Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






О царех, бывших в Великой орде по Батые, и о Темир-Аксаке 18 часть



Врачи же чрез всю нощь труждавшеся над ним, едва мало нечто ползоваша , и пищу и пития вкусив, почи мало. И потом повеле нести себя к башне оной и повеле при себе делати с великим усердием.

В 28 день маиа 73, видевше турки греков башню делающих, вскоре побегоша множеством великим к разрушенному месту. Флабурарь же восточный беклербег со множеством турков, в них же бяше пять мужей страшных взором и велики<х> возрастом, притек нападе на греков и зело побиваше их. {211}

л. 230

Противо же их изыде из града протостратор и сын ево Андрей со многими воины и нападоша на турков; и бысть престрашная сеча. Видевши же со стен неции благородныи воины три братия оных пяти мужей турков, нещадно побивающих граждан, скочиша со стены, и нападоша на них, и люте сечахуся с ними, яко дивитися турком зело и помышляющим всем им || избиенным быти. Но обаче тии убивше двух оных турков сами ото многих без вреда отъидоша.

О разрушенном же месте брань наипаче умножашеся и турки великою силою одолеваху граждан. Но обаче стратиги и велможи с Зустунеем мужествоваша крепко. И падоша от обеих стран мнози.

Из пушек же непрестанно стреляху во град. И тогда пушечным ядром отшибена бысть часть немалая древа и тою збито бысть у Зустунея десное рамо. И тако паде яко мертв, над ним же мнози велможи и людие падше с плачем вопияху; и нако отънесен бысть.

Турки же, услыша стенание и вопля народа, абие воскричавше всеми полки наступиша, и потопташа граждан, и секуще и биюще во град погнаша. Видевши же стратиги и причии мужественнии таковое зловерных устремление и не возмогши воздержати их, бегати начаша.

л. 230об.

И конечная бы тогда уже была погибель града, аще не бы царь поскорил со избранными своими. И тако бегущу царю, стрете Зустунея несома еще жива суща, и восплакася о нем горко, и по сем со избранными своими нападе на турков, || нещадно их побиваше, мечь токмо един, яко и прежде, в руках имеющи; и их же достизаше, пресекаше надвое всадники и с конми купно, не удержеваше бо силы его ни едина бронь, ниже конская крепость.



Турки же непостоянно бежаша от него к разрушенному месту. И соступившимся тамо множеству народа, побиша зело много турков и за град прогнаша их, а иже быша во странах по улицам, тии тамо побити суть. И таковым тогда промыслом избавися град. И отъидоша турки, а граждане падше отдыхаху; и тоя нощи не бысть ничтоже.

Царь же, и патриарх, и весь сигклит, мнящи уже конец бранем, поидоша в великую церковь и благодариша господеви Богу, такожде и царя похвалами мужества его ради возвышаху. Глаголют же, яко и сам царь вознесся нечто, мнящи, яко его храбростию бысть тако. И того ради чаяху отшествия поганых, не ведущи воли Божия, хотящия быти. {212}

л. 231

Махомет же султан, видев своих безчисленное падение и слышав цареву храбрость, не спа тоя нощи, но вниде в совет со всеми чиноначалники своими. || И усоветоваша тоя нощи отступити, занеже и морский путь уже х конечно приспе и надеяхуся отовсюду помощи граду. Но да сбудется воля Божия, совет той не совершися.

Бысть убо в нощи той знамение над градом сицево. В час седмый нощи тоя начат являтися над градом тма многая и густая, яко воздуху сгустившуся на высоте и являющися яко плачевным образом, и начат на град низпущати капли подобны слезам каплющим, величеством же яко воловое око, цветом же червлены; и терпяху на земли на долг час лежаще.

Сего же все людие наипаче ужасшася, бяху бо в тузе и страхе ц многом. Патриарх же и сигклитове, видевше таковый страх Божий являемый, паки совокупльшеся приидоша молити царя, глаголюще: «Сам веси, о светлейший царю, вся преждереченная о граде сем от премудрых мужей, яже волею Божиею наших ради грехов ныне збываются нам. Прежде бо сего видел еси отшествие на небо всякия святыни отсюду, ныне же и тварь является плачущи, яже не ино что, точию погибель граду возвещает. Того ради молимся ти изыти из || града, да не вси купно погибнем!».



