Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






О царех, бывших в Великой орде по Батые, и о Темир-Аксаке 23 часть



Все те имеют великия свободныя грамоты. Почитают их и боятся, ибо своеволни суть, в путех идущи домы христианския грабят, а они не смеют ни единаго слова рещи противо им; егда же что купят, тако платят, елико им годно. Никто не может их судити, токмо ага. Не казнят их смертию, боящися бунтов — и того ради редко сие бывает или велми тайно.

От сих посылают на стражу послом, и иным в путь {272} идущим знаменитым людем, и иным подобным особом, иже хотят безстрашны быти в государстве Турецком. И того ради многи корысти приемлют.

л. 296

В их воле обирать султана: донеле же бо они не подтвердят и не огласят, не может назватися султаном. || Кийждо султан вступаючи на царство дает им знаменитыя подарки и прибавляет корму. Егда великую войну имеет султан, тогда исходит часть янчаров под правлением аги или поручника его, и напоследи на бранех бьются.

Несть у турков завистнейшаго чина, яко ага. И того ради един той, и беклербег греческий, не может сам себе избрати поручника или наместника, но сам султан в той чин избирает. Число янчаров бывает дванадесять, а множае четыренадесять тысящь.

Сие воинство, то есть янчары, лет тому яко сто или мало болши велми отменилося от оных первых. Уже бо ныне допущают в янчары и турков, паче же из Асии, а пред тем не приимали в чин той, точию христиан, и то европских токмо. К тому уже и женятся противо стараго обыкновения, и свободно им того соизволяют. Такожде непрестанным житием в Константинополи [его же несть нигде прохладнейшаго] изленилися и стали своеволными и злодеями.

л. 296об.

Общее есть мнение, якобы крепость сил турецких содержалася || в том янчарском воинстве. Но сие лож есть, яко о том хотящий может дочестися во историах.

Кроме янчаров есть у турков пешее воинство названное ассап 110, иже болше умеют бегать, нежели битца, и болши помагают до утомления сопостата множеством, нежели до победы воинским мужеством. Обыкоша тии наполняти рвы трупами своими, учиняти янчаром пришествие под стены градов супостатных.

Но уже время, да бых поведал нечто и о воинстве морском турецкаго султана, которое аз, последуя иностранным, армáтою буду писати. Первое, несть такова государя, иже бы имел болши его способов к собранию арматы. Ибо леса Албанския и Караманския, паче же Никомидийския и Трапезонские тако суть велики, и часты, и исполнены древес выборных к деланию судов на плавание, яко и исписати о том трудно: паче же видится, яко бы галеры уже готовыя падали турком из лесов оных на заливу Никомидийскую и на Чорное море.



л. 297
*Двор, где делают и готовят припасы водному воинству.
2* Курсоляры — остров на море Ионийском, идеже поражени быша турки на море лет 7079.— О чем Ботер, часть 2, лист 107.

Не бывает же султану скудости || и в художниках, иже бы делали те галеры, ибо сребролюбие приводит до арсеналов * его много и христианских художников. Яко {273} последи победы арматы своея, еже у Курсоляров 2* уготовал во второе лето не менши тоя, толико крепкую, яко не убоялася стати явно противо венетийския.

Всегда той может имети много мужей искусных в морском плавании от галер, иже суть на стражи у Митилины, у Родиса, у Кипра — островов, сущих на мори Междуземном, и у Александрии — пристанищнаго града на том же море, и от приемлемых морских разбойников, их же он приемлет в городы Тýнет, Бóну, Бýсию и в Алгир — суть то городы во Африке на море Междуземном; отнюду же во время потребное имеет старейших и лучших морскаго воинства началников, иже управляют армату его.



При том же имеет султан великое доволство всяких потреб военных. Имеет пушек безчисленное множество, ибо взял из Венгерской земли пяти тысящ пушек, в Кипре достал болши пятисот, мало менши у Галетты, города пристанищнаго х на море Междуземном, бывшаго х в державе испанскаго краля. Имеют турки пушки || толико великия, яко не точию ядра, но звук их един сокрушает ц стены.

л. 297об.

