи­рических данных, любопытных наблюдений и фактов (они в изобилии представ­лены в книге). Хуже обстоит дело с теоретическим осмыслением и обобщением этого огромного материала. Реальные достижения здесь за немногими исключени­ями пока еще довольно скромны. Немалые трудности связаны с методологически­ми проблемами кросс-культурных исследований, с представительностью выборок (в частности, во многих случаях испытуемыми являются опять-таки студенты аме­риканских университетов, группируемые по этническому происхождению, что вряд ли дает достаточные основания для оценки кросс-культурных различий), с обеспечением достоверности и сравнимости результатов тестирования, проведенного в разных культурах (вплоть до адекватной адаптации и эквивалентности пе­ревода тестовых материалов). В мировой литературе можно найти различные, бо­лее или менее справедливые претензии к работам кросс-культурных психологов, предъявляемые учеными, работающими в иных научно-психологических парадиг­мах. Однако поставленные кросс-культурными психологами вопросы нельзя обой­ти, поиски ответа на них необходимы. Поэтому неудивительно, что кросс-культур­ная (а также культурная) психология вызывает живой интерес как ученых, так и широкой публики. Популярность кросс-культурных исследований растет, и поток публикаций, посвященных им, впечатляет своими масштабами. Книги, статьи, отчеты о них насчитываются тысячами.

К сожалению, в русскоязычной литературе кросс-культурная психология пред­ставлена весьма слабо. Поэтому выход в свет настоящего перевода книги The Hand­book of Culture and Psychology, дающей обзор проблем кросс-культурной психоло­гии, современного состояния их разработки и перспектив ее дальнейшего разви­тия, представляется событием, которое должно привлечь внимание российского психологического сообщества. Немало ценных сведений смогут почерпнуть из этой книги и культурологи.

Редактор и составитель книги проф. Дэвид Мацумото — один из виднейших кросс-культурных психологов, основатель и директор Лаборатории исследования культуры и эмоций в университете Сан-Франциско (а также один из руководите­лей Американской Федерации дзюдо, судья соревнований по дзюдо на Олимпий­ских играх и мировых чемпионатах). В составе авторов книги — авторитетные уче­ные, проводившие кросс-культурные исследования в различных странах мира: Греции, Индии, Японии, Корее, Австралии и др. Одна из глав написана корифеем кросс-культурной психологии Г. Триандисом, который излагает важнейшие ре­зультаты своих замечательных работ по проблеме коллективизма—индивидуализма,

ставших уже классикой науки. Будучи компетентными специалистами в различ­ных областях, авторы сумели с энциклопедической широтой охватить разнообраз­ный материал современных кросс-культурных исследований.

Настоящее издание представляет интерес еще и потому, что не просто знако­мит читателей с мощной, но до сих пор малоизвестной в нашей стране ветвью на­уки, растущей на грани психологии с культурологией, но и открывает для них до­рогу к дальнейшему самостоятельному продвижению в эту отрасль знаний. В нем приводятся обширные списки литературных источников, из которых можно почер­пнуть сведения по различным аспектам кросс-культурной проблематики. Для мно­гих психологов и культурологов будут небесполезными содержащиеся в конце каждой главы размышления авторов о программах, направлениях и задачах даль­нейшего развития исследований в освещаемых ими областях науки. Начинающие исследователи, студенты и аспиранты, возможно, найдут там любопытные и увле­кательные темы для своих научных занятий. Трудоемкость этих тем различна, и некоторые из них вполне могут стать темами курсовых, дипломных, кандидатских работ по психологии и культурологии. Было бы хорошо, если бы эта книга привлек­ла российских исследователей к разработке «золотых жил» этой тематики.

Нельзя не отметить большие усилия переводчиков и редакторов русского издания книги, которым пришлось много потрудиться, чтобы сделать текст удобо­читаемым для русской аудитории. В ряде случаев для используемых в книге поня­тий не было общепринятых русских терминов, и их приходилось вводить впервые. Остается лишь пожелать читателям вдумчиво и критически отнестись к содер­жанию книги. Представленный в ней материал заслуживает этого. Время, потра­ченное на ее чтение, с лихвой окупится познаниями, бросающими свет на сложные и многосвязные узоры взаимоотношений психологии и культуры. И как призна­ние и поддержка изложенных в книге идей, так и их критическая оценка позволит читателю углубить свои представления о психологии, культуре и их взаимосвязи.

А. С. Кармин, доктор философских наук, профессор

Предисловие

Значение культуры для всестороннего понимания поведения человека больше не оспаривается современной психологией или какой-либо иной областью науки, которая изучает поведение человека. Культура является основой и одновременно результатом поведения, она определяет линию поведения, ограничивая его опре­деленными рамками. В этом аспекте культура становится самой актуальной темой для студентов и специалистов во всех областях, исследующих сложные формы поведения человека. Она важна как для искушенных в теории психологов и со­циологов, так и для ученых, занимающихся социальными или поведенческими проблемами, которые имели опыт проживания в иной культурной среде или кон­такта с иными культурами в прошлом или перед которыми стоит перспектива та­кого опыта в будущем.

Что касается психологии, здесь культура несет в себе огромный потенциал, спо­собный привести к полному пересмотру психологических знаний, теорий и зако­нов. Данные многочисленных исследований по кросс-культурной психологии, по­лученные за последние десятилетия, заставили во многих отношениях по-иному взглянуть на существующее в рамках традиционной психологии понимание психо­логических процессов, считавшееся верным. Такой пересмотр требует переоценки психологических истин и переосмысления концепций не только на уровне теоре­тического истолкования, но и в процессе накопления знаний. Короче говоря, кросс-культурная психология ставит серьезные фундаментальные вопросы о природе науки и научной философии, а комплекс существующих психологических дисцип­лин пытается разобраться с этими вопросами.

Безусловно, настало время подъема в развитии кросс-культурной психологии как области науки, как дисциплины и как метода исследований. Данные исследо­ваний по кросс-культуре испытывают на прочность психологические истины, за­ставляя тех, кто изучает или исследует культуру, постоянно прилагать усилия для решения возникающих проблем, в результате чего открываются новые горизонты, а знания о человеке и его поведении выходят на новый уровень. Волнующую ат­мосферу создает и неизвестность, которую таит в себе будущее как кросс-культур­ной психологии, так и основного направления психологии, поскольку ученые и те­оретики занимаются решением чрезвычайно сложных проблем понимания пове­дения человека на фоне растущего многообразия мыслей, эмоций, мотиваций с учетом всех психологических аспектов.