л. 231об.

Царь же не внимаше таковому их молению, но рече: «Воля Господня да будет! Обещах бо ся вам не единою уже вкупе с вами пострадати желаемаго ради отечества, паче же веры ради христианския и христиан правоверных!»

Махомет же султан, яко видев тму бывшую над градом, созва книжников своих и вопроси их о сем. Иже рекоша к нему, яко тма сия не ино что являет, точию погибель граду. Той же нечестивый возрадовася о сем, паки воздержа отшествие и брань вящшую нача уготовляти.

Маиа в 29 день повелено бысть ити напред тмочисленным оружником пешим, с ними же пушки и пищали многи зело. Иже пришедше со множайшим дерзновением сташа противо всего разбитаго места и пустиша премрачную стрелбу во град. И таковым усилным стрелянием, егда отбиени быша граждане от места того, тогда пешие очистиша путь конным ратным и рвы заравняша, во иных же местех мост чрез рвы соделаша. {213}

л. 232

И егда бысть уже способный путь || конником, тогда тии возопивше, в презельной крепости всеми полки потекоша во град и потопташа обретшихся тамо граждан. Стратигом же и магистром со многими конными приспевшим тамо, иже подкрепивши народ и сведоша страшную брань с турки, иже уже немало рыскаху по стогнам града.

По сем и сам царь со всеми велможами и избранными воины приспе тамо. И смесишася вси греки и турки во граде, и бяше преужасная тогда брань. Обаче турки, воспящени будущи от греков, бежаша к разрушенному месту.



Тогда восточный беклербег флабурарь Мустафа, велик сущи тело и дерзновенен ратник, воскричав, со всею силою восточною притекши тамо нападе на греков. И разгна полки их, и дерзость их воздержа, и взем копие устремися противо самаго благомужественнаго царя. Царь же щитом отведе копие, и порази его мечем во главу, и разсече надвое до седла.

л. 232об.

И абие возопиша турки беклербега ради многими гласы. И вземше его отвезоша к султану. И потом и прочии турки прогнани быша за град. Но обаче турков множеству сущу, пременяющеся творяху брань; граждане же, всегда || едини суще, от многаго труда изнемогаху и падаху.

Махомет же султан, яко услыша о убиении беклербега, восплакася о нем зело, ибо премного любляше его храбрости его ради и разума. И разъярився поиде сам своими враты со многими силами, а на царя повеле навести пушки и пищали, боящися его.

И пришед ста противо разрушеннаго места, прилежа зелно брани, и повеле бити из многих пушек и пищалей, и таковым стрелянием паки отбиша градских воинов оттуду.

Егда же тамо очистиша путь конником и прочим ратным, тогда посла Махомет пашу Балтаули имянем со многими полки. А противо царя особно посла три тысящи воинов, заповедав им, да улучат и имут царя или убиют его, аще и сами вси избиени будут.

Велможи же, и стратиги, и магистры, видевше в тяжцей силе ч дерзновенное безбожнаго устремление ш, отведоша царя, да не всуе умрет. Он же восплакася горко, рече им: «Не дейте мене, да умру купно с вами веры ради христианския, яко же обещахся». Но тии сами обещаю-{214}щеся умрети за него, отведоша и от народа. И паки увещеваху || его, да изыдет из града, но той не соизволи на то.

л. 233

И тако простившеся с ним и последнее целование отдавши, вси потекоша к разрушенному месту, идеже сретоша Балтаулиа пашу со многими полки дерзновенно грядуща. И тамо составиша с ними премрачную битву, яко бысть крепчае всех первых.

И тако падоша велиции велможи, и стратиги, и магистры, и прочии чиноначалники мнози, такожде и общенародных воинов безчисленное множество, яко не возмогоша воздержати полков оных. Елицы же осташася, побегоша и возвестиша царю таковая.

Обаче и самих турков неизчетное множество убиено бысть. Тритысящники же рискаху по всем стогнам града, ищуще царя. К тому и прочее воинство Махомет посла во град на взыскание царя. Сам же точию с янчары остася, окопався во обозе и пушками и пищалями щ утвердившися.

