Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Любить — влюбиться в различия. 9 часть



Как это ни парадоксально звучит, желание что-либо насильно изменить тормозит естественный процесс изменений. Принять — значит позволить свершиться закономерному, оно всё равно произой­дёт вне зависимости от нашего решения.

Быть живым — значит меняться, постоянно нахо­диться в движении, но мы не всегда в силах управ­лять этим движением.

Если объединить две последние темы (неприятие и привязанность к нашим убеждениям), мы получим причину девяноста процентов проблем у влюблен­ных пар.

Мы завязываем отношения, полные иллюзий относительно того, какими они должны быть. Мы знаем наперёд, как обязана вести себя женщина, а как — мужчина. Как должен поступать любящий человек, чем можно и чем нельзя делиться, сколько раз и как нужно заниматься любовью, что мы долж­ны делать вместе, а что порознь, и т.д.

Ни для двоих, ни для каждого из них не суще­ствует закона, определяющего, что для них лучше всего. Лучше всего оставаться собой.

Правда в том, что можно развиваться и преодо­левать трудности, только если мы приняли самих себя — здесь и сейчас. «Никто не может соорудить мост над рекой, которую не видит».

Принятие друг друга не предполагает отказа от стремления к совершенству, это просто означает «встречу» с реальностью. Это значит относиться к своему партнёру с любовью и примириться с сами­ми собой, не расстраиваться из-за происходящего.

Если же мы продолжаем терзать себя, стараясь быть тем, кем в действительности не являемся, это закончится возложением вины за своё недовольство на кого-нибудь другого. Обычно сначала это доста­ётся родителям. Но затем мы перекладываем ответ­ственность за собственную неудовлетворенность на партнёра: «Он (или она) виноват(а) в том, что у меня нет профессионального роста, что я не развлека­юсь, что я несчастна (или несчастен)».

Ещё раз напомню про труд... И про радость.

Ведь принять себя — значит жить с самим собой в согласии и радости. Одним словом, расслабиться и получать удовольствие.

Целую,

Лаура

 

P.S. Когда ты возвращаешься? Мне нужно с тобой встретиться.



 

Лаура закончила своёбесконечно длинное сочинение и скопировала его, чтобы перенести в почтовый ящик.

Она открыла страничку почтового серве­ра и машинально нашла опцию «Редактировать новое сообщение». Сделала клик. «Кому...» Клик. Открылся список адресов, и она выбрала Альфредо Даей... Клик. «Продолжить». Клик. В окошке «Тема сообщения» она написала: «Убеждения». Нажала на «Вставить» и на мониторе высветилось длинное послание. Она подняла курсор к кнопке «Отправить». Клик.

На экране появилось подтверждение:

 

«ваше сообщение было отправлено Альфредо Даей по адресу: rofrago@yahoo.com».

 

Лаура уже собиралась выключить компьютер, когда поняла, что ошиблась. Она поискала письмо среди отправленных сообщений, щёлкнула мыш­кой на «Убеждениях», и, когда перед её глазами появился текст, спустилась к последней строчке и добавила:

 

 

P.S. Я только что отправила это письмо на твой прежний адрес. Там оно будет ждать твоего воз­вращения. А пока я пересылаю его на trebor. Ещё раз целую.

Лаура

 

Должна ли она была поведать Фреди подробно­сти встречи с Роберто и Кристиной? Возможно. Но в данный момент она пребывала в замешательстве. Разговор с подругой окончательно сбил её с толку. А если Нэнси была права?

Лаура гордилась тем, что ни разу не изменила своему принципу: у неё ни разу не было романов с пациентами.

В то же время, как она сама утверждала, следо­вало принять себя, перестать с собой бороться.



 

Она понимала, что для неё сейчас «принять себя» означало допустить, что обольщающее пове­дение Роберто, разговор с Нэнси и сообщение Фреди, призывающее её «отправиться навстречу приключениям», вызвали в ней ряд фантазий, кото­рые уже давно её не посещали.

Она не могла отрицать факт, известный ей бла­годаря профессии: смятение влечёт за собой уве­ренность, если позволить себе пребывать в смя­тении долгое время. Ей было непросто самой себе расставлять ловушки.

Как это ни тягостно, придётся ждать.