Книга передает это ощущение подъема, словно вовремя сделанный моменталь­ный снимок эволюции кросс-культурной психологии на фоне истории работы в этой области. Данная книга — это уникальная попытка такого рода применитель­но к весьма актуальной сфере психологических исследований, которая находится в стадии бурного развития. Разумеется, существуют и другие книги по данному предмету, однако эта единственная, дающая представление о текущем состоянии кросс-культурной психологии в широком тематическом диапазоне, включающем самые представительные с научной точки зрения темы из безграничного много­образия тех, которых касается данная отрасль знаний. Перечисленные ниже особенности книги позволяют ей должным образом передать атмосферу подъема и бур­ного развития кросс-культурной психологии.

Определение круга тем. Все области исследований, представленные в разных главах, наиболее актуальны для работ по кросс-культуре, наиболее предста­вительны для данной научной сферы в целом и наиболее характерны для эволюции кросс-культурного метода и знаний. Представленный тематиче­ский охват позволяет создать полную картину текущего состояния кросс-культурной психологии, написанную насколько возможно широкими маз­ками.

Авторыданной книги - ведущие в сфере кросс-культурной психологии исследователи; все они представляют наиболее передовое мышление в соот­ветствующих областях.

Превосходные тематические обзоры. Каждая глава представляет обзор совре­менного состояния, теоретической и эмпирической литературы по избранной теме; эти обзоры сами по себе обладают высокой ценностью.

Объективная оценка литературы. Кроме того, автор каждой главы не огра­ничивается всеобъемлющим обзором накопленных знаний, но дает объектив­ную оценку литературе, в том числе ограниченности теории и знаний на се­годняшний день.

Определение перспектив на будущее. Авторы не ограничиваются только об­зором и оценкой состояния области своей специализации с теоретической и эмпирической точек зрения, они высказывают свое мнение на перспективы соответствующей области. Открыто говоря о путях достижения этих перс­пектив, они намечают направления работы, которые будут служить ориенти­ром для исследователей в ближайшие 10-20 лет.

Книга в целом и каждая из глав содержат две основные стержневые темы, к ко­торым неоднократно обращаются авторы в каждом разделе и в каждой главе:

• представление о перспективе кросс-культурной психологии как о продолжа­ющейся эволюции, которая приведет к созданию универсальной психологии, применимой ко всем людям на свете безотносительно к культурному фону;

• пути достижения этой перспективы в условиях нового подхода к методике и/или системе понятий, требующих пересмотра и усовершенствования, вы­ходящих далеко за пределы методов проведения современных исследований по психологии.

Каждая из глав обращается к этим двум темам по-своему. Под каким углом они освещаются в конкретной главе, дает понят* в начале каждой главы редакторский комментарий, который связывает данную главу не только с тематикой книги в це­лом, но и с другими главами. Кроме того, главы книги объединены в четыре тема­тических раздела: основы, базовые психологические процессы, личность и социаль­ное поведение. Каждой части предшествует введение. Вводная глава характеризует главные темы книги в том аспекте, в каком их раскрывают авторы книги, опреде­ляет уровень книги в целом, а заключение еще раз расставляет акценты, давая сти­мул всем будущим исследователям культуры.

В целом книга представляет собой коллективный опыт ведущих мыслителей и исследователей в сфере кросс-культурной психологии, представленный с учетом ее текущего и будущего состояния. Она содержит не только богатейший справоч­ный материал по каждой из представленных тем, но выходит далеко за пределы обзоров, давая возможность увидеть перспективу и призывая к глубокому пере­смотру сущности и масштабов исследований. Она последовательно и на высоком научном уровне передает атмосферу сегодняшнего дня в кросс-культурной психо­логии и заставляет переосмыслить наши взгляды и действия в науке. Данная кни­га — уникальный источник такого рода по кросс-культурной психологии.

Книга предназначена для тех, кто всерьез занимается изучением культуры и поведения человека, включая социологов различной специализации, а также окон­чивших учебные заведения соответствующего профиля. Материал излагается на достаточно высоком уровне и, несомненно, требует надлежащей предварительной теоретической и методологической подготовки для его адекватного восприятия. Кроме того, материал, изложенный в книге, может пригодиться широкому кругу психологов — как традиционного направления, так и занимающихся кросс-куль­турой, — поскольку любой психолог так или иначе сталкивается с кросс-культур­ной проблематикой. Разница между ними лишь в том, насколько они сознают, с какой культурой имеют дело, и носит ли сопоставление в процессе их работы яв­ный или неосознанный характер.

Эта книга выполнит свою задачу, если вдохновит будущих исследователей и ученых на решение поставленных здесь проблем и если все изучающие психоло­гию и культуру — исследователи, преподаватели, руководители, психиатры, адво­каты, консультанты, врачи и другие специалисты - по-настоящему поймут и оце­нят влияние культуры на все стороны нашей жизни и сумеют перенести это пони­мание в важнейшие сферы жизни и бытия.

ДМ.

Сан-Франциско, Калифорния Июль, 2000

Благодарности

Что естественно для проекта такого значения и масштабов, я обязан буквально сотням людей, помогавшим мне на протяжении долгого времени. Никакие слова благодарности и признательности не могут передать, сколько они приложили уси­лий и какую оказывали мне поддержку не только в проведении многолетних ис­следований по кросс-культуре, но также и в создании этой книги.

Прежде всего* мне хотелось бы поблагодарить авторов отдельных глав за то, что они согласились принять участие в этой работе. Я хорошо себе представляю, сколь­ко времени, сил и жертв требует написание таких обзоров и глав. Я обязан каждо­му из них в отдельности не только за исчерпывающие обзоры по каждому направ­лению кросс-культурной психологии, но еще и за то, как глубоко они осмыслили эти направления, с учетом перспектив и путей достижения этих перспектив. Бе­зусловно, это руководство требовало внесения куда более значительных редактор­ских корректив, чем те книги, которые мне приходилось редактировать раньше, и каждому из авторов пришлось в значительной степени переработать не менее од­ного раза материалы своей главы с учетом моих замечаний и комментариев; неко­торые же из них проделали такую работу многократно. Их напряженная работа, преданность делу, самоотдача и верность этому проекту отражает высочайший уровень представленных ими материалов и труда в целом. За все это я и все рабо­тающие в сфере психологии им благодарны.

