Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Любить — влюбиться в различия. 6 часть



 

«Другой человек уже не тот, кто он есть, а сре­доточие самых положительных черт влюблённого, проецированных на него».

 

«Влюблённость — это наши отношения с сами­ми собой, даже если мы и выбрали определённого человека, чтобы транслировать наши чувства».

 

Похоже, это действительно было так.

 

Но что из этого? Мы должны лишить себя вол­шебного чувства влюблённости, потому что оно относительно быстро проходит? Должны отбросить страсть и заменить её на заумный (и как теперь ему казалось, дурацкий) анализ?

 

Он был уверен в обратном: эфемерность влюб­лённости — весомая причина, чтобы наслаждаться этим состоянием.

 

Лаура...

 

Чем она сейчас занимается? Работает в праздничный день?

Принимает пациента, нуждающегося в срочной помощи?

Готовит материал для книги?

Совершает пробежки по берегу реки?

Пишет ему письмо?

А ему ли?

 

Роберто вспомнил, что сообщения Лауры пред­назначались не ему... Они были для Фреди. Робер­то нахмурился.

Тогда он подключился к Интернету.

 

«Здравствуйте, rofrago, у Вас четыре (4) непрочитанных сообщения».

audimet@usa.com Тема: принимаем Ваше пред­ложение по рекламе.

 

Здорово!

 

ioschuaeaol.com Тема: призываю к ответу. Надо было выкроить время прямо сегодня.

 

interroedical@system.net Тема: ответ на Ваш запрос

 

Он открыл третье:

 

Уважаемый сеньор Даей!

 

Мы приносим наши извинения за промедление с ответом. Дело в том, что Совету приходится иметьдело с сотнями заявок, и каждая папка изучается отдельно, строго в порядке очерёдности.

В любом случае мы с удовольствием сообщаем Вам, что мы приняли решение удовлетворить Ваш запрос и ожидаем от Вас подтверждения, чтобы приступить к его выполнению.

С уважением,

 

доктор Нестор Фариас

Председатель

 

— Значит, это его фамилия: Даей...

Роберто на какое-то время застыл перед монито­ром. Потом он поднял глаза и заглянул в зеркало на стене. Оттуда показалось лицо озорного маль­чишки. Он улыбнулся, и в его гримасе промелькну­ло что-то сатанинское.



Затем он нажал на «Ответить отправителю».

 

Сеньор доктор Нестор Фариас,

 

После бесконечного ожидания мне приходит запоздалая новость о положительном решении по моему ходатайству.

Я думаю, что буду прав, если заявлю, что в наше время уже пора прекратить поощрять махровую бюрократию, царящую в Советах, которые отклады­вают принятие самых важных решений.

 

Я считаю своим моральным долгом выразить своё негодование и сохранить верность своим принципам. Поэтому я обращаюсь к Вам, чтобы сообщить, что я НЕ принимаю Вашего уведомления и отказываюсь от заявки, которую своевременно подал.

Надеюсь, мой поступок обратит на себя внима­ние учреждения, председателем которого Вы яв­ляетесь.

 

Доктор Альфредо Даей

 

Он выбрал опцию «Отправить», а вслед за этим стёр входящее сообщение Фариаса. Альфредо нико­гда не узнает о том, что только что произошло.

Когда Роберто добрался до четвёртого письма и увидел, что оно от Лауры, то не смог разобраться в своих чувствах: то ли это была радость от получен­ного сообщения, то ли нездоровое удовольствие от собственного коварства:

 

Дорогой Фреди,

 

Ты с полным правом сомневаешься в способ­ности людей любить. Однако это легко понять. Это от неуверенности, отсюда потребность все знать наверняка, получить гарантии и контроль над ситуа­цией, даже если её имя «любовь».



А из-за желания контролировать чувства мы, к сожалению, неизбежно увязаем в ревности и борьбе за власть.

И как это не обидно слышать, я всё больше убе­ждаюсь, что желание контролировать партнёра пре­жде всего вызвано неспособностью любить.

Люди искренне заблуждаются, думая, что любят, а на самом деле они попадают в зависимость от желания обладать другим человеком. Это всё равно, что сказать: «Я люблю тебя, пока ты рядом со мной, но если ты уйдёшь, я тебя возненавижу».

Это не любовь.

Любить — значит думать о желаниях любимого, наслаждаться, когда ему хорошо, вне зависимости от того, рядом он или нет.

