Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






О царех, бывших в Великой орде по Батые, и о Темир-Аксаке 21 часть



И тако Уляман сенжак ко оным слабейшим стенам привлек пушки и сокрушил их. Подкопы же многия строяху под град, яко граждане и обретши их ничтоже можаху соделати, не обрятаху бо земли, ею же бы могли ямы оныя засыпати, зане всюду каменная гора бяше.

И тако граждане не ведаху, с коими и от коея страны битися, во изумлении бывши, начаша договоры чинити с турки и поддашася им, точию прирекши себе свободное изшествие г с тем, еже что кто при себе понести может.

л. 269об.

И тако отдавши град турком исходити начаша, отлагающе оружие и пороховницы. Но на их несчастный последний случай забыл некто погасити фетиль, сущий у пояса блиско пороху, отнюду же взорвало порохов много. О чем ужасшися турки, мнящи яковое || ковотворение от немец, возъярившися начаша сещи и мучити их, донеле же паши прибегши, едва отъяша граждан. {247}

И тако взят бысть д град Остром от Солимана. И вшед в него, поиде во храм соборный. И тако, яко и в Будине, изметав святыни, по своему обыкновению молбы совершаше. Оттуду потом поиде Солиман ко граду названному Тáта, иже предан бысть в руце его, и повеле до основания разорити, не оставляше бо целых, токмо знаменитых и целых градов.

Оттуду поиде султан к Белуграду, началному всего Венгерскаго кралевства, идеже погребахуся вси умершия цари их. Бяше же сей Белъград в нарочитом месте и крепкой обороне, его же от единыя страны езеро великое обливало и ров великий, такожде три вала соделанны толсты и высоки; с другую же страну бяше Дунай река.

л. 270

Егда же прииде султан к Белуграду, запрошася в нем граждане с помощию воинства, присланнаго от Фердинанда, в них же и гусаров пятьсот бяше с началными своими, иже советоваша по||жещи предградие и башни сломати, но возбраниша им граждане.

И пришедше турки, облегоша град от страны, идеже не надеяхуся граждане, и того ради боязнь немала объят их; но обаче исходящи из града чрез три дни бияхуся с турки.

Потом, егда прииде е сам султан и ста, окруживши град, тогда е граждане наипаче убояшася, паче же егда оныя гусары нощию избегоша из града. И тако Солиман начат промысл чинити, валы оныя раскоповающи и рвы хврастием и землею засыпающи, аще и зело браняху того граждане.



Такожде и подкопы творяху турки во многих местех. И граждане противо их подкопов свои подкопы соделаша, но на несчастие свое, поставльши тамо порох, некрепко последи устие подкопа утвердиша, и егда взорвало, изверже землю и порох не на турков, но во град, от чего многи тщеты бысть во граде.

л. 270об.

Ея же ради не возмогши граждане воздержати крепости турецкия, бежаша в верхний каменный град. Их же тогда многих турки посекоша, такожде и чрез воду, яже во рву, плавающих яко уток на воде стреляху. И бысть им || велие падение. Оставльшии же вшедши во град и много советовавше, видев свое изнеможение, поддашася Солиману, молящи его, дабы точию здраво отпущени были; и тако предаша град.

Солиман же, вшед в него, повеле пришедшим вои-{248}ном особно стати, такожде и ту сущим гражданом особно. И тако пришедшии италиане и немцы отпущени быша, их же султан татар ради и проводити до кралевских держав повеле Ахмату сенжаку, ему же немцы даша за то пищаль с кремнем, иже тогда у турков новая вещь бяше.

Жителей же ж белоградских повеле иных отвести во ины грады, иных же смерти предати, того ради, яко они чрез клятву свою предашася от него ко кралю Фердинанду.

По сем, яко уже время зимнее приближашеся, того ради потщася султан к Константинополю шествие имети. И тако отъиде, оставльши в Белеграде началника Болвенса имянем, за<по>ведав ему град укрепити и жителей собирати.



л. 271
Бел<ский>, книга 6, лист 316.