л. 233об.

Благочестивый же царь Константин, яко слыша погибель града, поиде в великую церковь и паде на землю, кагощися и милости и оставления грехов просящи. Простивжеся с патриархом и прочими, такожде отдаде последнее целование супруге своей, благочестивой || царице, и двум дщерем своим, девам сущим, и поклонився на все страны до земли, причастився святых таинств.

И бе тогда видети преужаса многа исполнено время. Возопиша бо безчисленными гласы патриарх и весь клирос, такожде царица со дщерми и прочия жены всего сигклита, к тому дети и прочее всенародство, им же не бе числа. От рыдания же и стенания мнетися яко и церкви оной великой поколебатися, и гласи их к небеси восхождаху.

И тако поиде царь из церкви, сие едино прирек: «Иже хощет пострадати за Божия церкви и за православную христианскую веру — той да идет со мною!» И всед наконь поиде ко Златым вратом, чающе тамо срести самаго Махомета. Воинства же всего собрася с ним до триех тысящь токмо.

л. 234

И обрете у врат многих турков стрегущих его, и бився с ними, многих их предаяше смерти. И поиде нуждашеся проити врата градныя и достигнути самаго нечестиваго Махомета, хотящи отмстити избиенных христиан. Но не возможе проити тамо от многаго трупия мертвых. И паки ту сретоша его множество турков, ||{215} с ними же благочестивый царь мужественно даже до полунощи бияшеся.

Но не возможе множества их одолети, зане и дело неудобно, аще бы лва или тигра неустрашенаго имел крепость, паче же Богу благоволившу тако; идеже убиен бысть 74. И тако тамо пострада благочестивый царь Константин и прият преславную мученическую кончину за церкви Божия и за православную христианскую веру месяца маия в 29 день, убив своею рукою безбожных турков боле шестисот мужей, яко о сем оставшии возвестиша.

Потом уже и град одолеваем бываше, точию народу в стрелницах крепких и во дворех не покаряющуся турком, но бияхуся с ними. И того дня много паде народа, и жен, и детей, зане неослабно бишася с турки сущими вне града и с сущими во граде.

И в день одолеваеми бываху, бегаху и крыяхуся в подземных и сокровенных местех, а в нощех исхождаху побиваху турков, инии же метаху на них с верху полат керемиды, и плиты, и кровли палатныя древяные зажигающе метаху на них, и иныя множайшия пакости творяху.

л. 234об.

Паши же и сенжаки ужасахуся сего, послаша к султану, глаголюще: «Аще сам не внидеши, то не можем || одолети града». Султан же взыскание сотвори о царе, бояше бо ся внити. И бывше в размышлении великом, повеле призвати пред себе велможей, и стратигов, и магистров, иже яти быша на бранех, и посла их с пашми и сенжаки своими во град глаголати гражданом противящимся, да прекратят брань, обещающи им верным султанским словом соблюстися невредным, без всякаго убивства э и пленения.

Аще же не сотворят тако, то всех их и прочих, и жен, и детей мечь смертный пояст. И сему бывшу престаша брань, и вси воини предашася в волю велможам и стратигом греческим и пашам турецким. Егда же услышав султан, яко совершенно граждане покоришася, возрадовася зело и повеле во граде улицы, и площеди, и домы чистити.

Во единонадесятый же день по взятии, иже имать быти июния в 8 день 75, собрася нечестивый Махомет со всеми чиноначалники своими и со всем воинством, поиде во град во врата святаго Романа к великой церкви, в ню же собрашася патриарх с причетники своими и безчисленный народ мужей, и жен, и детей. {216}

л. 235

И пришед султан на площадь пред великую церковь, сниде || с коня, и паде ниц на землю, и взем персть посыпа на главу свою. И почудився таковому великому прекрасному зданию града, рече тако: «Воистинну людие сии быша, и не туне тако на бранех подвизашася и смерти с радостию восприимаху! Но обаче уже преидоща, а инии по сим подобни не будут».