 

Одна пациентка рассказала, что не выносит, когда муж развлекается в компании друзей, потому что если он её любит, он всегда должен быть рядом с ней. Трудно придумать более абсурдное утвержде­ние. Налицо чувство собственницы, да и только.

Если бы она его любила, то радовалась бы, что он может развеяться с друзьями.

Я пыталась ей доказать, что обладание собст­венностью ещё не любовь, она же встречала всё в штыки.

В культуре отношений между влюблёнными мно­жество стереотипов и заблуждений. Нам кажется невозможным испытывать сильное чувство к своей половине и позволять ей приятно проводить время с другими людьми. Соло на скрипке в сопровождении струнного оркестра, а вы даже не в числе зрителей? Разве такое можно позволить?

Можно, если не исходить из ложной идеи, что близкий человек чем-то вам обязан и должен по первому требованию предоставлять всё, что вам необходимо.

 

Когда я провожу занятия с будущими специа­листами по отношениям в паре, мы с учениками часто обсуждаем эту тему и пытаемся нарисовать пару будущего. Вывод, к которому мы пришли: надо взглянуть на любовные отношения шире, освобо­диться от прежних взглядов. Такими, какими они были, они себя изжили.



Мой друг утверждает, что в будущем мы с большей легкостью будем относиться к интим­ным встречам. Мы наконец примем то, что уже давно очевидно: мы действительно можем любить нескольких людей одновременно, хотя и по-разному строить с ними отношения.

Мы лучше, чем кто-бы то ни было, знаем прав­ду о связях на стороне людей, якобы состоящих в моногамных отношениях.

Возможно, у наших читателей волосы встанут дыбом, когда они это узнают, но не нам решать, что хорошо, а что плохо. Я просто описываю, что вижу: реальность, безотносительно того, что бы мне хоте­лось видеть.

Почему бы не настроить себя на перемены и не ценить то, что с нами происходит, вместо того чтобы пытаться создать невозможные отношения?

Не лучше пи избавиться от патологической потребности обладать, а не изобретать изощрённые способы контроля?

Почему бы не излечиться от нездоровой ревно­сти и не преследовать партнёра, твердя, как больно его терять?

 

Я думаю, не ошибусь, если скажу, что ревность всегда (ВСЕГДА!) — проявление самых тёмных наших сторон, а с медицинской точки зрения — нев­ротический симптом...

Ревновать — значит довести до стадии закипа­ния мысли о том, что мой любимый отдаёт другому то, на что только я могу претендовать. Или как написано в «Словаре Сатаны»: «Ревновать — это бояться потерять другого; а если человек может потеряться только из-за нашего страха, то и не стоит держать его при себе».

 

Надо работать над своими отношениями, а не налагать запреты.

Ко всему прочему, надо уметь отпускать. Я не согласна с теми, кто предлагает держаться за отжившие отношения. Союз двух людей длится ровно столько, сколько нужно, то есть до тех пор, пока способствует их развитию: иногда несколько недель, иногда всю жизнь.

Единственная возможность поддерживать посто­янно обновляющиеся отношения — не цепляться за старое и, если пришло время, расстаться с тем, чего уже нет.

 

Сколько раз мы «отпускали» на волю проект книги? И тем не менее мы снова тут... С каждым разом всё ближе к публикации.

Лау

 

Ревность!

Вот что он испытывал. Он ревновал к Фреди, к Карлосу, к пациентам Лауры, к её детям, ко всем подряд.

Ревновал... Какой бред!

Да, бред. Но он ревновал...

Впервые Роберто осознал, что не соглашается с Лаурой. Что это за дурацкая свобода отношений?

По какой причине он должен признавать за ка­ким-то идиотом право на отношения с Лаурой?

Было несправедливо, что Альфредо продолжал получать сообщения с похвалой, которую он не за­служил. Если бы не Роберто, Лаура уже давно бы отказалась от совместного проекта.

 

Необходимо было что-то предпринять. Но что?

А если...

Почему бы нет?

Он кликнул на кнопке «Ответить».

 

Дорогая Лау,

 

Я пришел в восторг от твоих мыслей о ревности. Мне нужно кое-что обдумать, а потом, как только смогу, я поделюсь своими размышлениями с тобой.