 

Сообщение, которое Фреди прислал ей в ответ, прояснило некоторые её сомнения.

 

Дорогая Лаура,

 

Крайне важно найти баланс между сдержанно­стью и выражением своих эмоций.

Мне кажется, что наши советы очень хороши для людей, которые испытывают трудности с самовыра­жением, но мы не должны забывать, что некоторые люди, наоборот, не могут держать в себе то, что чувствуют.

Многие, начитавшись разных журналов, которые рекомендуют активно себя выражать, позволяют себе говорить, что угодно, только потому, что так чувствуют и уверены, что если что-то ощущают, то непременно должны это выразить.

Никак не могу с этим согласиться, особенно когда люди несут полную чушь, а потом ещё и заяв­ляют: «Я такой исключительный, я ощущаю нечто и я должен поведать об этом миру». Увы-у вы, это не так. Порой чрезвычайно важно уметь сдерживать свои эмоции.

Я ничуть не сомневаюсь, что отдавать себе отчёт в своих чувствах, не заниматься самообманом, понимать, что с нами реально происходит, — это здóрово, и ещё — здорóво. Это трезвый подход к жизни: «С сегодняшнего дня и впредь я буду сле­дить за тем, как реагирую на происходящее».

Мы должны быть готовы не обнаруживать про­исходящее с нами до тех пор, пока не наступит подходящий момент для того, чтобы это выразить. А ещё постараться найти подобающую форму, чтобы другой человек воспринял наши душевные пережи­вания.



Возьмём в качестве примера Роберто. Встреча с тобой его заворожила. На следующий день он напи­сал мне и поблагодарил за рекомендацию.

Он признался (я рассказываю это тебе как кол­леге), что через пять минут после начала разговора он ощутил, что был влюблён в тебя ещё до того, как увидел. Говорит, что едва справился с желанием попросить Кристину уйти и посвятить время тому, чтобы поговорить о своих делах, а не об их отно­шениях.

Мне кажется, что только благодаря здравому смыслу, Роберто сдержался. Оставив за собой право на эмоции, он счел необязательным сразу же давать им волю — нельзя же безответственно болтать языком, это в дальнейшем может только навредить.

Нас может заворожить «путешествие» вглубь себя, когда мы двигаемся от эмоции к эмоции, исследуем их до тех пор, пока не увидим, что таится в глубине души, а не лежит на поверхности. Та, что «сверху», обычно скрывает от нас все остальные.

Я не доверяю людям, которые в своих поступках руководствуются только чувствами. Нужно проде­лать огромную работу, чтобы разобраться, что мы действительно ощущаем, и только потом делать выводы и действовать. В том числе и в том, пришёл ли момент рассказать о них кому бы то ни было.

Люди зачастую не осознают, что с ними происхо­дит. Тогда разве можно требовать, чтобы они были разумными в выражении своих чувств?

Признаюсь тебе, что подчас, когда люди гово­рят глупости, вроде: «Хосе умер для меня» или«Я люблю его как человека», — я просто недоуме­ваю, что же они на самом деле хотели сказать.

Фреди

 

P.S. И... пожалуйста, не шли мне больше сооб­щения на предыдущий адрес. Я никогда тебе не прощу, если потеряю хотя бы одно твоё письмо.

 

Начиная с абзаца, где говорилось о признаниях Роберто, Лаура ускорила темп чтения. Она чита­ла письмо, и в то же время проглядывала текст, чтобы найти ещё одно упоминание о Роберто. Добравшись до постскриптума, она ещё раз верну­лась к фрагменту, связанному с Роберто, и с жад­ностью перечитала его шесть раз. Затаив дыхание, оставив столь взволновавшие её слова светиться на экране, она сняла трубку, чтобы записать сооб­щение на автоответчик подруги:

— Нэнси, ты никогда не ошибаешься!


 

ГЛАВА 15

 

Лаура открыла шкаф, выбрала блузку и с осо­бой придирчивостью взглянула на себя в зеркало. Она отметила про себя, что с удовольствием позво­лила себе сегодня прихоть наряжаться чуть дольше обычного.

Звонок Роберто был необычным: он хотел запи­саться на индивидуальную консультацию. Он моти­вировал это тем, что бессмысленно продолжать посещение сеансов вместе с Кристиной, пока он хотя бы раз не поговорит с Лаурой тет-а-тет.

