Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Любить — влюбиться в различия. 3 часть



В пятницу, вернувшись домой, Роберто подумал, что у него в первый раз за много лет выдалась столь продуктивная неделя. Он заслужил ванну с пеной и суши, которые заказал с доставкой на дом: сашими из лосося, нигири из тунца и Калифорния Ролл.

 

В понедельник Роберто включил компьютер, ожидая подтверждения покупки материалов, кото­рые он заказал в прошлую среду. Его удивлению не было предела, когда он обнаружил в почтовом ящике сообщение с адреса carlospol под новым за­головком. В теме письма значилось: «Расстаться с иллюзиями».

 

Фреди,

 

Следует оставить в стороне пустые фантазии, чтобы увидеть то, что происходит в действитель­ности.

Сегодня мы обсуждали это с пациентами: боль от расставания с иллюзиями и принятия реальности. В тот момент, когда мы перестаём бороться с сами­ми собой и принимаем вещи такими, какие они есть, мы невероятно растём.

Я как-то работала с тридцатилетним мужчи­ной, который рассказал о том, насколько больно расставаться с иллюзиями в отношении своей избранницы.

Когда молодой человек осознал, как на самом деле относится к нему женщина, как плохо она с ним обращается, не давая даже того минимума, в котором он нуждается, он, разумеется, сам не захо­тел продолжения отношений. Но она сумела пообе­щать ему что-то, чего никогда не даст, и он попал в зависимость от неё.

 

Настоящую боль ему причиняло понимание того, что он дал себя обмануть и что лелеял эту иллюзию. Но реальность оказалась могущественнее. Теперь он видит эту женщину такой, какая она есть, а не в свете обещаний, которыми она его кормила.

Момент, когда человек оставляет в стороне мечты и говорит себе «будем наслаждаться тем, что есть, и прекратим лить слёзы по невозможно­му» — решающий в жизни каждого.

 

Больно расставаться с представлением об иде­альной паре, о вечной страсти, но это единствен­ный способ сохранить здоровые отношения. Все мы любим наши мечты, и нам непросто их оставить. Как бы то ни было, в конце концов действитель­ность берёт верх. Почти что твой тёзка Фриц Пёрлз нередко повторял, что «роза — это роза, которая есть роза, которая есть роза...»



Что есть, то есть.

Это касается и того, что я понимаю, что у тебя мало времени, но я совершенно не готова продол­жать начатое в одиночку.

 

Мне очень жаль,

Лаура

 

Письмо подтверждало догадку Роберто: отгово­рок, придуманных им на прошлой неделе, было не­достаточно. Лаура перестанет писать... Стоит ли ещё раз попытаться?

 

Лаура,

 

Я совершенно уверен, что ты способна справить­ся с этим без меня!

Мое сотрудничество столь незначительно, что не играет никакой роли. Мне бы не хотелось заставлять себя писать, не испытывая внутренней потребности в этом. Мне кажется, что это не должно тормозить твой творческий процесс, потому что написанное тобой имеет исключительную ценность.

И, прежде всего, не переставай посылать мне свои наброски, благодаря им я узнаю много но­вого.

 

Целую,

Фреди

 

Он отправил письмо, разобрался с остальной корреспонденцией и уехал на работу.

Вечером этого же дня, включив компьютер, он обнаружил ответ Лауры:

 

Фреди,

 

Я получила твоё последнее сообщение и считаю его огромной похвалой.

Тем не менее у меня появилось необъяснимое ощущение, что в тебе что-то изменилось. Возможно, тебя уже не так увлекает идея книги или у тебя нет энергии, требующейся для этого проекта, или ты просто передумал писать вместе со мной...



Я с благодарностью принимаю комплимент, но не хочу писать без тебя, а даже если бы захотела, мне слишком тяжело двигаться вперёд без твоих слов, которые я ценю и которые мне нужны...

Я тебя не принуждаю, я просто отказываюсь тол­кать этот воз в одиночку, теша себя иллюзией, что мы пишем книгу вдвоём, и тщетно пытаясь узнать твоё мнение, отказываюсь сама воплощать в жизнь проект, о котором мы мечтали вместе.