Порохов и ядер толикое имеют множество, яко у Малты или Мелита острова, егда приступали к нему, хотящи им обладати, выстреляли шестьдесят тысящ железных ядер, обаче не могоша взяти острова того. Егда взяша город Фамагост на острове Кипрском, сочтено тогда осмьнадесят тысящ ядер. У Голетты вышеимянованнаго града в тридесять девять дней из великих пушек непрестанно стреляюще, сравняли з землею стены и башни, чрез четыредесять лет от венетиан деланныя. На последней войне персидской, которой уже лет сто и болши мало, Асман паша турецкой имел с собою пятьсот пушек немалых.

л. 298

Ис такова убо множества пушек стреляют, и так много, непрестанно, и с таковым усильством, яко всякия стены з землею равняют. Аще же тем не могут что учинити, употребляют ломов и оскордов железных, ими же ч стены ломают. Аще же и то не имать места, || тогда засыпают рвы землею, и хврастием, и трупами воинов, названных вантýхи, яко Ботер называет, или вонихлры, яко Гвагнин. Аще ли же и тако ш не одолеют, то трупами своими.

Суть три вещи у турков страшны щ христианом: множество люду безчисленное, страх в воинстве неот-{274}менный и грозный, оружие и брони неизреченныи. Убо множество воинства аще средствии своими и обыче чинити нестроение и того ради всегда болшия воинства уступали меншим, но турецкое великое воинство в таковом ходит управлении и стройстве, яко в том превосходят и малыя [аще средствии своими могли бы быти стройнее] неприятелския. И тако восприемлют победы и мужеством, и разумом.



л. 298об.

Искуство же им <в> воинских делех тако изрядно устроено, яко превосходит в том и древних римлян, не токмо иных коих, и содержится во многих вещех. Первое, в воздержании, ибо доволствуются малою частию хлеба печенаго под углием и кашею с толченым мясом, сушеным на солнце; вина не пиют никогда. ||

Во обозе будущи, всякий десяток турков имеет началника, его же должни суть слушать без всякаго противления. Не обретается с ними в воинстве женска полу. Молчание обретается предивное, и толикое множество воинства помованием руки или лица управляется.

В нощи же, дабы не сотворили мятежа, попущают иногда и пленником уходити. Паче же всего казнят за грабление и кражу. В шествии ни мало смеют отлучитися в карчмы или на сеяния, в полях будущее. Смерти ни мало боятся и ни во что ставят, разумеющи, яко прилучается коемуждо попущением Божиим и несть мощно укрытися от нея.

Мужественно подвизавшыяся надеждны воздаяния, а ленивыя и непотребныя ожидают наказания. Никогда ставятся полками во граде, ниже попущают кому ночевать в город входити. И дабы непрестанно искушалося воинство в делех воинских, обыкоша султаны турецкия идеже ни есть непрестанныя войны имети.

л. 299

Но обаче немного поможет ни страх без обороны, ни множество людей без оружия. Ибо и гигант || без обороны и оружия, аще бы и лютейший и силный был, побежден бывает от отрока, оружие имущаго. И тако султаны турецкия исходят на войну с таковым убранием, с таковым довольством пушек, и с такими стройствы воинскими, и со всем тем, еже потребно к стрелбе и воинскому промыслу, яко и списати о том трудно.

И яко тии ни о чем ином не мыслят, всяк то познати может, егда узрит падшия сокрушенныя от них стены, идеже аще и обратят своя силы. Такожде и от обладания стран и государств э пространных, островов великих и градов предивно крепких, их же тии несытыя онагры, {275} султаны турецкия, воинъскими промыслы и непрестанным к тому прилежанием под власть свою приведоша [несогласия ради, и прохладнаго пребывания, и лености началников областей христианских], их же исчитающи и описующи едва возмогл бы кто, множества ради, подлинно исписати.

л. 299об.

Уже бо в трех частях света, то есть во Асии, Европе и Африке, яко речеся, едва не лучшими и богатыми || обладаша странами. Имеют убо во обладании своем Анатóлию, то есть Меншую Асию, Элеспóнт, Фригю ю, Киликю, Финикю, Галлатию и Памфилию, Пóнт, Армению Малую и Великую и Трапезóнт, Лидю и Ликю, Вифиню и Капп<а>докию, Кадию, и Ефóлию, и Персиды немалую часть.