Следуя профессиональной этике, Лаура поин­тересовалась, была ли Кристина в курсе происхо­дящего?

Роберто заверил, что она не только знала, но и была с ним полностью согласна. Кристина нико­гда не горела желанием обращаться к психотера­певту.

 

В три часа дня Лаура распахнула перед Роберто двери своего кабинета и предложила ему устроить­ся в кресле.

— Хотите чаю? — поинтересовалась она.

— Да, спасибо, — ответил Роберто.

Когда Лаура подносила ему чашку, она замети­ла, какие у него красивые карие глаза, и пожалела, что не обратила на это внимание раньше.

— Я хочу признаться, что выдумал предлог, чтобы обратиться к Вам, — начал мужчина. — Мне кажется, наши отношения с Кристиной уже давно себя исчерпали.

— И что же?

— Как говорит Фреди, иногда сложно осознать, что правда — единственный путь. Я создаю альтер­нативную действительность и пытаюсь в ней жить, а это приводит к нелепым ситуациям. Я обратился к Вам в надежде на то, что Вы поможете мне разо­браться с некоторыми нерешёнными вопросами.

— Я полагаю, что именно для этого Вы ходите на занятия к Фреди.

— Фреди — мой друг, хотя он часто и помогает мне увидеть то, что мне сложно разглядеть самому. С тех пор как я услышал ваш комментарий к моей сказке про Ехроха, в моей голове засела мысль, что я должен с Вами познакомиться. Я не совсем пони­мал, хочу ли я обратиться к Вам как к врачу или просто поболтать за чашкой кофе, но точно знал, что не могу упустить эту возможность. Я позвонил, чтобы записаться, и, когда Вы спросили, удобно ли «нам с девушкой» подъехать в четверг, понял, что предполагается, что я должен быть не один. Тогда я подумал, что разумно пригласить Кристину, так я убил бы сразу двух зайцев: познакомился с Вами и поставил точку в отношениях с ней.

— А теперь?

— Теперь я прочитал некоторые ваши материа­лы к книге...

— Как это так? — перебила его Лаура.

— Я попросил Фреди, чтобы он познакомил меня с некоторыми набросками, и по мере того как я его слушал, моя уверенность, что Вы — «мой» человек, всё больше крепла.

 

Приём продолжался гораздо дольше положен­ного времени. Роберто показался Лауре инте­ресным, умным и чутким собеседником, творче­ским, лёгким в общении и привлекательным муж­чиной.

Они говорили о своей работе, о волнующей их теме — отношениях в паре, о любви и угасании романтики в современном мире, о сексе и о закре­пившихся в обществе предрассудках, о мужчинах н женщинах.

За время беседы Лаура ни разу не почувствова­ла себя врачом. Периодически возникали моменты, когда она ощущала себя учительницей, имеющей богатый профессиональный опыт. Она поймала себя на мысли, что была просто женщиной рядом с мужчиной, который рассказывал ей истории из своей личной жизни и отстаивал позицию, ко­торая отличалась от её собственной, но заворажи­вала её.

В десять минут шестого в кабинете зазвонил телефон, и Лаура минуты три была занята разго­вором Едва повесив трубку, она подошла к креслу

Роберто.

— Ну, что же, — сказала она, не садясь рядом с ним. — Я думаю, на сегодня достаточно.

— Четверть шестого! — воскликнул он, взгля­нув на часы.

Роберто поспешно встал.

— Сколько я должен? — спросил он.

— Нисколько, — ответила Лаура.

— Нет, пожалуйста, это Ваша работа, — насто­ял Роберто.

— Это не было работой, — честно призналась она.

— Мне безумно понравилась наша беседа, — сказал Роберто.

— Мне тоже, — подтвердила Лаура. Роберто подошёл к двери и только тогда спро­сил:

— Мы ещё увидимся? Мне бы очень хотелось пригласить Вас на чашечку чая.

Лауре вдруг показалось, что её разоблачили. В какой-то степени она ждала подобного шага с его стороны. И не знала, чего она хотела на самом деле... Лаура ответила так, как всегда, когда её одо­левали сомнения:

— Не знаю... — промолвила она, открывая дверь.