И поиде в ю церковь, и тако вниде я мерзость запустения ю во а святилище Божие, и ста на месте святем. Патриарх же и весь народ возопивше со слезами падоша вси на землю. Султан же помовав рукою да престанут и умолкнут. И молчанию бывшу рече к ним: «Тебе глаголю, Анастасие, и всей дружине твоей, и народу сему. От дне сего к тому не бойтеся гнева моего, ни убивства, ни пленения».

И обращся к военачалником своим повеле, да запретят воинству, дабы ни коего зла творили народу. Аще же кто дерзнет повеленное преступити, смертию да умрет таковый. И повеле всем изыти из церкве, хотящи видети урядство и сокровища церковная.

Народу же надолзе идущу; их же изшествия не возможе дождати султан изыде из церкве и видев изшедша народа полну площадь, иных же идущих по улицам, удивися толику множеству народа, от единыя храмины изшедшу.

л. 235об.

И поиде оттуду ко двору || царскому. И ту стрете султана некто сербин, нося главу благочестиваго царя Константина. Он же возрадовася зело и призвав велмож и стратигов греческих вопроси их: «Аще то есть глава царева?» Они же страхом объяти суще поведаша, яко та есть воистинну глава царева. Он же поцеловав ю рече: «Явна тя Бог миру представи, паче же и царя содела, почто тако всуе погибл еси?!»

И посла ю к патриарху, да сохранит, яко сам весть. Патриарх же, вложив ю в ковчег сребрян, сокры в великой церкви под престолом. О теле же его повествуется, яко взято бысть некиими от места, идеже убиен, и сохранено в полате негде тайно.

Царица же, во он же час прият прощение от царя, взяша ю оставльшии стратизи и прочия велможи, с нею же и многих жен и девиц благородных, и отпустиша в кораблех Зустунеевых во островы Амморейския к сродником их. {217}

Гвагнин, О разных краех, лист 77.
л. 236

Иностранныи историки глаголют, яко остася во граде, юже повеле нечестивый к себе привести. И тако приведени быша царица || со двема дочерми девами, их же нечестивый обруга срамно.

А в российских писменых повестях обносится, яко совершенно царица со дщерми и прочими благородными девами и женами велможскими отпущени быша в кораблех во Амморию. О них же султан последи сотвори взыскание, и возвестиша ему, яко царицу со всеми благородными отпустиша великий дукс и великий доместик Анастас, и протостраторов сын Андрей, и братанич его Асанфом Палеолог, и епарх градский Николай. Их же той кровопийственный зверь истязав повеле смерти предати.

И тако нечестивый Махомет султан с народом своим турецким, доказав попущением Божиим народу своему вечныя славы, облада преславным на востоце градом, паче же и всем царьством, иже достоин бе назван Царем градом.

И тогда собысться волею Божиею реченное премудрыми мужи, яко Константином первый скиптр самодержавия в нем обновися, такожде Константином и конец прият. Зане согрешением, превзошедшим главы оных, о злодеяние яко Писание глаголет, превращает престолы силных.

л. 236об.

О толиком || убо падении преславныя оныя монархии с плачем вопити должно: «О, колика сила греховнаго жала, о, колико зла творит преступление! О горе тебе, Седмохолмный, яко погании тобою обладают!»

Кром<ер>, книга 22, лист 408.

Но паки ко истории возвращаюся. Кромер и Стрийковский историки пишут, яко тамо же турком до взятия Константинополя некто нарочитый грек, имянем или званием Гертук, иже убежав из града, поведал турком способность приступов и указал слабейшия места стен градских.

Стрийк<овскнй>, книга 18, лист. 617.

Но егда уведал Махомет, яко той Гертук многая имяше к себе благодеяния от царя Константина, возгнушася забытием от него онаго благодеяния и изменою, повелел его четвертовать. И тако прият нечестивы<й> достойное возмездие измены своей.

Гвагннн, О разных краех, лист 77.
л. 237

Пишут еще, егда взял Махомет султан град той, повеле жителем градским вся своя сокровища снести на едино место. Егда же снесени быша, зело множеству таковому удивися Махомет, яко чрез чаяние его бысть таковое множество, и удивився || рече: «О народе безумный! Где ваш прежде бывший разум? Ибо сим сокровищем не точию мне, но и не вем кому могли бы есте не {218} токмо отпор учинити, но и одолети! Того ради не достоит вам множае на свете б жити, губителем сущим своего Отечества». И того ради давши знак, всех мужей благородных и нарочитых побити повеле, остави же точию народ простый, и жен, и детей.