Изучая кросс-культуру, я имел честь встретиться на своем жизненном пути и сотрудничать со многими прекрасными исследователями, и здесь мне бы хотелось выразить им свою признательность. Пол Экман сыграл важную роль в начале моей профессиональной деятельности, занимаясь изучением проявления эмоций через выражение лица в кросс-культурном аспекте, я до сих пор считаю его своим настав­ником и добрым другом. Кроме того, вместе со мной кросс-культурными исследо­ваниями занимались Шоко Араки, Каран Колвин, Дэйл Диннел, Уоллес Фризен, Боб Гриссом, Карл Хайдер, Наталья Кузнецова, Джеф Леру, Мотомаса Мураяма, Такеши Накахима, Морин О'Салливан, Клаус Шерер, Харальд Уоллбот, Масаю-ки Такеучи, Сьюзен Тейлор, Хироши Ямада и Сузуму Ямагучи. Все эти замечатель­ные люди внесли огромный вклад в работу, описанную в главе про эмоции и в мои взгляды (мое восприятие) кросс-культурной проблематики в целом, и я бесконеч­но обязан им за это.

Мне бы хотелось поблагодарить также сотни студентов, которые помогали мне в проведении исследований многие годы в моей лаборатории исследования куль­туры и эмоций в университете штата в Сан-Франциско и ранее. Без их упорного труда и преданности делу я не смог бы довести до конца большую часть исследо­ваний, описанных в моей главе. Я также выражаю свою благодарность и призна­тельность всем приглашенным ученым, профессорам и исследователям, которые прибывали со всех уголков земного шара, чтобы работать вместе со мной в моей лаборатории. Они внесли неоценимый вклад в мое понимание культуры и пси­хологии.

Мне также хотелось бы выразить свою благодарность руководству Универси­тета штата в Сан-Франциско за чрезвычайно ценную для меня поддержку при осуществлении намеченного плана исследований и ведении научной работы на вы­сочайшем уровне. Я благодарен бывшим председателям факультета психологии Полу Эскильдсену, Кену Монтейро, Лилли Берри и Сьюзен Тейлор, и в особенно­сти нынешнему декану Карен Колвин. Я также благодарю деканов Джулиана и Кассиолу за то, что они поддерживали меня и мою лаборатории во всех наших'на-чинаниях, а также президента Университета Роберта Корригана. Без их помощи и поддержки было .бы невозможно ни проведение моих исследований в области кросс-культуры, ни появление на свет этой книги.

Сотрудники редакции издательства Oxford University Press ни на миг не позво­лили усомниться в том, что они представляют лучшее академическое издательство на свете. Я хочу поблагодарить моего бывшего редактора Филиппа Лафлина, ко­торый благословил меня на создание этой книги и работал со мной на этапе ее пла­нирования. Я благодарю также Катрин Карлин, оказавшую мне всестороннюю поддержку при создании книги, помогая придать завершенность ее главам и осу­ществляя итоговое редактирование.

Я счастлив, что у меня есть семья, которая поддерживала меня в работе над книгой и профессиональной деятельности и научила меня многому из того, что касается жизни, культуры и психологии. В то время как я пишу эти заметки, наша дочь Саяка приступает к обучению в выпускном классе школы. Она активно зани­мается учебой и спортом и является радостью и гордостью не только нашей семьи, но и для многих из тех, с кем мы общаемся. Во время работы над проектом роди­лись наши сыновья-близнецы Сатопш Роберт и Масаши Дэвид, которые наполни­ли пашу жизнь новой радостью и смыслом. Мы были счастливы, изо дня в день наблюдая на их примере, как взаимодействуют между собой культура и психоло­гия. И прежде всего я благодарен и признателен одному человеку, который не жа­леет для нас ни времени, ни энергии, ни любви, ни преданности, ни самого себя, человеку, который изо дня в день поддерживает нас, чье сердце наполнено добро­той и любовью к своей семье и к людям, окружающим нас. Самую глубокую благо­дарность и признательность я выражаю своей жене Мими за то, что она появилась в нашей жизни и сделала нас лучше.

 

ГЛАВА 1

Введение

Дэвид Мацумото

В современной психологии нет более захватывающей темы, чем культура, и ни­какая другая тема не несет в себе такого потенциала для глубокой переоценки практически всего, что, по нашему мнению, нам известно о людях. Изучение культуры с точки зрения психологии ставит вопрос о природе знаний и психоло­гических истин, полученных в рамках традиционных психологических исследо­ваний, участниками которых были в основном американцы или жители Западной Европы. В то же время изучение культуры в рамках психологии дает ответ на не­которые фундаментальные вопросы, касающиеся определенных психологиче­ских процессов, особенно относительно их универсального, в сравнении с куль­турой, характера. Культура для поведения человека — то же самое, что опера­ционная система для программного обеспечения; оставаясь незаметной, она играет важнейшую роль в его развитии и функционировании.

Эта книга передает современную атмосферу в кросс-культурной психоло­гии и описывает эволюцию этой научной дисциплины. Она освещает историю кросс-культурной психологии с момента ее основания, рассказывает о первых исследованиях и ученых-первопроходцах. Она включает в себя обзоры совре­менной научной литературы по самым актуальным разделам психологии, кото­рые изучаются в кросс-культурном аспекте. Кроме того, книга позволяет уви­деть новые горизонты и понять, каким образом кросс-культурная психология может кардинально изменить теоретические подходы и исследовательские методики традиционной психологии, преобразовав ее из монокультурной пси­хологии отдельных аспектов поведения в универсальную психологию, которая исследует проблемы во всей полноте.