И тако Солиман султан || сим своим пришествием множайшую часть Венгерскаго кралевства облада совершенно. Оставльшую же часть кралева венгерская с сыном своим предаде вечно кралю Фердинанду, взяв у него за то в Шленской земле отделенныя области 105. Соделася сие лета 7068-го.

По сем Солиман султан, видев себе к совершенной старости приходяща, успокоися мало, в покое хотя конец житию получити, паче ж того ради, дабы обладателство без всякия противности, не имущи ниоткуду супостата, сыну своему оставил. И того ради умиряшеся всяко со окрестными государи.

Лета 7070-го посла к цесарю римскому Фердинанду посла своего имянем Ибраима названием Стрáшен со иными многими [поляк бяше сей, но отвержеся Христа, прият махометанскую прелесть], иже творяше посолство пред цесарем во граде Франкфурте; и приведе ему в дарех от султана иноходца турецкаго и четырех верблудов.

л. 271об.

Потом и с персидским царем, с ним же великия войны провождаше, мир устрои лет 7071-го. А то таковыя ради || причины, егда отдаде Солиману сына его, иже убежа к нему, просяше помощи противо брату своему Селиму, его же отец Солиман избра на обладание турков. Егда же Солиман взят сына своего от перскаго царя, тогда посла к нему в дарех трех тысящи червонных златых.

Сына же онаго с женою его и с детми всех повеле смерти предати. Последи же на другое лето и сам кровопийственный той мучитель живот смертию сконча, {249} последи себе оставльши сына Селима имянем на обладании у турков.

Селим 2,

12 султан турецкий

л. 272

По умертви<и> Солимана, обладателя турецкаго, сын его Селим вол<е>ю отца своего [егда брата ево всенародно погуби, дабы един он возмогл обладати Турецким государством] || прият ски<пе>тр обладательства лета 7072-го или 7073-го — зане о том ведомости истинныя не могло обрестися.



Сего новоприимша власть видев, Максимилиан арцыкнязь ракусский, у него же в подданстве оставльшая часть Венгерскаго кралевства бяше, воздвиже брань на Селима, и бяху у турков с воинством его различными поведении многи брани.

Гваг<нин>, О венграх, лист 44.

Обаче немцы малу тщету учиниша турком, едва бо возмогоша возвратити нечто Венгерских градов от турков, яже суть сия: Такóй 106, Тóтис, Весперн. Селим обаче ни во что сию тщету полагающи, посла множайшая воинства, иже множайшее пленение Венгерским странам творяху.

От чего Селим в гордость вознесшися, премногая наступления на христиан творяше, и во многих странах области христианския пустошаше, и под власть свою привождаше.

Той же, О разных краех, лист 78.
л. 272об.
Ботер, часть 3, лист 172.

Яко лета 7076-го посла многое воинство на остров Кипрский и по многих битвах с венетианы облада оным островом и государством зело богатым || и многолюдным, идеже грады славныя Фамагост и Никосия, которых зело жестоко добывали турецкая воинства, паче же Фамагоста, зелно стреляюще ис пушек, идеже выстреляли железных ядр сто осмьнадесять тысящ.

Потом злочестивый завистию пространнаго обладания воспаленный, паче же хотящи мститися над московским великим государем царем и великим князем Иоанном Васильевичем всея России самодержцем з победы и пленения от прежних великих государей московских на единородных своих Великия татарския Орды жителей и взятии Казанскаго царьства от него великаго государя; но обаче тайно лестно умысли поступати в том и злокозненный свой умысл совершити.

л.273

Лета 7077-го посла к и Жигимонту кралю полскому посла своего Ибраима Страша, поляка, приимша махо-{250}метскую прелесть, о нем же прежде рекох пишуща, просящи краля о сем, дабы поволил воинству его чрез своя области преити и воевати области Московскаго || государства, называющи себе головным супостатом государя нашего. Но краль полский отрече ему таковое его прошение и не токмо ему таковое желание исполнити, но всеми силами обещася бранити таковаго дела.

О чем и своего посла к султану послал, иже быв у него, зело дерзновенно возбраняше ему о таковом начинании и всячески тщася возвратити уже посланное тамо воинство. Султан же, видев непреклонное в том кралево намерение, возврати от того пути воинство свое.