Они простились поцелуем в щёку, а когда Роберто поднял руку в знак прощания, она бросила вдогонку:

— Позвони мне.

 

В тот вечер Лаура вернулась домой, включила компьютер и набрала:

 

Фреди,

 

В самом начале мы с тобой договорились, что в книге развенчаем мифы о любви, об отношениях в паре, о сексе. Мы собирались писать, не впа­дая в предрассудки, не навязывать своего мнения, осторожно приближаться к реальной жизни. Думаю, поначалу читателя может встревожить такой подход, но, надеюсь, мы не ошиблись и они непременно будут нам признательны за это.

 

Романтическая любовь умерла. Мы должны уточ­нить, что имеем в виду, когда сегодня говорим о любви. Я считаю, что это крайне важный вопрос, которого мы обязательно должны коснуться в нашей книге. Ты говоришь: «Любовь — это когда тебя вол­нует другой человек. Если он меня волнует, значит, я его люблю, а если он уже меня не волнует, значит, я его не люблю».

 

Мне кажется, ты что-то упустил... я полагаю, что любовь всё же включает и физический компонент. Не знаю, как это описать. У меня это происходит со всеми людьми, которых я люблю. В моменты особенной интенсивности чувств мне кажется, что они переполняют грудь, пытаясь вырваться наружу, а в повседневных ситуациях это проявляется в ощущении физического благополучия. Я испытываю это со своими друзьями, семьёй, бывшим мужем и даже с некоторыми пациентами. Я раду­юсь, когда их вижу или с ними разговариваю. Но это чувство возникает не со всеми: с некоторыми людьми это случается, а с другими нет. Разумеется, это не противоречит твоему утверждению: есть люди, которые меня волнуют.

А ещё есть люди, которые проникают в душу. При расставании с Эстелой, или с Наной, когда она уезжает в Чили, моя грудь разрывается от тоски, которая не возникает при расставании с другими людьми.

Мне не нравится это определение, потому что оно не совсем ясное, но я не вижу другого способа выразить свои ощущения.

 

Любовь связана с решением человека позволить другому войти в его жизнь, а самому сложить ору­жие, отказаться от подозрительности, отважиться выйти из жёсткой скорлупы своих представлений о жизни. Любовь связана с намерением выявить, каков другой человек на самом деле, чем он дышит, каков его образ мыслей, и не пытаться заставить его думать так же, как я, или делать то, что я счи­таю нужным. Любовь не принуждает меняться в соответствии с понятием партнёра о том, каким мне надлежит быть.

Любовь это нечто неизбежное. Но, чтобы прий­ти к ней, нужно преодолеть предрассудки, которые мешают нам любить, и один из таких штампов — сложившиеся в нашей культуре представления о «паре».

Что такое пара? Что делает из двух людей пару? Ты всегда говоришь об этом, как о совместном проекте. Мне бы никогда не пришло в голову подоб­ное определение, мне кажется, это что-то иное, но, несмотря ни на что, прислушиваюсь к тебе.

Удовольствие от совместного времяпрепровож­дения — вот другое определение.

Если я ценю в мужчине только красоту, его мате­риальное положение или силу его любви ко мне, я не могу разобраться в том, что происходит со мной, когда нахожусь рядом с ним.

Другими словами, когда мы наслаждаемся общением с другим человеком, мы склонны делать выбор в пользу того, чтобы разделить с ним боль­шинство занятий, и это бессознательное решение. Это ощущение порой не имеет отношения к чело­веку, с которым мы живём под одной крышей, и, к сожалению, это не всегда добровольный выбор.

Это скорее нечто, что СЛУЧАЕТСЯ, когда мы чувствуем необычайное единение с другим чело­веком.

 

Находиться здесь и сейчас — возможно, наибо­лее важная часть этого понятия. Необходимо при­нять без ложной скромности, что именно мы делаем настоящее столь особенным и отличным от прошло­го, — это бесспорно. Главное — наше присутствие, потому что это происходит прежде всего со мной. Находиться здесь и сейчас и осознавать происхо­дящее, это и есть «непрерывность осознания». Это техника, своего рода метод. Овладеть им в повсе­дневной жизни — всё равно, что научиться кататься на велосипеде: поначалу тебе нужны четыре колеса, чтобы не упасть; ты всё время заботишься о равно­весии, и это очень непросто. Но путём практических занятий мы доводим до автоматизма свои действия и необъяснимым образом передвигаемся как бы сами по себе, не занимая мозг заботой о поддержа­нии равновесия.