На днях я уезжаю в Уругвай, потом у меня запла­нировано ещё несколько путешествий. Так как я не хочу терять связи с тобой, я прошу тебя писать мне на следующий адрес: treborg@hotmail.com, потому что мне легче заходить туда со своего ноутбука.

Шлю тебе поцелуй,

 

Фреди

 

Он выбрал «Отправить» и, откинувшись на спин­ку стула, произнёс: — Шах и мат!

В среду вечером на адрес trebor@hotmail.com пришло первое сообщение. Оно было от Фреди.

 

Привет Лаура,

Чтобы обновить твой адрес электронной почты, я выбрал для пересылки статью, написанную Хулией (помнишь, я тебе о ней рассказывал? Она живёт и работает в Испании, в Гранаде, столице «родины — матери» танго).

Там, в Андалузии, Хулия и её муж, будучи арген­тинцами, впервые влюбились в танго. Эта любовь породила следующий текст. Прочитай его не спеша, а ещё лучше — поставь весёленькое танго...

 

Станцуем танго, жизнь моя!

 

Решение принято: я иду учиться танцевать танго. Более того, я должна научиться его танцевать. И на этот раз я подойду к делу с усердием, которого мне не хватало на протяжении стольких лет бесплод­ных попыток (начиная с первых неуклюжих танцев с моим отцом и заканчивая случайными, но пол­ными рвения экспериментами с теми отчаянными «добровольцами», которые встречались на моём пути). И раз уж я действительно намерена пойти до конца, в первую очередь я должна посещать настоящие занятия (то есть с преподавателем). Преисполненная благими намерениями, я встала на каблуки, нацепив юбку, как подобало случаю, и со своей самой ослепительной улыбкой появилась в танцевальном зале, который мне усиленно реко­мендовали подруги.

Но разве счастье достижимо, разве совершен­ство возможно... Как всегда... Чего-то не хватало. Я огляделась по сторонам один раз, потом другой... и обнаружила суровую правду жизни прямо перед носом: на двадцать пять женщин было всего четве­ро мужчин.

Нет, ничто не сможет сломить мою волю и заста­вить отступить от задуманного. И я рванула на танц­площадку с намерением отбить желанную добычу. Но несмотря на мой боевой задор и лучезарную улыбку, за час я смогла уцепить только одного парт­нёра, да и то на пять минут. Такими темпами я за два года не выучу ни одной фигуры (а ведь могут появиться и новые соперницы!). Тогда на меня сошло просветление, и в голове отчётливо застуча­ла мысль: для чего тогда у меня муж?

Применив свою самую успешную, годами отра­ботанную тактику «манипуляции-соблазнения», я затащила его на занятие. И самое невероятное,... ему понравилось!

 

Первое занятие

— Первое, чему мы будем учиться в танго, это объятие, — говорит преподаватель.

Я решила, что уж это точно не требует осо­бой искушённости, мы, не задумываясь, спонтанно делаем это время от времени привычным способом. Во всяком случае, объятия казались мне чем-то настолько естественным, что не требовали дополни­тельной подготовки. Но нет. Судя по всему, за объя­тием в танго стоит что-то гораздо большее.

— В танго тела должны действовать, подобно замкнутой электрической цепи. Рука — быть твёр­дой, но не толкать. Ноги — соприкасаться, но не путаться и не затруднять движения. Имейте в виду, что в этом танце центр тяжести находится не отдель­но в каждом партнёре, а между ними обоими, и если его не почувствовать, можно потерять равновесие.

Вы должны научиться взаимодействовать, чтобы насладиться танцем, — говорил преподаватель.

Тогда муж заключил меня в объятия, сдвинув ноги, одной рукой он придерживал меня за талию, а другую поднял, предлагая её в качестве поддерж­ки. Всё было хорошо... Теоретически. Я повисла в воздухе, его плотно сжатые ноги не давали мне двигаться, а его твёрдая рука... была настолько твёрдой, что у меня немели пальцы.

— Твоя рука должна оказывать сопротивление. Иначе тебе покажется, что тебя толкают. Нельзя тан­цевать с желе, даже если оно имеет вид женщины.

Меня только что назвали «желе в виде женщи­ны». Именно это он и сказал... Так закончился урок.

 

Второе занятие

— Сегодня мы выучим основное движение из восьми па. Смотрите. Раз, два, три, четыре, пять... На счёт пять женщина должна ощутить центр тяже­сти в правой ноге и этой самой ногой, перенеся вес, отступить назад, и продолжаем: шесть, семь, восемь... Понятно?