Таможе,лист 146.

Но обаче неукротимо ярящися о взятии Казанскаго и Астараханскаго царств от царя Иоанна Васильевича, ин путь оному своему воинству изобрете, послав к их чрез пустыни Асийския под град Астарахань, хотящи обладати им.

Той же, О татарех, лист 19.
л. 273об.

Бяше же посланнаго онаго воинства велие множество, которое зело жестоко побеждено бысть от московских войск, со срамом, и велиею тщетою бежащи, возвратишася немнози, ни единыя тщеты граду Астарахани и воинству московскому соделавши. Яко о том изъявися выше || во истории сей в части 3 во главе 6.

Той же, О Полше, лист 151.

Во время обладания сего Селима султана бяше в волохах подданный ему воевода Богдан имянем, иже помогающи полскому кралю, многи тщеты творяше турком. Чего ради разгневався султан, воздвиже гнев свой нань. Богдан же посла помощи ради ко кралю полскому. А краль по прошению его <лета> л 7080-го паки послал посла своего к султану, иже прият бысть с честию от него, и по прошению его восхоте вины Богдана воеводы отпустити.

Но той сам в то время, паки собрав неколико воинства, пленяше волохов, подданных султанских. И того ради разгневався султан, посла в волохи воеводу имянем Ивóню со многими турки, иже изгнаша Богдана, обаче сами многи тщетны волохом творяху, жен и детей насилующи и отъемлющи. Посол же полский отпущен бысть к дому.

Потом немалое воинство турков идоша с волосским воеводою Ивонею противо бывшаго воеводы Богдана, иже помощь имеющи от полских некоих сенаторов || умыслил было доступати Волосскаго воеводства. И тогда турки многи битвы сведоша с Богдановым воинством разными счастии, овогда Богданово м воинство побеж-{251}дающе, овогда сами м побеждаеми бываху, даже Богдан с воинством принудися изыти из волохов, не возмогши утвердитися на воеводстве.

л. 274

И остася власть воеводства Волосскаго при оном Ивоне. Но и той непостоянных ради турецких нравов не возможе в покое быти, имяше многия противности от брата воеводы мултанскаго имянем Петрила, иже подкупающися у Селима султана, многи тщеты с турки и прочими помощники своими творяше Ивоне.

Обещеваше бо той Петрило множае дани давати султану, нежели Ивоня даваше. И того ради посла султан посла своего к воеводе Ивоне, вопрошающи его, аще будет толико дани давати, елико Петрило обещает? Ивоня же советовав со властели волосскими умысли не давати толикия дани, зане и так великими данми отягащени бяху. Но войну усоветоваша противо Петрила имети, и с тем посла турецкаго отпустиша.

л. 274об.

Егда же || Селим султан уведав о сем, возъярися гневом зелным, вскоре 30 000 турков и 2 000 венгров посла на помощь воеводе мултанскому, брату Петрилову, дабы сам с ними на волохи шел и воеводу Ивоню поимал, а брата своего Петрила воеводою учинил и волохов во власть ему вручил.

Воевода ж мултанский со оным воинством, такожде и со своими мултаны, их же до четыредесяти тысящ имяше, чрез реку Молдаву во области Волосския прииде. О чем егда уведа воевода Ивоня, собрався с волохи н, к тому от Полских стран неколико казаков имеющи, изыде противо воеводе мултанскому и турком.

л. 275

И сведши турки три брани с волохи, на них же всюду поражаеми бяху. На тех битвах много турков побито и поимано, междо ними же взяша началника их толико богатаго, яко обещася казаком отвесити себе дважды златом, а серебром трижды. Егда же тии пленники приведени быша к Ивоне, повеле волохом своим всех их || на части косами посещи. И тако воинству тому, посланному от султана, отовсюду зло бысть.