По взятии же таковаго преславнаго царственнаго града и прочая прилежащыя грады свободнее под власть свою приведе. И от того времяни султаны турецкия престол повелителства своего от Андрианополя в Константинополь пренесоша и житие свое в нем утвердиша.

И седе Махомет на оном престоле царском, благороднейшем паче всех под солнцем, и одоле одолевших гордаго Артаксеркса, невместима бывша пучинами морскими. И потреби потребивших Трою предивную, седмиюдесять и четырми цари обраняемую, и победи победивших со царем си Александром Великим едва не всю Вселенную.

л. 237об.

Но убо да ра||зумеете нечестивии безверницы [турки глаголю], аще вся преждереченная Лвом царем Премудрым и Мефодием епископом патръским исполнишася над градом оным, такожде и знамения бываемая о нем совершишася, то и последняя не имут минути тщетна.

Степен<ная>, Грань 14, глава 18.

Пишет бо ся от оных премудрых мужей, яко российский народ со преждездателми его измаилтян имут победити, и Седмохолмный со преждезаконными его восприимут паки, и в нем воцарятся!

Пишется же, яко пребысть в сея власти самодержания в Константинополе от перваго царя Константина до взятия его и убиения последняго царя Константина тысяща сто седмьнадесять лет.

Утвердивши же ся Махомет султан, яко речеся, на оном превысочайшем престоле, не до сего точию ста, но неленосно и бодро начат наипаче обладателство свое разширяти.

Ибо последи онаго своего благополучия, егда облада Константинополем, тако возгорде нечестивый, яко возмне всю Европу единым годом обладати. Но сие его надмение инако Господь превратити изволил, яко ниже явитися имать.

л. 238

Христианских же || народов обладатели, цесарь римский, и папа, и прочие князи и курфистрове, слышавше таковое благополучие турков, убояшася зело и начаша советовати о собрании общаго воинства противо им. {219}

Стрийк<овский>, книга 18, лист 621.

И того ради и ко кралю полскому присылал цесарь послов своих, призывающи его в соединение. Но ничтоже бысть от них помощи Греческому царству, едва с нуждою и сами обраняхуся.

Кром<ер>, книга 23, лист 666 и 667.

Махомет же султан, ведущий о несогласии воинств христианских, не оставляше промысла своего, ибо в третие лето по взятии преславнаго Константинополя, еже имать быти 6963, посла в Волосскую в землю многое свое воинство и Петра воеводу волосскаго и молдавскаго со всею областию его данником себе учинил, иже откупующи свободу свою и власть обеща давати султану по две тысящи червонных златых на всякое лето.

Жития святых, октября в 13 день, лист 922. Кромер, книга 23, лист 468
л. 238об.

По том во второе лето сам Махомет султан изыде ис Константинополя имущи с собою сто двадесять тысящь воинства и триста пушек великих, их же содела ис колоколов Константинополских. Морем же шестьдесят галер исполненных воины посла в нижную Волосскую || землю, яже Безсарабия называется.

Стрийк<овский>, книга 19, лист 468. Белский, книга 2,лист 251.
Жития святых, таможе.

И обляже Белград сербский, но тамо не толиким счастием, яко у Константинополя поведеся ему, ибо приспе нань под Белъград с воинством венгров воевода Иоанн реченный Гунеад, с ним же мних учитель имянем Иоанн Капистран названный со многим воинством простаго народа, яже наказанием того учителя подвигошася на войну ону, хотящи за веру христианскую кровь свою излияти.

И Божиею помощию зело победиша Махомета с воинством его, идеже и сам султан в бок приим язву, и воинства его до двадесяти четырех тысящь убиено бысть тамо, и бежаша девять дней, никому же их гонящу, и тако со многою тщетою и срамом отъиде.

Кромер, книга 25, лист 497.
Бел<ский>, лист 461.