Мы произнесли «да» не без некоторого замеша­тельства и начали танцевать: раз, два, три, четыре, пять... Увы! Ничего не получалось. Муж настаивал, чтобы на счёт шесть я сделала шаг левой ногой, хотя в этот момент она была согнута в колене.

— Ты собрался меня задавить?

— Нет, это ты, ты должна отступить.

— Как я могу отступить, если моя нога висит в воздухе!

— Остальные женщины как-то это делают...

— Они делают это, потому что остальные мужчи­ны их хорошо ведут.

Подошёл преподаватель и обратился к мужу: «Ты должен понимать, где у неё в данный момент центр тяжести. Иначе она не сможет сделать шаг. Смотри: раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь и восемь. Ты видел?»

Как чудесно танцевать с мужчиной, который тебя чувствует! Признаюсь, со своим мужем я ощущала себя бездарностью. Он возлагал на меня вину за свою собственную неумелость и с упрямством не замечал, что было совершенно невозможно следо­вать за ним.

 

Третье занятие

— Сегодня мы поработаем над дополнительны­ми движениями. В танго есть два такта как для мужчины, так и для женщины, связанные с входом и выходом за пределы пары. Мужчина может либо ограничиться тем, что предоставляет партнёрше пространство, или подключиться к её движению...

Вот он, долгожданный момент я, наконец, нау­чусь всем этим финтифлюшкам. Таким красивым, изящным, чувственным. Выхожу, вхожу, снова выхожу... В чём дело? Внезапно я обнаруживаю, что мы оба почти падаем в четырёх метрах друг от друга и в милях от желаемой чувственности...

— Что вы делаете? — учитель вырос перед нами, как джин из бутылки. — Мы танцуем танго, а вы устроили борьбу сумо. Подойди. — попросил он мужа. — Сейчас я заменю твою партнёршу и пока­жу, что ты делаешь. Видишь? Когда ты не даёшь мне достаточного пространства, я все равно стрем­люсь его получить, пусть даже отдалившись...

 

Четвёртое занятие

Хотя мы уже более или менее можем двигаться вместе, нам стоит большого труда добиться синхрон­ности. Поработав с паузой, мы добились того, что смогли протанцевать некоторое время не останавли­ваясь, но после некоторых па, скоординированных с горем пополам, я вновь натолкнулась на ноги мужа (или это он налетел на мои, я уже не понимаю). Как бы то ни было, муж упрекает меня в том, что я его не слушаю, что танцую одна. Я твержу, что не пони­маю, чего он от меня добивается... Судя по всему, он тоже не знает, чего я от него хочу.

К нам снова приближается Хулио, учитель, чтобы поговорить с мужем. Неужели в зале больше нет пар, которые плохо танцуют?

— Если ты хочешь донести что-то до женщины, найди с ней контакт, привлеки внимание. Иначе ты вторгаешься на её территорию, ошеломляешь и от растерянности она тебя не понимает. Применим это к танцу. Смотри! Сначала ты ищешь её ногу, оста­навливаешь её и лишь тогда выполняешь движе­ние. Если до этого ты не установил с ней связь, ей трудно угадать, что ты хочешь сообщить. Ведь когда ты хочешь поговорить с ней, сначала ты зовёшь её и, только убедившись, что она слушает, говоришь. Иначе придётся кричать. А ты, - обратился он ко мне, — помни, что когда он тебя зовёт, надо оста­новиться и послушать. Не обязательно ему кричать, чтобы быть услышанным. А в танце — толкать.

Смотрите, я это продемонстрирую. Я подношу свою ногу к её ноге, она останавливается, чтобы послу­шать меня. Я делаю движение и жду её реакции. Не забывайте: танец — это диалог, а не приказ. Один танцор говорит, а другой, выслушав, отвечает. Внимание: только выслушав! Потому что в танго, как и в жизни, если я не возьму на себя труд тебя услы­шать, я предположу, что знаю, что ты мне скажешь, и никогда не узнаю, что же ты хотел сказать. А стало быть, и не отвечу. Таким образом, нет диалога, есть монолог. Это как раз то, что вы делаете, и это не танго — парный танец, в котором каждый танцор импровизирует на основе движений партнёра.