Егда же сия ведомость доидоша до султана, начат быти в великом размышлении, дабы таковым начинанием не отщатился Волосскаго государства и всего, еже на сей стране Дуная во власти своей имяше. Еже въправду и блиско того было, аще бы гетман воеводы Ивони имянем Иеремий, его же Ивоня оставил бяше с воинством бранити турком преходу реки Дуная, не изменил ему. {252}

Ибо Петрило даде тому Иеремию тридесят тысящей червонных златых, и того ради он отступил от брега Дуная, путь дающи турком; сам же прибегши возвести Ивоне воеводе, яко не возможе противо турком стояти, о воинстве же турецком поведаше, яко несть их болши пятинадесяти тысящей.

л. 275об.

Ивоня же, советовав о том с началники своими, паче же с воинством казацким полским, паки нача ко брани уготовлятися и собрав елико можаше воинства [ибо по прежних победах мало опочити их отпустил бяше], иде про||тиво турком. Егда же снидошася, тогда сам Ивоня изыде видети турецкаго воинства. И тогда открыся измена воеводы того Иеремии, ибо турков более пятидесяти тысящей бяше.

Тогда Ивоня, призвав Иеремию, гневашеся нань и порицаше ему о несодержании истинныя верности. Той же извиняше себе глагола, якобы не возможе подлинныя ведомости взяти о воинстве турецком, а во знамение изреченныя от него истинны о обещася прежде всех с турки битву имети.

И егда тако устроишася к брани, тогда Иеремий повеле воинству, под правлением своим сущему, знамена на землю свесити, и копии опустити, и самим шапки сняти, и поддатися турком. Еже видеша турки, воздержавшися мало, прияша волохов между себе в воинство, и паки обратиша их, и яко скотов погнаша противо воинства п Ивонина.

л. 276

Ивоня же, изменою их возъярен будучи, из всея стрелбы повеле на них стреляти, и тако от тоя стрелбы и созади от турков || вси избиени быша и прияша мзду измены своей. И по том умножися презелная битва.

На первом убо соступлении волохи и казаки воспятиша нечто турком, потом турки поправишася и из всея стрелбы стреляху на волохов р, к тому и сами всеми силами наступиша, яко жестокое зло прихождаше на воинство Ивонино.

И паки составися жесточайшая брань; падаху убо людие яко снопие, и руце волохов от сечи изнемогаху, и оружия в руках не достоваше, к тому мгла велия востала, яко един другаго не видеша, паче же и пушкари не ведуши, камо стреляху.

Потом дождь велий спаде, еже ко тщете и паче бысть волохом, ибо пушки их замокли с, которыя к великой помощи им были. И тако нача вручь сещися {253} с турки. Ослабевши же в силе, уступати начаша, к тому татар свежее воинство приспеша на волохов. И тако побегоша невозвратно, их же турки в погони многое множество побиша.

л. 276об.

Воевода же Ивоня остася с пешими и т с казаками поляки и умыслиша до смерти т битися; но и тамо не возможе спастися и по многих договорах || поддадеся турком, просящи, дабы поляки свободны отпущени были. И потом простився с казаками изыде из обозу со единым воином, яко пленник некий.

Стрнйк< овский>, книга .23, лист 777.

Егда же приведен бысть в обоз турков к началнику воинства у их, иже разглаголаше с ним немало время, и тамо разгневав пашу словесы своими, иже приим саблю, прободе его во чрево, таже по главе посече. Последи янчары главу отсекоша ему и на копие вонзоша. Труп же ко двум верблудам привезавше пустиша, иже бегающи расторгоша и надвое, потом турки на части разсекоша его и кровию мазаху сабли своя.

И тако турки утвердивши Петрила на воеводстве в Волосской земле, во своя возвратишася. Быша сия лет 7082-го.

Гваг<нин>, О Полше, лист 190.
л. 277
Ботер, часть 3, лист 172.

По том того же лета посла Селим султан многое свое воинство во Африку, добывати градов Тýниса и Голéтты 107, яже быша в державе краля испанскаго, их же разными воинскими промыслы силно добывали, толико стреляюще из многих великих пушек, яко у Голетты в || тридесять девять дней все стены и башни крепкия з землею сравняли, иже деланы быша от христиан 40 лет. И по толико силных приступех взяша их того же лета.

Стрийк<овский>, книга 25, лист 777.