Бысть сия победа на турков лет 6964 месяца иуния в двадесять вторый день. Но ни тако султан усмирися и в покое быти, послав многое воинство на море Егенское и облада остров славный стоящий на море том, названный Лезий или Мителин 76.

л. 239
Ботер, часть 1, лист 131.
Стрийк<овский>, книга 19, лист 644.

Потом сам изыде с величайшими воинствы во время бывшаго премирения, царство Боссенское, || многими градами и богатствы исполненное, и краля того государства Стефана имянем взят. И пришед с ним под град названный Яице, повеле его на предградии у столпа привязав из луков устреляти, ругающеся ему и глаголющи, яко он со златом и сребром своим, их же множество в сокровищах его взято, восхотел погибнути, нежели того самому себе и государству своему на оборону употреби-{220}ти. И потом снемши с него кожу из оных его сокровищ червонных златых наполнити повеле кровопийственный мучитель. Быша сия лет 6968-го.

Тий же, тамо же.

От сего времяни той Махомет султан христианских народов мужей в воинстве своем янчарском употребляти начат, егда от сего Боссенскаго кралевства тридесят тысящь мужественных юношей избра и к янчарскому воинству присовокупи.

Кромер, книга 25, лист 504.
л. 239об.

И тогда едва не все Боссенское государство себе покори. Аще по том на второе лето венгерский краль Матфий мало нечто сопротивися крепости турецкой, послав бо тамо воинство и облада чрез подданство град Яице и прочих двадесять осмь градов, ими же || турки владели.

Той же, тамо же, лист 500.
Белс<кий>, книга 4, лист 255.

По том лет 6972-го папа римский Пиус Вторый, иже прежде зван бысть Еней Сильвий, зжалившися бедственных христиан от турков избиенных, на прочих же оружие уготовляющих, начат подвизати на войну противо их многих христианских государей, иже и обещашеся тамо быти особами своими: Матфий краль венгерский, Филипп князь бургундский, Христофор Мариус князь венетинский, Шкандербег Турецкий Бич князь албанский. Сам же папа обещася на войне той предводителем быти и над всем воинством оным наивящшим воеводою.

Бел<ский>, книга 4, лист 254.

Слышавше убо турки о таковом на себе христианских воинств соединении, быша в великом страсе. И мнози помышляху оставити жительство в Европе и паки во Асию в прежняя жилища отбежати.

л. 240

Но Махомет султан хитр сый и зверообразен на христиан, видев страх на турках, собрав многих их нарочитых к себе, увещеваше их пребывати во всякой крепости и готовым быти противо наступления таковаго. И восхваляше пред||ков их, такожде и самых их многая множества.

Христианское же воинство во ничто полагающи глаголи к ним: «Сами весте нравы того народа, яко суть унылы, слабы, боязливы, ленивы, небодры, необыкновенны. Прохладству и покою привычны, без подушек спать не умеют, без утехи веселы быти не могут. Такожде кроме пиянаго пития и не упившися советовати не мыслят, словесы токмо воюют, а не делом.

— Воинскаго поведения не знают, коней токмо ко псовой охоте имеют, аще бо кто от них восхощет ко брани коня имети, принуждается от нас добывати. Нетерпеливы гладу, мразу, зною, трудам и поречению. З женами на войнах бывают, высоко садятся и ложатся, горяче ядят, но студено воюют. {221}

л. 240об.

— Чего всего у вас, воини мои, не обретается. Живота не щадите, ран не боитеся, мало спите, ибо без подушек. В малом доволство имеете, несчастие подъемлете, земля вам стол, и ложе, и лавка, ничто же у вас противнаго, труднаго и тяжкаго, еже бы вам за легкое и приятное не мнелося быти. И тако от таковых потребных обыкновений не точию кого бы имели боятися, || но воистинну и не можете».

Таковыми словесы наострив и дерзновенных своих сотворив, начат уготовлятися противо христианских воинств. Но по истинне ничто возмогоша тогда сотворити христиане, ибо в самом начале предприятыя войны тоя наивящший предводитель воинств христианских папа римский Пиус Вторый умре моровым поветрием в пристанищном граде Анконе имянуемом, отнюду же и воинства вся разбегошася, кийждо во страны своя.