 

Пятое занятие

Сегодня мне не хочется идти на занятие. В дей­ствительности, мне не хочется никуда идти. Я не понимаю, что происходит, но чувствую, что наш брак разваливается. Мы уже давно ссоримся по любому поводу и не можем обсудить происходя­щее. Взаимным упрёкам нет ни конца ни края, и это делает диалог невозможным. Такое ощущение, что мы говорим на разных языках и нас разделяет про­пасть, заполненная упрёками и безразличием.

Не знаю, как и когда легло между нами это молчание, но оно с каждым днём все тягостнее и, кажется, невозможно его нарушить. Я никогда даже представить себе не могла, что после стольких лет духовной близости и понимания наступит момент, когда мы рядом, но не вместе.

Всё же лучше я переоденусь и пойду на занятие, потому что, ломая голову, я ничего не добьюсь; а когда мы остаёмся дома наедине, наша разобщён­ность становится невыносимой.

— Сегодня мы не будем разучивать новые па. Думаю, настал важный момент — осознать, что вы делаете. Если вы не поняли, что такое танго, не проникли в его сущность, вы сможете выпол­нять отдельные па, но никогда не будете танцевать танго. Танго — это танец, исполняемый обнявшейся парой и при этом объятия призваны поддерживать, а не сковывать. Обнимать — это предоставить свои распахнутые руки, и тот, кто их принимает, делает это всем телом. Слившись воедино, партнёры пере­мещаются в пространстве, но — СВОЁМ — про­странстве, оно создано двумя людьми. Как говорят: «Танго отрицает законы математики, потому что «один плюс один» в нём никогда не равняется двум. Либо одному, то есть паре, либо трём, то есть жен­щине, мужчине и третьему измерению». Одному или трём, но никогда не двум!

Это настоящий язык тела и любви, в котором есть место и игре с самоопределением каждого, и есть место мгновениям тишины... Молчание бес­спорно часть диалога, которое только обогащает его, если хотите, но никогда не сводит на нет. В танго, этом диалоге танцоров, оба могут предла­гать и ждут предложений друг от друга. Если один из них проявляет инициативу и делает первое дви­жение, его следующее действие всё равно зави­сит от ответа партнёра, его скорости, амплитуды или направления движения. Поэтому нужно учиться воспринимать ошибки как возможность совершен­ствоваться.

Если бы это было не так, танго бы не существо­вало. Неверный шаг не должен расстраивать: возоб­новите контакт с партнёром и попытайтесь творить вместе. В конце концов, танго ещё и способ само­познания, как и история любых отношений. В каче­стве друга, любовника или отца я вхожу в эту роль благодаря другому человеку, в танго я могу быть защитником или защищенным, доминирующим или ведомым. Могу быть бесконечно нежным, страст­ным и, вполне вероятно, и тем и другим. Партнёрша нужна мне, чтобы увидеть себя. То, о чем я говорю, непросто, но только когда вы это поймёте, вы смо­жете танцевать. И каждый день по-разному: страст­но или нежно, порой доходя до экстаза, но уж точно, не прерывая танца. Тогда это танго.

 

Когда мы возвращались домой, слова Хулио эхом отдавались во мне. Было такое ощущение, что фразы материализовались и стали танцевать в моей голове, заполняя её; их движения, упорядочившись, напол­нялись гармонией и смыслом: «Объятия призваны поддерживать, но не сковывать... Воспринимайте ошибки как шанс... Когда ты не даёшь мне дос­таточно пространства, я всё равно стремлюсь его получить... Партнёр нужен мне, чтобы увидеть, какой я... «Встреча» — это диалог, а не приказ; диа­лог — значит слушать, а не перебивать; обнимать — значит давать пространство, а не захватывать его; танго — это диалог, диалог, диалог...»

 

Сегодня я перечитала эти старые заметки. Я нашла их а ящике старого комода, который остался в подвале после переезда. Сколько времени про­шло? Десять лет? Да, наверное, столько. В то время наш брак едва насчитывал два года, а теперь мы вместе уже двенадцать лет. Кризис миновал и нам действительно пришлось нучиться жить вместе, так же как мы учились танцевать танго.

Пока я читаю, звучит музыка, а муж что-то де­лает в саду. Кстати, вот он и освободился. Я вижу, что он идёт сюда.

Играет «Дансарин».