Егда же Селим уведав о взятии оных градов, возрадовався зело, будущи тогда в Константинополе, и со многим веселием торжество устрои. Но торжество то печалию скончася, ибо сам нечестивый по дву неделях живот смертию премени. Его же смерти паши долго таили, бунтов боящися. Последи себе остави шесть сынов, Амурата и прочих пять.

Амурат 3,

13 султан турецкий

Стрнйк<овский>, книга 25, лист 775.
Гваг<нин>, О Полше, лист 190.

По умертвии султана Селима паши и началники турецкая избраша на обладателство сына его старейшаго Амурата имянем. Ему же не сущу тогда в Констан-{254}тинополе, но бяше за морем во Асирии во граде Амасии, идеже и прочия султанския дети блюдоми бы||вают и стража их ради крепкая.

Стрийк<овский>, лист 726.
л. 277об.

Ему же егда возвещено бысть о смерти отцовой и о избрании на обладателство, тогда вскоре тайно побежа в Константинополь. Чего ради янчарове бунт воздвигоша, яко кроме соизволения их паши едини избраша его. Обаче Амурат хитр сый, дав много злата янчаром умирил их и в послушание себе приведе.

И тако егда утвердися на обладателстве, тогда вскоре пять братов своих родных подавити повеле. И положени быша все един подле другаго в высоких златыми материи покрытых гробех блиско мосхеи, яже была церковь Софии-Премудрости Божия Слова, при ногах гроба отца их.

Бо<те>р, часть 3, лист 137.
л. 278

И егда уже безо всякаго опасения утвердися на престоле, тогда начат умышляти и строити войну на перскаго царя, обаче не дерзаше без причины и замешания в них междоусобнаго. Но егда прииде к нему весть от паши ево Устуфа из града Ван названнаго и отинуде, яко перскаго царя дети Исмаил и Айнер воздвигоша || брани между собою, хотящи кийждо от них на царстве быти, тогда Амурат султан дерзновение восприим, собрав до двусот тысящей воинства изыде с ними в страны перския.

Гваг<нин>, О венграх, лист 45.

И пришед под град богатый названный Морабель, осадив его, крепко добываше. Но граждане зело противишася турком и на приступех множае двадесяти тысящ избиша их, но обаче помощи не имеющи и потребными оскудевши, аще и зело крепко даже и до смерти бишася, не возмогоша избыти от них.

л. 278об.

Взяша бо турки град, и быша победительми над персы, и еликих живых обретоша — над теми всякое лютое поругателство и мучение чинили: ножами и бритвами телеса их резали и кипящим маслом поливали, руки и ноги отсекали и в полыживых по улицам топтали, отрочат от десяти лет сущих за власы вешали и по них ис пищалей и из луков стреляли. Женам сосцы отрезывали и самих на древесах втыкали, из чреватых ф детей вырезывали и о стены разбивали. И прочее неизреченное му||чителное ругательство творили, не тамо точию, но и во иных местех.

Ботер,тамо же, лист136.

Такожде тогда Амурат султан поплени и под власть свою приведе страны, обретающияся между Дербентом {255} и Теврисом градами, идеже обретается Георгиана область особая, яже тогда бяше в союзе с персы.

Такожде облада страну Сервáн названую з богатыми и крепкими градами, к тому Тефлс, и Шамаху, и Éрес — городы великия и славныя. И на преходах гор окружающих Персию взят городы Кáрс, Томáн, Лóви. И оттуду уготова путь воинству своему даже до реки Оронты, до нея же три дни ходу от Тевриса.

Ботер,таможе, лист173.
Гваг<ннн>, таможе.
л. 279

Такожде облада Медию и Армению Великую. И егда по той войне опочинути даде воинству, тогда перский царь, идущий за ними вслед с воинством, его же до осмидесяти тысящ имяше, безопасных турков нашедши, нападе на них; и таковым нечаянным случаем наглаву порази их и корысти многия взят, к тому и сами турки || мнози изомроша от нужд военных.

Ботер, часть 3, лист 136.