В Европе Ромáнию, Фракю я, Бóлгарию, Ахáню, Македóнию, Епирус, Албáнию, Акарнáнию, Рáсцыю, Бóсны, Дáцыю, Сéрбы, Карвáты, Волóхи, Молдáвию а и часть великую Венгерскаго кралевства, и островы Пелепонес или Аммóрию, Кáндию или Крт, Кпр и Нигропóнт, Рóдис и прочих неисчетно; к тому Таврику Херсонскую, идеже Крым.

Во Африке Егпет, и Ассирию, и Сирию, и Палестну, и Вавилонскую страну, и Аравии немало. И аще бо который государь и градов имел толико, могл бы можным имяноватися государем, а сия объявленныя области каяждо имеет в себе много градов крепких и богатых, и пространства немало, и имела пред сим едва не каяждо особнаго владетеля.

л. 300

Вся убо сия, несогласия ради христианскаго, ныне || суть во власти нечестиваго паганина подъемлют тяжкия нужды и неизреченныя бедства, о них же некто древний пиита сице пишет.

«Сие несогласие христиан принесе,

Яко поганых на главы своя вознесе.

Государства бо, стоящия немалый век

Взяша, и днесь у них в неволи всякчеловек.

Полнится там плач Иеремии пророка

Егда текут слезы от христианска ока.

Увы! Воплят сербы и болгари в неволе.

Бóсны и далмáти, яко жиды в Вавилоне.

Воздыхают с плачем христианския народы,

Братиа наша в плене, лишася свободы,

От Бога убо за грехи порабощени

Турку и тяжкими нужды отягощени.

Плачут егптяне, грéки же и армне, {276}

И с ними вéнгрове, карвáты и мултне.

Островы морския с плачем вод примножают:

Кипр, Крит, Родс, Патм, их же турки окружают.

Епирус, Аммóриа, Албáния с ними,

Алкар, Византя с царствы честными.

Трапезóнт, Бáктриа, Нéксос и Галлатиа,

л. 300об.

Аравиа, Понт, купно и Каппадокиа.

Еще <Т>аврицка царства, где из христианства ||

Исполнися всюду злолютаго поганства.

Вси сии плачут зело, потеряв свободу,

Ибо в своих отечествах купят и воду.

В домех си не имут где главы приклонити,

Ни един час тогда могут без плача быти!

Всех бо сих поганый яко псов удручает,

За малу вину казнит и зле умучает.

К тому от коегождо главы по златому

И днесь рожден должен дати султану злому.

И на куюждо пять лет детей избирают

От всякаго дому, которых потурчают.

Тии уже отца и матерь забывают

И в поганском законе крепко пребывают.

В них лучшую оборону султан имеет,

Против христиан бы в стену ставить смеет.

Они его избирают и пред ним ходят,

Грады емлют, страны под власть его приводят.

Из христиан тамо муж ко всему потребный,

Пашá, сенжáк, чаýш и иной чин хвалебный»

И паки во ином месте той же еще о том же:

«Что прежде христиане имели в свободе,

л. 301

То ныне дорого купят в поганском народе,

л. 301

Иже во отечествах их разпространися, ||

Воистину яко песок морский явися!

Византиа — Греческа царства престол давный;

Днесь тамо содержится турков скипетр славный.

Госпожа стран — бысть днесь плачевною вдовою

И подножком поган, сущи света главою.

Иерусалим, Вифлием — места святыя;

Ими днесь владеют турки проклятыя.

Где Христос родися и со ученики ходил,

Страдал, и воскрес, и нас от ада свободил —

От гроба его ныне турок дань збирает,

И без тоя никто тамо внити дерзает.

Да зрим убо: где днесь Ассирийское царство?

Где сильное Вавилонское государство?

Где Сириа, Понт и Антиохиа?

Где Ливиа, Херсон и обоя Индиа?

Где Венгерско царство? Оно облако злато, {277}

Прежде цветущее, ныне попрано в блато!