Наш совет заключается как раз в том, чтобы дви­гаться самим по себе, не перегружая себя мыслями о том, как мы выглядим. Какое движение следует за предыдущим. Присутствуйте в своей жизни! И не забывайте о работе над собой, над своим духовным развитием.

Наше прошлое «я» всячески препятствует нам и не даёт ключ доступа к нашей истинной сущности. Поэтому разбить скорлупу, разрушить эту структу­ру — значит встать на путь, ведущий к открытию истины. Как это ни парадоксально, но главное пре­пятствие на пути к этому — наше отсутствие для самих себя.

 

Как находиться там, где мы не хотим присутст­вовать? Как можно быть там, откуда хочется бе­жать? Это те моменты нашей жизни, к которым мы испытываем отвращение, те места, где не хотим находиться, ситуации, с которыми нас никто не научил справляться, и мы искренне стремимся их избегать.

Мы должны развить в себе способность нахо­диться там во что бы то ни стало, иначе в нашей жизни ничего не изменится.

Нам кажется слошным мучением находиться в этих мрачных «местах», и посему одни полагают, что лучший выход — это атаковать. Для менее сме­лых — обвинять или скрываться.

Многие годы жизни мы избегаем попадания в эти «места», они оказываются заброшенными, и из-за этого запустения внутри нас образовывается свое­го рода «чёрная дыра», неизведанная территория со входом — «только для пауков».

 

Наши заблуждения произрастают из уверенно­сти, что если мы заглянем вглубь своего горя, мы оттуда не выберемся, если мы отдадимся своей гру­сти, то окажемся в ловушке.

Мы считаем, что возвращаться туда опасно, а в действительности там нет ничего страшного, там только нет нас.

Как только мы заглянем в этот уголок души, с этого момента и начнётся процесс выздоровления.

Если мы сможем пережить боль, мы вновь обре­тём силы. И тогда «встреча» с другим человеком снова станет возможной благодаря «встрече» с самими собой. Мы оба будем здесь и сейчас. А речь как раз именно об этом.

 

И ещё об одном разоблачении: мы против тради­ционного представления о том, что свадьба решает всё.

Все сказки о любви имеют счастливый конец: «Они поженились, жили долго и счастливо и умерли в один день». Пробудим от спячки наивных: это не об отношениях в паре.

Пара — это начало нового пути, это смелое на­чинание,

Любовными отношениями ничто не заканчивает­ся. Всё только начинается. Конец приходит только одному, мечте об идеальном существовании без проблем.

Тяжело оставить наши фантазии о том, что могло бы быть. Но этот призыв быть реалистом имеет огромное значение. Мечта об идеальной паре, кото­рую я лелеяла с детских лет, умирает после свадь­бы, и это причиняет сильную боль. Когда я осознаю: что-то идёт не так, я начинаю ненавидеть виновника происходящего.

 

И, конечно же, основное — это помнить, что только сам можешь разобраться с собственной жиз­нью и выяснить, что мне нравится, а что нет... Как я буду себя обеспечивать, как хочу развлекаться, какой ищу в жизни смысл.

Все эти основополагающие вопросы носят сугу­бо личный характер: никто за меня не сможет на них ответить. Я могу ожидать от своего партнё­ра только того, чтобы он был спутником на моём жизненном пути, человеком, заряжающим меня на дальнейшее движение, а ему, в свою очередь, пере­даётся моя энергия и помогает двигаться вперёд. Путь осилит идущий.

Этого достаточно. Самое грубое заблуждение, которое передаётся от родителей к детям, это постоянное подталкивание к поиску второй поло­винки. Не лучше ли попытаться найти другого «целого» человека, вместо того чтобы довольст­воваться половинкой?

Любовь, сторонниками которой мы являем­ся, строится двумя полноценными или, если угод­но, — целыми людьми, которые ищут «встречи» друг с другом. Половинки зависимы друг от друга, а когда человек зависим, у него нет выбора.

А без выбора нет свободы.


Просмотров 234

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!