Наряду с этим, в книге определяются уникальные особенности кросс-куль­турной психологии как метода исследования. Книга дает представление о сущ­ности кросс-культурных исследований и позволяет понять, как и почему кросс-культурные методы могут быть полезны для современной психологии. Касаясь различных подходов к пониманию поведения человека, книга приводит аргу­менты в пользу дополнительной интеграции этих подходов вместо того, чтобы невероятным образом дробить и фрагментировать их, что типично для совре­менной системы исследований и теории. Она стремится найти новые методы, часто выталкивая нас за пределы уютных, обжитых областей исследования, чтобы поставить перед лицом действительно трудных проблем, связанных с истинной сложностью психологических процессов.

Я вкратце познакомлю вас с концепциями, проблемами и доводами, кото­рые встретятся вам в этой книге. Все материалы данной книги можно, по-мое­му, отнести к одной из двух стержневых тем. Первая касается эволюции кросс-культурной психологии, не только давая представление о том, где она была и где находится сейчас, но, что еще более важно, куда она намерена идти. В этом смысле книга содержит коллективный взгляд на то, в каком направлении сле­дует двигаться кросс-культурной психологии и что она должна собой представ­лять, когда достигнет своей цели. В соответствии с этим взглядом, основная цель развития кросс-культурной психологии –– способствовать созданию под­линно универсальной теории психологических процессов.

Вторая тема — это предложения каждого из авторов о том, как достичь этой цели. Разумеется, эти предложения имеют свою специфику в зависимости от различия в потребностях и реалиях отдельных направлений. Однако при бли­жайшем рассмотрении можно заметить определенную общность подхода в материалах различной тематики, содержащихся в отдельных главах. Эта об­щность предполагает необходимость внесения в будущем существенных изме­нений в наш подход к проведению исследований, если мы действительно стре­мимся к достижению поставленной цели. Ниже я более подробно остановлюсь на этих двух темах.

Эволюция кросс-культурной психологии: где мы были,

где мы сейчас и куда мы намерены идти?

За последние несколько десятков лет кросс-культурная психология прошла инте­ресный и важный путь развития. Первые кросс-культурные исследования были связаны главным образом со сбором сведений о культурных различиях в ряде психо­логических процессов. Эта работа была, несомненно, очень важной и интересной, поскольку часто обнаруживала те аспекты, в которых психологические теории и модели, разработанные в рамках психологических исследований традиционного характера, проводимых главным образом в США, могли оказаться неприменимы­ми к представителям иных культур. Хотя первые кросс-культурные исследования часто воспринимались как нечто, доступное лишь посвященным, обладающим осо­быми познаниями в такой сфере, как культура, с годами выявление и сбор матери­ала о культурных различиях в различных психологических процессах начали иг­рать заметную роль в становлении кросс-культурной психологии как направления серьезных психологических исследований.

Однако в течение последних примерно десяти лет простой сбор материала о культурных различиях перестал удовлетворять специалистов по кросс-культурной психологии. Фактически, они подошли к признанию необходимости теоретического и эмпирического осмысления того, почему культура служит источником таких различий. На волне такого настроения все больше авторов выступали за замену слишком общего абстрактного понятия «культура» специальными, под­дающимися оценке психологическими переменными, которые могли быть гипоте­тическими причинами культурных различий. Такие переменные получили назва­ние переменных контекста,и современные исследователи часто учитывают их, планируя эксперименты и исследования и определяя степень влияния таких пере­менных на культурные различия в объектах изучения.

В то же время специалисты по кросс-культурной психологии стали более вос­приимчивыми к использованию психологических характеристик культуры для объяснения культурных различий. Эти характеристики — например, индивидуа­лизм или коллективизм — свидетельствуют о выходе кросс-культурной психоло­гии на новый уровень, переходе от простого сбора материала о различиях к созда­нию и апробированию теорий о культуре, которые могли бы объяснить причины этих различий. Такой трансформации кросс-культурной психологии способство­вали установление и принятие важных параметров культурной изменчивости, та­ких как параметры Хофстеде, Триандиса и др., а также разработка оценочных ме­тодик для некоторых из этих параметров.

Некоторые авторы (например, ван де Вивьер, глава 5 наст, изд.) рассматривают эволюцию, или трансформацию, кросс-культурной психологии с точки зрения эта­пов, или периодов, в ее развитии. Период времени, когда ученые просто собирали материал о различиях, определяется как первый этап в развитии кросс-культурной психологии. Об изменении теорий и методик в попытках объяснить культурные различия воздействием переменных контекста говорится как о втором этапе раз­вития кросс-культурной психологии. Мы находимся на этой второй стадии, по­скольку многочисленные кросс-культурные исследования занимаются поиском конкретных психологических переменных, которые являются причиной культур­ных различий.

Если два этих важных периода исследований в области кросс-культурной пси­хологии можно считать первыми двумя этапами ее развития, что же готовит нам третий этап? Третьим этапом в развитии кросс-культурной психологии, перспек­тивой, о которой я уже говорил и к которой стремятся все специалисты по кросс-культурной психологии, будет создание универсальных теорий психологических процессов. Да, основная цель кросс-культурной психологии на сегодняшний день — не создание «интересных» кросс-культурных моделей поведения, примени­мых к представителям «коренным образом отличающихся друг от друга» культур, и сосуществующих с другими моделями в рамках традиционной психологии. На­против, цель состоит в создании подлинно универсальных моделей психологиче­ских процессов и поведения человека, которые были бы применимы ко всем лю­дям, независимо от происхождения, и могли бы дополнить, а может, и заменить гос­подствующие сегодня теории и представления.

Следовательно, главная задача кросс-культурной психологии — оценка пан-культурной применимости психологических теорий для проверки основных тео­ретических принципов и гипотез и для основательного пересмотра господствую­щих теорий базовых психологических процессов. Необходимость такой оценки, проверки и пересмотра вызвана не только динамично изменяющимися демографи­ческими условиями США и других стран, не только постоянным изменением мира,

в котором мы живем, хотя все это, без сомнения, дает импульс исследованию куль­туры и увеличивает значение ее изучения. Эта необходимость определяется также нашим пониманием научной философии и лежащими на нас моральными обяза­тельствами; ведь мы знаем, как интенсивно каждодневное использование психо­логических знаний влияет на человеческую жизнь. Следовательно, если мы верны нашей сфере как науке, то должны поставить вопрос о логике этой науки, которую дает нам методика кросс-культурных исследований. И если мы стремимся к тому, чтобы наши открытия, теории и методы использовались в повседневной жизни: в психологическом консультировании, лечении, и организационной работе, тогда мы как научное общество должны отвечать достаточно высоким стандартам при­менимости наших открытий и обязаны соответствовать этим стандартам.