Где безчисленны христианские народы?

Вси пожерть от поган за свои незгоды!

Смирився бо поганцы — брани воздвизаху

И тако безвездно христиан побеждаху.

Той бо злый народ хитростию вознесеся,

И во время премирных лет власть их простреся.

л. 301об.

Тако прежде во Асии власть разширили, ||

С единым смиряся, иных покорили.

И сим вымыслом едва не три части света

Обладаша поганцы не во многия лета.

Горе и увы христиан тамо постиже,

И сицевый плач на коегождо достиже:

Пришелцы Отечеством нашим обладаша,

Лютых врагов руце у сирот хлеб отъяша.

Воду свою у поган сребром откупаем

И дрова в неволи такожде обретаем.

Над главами у нас стоят мучители злыя,

Утружденным не дают покоя проклятыя.

Раби наши худыя нами обладают

И во отечествах наших нам разсуждают!».

л. 302

Сицевыя тамо песни, христианского народа то мусикия, то веселие, то браки, то торжества, то утешение в нуждах и печалех! Достоит убо нам о всем господа Бога сокрушенным сердцем прилежно молити, дабы благоволил на сие призрети. И показав своя щедроты убогим оным христианом, под тяжким яремом поганским вопиющым, вся христианския силы на свобождение их от оныя нестерпимыя нужды обратити изволил, яже || превосходит Египетскую неволю и Вавилонское изгнание, Ассирийское пленение и Иерусалимское разорение! И аще бы оныя народы предведали о толиких тяжких скорбех, еже ныне на них приидоша, то бы изволили тысящу смертей прияти, нежели в толикой неволе быти.

Но доколе той бич ассиров над верными и избранными Божиими высети имать? Доколе бусурмане над стадом Христовым началствовати будут? Доколе виноград Господень насажденный искореняти имут? Доколе Исмаил во отечествии Исакове распространятися будет? Без сумнения достоит о сем верити, яко приближается время, в не же то нечестивое отаманское обладательство [волею Божиею] упасти имать!

л. 302об.

Имеют убо о том и сами турки древнее провещание и исполнения его ожидают от часа до часа и от времяни до времяни. Да <и> же, многомилостивый Боже, дабы {278} время то приити могло во время благополучнаго царствования пресветлейших и державнейших благочестивых наших государей, содержателей непорочныя христиа||нския веры!

И тогда бы возбуждени будущи от Всясвятаго Духа, приняв в руце свои непобедимое оружие, крест Господень, воздвигли своя крестоносныя хоругви и уготовали многообразное тмочисленное оружие, собрав многочисленныя полки христианскаго воинства и имеюще согласие со окрестными христианскими государствы, изыти подщилися на оных несытых псов бусурманских, своим их провещанием осужденных.

л. 303

Уже бо тамо нас убози христиане, братия наша, с радостию и с надеждою ожидают, готови суще на своих и нашых супостатов помощь подати. Иже аще мнози страха ради не дерзают явно христианския веры тамо имети, обаче тайныя молитвы к ведущему тайная сердец и испытающему сердца и утробы радостно непрестанно со слезами возсылают, в покаянии и плачи смиривши души своя, надеждею веселящися, помощы и свободы ожидают, яко же оныя евреи, иже за грехи своя в плен будущи отведени, потом вразумившися покаянием и плачем, за оныя Бога милостива || сотворили.

л. 303об.

Тогда всемилостивый господь Бог посла оным избавление и паки во свободу возвращение. Тако оным христианом, под тяжким ярмом поганским вопиющим, и нам вскоре имать с высоты помощь послати, точию мы да прибегнем к нему с твердым упованием и несумнителною верою.

Еже даждь Христе Боже во дни наша! ||

л. 304

ДВОР ТУРЕЦКИЙ.

СВИДЕТЕЛСТВО.

л. 304об.