Обладавши же Амурат султан Теврисом, соделати повеле тамо великую крепость и обещася никогда оставити ю — яко прежде сего чинили пред ним бывшия султаны Селим и Солиман — но всегда имети ту крепость в великой обороне.

И в той войне, яже началася прежде сего султана при отце его Селиме лета 7075-го, и при своей <власти> х до лет 7099-го, изменил той султан прежде бывши<й> турецкий военный обычай. Ибо турки даже до сего времяни надежду имеющи в конном своем воинстве и мужестве их, такожде в пехоте, и в доволстве пушек, и прочаго оружия, презираху грады и крепости, яже во область их прихождаху, паче же и разоряху оныя; аще же сия и содержаху, то ни во что их полагаху. Глаголаху бо, яко той не может быти крепким воином в поле, иже обратит силы своя ко градом крепким и на них надежду имети будет.

л. 279об.

Но сей султан, яко писася, измени таковый обычай, нуждею приведен к тому будущи. Начат поступати укрепляющися, от || града до града; созидающи грады на местех пристойных и исполняше их воинскими людми, и оружием, и запасы потребными. И того ради сия война прилучися Амурату со безчисленным последним истощанием сокровища его.

Всяко обаче Амурат толико земли Перския и союзников его взял, елико выше изъявися, к тому и столный его град Теврис или Таурис. Идеже во областех градов тех учинил четыредесять тысящ тимáрров 108 [суть то тимарры в селех и деревнях невеликих живущия воини, им же села те и деревни даются во владение до смерти {256} коегождо, и служат без жалованья], и доход примножил к сокровищу своему милион един.

л. 280

Сей Амурат султан турецкий уведав, яко благочестивый государь царь и великий князь Иоанн Васильевич смертию живот свой сконча и по нем наследник бысть скиптродержавствия Московскаго сын его царь и великий князь Феодор Иванович, возбуждаем завистию властолюбия, лукавно, якобы мир с государем составляя, присла послов || своих к Москве лета 7092‑го, хотящи уведати силу воинственную Московскаго государства и наведатися о крепостях града Астарахани, яко мало последи лесть его познася.

Ибо вскоре, лета 7096-го, присла той нечестивый султан многих пашей с немалым воинством ко граду Астарахани. Обаче пришедши ничтоже сотвориша тщеты граду, токмо сами в далечайших нуждных путешестиих мнози нуждно живота гонзнуша.

И видев султан, яко неблагополучно там воинству его поведеся, покрывающи лесть свою и погибель воинства своего, лета 7097-го паки присла к Москве, аки бы торговых промыслов желающи, посла и гостя имянем Цылибеа, иже пребыв время немало на Москве, отпущен бысть во своя честно.

Ботер, часть 1, лист 206.
л. 280об.
Ботер, часть 3, лист 172.

По сем же, лет 7093-го, паша Амурата султана ц Ибраим имянем попленил во Асии народ друссов блиско Каппадокии и волность у них отъят, под власть Амуратову приведе. И тако возмездися Амурату война перская, в ню же, яко речеся, едва не вся сокровища своя истощил, ибо множество воинства и с великими пу-||шками посылаше тамо: на остатней войне до лета 7099-го бяше тамо при воинстве его со Асман пашею пятьсот пушек.

По скончании же перския войны, со христианскими окрестными государствы — с цесарем римским 109 в венгрех и с Венетийским княжеством в погранении — многи имяше брани различными поведении. Аще убо где и побеждено бываше воинство его, обаче той, скрывающи тщету своих, в величайшую гордыню возносяшеся, повелеваше воинству своему зелныя наезды чинити на Венгерскую землю.

Гваг<нин>, О венграх, лист 45.

И тако по повелению его лета 7101-го изшедше турки из града Берзна, взяша и разориша грады Трипóль и Бéцк, и волости тамошние попленивши, великое мучителство над народом чинили и пленников в неволю отводили. {257}

л. 281

Цесарь же римский Рудолф сын ч Максимилианов слышав таковая, сжалися подданных своих, созва на совет началников Венгерския земли и советова с ними, како бы оным супостатом при по||мощи Божии отпор учинити.