Поэтому мы с нетерпением ждем того дня, когда сможем представить теории, применимые к носителям любой культуры, теории, касающиеся морали, развития, личности, познания, эмоций, мотивации, социального поведения и других универ­сальных проблем (тем) психологии. И ожидая этого, мы отдаем себе отчет в мно­гочисленных недостатках теорий, основанных на монокультурных исследованиях или исследованиях, участники которых представляют ограниченное число куль­тур. Следовательно, необходимо в будущем исследовать эти проблемы, привлекая участников, представляющих широкий диапазон в корне отличающихся друг от друга культур; причем методы такого исследования должны учитывать культур­ный фактор и включать комплексные методы сбора и анализа данных. Трансфор­мация кросс-культурной психологии на третьем этапе ее развития — достижение перспективы, если хотите, — требует не только теорий, но и методик, кардинально отличающихся от нынешних.

Как мы воплотим в жизнь планы на будущее?

Пересмотр методологии и концепций в будущем

Кросс-культурная психология как дисциплина и как метод научных изысканий находится в процессе развития, и данная книга передает это развитие как момен­тальный снимок. В ней вы найдете обзоры кросс-культурных теорий и эмпириче­ских исследований, касающихся базовых психологических процессов, личности, социального поведения и других важных тем. Так же в ряде вводных глав обсуж­даются основные перспективы как данной сферы в целом, так и отдельных мето­дологических вопросов, специфических для кросс-культурных исследований. Рас­смотрение основных теоретических моделей, содержащееся в каждой главе, и самые современные и полные обзоры по каждому из направлений, вне всякого сомнения, обладают самостоятельной ценностью, представляя собой изложение самого ново­го материала по соответствующей теме.

Кроме того, ни один из авторов этой книги не ограничивается одним лишь об­зором теоретической и исследовательской литературы. Все они предлагают нам свое видение перспективы, того, какими должны стать теоретические разработки и эмпирические исследования по соответствующему направлению в будущем. Таким образом, каждый из авторов книги предоставляет всем изучающим культуру уникальную возможность не только ознакомиться с накопленными знаниями и данными предшествующих теорий и исследований, но и понять, каким образом следует перестраивать теорию и исследования, чтобы способствовать достижению третьего этапа развития кросс-культурной психологии и, в конечном счете, прийти к созданию универсальных психологических теорий.

Далее я перечисляю важнейшие, на мой взгляд, моменты, которые авторы этой книги считают ключевыми для дальнейшего развития кросс-культурной психоло­гии. Они не являются взаимоисключающими. Надеюсь, что такие извлечения по­служат для читателя ориентиром, помогающим понять и оценить замысел авторов книги.

1. Лучше понимать культуру. Большинство авторов утверждают, что наша спо­собность к созданию универсальных теорий психологических процессов до определенной степени зависит от нашей способности глубже понять культу­ру как таковую. Важным достижением нашей научной дисциплины было выяснение и отбор упомянутых выше культурных параметров психологиче­ской изменчивости, однако имеется множество других направлений, требу­ющих теоретического осмысления культуры. Они включают переоценку и со­вершенствование нашего понимания контекста и изучение его соотношения с культурой, а также необходимость всестороннего изучения культурного воздействия, начиная с культуры как определяющего фактора в формирова­нии поведения и до культуры как результата поведения (то есть культуры, выступающей и в качестве независимой, и в качестве зависимой переменной). Нам следует также совершенствовать свое понимание роли культуры как сдер­живающего или стимулирующего поведение фактора.

2. Интегрировать разнообразные, на первый взгляд кардинально отличающиеся друг от друга, подходы к теории и методике, принимая во внимание культуру. Многие авторы выступают за то, что подходы и взгляды на соотношение меж­ду психологией и культурой и ее изучение нуждаются в интеграции, чтобы обеспечить дальнейшее развитие этой сферы. Речь идет о подходах, характер­ных для кросс-культурной психологии, этнокультурной психологии и пси­хологической антропологии. Каждому из этих направлений свойственны различные теоретические установки и методы исследования, которые потре­буются в будущем для интеграции в рамках единой программы действий.

3. Принять, холистический подход к пониманию психологических процессов и их исследованию. Современная академическая психология, руководствуясь ис­следовательскими целями так сильно раздробила поведение человека на отдельные фрагменты, что часто за деревьями трудно увидеть лес. Для пси­хологов, занимающихся как кросс-культурной, так и традиционной психоло­гией, пришло время руководствоваться целостным (холистическим) подхо­дом к пониманию психологии и поведения человека, чтобы выявить связи между различными теоретическими взглядами на одни и те же процессы и в будущем объединить их в одно целое.

4. Интегрировать кросс-дисциплинарные переменные. Разработка универсаль­ных теорий по психологии требует, чтобы мы принимали во внимание пере­менные, которые обычно игнорируют в исследованиях и теоретических раз­работках. В числе таких переменных влияние окружающей среды, полити­ческих структур, погоды и климата, географических факторов, и т. п. Ведь создание применимой в панкультурном масштабе теории поведения челове­ка без учета таких факторов попросту невозможно. По мнению многих авто­ров этой книги, культура, общество, биология и психология должны объеди­ниться для разработки таких теорий.

5. Интегрировать теоретические взгляды, лежащие за пределами господству­ющего направления в психологии. Американские психологические теории и теории, публикуемые в англоязычных журналах и других источниках, по-прежнему оказывают наиболее сильное влияние на создание психологиче­ской теории. Существует много других взглядов, до сих пор большей частью неизвестных или игнорируемых, поскольку они носят этнокультурный ха­рактер и существуют в рамках конкретных культур или опубликованы не на английском языке. Такая неосведомленность, причиной которой могут быть высокомерие, языковые барьеры или иные факторы, недопустима в буду­щем, если мы намерены объединить в своей работе разнообразные теорети­ческие взгляды.