— Чем будешь заниматься? — спрашиваю я.

— Думаю тебя обнять... Станцуем танго, жизнь моя?

 

Хулия Атанасопуло Гарсия

 

Тебе не кажется, что это маленький шедевр?

Мне кажется, Хулия рассказывает о том же, о чём и мы, но только вместо того, чтобы связать всё с влюблённой парой, она соотносит это с танцем. Я в восторге от её рассказа.

 

Может, включим его в книгу?

 

Целую,

 

Фреди

 

Роберто так воодушевила метафора, что его пе­рестало заботить, что текст прислал Фреди. Он подтянул курсор к кнопке «Правка», а затем отдал команду «Выделить всё». Потом открыл текстовый редактор и скопировал сообщение в новый файл. Роберто стёр фрагмент, в котором Фреди прощает­ся, и напечатал:

 

Тебе не кажется, что это маленький шедевр?

Читая его, я представлял нас с тобой. Я вообра­жал, что автор описывает нашу «встречу» и прибе­гает к танцу, чтобы рассказать об отношениях двух взрослых людей, которые познакомились и полюби­ли друг друга.

Я в восторге от этой миниатюры. Мы ведь приоб­рели навыки в процессе «танца», то есть написания этой книги. Мне кажется, нам тоже пришлось учить­ся обнимать, поддерживать, не толкая друг друга и не наступая на ноги... И мы можем продолжить совместное обучение. Ты составишь мне пару в этом танго?

Шлю тебе поцелуй и крепко обнимаю.

 

Фреди

 

Роберто перечитал написанное, вырезал текст и вставил его в окно нового сообщения, которое отос­лал Лауре с адреса trebor@hotmail.com под заголо­вком «Танго».

Ответ Лауры пришёл вечером следующего дня, и от первых же строк Роберто бросило в дрожь. Начало сообщения явственно указывало ему на то, что ему следовало быть осторожнее:

 

Фреди!

Как понимать: «чтобы обновить твой адрес элек­тронной почты»?

Мой новый адрес? Это не я переехала, а ты! Ты, наверное, хотел написать: «чтобы обновить мой адрес.»

Мне кажется, что, постоянно переезжая с места на место, ты уже не знаешь, где ты и вообще — ты это или другой.

В любом случае, меня очень позабавила твоя ошибка: интересно, что бы сказали твои пациенты, узнай они, что ты не в курсе, где находишься?

 

Решительно, Роберто должен проглядывать письма внимательнее, если и впредь хочет испол­нять роль координатора переписки. Лаура продол­жала:

 

Меня очаровало сравнение, которое предлагает твоя подруга Хулия. Это потрясающе отражает не только наши отношения, но и все идеи, которыми мы хотели поделиться с читателями.

Прочитав рассказ о танго, я нашла папку, где храню некоторые заметки ещё со времени подго­товки к конгрессу в Кливленде. Там я обнаружила наши «Основные советы для людей, сталкивающих­ся с трудностями в построении отношений в паре». Помнишь?

1. Развивать способность любить.

2. Оставить надежды на совершенство.

3. Достичь гармонии между самопожертвовани­ем и верностью личным интересам

4. Развивать интуицию, чтобы ей руководство­ваться, а иногда полагаться на сходное чувство партнёра/партнёрши.

5. Работать над своей способностью давать и принимать, связанной с нашими истинными потреб­ностями.

6. Ставить превыше всего послания своего тела, ситуации, доставляющие нам удовольствие, а не представления о том, что хорошо или плохо.

7. Искренне стараться понять, до какой степени мы готовы отдать другому даже то, чего нам не хва­тает самим.

8. Чего бы это ни стоило, выделять пространство и время для отношений, перестав считать себя цен­тром вселенной.

 

Ты догадываешься? Это то же самое. Я так взволнована и так счастлива.

Я тебя обожаю. Передай от меня поцелуй Хулии, когда будешь ей писать.

Лаура

 

Роберто перекинул сообщение в текстовый ре­дактор и там убрал начало. Перед отправлением он стёр из последнего абзаца «Я тебя обожаю», а за­тем удалил слова «и так счастлива»; он решил при­беречь некоторые слова Лауры только для себя.