Ксионз Иаков Устенския, святаго писания и уставов обоих учитель, разсмотритель книг в типографию относимых, присмотрив книжку под имянем Двор цесаря турецкаго, от велебнаго ксионза Симона Старовоскаго, кантора тарковскаго, собранную от повестей и книг италийских, яко согласна есть со знаменитыми повестьми и историами свидетелствованными, юже [многих ради мужей ученых на уничижение безумиа поганскаго] соизволяю, дабы была напечатана.||

л. 305

Печатана в Кракове, в типографии Францышка Цесара, лета 1649‑го.||{279}

ДВОР ЦЕСАРЯ ТУРЕЦКАГО

И ЖИТЕЛСТВО ЕГО

В КОНСТАНТИНОГРАДЕ

Глава 1

О положении селения Константинограда и зданиях его началнейших

Да бых достаточнее описал двор султана турецкаго, с ним же мы, россиане и поляки, ближнее соседство имеем, хощу прежде описати селение Константинаграда, в нем же султан всегда пребывает и от времяни онаго, егда Грецыю обладал, престол свой тамо утверди, веселием места, высочайшими здании, потребностию моря и славою великоможною царей греческих возбужденный.

л. 305об.

Стоит той град яко бы на едином клине земли, морем от дву стран облиянным, имеющи с едину страну проливу Элеспонт названную, ею же вода от Чорнаго моря в Белое море, Пропондс реченное, || быстротою великою идет, рыб множество неизреченное в себе имеющи. З другую страну того клина есть залива морская, иже в землю входящи отлучает селение Галату от Константинаграда, разливающися на неколико стадий немалых, наподобие рукавицы б не персчатой. На конец острова того б в тое заливу впадает река немалая, от Фракии приходящи, названная Феофана, идеже древних веков была бумажная мелница славная, от великаго царя Константина учиненая.

Град той долговат, не велми широк, основан на седьми холмах, яко древний Рим во Италии. Сии холмы последуют един второму, яко бы кто вел коня за конем издалека в долготу чрез весь град. Первый холм не велми высок, стоящий на конце онаго клина, со обоих стран имеющи около себе море, идеже сотворени суть полаты султанския, в них же всегда пребывает, по турецки сарай [то есть дом] названный.

л. 306

Потом прочия холмы обретаются в среди града, имеющи на себе различная высокая здания. Последний холм есть яко бы в конце града, от полунощныя страны, с приезду от Андрианополя. Между тем || холмом и другим за ним в долине видеть акведуктум [то есть привод воды подземными г трубами] на велми высоких и креп-{280}ких столпех каменных, деланых еще от великаго царя Константина иждивением безчисленным и художеством воистину чудным, подобящимся мужественным Товотум древних римлян, художественнее паче, нежели суть прочия приводы водныя, протяженныя на 40 миль италийских д, тож и верст российских, даже до самых полат, или сарая султанскаго.

* Фонтана — сосуд, из него же вода емлема нимало убывает
л. 306об.

Сии подземныя трубы, на некиих местех попорченныя, построил великим имением Солиман султан, и разспространил их, дабы множае воды шло ими, не точию в сарай, но и в прочия нарочитыя места града. И от онаго приводу воднаго исполнени суть во граде 640 фонтано<в>* водою, кроме общих бань, в них же непрестанно купаются людие разных народов, дающи от главы по пяти аспр турецких [аспра е — 3 денги российских]. Аспры суть денги серебряныя, подобны денгам Московским е. Сицевых бань обретается во граде 240, кроме прочих мест, яже за градом, к купанию належащих, от тоя же единыя воды, юже Солиман разпро||страни на исходящих.

На последнем холме к концу града на полунощь, обаче приближающися к заливе морской или паче к проливе текущей, стоящ обретается градец каменной, по древнему обычаю учинен о седми башнях, названный Гадыкуля, в нем же непрестанно живет кормовых женатых воинов 250, кийждо имущь особное свое жилище з женою и з детми. Над ними же началник града того власть, имеющи при себе четырех мужей порутчиков, такожде с женами живущих. Сам властель тако достоин стрещи градка того, яко и за врата никогда изыти может без имяннаго повеления везирскаго, кроме дважды в год в два уреченныя их праздники, в них же кийждо махометанин повинен быти в мосхеи, или в соборище своем на молитве, паче же во святой Софии.