6. Интегрировать в корне различающиеся методы. Чтобы создать универсаль­ную теорию психологии в будущем, исследование должно использовать фундаментальным образом отличающиеся друг от друга методы. Для полу­чения качественно иного знания исследование будущего нуждается в инте­грации различных методов. Такая интеграция предполагает включение ко­личественных и качественных методов в исследование психологических про­цессов через культуру и постоянный учет переменных контекста, чтобы определить прежде всего причину возникновения культурных различий. Исследование будущего должно опираться на изучение более широкого кру­га лиц, представляющих более широкий круг культур, не ограничиваясь сту­дентами университета, причем при изучении явлений должны использовать­ся лонгитюдные методы. Прошли те времена, когда студентов, представляю­щих различные культуры, заставляли заполнять анкету, переведенную на разные языки, и называли это «кросс-культурным исследованием».

Эти шесть основных установок, пока сформулированные лишь в самом общем виде, требуют, чтобы исследование будущего осуществлялось методами, коренным образом отличающимися от нынешних. Если рекомендации авторов книги будут приняты во внимание, это будет способствовать радикальному изменению и зна­чительному усложнению исследований. Возможно, это заставит нас мыслить так, как мы пока не готовы или не желаем. Собранные воедино, эти идеи заставляют нас вступить на новые неизведанные тропы науки, совсем непохожие на те, по ко­торым мы движемся сегодня. И все же, если мы намерены создать и испытать под­линно универсальные теории, принимающие во внимание как пан-культурное сход­ство, так и культуро-специфичные процессы, этот путь должен быть пройден.

Цели книги

Эта книга представляет собой коллективный опыт группы ведущих исследовате­лей в сфере кросс-культурной психологии. Этот опыт заключает в себе, как я от­мечал выше, не только видение перспективы развития кросс-культурнойпсихоло­гии, но и пути достижения этой перспективы. Задачи этой книги таковы:

• передать современную атмосферу в кросс-культурной психологии;

• помочь читателю представить себе ее будущее — понять, какие теории и ис­следования необходимы, чтобы кросс-культурная психология могла перей­ти от выявления культурных различий к обоснованию того, как и почему культура вызывает такие различия, и к созданию универсальных психологи­ческих теорий (эти концепции даются на фоне анализа этапов эволюции); и

• объяснить, как проводить исследования в будущем, чтобы содействовать достижению этой перспективы и способствовать дальнейшему развитию кросс-культурнойпсихологии.

Эта книга выполнит свою задачу, если вдохновит будущих исследователей и ученых на решение поставленных здесь проблем и если все изучающие психоло­гию и культуру — исследователи, преподаватели, руководители, психиатры, адво­каты, консультанты, врачи и т. д. — по-настоящему поймут и оценят влияние куль­туры на все стороны нашей жизни и сумеют перенести это понимание в важней­шие сферы жизни и бытия.

Часть I

Основные положения

Первая часть книги включает четыре главы, в которых изложены основы зна­ний, необходимых всем изучающим культуру и психологию. Представленная в этой части информация потребуется для чтения и понимания других глав книги, поскольку здесь изложены фундаментальные теоретически и методологические положения, на которых строится большая часть работ по кросс-культурной психо­логии.

Главу 2 Адамопулос и Лоннер начинают с истории данного направления и с вопроса о методе кросс-культурной психологии. Сравнивая и противопоставляя дна, казалось бы, различных подхода к изучению культуры — кросс-культурную психологию и культурную психологию — они анализируют возможности рассмот­рения культуры в соотношении с человеческим поведением, чтобы объединить теорию и практику прошлого и настоящего и прояснить будущую эмпирическую и концептуальную работу. При этом авторы акцентируют внимание на альтерна­тивах, перед которыми стоит кросс-культурная психология в настоящий момент.

В главе 3 Триандис описывает происхождение и использование конструкта индивидуализм и коллективизм для объяснения культурных различий в разнооб­разных типах поведения. Он приводит доводы в пользу интеграции различных подходов и методологий. При этом условии кросс-культурная психология даст традиционной психологической науке возможность стать психологией универ­сальной.

В главе 4, написанной Кимом изящно и просто, приводятся убедительные до­воды в пользу интеграции и большего поощрения этнокультурных психологиче­ских подходов. Указывая на ограниченность того пути, которым традиционно шла наука в рамках господствующего в психологии направления, Ким высказывает мысль о том, что этнические психологические школы — с их интересом к контек­сту, гносеологии и феноменологии — предлагают альтернативный подход к пони­манию отношений между культурой и психологией, рассматривая их как тесно вза­имосвязанные феномены.

В главе 5 ван де Вивьер дает великолепный обзор уникальных аспектов кросс-культурного исследования. Он детально рассматривает проблемы, связанные с отклонениями и эквивалентностью и предоставляет ученым полезное руководство для проведения звуковых исследований. Он также выступает за интеграцию мето­дологий радикально отличающихся, на первый взгляд, подходов, включая кросс-культурную и культурную психологии. По его мнению, это поможет ученым пре­образовать кросс-культурную психологию в универсальную.

Эти главы определяют концептуальные и методологические рамки, в которых в остальной части книги будут развиваться две ее основные темы — перспектива преобразования кросс-культурной психологии в универсальную теорию поведения и пути достижения этой цели.

 

ГЛАВА 2

Культура и психология на распутье историческая перспектива

и теоретический анализ

Джон Адамопулос и Уолтер Дж. Лонпер

Кросс-культурная психология как сфера серьезных научных изысканий, методо­логический подход и средоточие анализа и синтеза информации, касающейся великого многообразия культур, в котором мы живем сегодня, прошла долгий путь с тех пор, когда культурные различия просто отмечались и описывались. Черты культурного сходства и различия, описанные во множестве различных аспектов и при помощи различных подходов, и сегодня порождают литературу по всем направлениям психологии с различными теоретическими установка­ми и эмпирическими подходами. И те, кто давно изучает культуру с психологи­ческой точки зрения, и новички в этом деле могут потеряться в «фактах» кросс-культурной психологии; на данном этапе своего развития изучение культуры и психологии нуждается в ясности, которая будет способствовать его прогрессу и плодотворному развитию в ближайшие 20 лет. Эта глава вносит необходимую ясность, готовя читателя к пониманию сложности культурных и культурно-пси­хологических взаимоотношений, рассматриваемых в последующих главах.