Кром<ер>, книга 17, лист 522.

Махомет же яко единовластель своим делам внимаше. Лет 6975-го посла немало воинства в Боссенское государство, хотящи им обладати. Иже пришедше под град Яице осадиша его и жестоко добывали. Но тамо приспе на них воинство Матфеа краля венгерскаго, иже отгнаша турок.

л. 241

Тии же отшедше оттуду обратиша шествие свое за море во Асию, ибо не удоволися нечестивый многими кровми христианскими, но паче желанием пространнаго обладателства воспаленный, кроме всякия причины воздвиже зелную войну на царство Трапезонское, || идеже мало еще воздержашеся греческаго скиптра властелство.

Гвагнин, О разных краех, лист 77.

И пришед тамо прият , и царя трапезонскаго имянем Давида со женою и седьмию сынами, поддавшася на договорех, взят. Ему же повелением султанским дан бысть в той же стране град реченный Серес.

Но и в том не содержа верности нечестивый Махомет, ибо желающи до конца всех оных потребити, повеле лстивныя грамоты сотворити, яко бы к тому царю Давыду писали из Рима, в них же противо турком бунты некоторыя являлись.

Того ради вскоре повеле его во Андрианополь привести к себе с женою и с детми его. И объявив ему о сем, повеле сказати, яко инако не возможно живу быти ему, аще не приимет махометанския их прелести. И аще бы учинил тако, обещаваше ему многую милость и доволство дати.

Но егда той царь Давыд со всеми своими не восхотеша таковаго безумия сотворити, но изволиша веры ради християнския умрети паче, тогда всех их, отца и с ним {222} седми сынов, во Андрианополи повеле мучитель смерти предати, едва точию меншаго сына оставлено.

л. 241об.
Кром<ер>, книга 27, лист 533.

Потом сей же || султан облада островом в Эгейском море, иже называется Еввейский, ныне же Нигропонт 77. И того ради множае победами гордяся, Мултанския, Карватския и Далматския области даже до Заграбии, три краты посылающи воинство, презелно повоевал.

Той же, тамо же, лист 536.

Даже по том, ослабы ради малыя христианом, воздвиже на него Бог силнаго противника, перскаго Усанкасана царя, иже множество воинства уготовав воздвиже нань жестокую брань и взят от власти его Трапезонт и Синаполь городы, и всю Малую Асию мечем и огнем попустошил. Бысть сие лет 6980-го.

Кром<ер>, книга 28, лист 541.
л. 242

По том на другое лето турецкое воинство при султане своем Махомете имели с воинством персидским три великия битвы. И тако турки памяти достойною победою побеждени быша, яко до пятидесяти шести тысящей воинства, а чиноначалников сто пя<т>десят мужей на тех битвах паде, даже нощь темная битву ону укротила, ея же мраком сам турецкий султан Махомет покровен будущи бегством спасеся. Всяко же || и персидскаго царя сын на тех-то битвах убиен бысть.

Стрийк<овский>, книга 20, лист 652.
Кром<ер>, книга 28, лист 542.

О сицевых победах радующися персидский царь, посла во многия страны послов своих, возвещающи о том и понуждающи на войну противо турком. Но обаче султан, яко неукротимый тигр нимало хотяще покоя, паки иде с воинством в Босенскую страну 78, и обляже град Яице, и приступаше к нему; но егда услыша о блиском к себе пришествии Матфея краля венгерскаго со многим воинством, потопив многия пушки в реках, со срамом возвратися.

Стрийк<овский>, книга 20, лист 655.
Кром<ер>, книга 28, лист 548.

Обаче непрестанно мысляше о пагубе христианской, воеводу мултанскаго имянем Радóлу во оборону свою приимши, на Стефана волоскаго воеводу побуждаше его. И лет 6983-го посла тамо воинства своего, турков и татар, сто двадесять тысящ, хотящи и Стефана покорити. Но той Стефан бяше воин мужественный и крепкий ратник, имеющи с собою едва четыредесять тысящь воинства, но и тех множайшии от поселян быша, обаче при искусном предводителе и тии многое мужество показаша.


Просмотров 251

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!