л. 307

Сии седм башен в древняя лета бывали исполнены разных драгих вещей, ибо в них вся казна султанская соблюдашеся сице. В первой башне денги златыя и пруты из злата литыя. Во второй денги сребряные древния и болшия. В третей вещи и наряды драгия конския, || такожде разное оружие воинское, златом и сребром оправленое. В четвертом различныя драгия сосуды древних веков: златые, сребряные, кришталные, ентарные, королковые и от камней разных соделанныя. В пятой орудиа разныя ко взятию крепостей и градов. {281} В шестой различныя древности, и вещи самородныя морския, и деланныя ис костей слоновых — сия вещи привезе Селим султан, егда Таурис град взял у персов. В седмой, ея же близ Галериа великая, соблюдахуся писания разныя и орудия мафиматитския.

Ныне всего того мало обретается, ибо Селим Второй, егда Кипрскаго острова доставал у венецыан, множество оттуду сокровищ воинству роздал и погубил немалыя вещи в побежденной брани на море со христианы во время Карла V, кесаря римскаго. И того ради сокровища избранныя принесе в сарай свой, идеже живяше.

л. 307об.

Сын же его Амурат ничтоже истинно тамо прибавил, но паче яко бы и остаток оных честных вещей и дражайших тамо же принесе. И того ради ныне той градец превращен есть яко || бы на соблюдение мужей честнейших, идеже пашу яковаго чесо ради сажают, или егда от христиан и пограничных соседов на брани великаго какого мужа возмут.

Тамо посажденным юзником волно ходити по граду, точию не имети ножа или какова оружиа. Яко и недавных времян седяху тамо Эменей король алгерский [имеющи четырех слуг с собою] и два сына короля тунетанскаго, имеющи кийждо особныя своя храмины.

* Суть то пирамиды яко башни или паче градки деланы над гробами царей Египетских

Вси сии Гедыкулския башни суть четвероуголныи и толсты, в верх вместо кровли совершены островато, наподобие пирамидов *, и покрыты оловом. Врат градка сего не отворяют, точию в час по восходе солнца, такожде за час прежде захождения затворяют. В пяток же за три часа затворяют, а не отворяют даже до часа по полудню. Градок той всеми потребы всегда есть добре исполнен, такожде порохами, и ручною стрелбою, и иными оружии, имеющи тридесят пушек паче обычая великих, и несколко пушек ж малых, и органов верховых з.

л. 308

Посреди его есть баня, и оград султанский, || и огородцы малые воинов, живущих ту, на них же овощи сеют. Тут же есть мосхея с наданием от султана, со отпустами в пятк, каковаго почтения прочия их мосхеи не имеют. Есть тамо и источник из земли истекающий з доволною водою, такожде хлеб мелющая меленка об едином колесе непрестанно. Есть еще и иная вода, трубами еще в старые лета тако разумно приведена, яко никто может познати, откуду истекает. {282}

Глава 2

О божницах или мосхеах турецких

В Константинеграде множае дву тысящ божниц турецких, междо киими пять, иже пожалованы и посвещены от самаго султана со отпущением [яко безумнии погани верят] совершеннейшим всяких грехов, иже бы в них во дни назначенныя молился. И осмь есть || честнейших и зданием древновечным изряднейших.

* Не он,ноИустиниан делал ее
2* Атаман — прародитель султанов турецких
л. 308об.

Первая и началнейшая мосхеа Айя Софиа, древний храм христианский, от Константина Великаго * сокровищем неизчетным соделанный, блиско сарая султанскаго, идеже погребены сыны Атомановы 2*.

2<-я> божница Султан Баозит реченная, которую иждивением воистинну царским того имяни султан учинил.

3<-я> — Султан Махемет, юже основал и учинил сын Солиманов Махемет названный.

3* Миллион — тысяща тысящей

4<-я) — Солиман, изряднейшая сверху паче храма святыя Софии, юже созда Солиман султан, полтретья милиона 3* червонных золотых на ню издавши. Ибо имеет в себе столпы предивнаго мрамора разнаго цвету и работы знаменитыя. Близ ея же <го>шпиталь, и монастырь Назáкоп, и баня, и иныя здания окрест на служителей тоя мосхеи.