Для того чтобы показать важность настоящего момента в истории кросс-культурной психологии, Адамопулос и Лоннер в этой главе дают блестящее описание ее развития и анализ текущих проблем. В начале главы авторы опи­сывают путь, пройденный кросс-культурной психологией, от скромных начина­ний, вроде собраний ученых, интересующихся культурой, до разнообразных организаций, печатных изданий и тем, которые характеризуют эту сферу сегод­ня. Они объективно освещают недостатки психологического знания, получен­ного в процессе монокультурного исследования, а также при других ограничи­вающих обстоятельствах, особенно, если предполагается его применимость к людям любого происхождения, национальности, образования и т. д. В своем ис­торическом обзоре Адамопулос и Лоннер указывают также на подходы, при ко­торых кросс-культурная психология может рассматриваться не как отдельная "Сфера» исследований, но скорее как особый научный метод. То есть кросс-куль­турная психология может рассматриваться не только с точки зрения содержания ее исследований, но также на языке научной философии — как логика, на которую опирается наука и которая определяет пути получения знаний. Как таковая кросс-культурная психология не только имеет непосредственное отношение к изучению культуры, но является и методом ее критического осмысления.

Далее Адамопулос и Лоннер представляют глубокий анализ черт сходства и различия на первый взгляд разных подходов, которые в последнее время об­ращают на себя внимание; они сравнивают и противопоставляют кросс-куль­турную психологию и культурную психологию. Потребность в таком анализе давно назрела, и всем, кто изучает культуру, следует познакомиться с разгра­ничениями, предлагаемыми в этой части главы. По мнению авторов, у любого подхода есть свои сильные и слабые стороны, преимущества и недостатки. Несмотря на личные предпочтения, которые каждый питает к собственному подходу к культуре и которые, без сомнения, оказывают влияние на оценку других подходов, трудно не заметить, что в двух представленных сферах куда больше сходства, чем различий, при исследовании природы разума, которая является воплощением и источником как культуры, так и психологии.

В завершение своей главы Адамопулос и Лоннер излагают идеи, касающи­еся согласования противоречий, вызванных различием подходов в кросс-куль­турной и культурной психологии; в основе этого сближения предполагается не взаимное стремление исправить недостатки другого подхода, но перспектива использования сильных сторон обоих подходов в контексте их собственных онтологических посылок и методологических ограничений. Принимая во вни­мание эту перспективу, авторы подводят итог анализа исходной посылки вос­приятия культуры в психологической теории, которая зависит от того, рассмат­ривается ли культура как фактор, определяющий поведение человека или как следствие этого поведения, как стимулирующий или как ограничивающий фак­тор. Такая точка зрения полезна не только потому, что позволяет понять аспек­ты культуры, доступные кросс-культурной или культурной психологии, но и по­тому, что позволяет тем, кто изучает культуру, взглянуть на предмет со сторо­ны, увидеть культуру во всей ее необъятности и понять, как много функций она выполняет. Изучающие культуру получают возможность в полной мере оценить сложность взаимосвязей между культурой и психологией, а такая оценка ведет к перевороту в понимании культуры и, следовательно, к кардинально иным подходам к ее исследованию в течение ближайших 10-20 лет. Поскольку буду­щим исследователям предстоит решать более масштабные проблемы, каса­ющиеся глубинной сути соотношения культуры и психологии, включая установ­ление границ между ними, анализ Адамопулоса и Лоннера, в котором опре­делены альтернативы, перед которыми стоит кросс-культурная психология сегодня, в перспективе может иметь значительное влияние.

В этой главе мы дадим общее представление о двух основных составляющих, которые определяют общие характеристики и текущее состояние предмета психо­логии и культуры. Первая составляющая — исторический обзор — позволяет преж­де всего бросить беглый взгляд на происхождение кросс-культурной психологии и помогает понять, как относиться к ней сегодня, с учетом ее происхождения и раз­вития в последние 35 лет. Вторая составляющая — это обращение к некоторым теоретическим проблемам и критическому анализу двух основных направлений, культурной и кросс-культурной психологии, в то время как третья составляющая представляет собой оценку той роли, которую культура играет в психологии, равно как и той, которую, по нашему мнению, ей следует играть. Вместе взятые эти составные части описывают сущность кросс-культурной психологии и кратко характеризуют другие направления в психологии и смежных дисциплинах, в кото­рых феномен культуры играет центральную и необходимую роль в объяснении человеческого мышления и поведения.

Кросс-культурная психология в краткой исторической перспективе

Всестороннее исследование истории и развития кросс-культурной психологии следует начать ссылкой на три важнейших источника (Jahoda, 1980, 1990; Jahocla & Krewer, 1997; Klinberg, 1980), каждый из которых позволяет проследить истоки психологического интереса к чужим культурам. Дополнительные исторические све­дения — особенно по кросс-культурной психологии до 1980 г. — дает шеститомное «Руководство по кросс-культурной психологии» (Triandis et al, 1980), 51-я глава ко­торого содержит огромное количество ссылок. Четыре короткие статьи Диас-Гуэррэро, Яходы, Прайс-Уильямса и Триандиса, опубликованные в трудах Конгресса, посвященного серебряному юбилею Международной ассоциации кросс-культур­ной психологии в 1998 году(Ьоппег, Dinnel, Forgays & Hayes, 1999), позволяют глубже проникнуть в сущность происхождения кросс-культурной психологии. Эти четверо — одни из немногих ученых, способствовавших возникновению «со­временного» направления в кросс-культурной психологии.