Турки же в то время не праздны были, совокупляшеся бо их воедино что дале, то множае, и собравшися селения и грады бранию и вымыслами елико могли поседали. Потом Амурат уготова велие воинство на Венгерския страны и поиде тамо с ними.

О чем уведав цесарь Рудолф собра противо им от всех государств своих многое воинство и мужественно противо им ста. И приближися к ним, яко уже и стража со стражею стиратися начася.

От чего дадеся весть турком, яко уже недалеко от них христианское воинство. Они же вскоре конное воинство чрез реку Кулпу по мосту препро<во>див, надвое разделиша, и едину часть в тайном месте сокрыша, а другую на чело изведоша. И тако надеяхуся отвсюду окружати христианское воинство.

л. 281об.

Обаче тии подстрегошася о том. Вси с великою охотою мужественно удариша на турков и стрелбою своею толико их помешали, яко прежде всех сам паша в бег дадеся к мосту, турки же за ним тамо же поспешали. Христианское же воинство, || во искусном управлении будущи, прежде их к мосту ускорили и обладали им, а турков бежащих губили.

Тии же видевше от всех стран, смело христиан наступающих, начаша в реки Одру и Кулпу метатися, идеже крутых ради брегов множество их потонуло. И тако тогда зело много турков побито бысть, ибо началницы всех повелеша смерти предавати.

Оставшии же турки, иже в обозе быша, видевши погибель своих, весь обоз и порохи огнем запалили, а сами невозвратно побежали. Но христианское воинство, скоро во обоз прибегши, огнь угасиша и обоз обладаша, идеже зело многи корысти взяша.

л. 282

На той брани убиени быша паша Боссенския страны и иных началников немало. Тогда же Асман-пашу, иже бе злейший паче иных на христиан, о нем же выше речеся, у мосту в воде мертва обретоша во одеждах изрядных, драгими камении украшенных, и блиско его Ахмет-висиря, сына паши знаменитаго. Такожде и во иных местех обретаху началников воинства ту||рецкаго и<з>биенных лежащих. {258}

И такова повесть тогда обношашеся, яко никто можаше помнити, когда бы христиане толикую победу над турки имели и толикую тщету им учинили, яко в то время.

Гваг<нин>, тамо же.

Потом турки, мстящися оныя своея победы, паки со многими воинствы приидоша в венгры, и грады Весперн, Тóтис, Палáт, Вессáну обладаша, и на различных местех брани со христианы имели.

Но христиане воздаша за то турком, ибо под Белымградом десять тысящ их побиша и пашу их Синáй имянем и десять бегов убиша, идеже тогда многими корыстми исполнишася.

И таковое тогда злаполучие попусти Бог на турков, яко единым годом пятдесят знаменитых градов без кровопролития христиане у них взяша и обладаша с ними велми пространную страну.

От чего страх велик на поганых бысть тогда. Того ради от всех прилежащих градов богатыя сокровища многая во град Будин свезоша, и бяху тамо тогда безчисленныя богатства снесены.

л. 282об.

И аще бы в то время окрестныя христианские государи в соединении были и во едино время совокупилися, || то быша конечно Белъград, и Будин, и прочия крепкия грады могли у турков взяти, но яко они не прилежали о том.

Тогда Амурат султан наипаче дерзновения исполняшеся, и победами над христианы возвышаем, лета 7102-го месяца октоврия собра противо христиан многое воинство и изыде из Константинополя в поле смотрети его.

Тогда толико велия буря востала, яко в обозех их шатры, возы и мужей с конми поваляла. В то же тогда время кресты являлися на одеждах у турков ш, каковаго чуда велми ужасшися Амурат, все воинство в Константинополь возврати и сам от страха онаго в болезнь впаде.

Гваг<нин>, тамо же, лист 48.

И возлегши успе, и виде сон сицевый. Яко бы муж щ велий стоял единою ногою на башне Константинополской, а другую на море; и воздвигши руце э свои, единою держаше солнце ю, а другую месяц. И егда оному яко бы удивляшеся Амурат, тогда муж той башню разрушил ногою, которая падши сокруши мосхею и престол султанский. {259}


Просмотров 236

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!