л. 309

5<-я> — Султан Селим, юже строил султан Селим, жалеющи за грех свой, яко убил отца своего, дабы возмогл скорее сам на царство вступити. Сей седмь лет воевал Египет, Сирию, Святую землю и часть царства Персидскаго и примножил || толико доходов, елико предки его имели.

Шестая мосхея от честнейших — Султан Махомет, юже и сотворил Махомет и Вторый, иже взял Константинъграда, на оном месте, идеже был престолный храм патриарха константиноградскаго.

8 к <-я> — Султан Амурат, юже вторый тем имянем султан зделал, подобну художеством и величеством храму Солиманову; такожде окрест себе имать многая здания, но несть тако изрядна, яко Солиманова, ибо той возил на л свою л мрамор из Александрии, и из Сирии, и Месопотамии.

Обаче храм святыя Софии, юже турки в свою божницу обратиша, вся иныя художества м высотою своею {283} и драгоценным художеством м множае превосходит. Соделана есть на шесть границ, четыре фатяны или стены имеющи величае, две же менши, из различных мраморов изрядно делано, имеющи дверцы вкруг от таких же мраморов, в коеждо по осмеры двери. Обаче в самый храм четверы точию великия двери [в ни же входят от четырех стран], накрест противо себе учинены.

* Копуля — свод или сень.
л. 309об.

Посреди же храма копýля * на шестинадесяти столпех мрамурных возставлена [множае, и болши, и выше, нежели святаго Петра в Риме], || сверху покрыта вся оловом. Столпы же оныя, на них же та копуля, единаки суть и круглы [выше и толще оных столпов, учиненных от камени теснаго на стене святаго Петра в Риме окрест великих врат костелных]. От них же суть четыре от мрамура кипрскаго, диáспро названаго; четыре от порфира червленаго; четыре сементарии, витыя змеевато, но толще суть прочих; четыре мрамура белаго, имеющи по себе крапли чорныя наподобие пестроты, толики же толсты, яко оныя витыя муруговатаго мрамуру, верхи имеющии изряднаго древняго художества, идеже между резми стояли иконы различных святых Божиих, наподобие вырезаных сотворенныя. Но сия повеле турчин поотъимати.

2* Перемычках

На фрамугах 2* тех столпов повыше есть иных столпов вкруг дванадесять н четыре малых, иже имеют на себе другую фрамугу, едини четвероуголную, другия круглую разноцветную о. Паки на тех фрамугах третий ряд столпов мрамурных, таких же, но менши сих вторых, на них же ту тая копуля.

л. 310

А около тех средних столпов || есть иные двадесят четыре столпа на круг тех же первых последующих, иже фрамугу на себе держит, такожде широту оныя фрамуги движущих. И тамо от той фрамуги свод идет к стенам костелным, стены же самыя розными мраморы вси украшены суть и разныя тонкия резания на себе имеют.

3* Резь глубокая, и в резь всаживана медь чистая и каменье

Такожде и дверцы все вкруг п древним художеством таким же, точию мозаики 3* таковыя на себе не имеют, яковая есть в самом костеле, во изрядныя цветы сажена. Но всаждение так в костеле, яко и в дверцах единако суть, удивительным художеством всаживано, аще и множайшую часть оныя Махомет Вторый [иже взял Константинъград] повеле вынимати ис костела и повеле в того место все помазати толченым белым алебастром. {284}

л. 310об.

Обаче есть среди костела под самою копулею соблюдаем образ пресвятыя девы Богородицы мозаикою, цветами около греческим художеством высажен. Его же турки соблюдают не вем каковыя ради причины в великой почести, и вкруг завесою на столпах древяных завешена есть, но егда кто взыдет на перила в копулю, || тогда сверху добре видеть его мощно и знать, яко есть некий почтенный образ, лице изряднейшее и чести достойное имеющий.

Под костелом в земли есть погребов множество, идеже христиане пределцы со алтарями святых Божии имели и погребалися тамо. Еже все есть цело и нимало вреждают их турки, глаголюще, яко тамо много есть телес святых, им же не достоит прикасатися никому.


Просмотров 241

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!