Всю ночь и большую часть следующего дня Роберто размышлял над возможностями, которые ему дала эта новая ситуация. Он даже пришёл к вы­воду, что в отношениях Лауры и Фреди его почто­вый ящик выполнял роль посредника, в своём роде Бога, обладающего безграничной властью. Trebor мог по своему усмотрению изменять, добавлять, удалять, создавать и искажать информацию, полу­чаемую каждым, таким образом манипулируя реак­циями, мыслями и действиями двух ни о чём не до­гадывающихся людей.

Как бы то ни было, хотя и могло сложиться та­кое впечатление, Роберто не хотел никому причи­нить вреда. Пожалуй, что касается Фреди, выходка с ответом доктору Фариасу была достаточно злоб­ной, но она дала выход накопившемуся гневу.

Trebor был единственным способом поддержи­вать отношения с прекрасной незнакомкой.


 

 

Книга третья

carlosrol@


 

ГЛАВА 11

 

Лаура захлопнула входную дверь и вдруг поня­ла, что Ана ушла без альбома для рисования. Она улыбнулась, мысленно перестраивая распорядок дня, чтобы выкроить время и занести дочери в школу альбом.

Вода для чая должна была уже закипеть, поэто­му она поторопилась на кухню и оказалась там вовремя, услышав характерный шум бурлящей воды, перешедшей точку кипения. Она выключила газ и открыла коробочку, в которой хранила чай. «Какой выбрать?» — спросила она себя, рассмат­ривая бумажные пакетики всевозможных цветов и размеров, заботливо уложенные в два ряда.

Лаура выглянула в широкое окно, выходящее в сад, и решила, что сегодня выберет «Грёзы», смесь чёрного чая, мяты и корицы. Ей нравилось открывать для себя богатство вкусов различных смесей.

Погружая чайный пакетик в чашку с горя­чей водой, она «вспоминала» заведения, в кото­рых никогда не была, но они, тем не менее, были для неё волшебным местом, куда устремлялись её мечты: чайные района Альбаисин в Гранаде.

Лаура узнала об их существовании от Клаудии пять или шесть лет тому назад. Именно тогда паци­ентка Лауры вернулась из продолжительной поезд­ки по Испании и первые три сеанса делилась впе­чатлениями от андалузской ночной жизни и чай­ных заведений. Описания были такими яркими, как будто Лаура сама там побывала.

Она помешала ложечкой напиток, поднесла чашку к носу, закрыла глаза и глубоко вдохнула...

 

От бульвара Лос-Тристес по старинным улоч­кам Альбаисина она мысленно прошла до площа­ди Сан Николас. Пристально посмотрела на башни Альгамбры, а затем затерялась между домика­ми с белыми стенами древнего района Морерия. Крошечные заведения, каждое чуть больше киоска, предлагали своим посетителям пьяняющую смесь марокканской музыки, пряных запахов и чуже­родных диковинных вещей. Занавески с арабской вязью скрывали неудобные столы, за которыми всей семьёй можно было попробовать несчётное количество сортов чая в стаканчиках, испещрён­ных золотыми узорами, и почти игрушечных чай­ничках из чеканной бронзы.

Она столько раз проделала этот путь в беседах с Клаудией, что, встретившись с Фреди в Кливленде, смогла поддержать разговор о мавританском рай­оне Гранады, как будто они вместе прошли по каж­дой улочке и побывали в «Маррокеше», лучшей — в этом они были единодушны — чайной.

Воспоминание о Фреди вернуло её к книге: она должна ещё выслать список литературы.

Потребовалось усилие, чтобы не поддаться соблазну: не вскочить с чашкой в руках и поспе­шить за письменный стол. Годами она работала над тем, чтобы не распыляться, не пытаться сразу делать два дела, особенно когда основное занятие приносило удовольствие. Поэтому она спокойно допила свой чай и лишь после этого отправилась изучать свою библиотеку.

Лаура медленно оглядела стеллажи из тёмно­го дерева, занимающие пространство комнаты от пола до потолка. Впервые она поняла, что почти все книги, которые обитали в этой комнате, были посвящены одной и той же тематике. Исключение составляли шесть или семь романов и несколько сборников рассказов.

Полки были заполнены сотнями трактатов, учебников и заметок по психотерапии и психоло­гии отношений людей в паре. Книги на английском, французском, испанском и португальском языках. Во многих из них повторялись одни и те же идеи... не опасаясь обвинений в плагиате, некоторые же вступали в открытое и непримиримое противостоя­ние.


Просмотров 221

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!