Одно из главных положений этих ретроспекций и аналитических работ состо­ит в следующем; неуловимое понятие культура и феномен, который это понятие представляет, существовали веками, попытки при помощи культуры объяснить многообразие типов человеческого мышления и поведения не новы. Другим важ­ным аспектом размышлений, содержащимся в этой ретроспективе, является то, что так и не было найдено приемлемой для всех дефиниции кросс-культурной психо­логии, и она до сих пор представляет собой нечто неопределенное. Эта проблема вызвала некоторую озабоченность тем, что данное понятие может оказаться слиш­ком узким и ограниченным, а, следовательно, повлечь за собой необходимость пе­ресмотра определения кросс-культурного психолога (Lonner, 1992). В то время как терминологические трудности и лояльность, похоже, останутся постоянной темой полемики и дискуссий, в то время как некоторые критики продолжают задаваться вопросом о важности или достоверности кросс-культурной психологии, возмож­но, следует иметь в виду самый существенный момент: «важно не то, как называ­ется кросс-культурная психология, а определение того, чем она занимается — это позволит обеспечить изучение самого широкого диапазона психологических тем в максимально широких этнических и культурных рамках и посредством разнооб­разных методологий» (Segall, Lonner & Berry, 1998, p. 1102).

Имеет смысл повторить, что подробный обзор мировой психологической литературы последнего столетия покажет интерес многих психологов к культуре, этнической принадлежности или национальному происхождению как к «детерминан­там» или промежуточным переменным (Lonner & Adamopoulos, 1997) при трактов­ке мышления и поведения. В самом деле, даже так называемый отец современной экспериментальной психологии, Вильгельм Вундт, может быть назван первопро­ходцем в этой сфере по причине его интереса к «Психологии народов» (Wundt, 1900-1920), убедительным доказательством чему служат 10 томов, опубликован­ных им под этим названием. Возможно, пионером в исследовании предполагае­мых взаимосвязей между культурой и основными психологическими процессами был В. Г. Р. Риверс (W. H. R. Rivers, 1901) из Кембриджского университета, возгла­вивший экспедицию психологов и антропологов, предпринятую для сбора данных в Южно-тихоокеанской зоне и на восточном побережье Индии.

Обратившись к истории психологии, нетрудно найти журнальные статьи, в ко­торых культура или иные дескрипторы (например, этническая группа) использо­вались для характеристики людей, связанных общностью наследия или судьбы. Хотя в большинстве исследований в качестве «объекта» психологического изуче­ния выступали относительно здоровые и благополучные представители белой расы и индустриального общества, несомненно, что любая научная (психологическая) тема, которую только можно себе представить, так или иначе, в той или иной сте­пени подразумевала исследования с участием индивидов из различных культур­ных и психолингвистических групп. Главным образом это относится к таким раз­делам психологии, как тестирование умственных способностей, изучение «нацио­нальных типов характера» или «модальной личности», различные попытки понять аномальное поведение, и особенно в широкой сфере социальной психологии, ко­торая претендует на лидерство в кросс-культурных исследованиях.

Однако, за редким исключением, на протяжении первых двух третей XX века не существовало системы или хотя бы ясного плана таких междисциплинарных эк­скурсов. В действительности долгие годы превалировали «отпускной оппорту­низм» («sabbatical opportunism») и «исследование избранных» («jet-set research»), Это означало, что чрезмерно любознательный и энергичный психолог, обычно из США, Великобритании или с какой-то близкой или политически подчиненной им территории, отправлялся во время академического отпуска на несколько недель (месяцев) в экзотический уголок земного шара и, среди прочего, занимался «про­веркой» отдельных законов или проверял на местности какую-нибудь теорию, его занимавшую. Вернувшись к домашнему комфорту, он (а порой она) обычно пи­сал статью и передавал ее на рассмотрение в какой-нибудь подходящий, если не брызжущий энтузиазмом, журнал и, таким образом, им удавалось снискать неко­торую известность по части поиска новых путей в психологии.

Такие сообщения могли представлять сиюминутный интерес, но длительных усилий разработать стратегию систематических исследований почти не предпри­нималось. Возможно, именно поэтому так важны были отдельные книги по мето­дологии, объединения единомышленников и другие источники поддержки таких усилий. Кроме того, психологи, занимавшиеся кросс-культурными исследования­ми, часто воспринимались как довольно странные создания, кучка фанатиков свои дисциплины, которые стремятся избегать общепринятой академической рути­ны, существуя где-то на задворках науки. Много лет назад среди академических

психологов бытовало мнение, что культура — предмет, изучать который приличе­ствует антропологам. (Этого мнения некоторые ученые придерживаются до сих пор, — главным образом, те, кто считает психологию одной из «естественных» наук, а «законы» поведения — выходящими за пределы культуры; так же как законы научения часто рассматриваются исключительно филогенетически.)

Картина кросс-культурных исследований как изолированных и разобщенных радикально изменилась во второй половине 1960-х годов, когда было предприня­то несколько относительно независимых начинаний, впоследствии объединенных. В это время началась современная эпоха в развитии кросс-культурной психологии. Первым заслуживающим упоминания событием была конференция в Универси­тете Нигерии в Ибадане во время Рождества и Нового года (1965-1966). Привлек­шая около 100 специалистов (в основном, социальных психологов), конференция планировалась как форум на котором могли бы обсуждаться различные социаль­но-психологические взгляды с учетом их применимости к различным культурам, а также их теоретические обоснования.

Участники конференции позаботились и о путях сотрудничества в будущем. Например, они решили поддерживать связь при помощи выходившего время от времени Cross-Cultural Social Psychology Newsletter — Информационного бюллетеня кросс-культурной социальной психологии, ведущим редактором которого был Гарри Триандис. (Прямой потомок этого издания — выходящий ежеквартально Cross-Cultural Psychology Bulletin — Бюллетень кросс-культурной психологии, выходя­щий в настоящий момент под редакцией Уильяма К. Габрениа.) Джон У. Берри был инициатором второго начинания — создания указателя исследователей кросс-культурной психологии. Содержавший поначалу чуть более 100 записей и опуб­ликованный в 1968 году в International Journal of Psychology, этот указатель должен был способствовать сотрудничеству при проведении различных видов психологи­ческих исследований по всему миру. В указатель вносились исправления в 1970 и 1973 годах и дважды в 1980-е годы; последнее его обновление было сделано в 1998 году. Третьим важным моментом была подготовка в 1968 и 1969 годах, а за­тем первая публикация в 1970 году ежеквартального Journal of Cross-Cultural Psychology, редактором-учредителем которого был Уолтер Дж.Лоннер. В 1995 году Journal of Cross-Cultural Psychology стал выходить раз в два месяца; в 2000 году нашему первому отраслевому журналу исп


Просмотров 348

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!