Пусть тебя это не беспокоит. Всё произойдёт или нет, когда придёт время.

 

Тоже целую,

Лаура

 

Всё было потеряно! Хотя в глубине души он знал, что Лаура не могла установить его личность, Роберто почувствовал себя разоблачённым и ужас­нулся. Фраза была крайне настораживающей и, казалось, была призвана положить конец игре: «Тем не менее после его прочтения у меня необъ­яснимым образом появилось ощущение, что в тебе что-то изменилось».

А если манера письма Фреди отличалась от его собственной? Возможно, Фреди даже не обращал­ся к ней на ты... Вполне вероятно, оправдания вооб­ще были ему несвойственны. Откуда Роберто мог это знать? И что ему теперь делать?

 

Роберто вскочил на ноги и начал мерить комна­ту шагами.

Он не мог, не хотел, не должен был отказывать­ся от намеченной цели. Однако если он продолжит настаивать, это может произвести эффект, проти­воположный желаемому: раньше или позже Лаура раскроет обман и, само собой, это будет концом их переписки.

Он попытался сохранить хладнокровие. Как бы поступил Фреди в подобной ситуации? Невоз­можно предсказать поведение незнакомого чело­века. В действительности, поправил себя Робер­то, невозможно с точностью предсказать ничью реакцию.

Точно! Это и было решением! Роберто следова­ло выразить в письме своё мнение. Именно это про­сила у Фреди Лаура.

 

Роберто устроился за клавиатурой с чашкой кофе и начал составлять ответ:



 

Лаура,

 

У меня тоже сложилось впечатление, что в тебе что-то изменилось. Но, в отличие от тебя, я не счи­таю, что это каким-то образом повлияет на нашу совместную работу. В конце концов, разве не мы утверждали, что предсказуемость лишает отноше­ния будущего? Разве не мы всегда твердим, что именно постоянные перемены в другом делают каж­дую встречу незабываемой? Ты не задумывалась о том, что как раз наша с тобой непредсказуемость придаёт отношениям оттенок волшебства? Да, вол­шебства! Волшебства!

Я боюсь, что не вполне согласен с твоими высказываниями о «расставании с иллюзиями». Я связываю исполнение мечты с волшебством, пото­му что верю, что волшебство существует. И оно доказывает своё существование всякий раз, когда некогда бесплотная мечта претворяется (при нашем посредничестве) в действительность и становится осязаемой.

Я думаю, ты согласишься, что мы в этом смыс­ле не отличаемся от любой другой пары: нам нуж­на лишь частичка волшебства, которую мы суме­ем получить, если сможем удивить друг друга и встретиться не там, где виделись до вчерашне­го дня... Нужно удивление без парализующего страха, удивление, которое разбудит любопыт­ство, а не вызовет неуверенность перед неизве­данным. И думаю, ты также согласишься, что мы можем изменить реальность настолько, насколь­ко способны её принять. Позволим себе предать­ся фантазиям и только тогда сможем насладиться этим разделённым сном - о семье, любви или работе.

Как говорил Амброз Бирс: «Если хочешь, чтобы твои сны стали реальностью, проснись».

Тысяча поцелуев,

Фреди

 

Ответ Лауры доставил Роберто радость от того, что на этот раз его мечта воплотилась в жизнь: Лаура продолжала ему писать.

 

Дорогой Фреди!

 

Ты меня удивляешь! Ты постоянно меня удив­ляешь! Неужели ты тот Фреди, с которым я позна­комилась? Более того, та ли я Лаура, с которой ты однажды решил писать книгу? Судя по всему, нет.

И несмотря ни на что, когда возникает волшеб­ство, «встреча» происходит. И наоборот, когда про­исходит «встреча», появляется волшебство. Меня завораживает волшебство — волшебство «встре­чи». Это невероятно!

Я сажусь за компьютер, читаю твои коммента­рии, и это придаёт мне сил. Возможность продол­жать работу, не отказываться от своей мечты пробу­ждает во мне неудержимую тягу к писательству.

Мне нравится слово «волшебство»: оно магиче­ское. Сегодня, заходя в кабинет, я уже надеялась, что у меня выдастся свободный час, чтобы написать тебе ответ.

Одна твоя мысль кажется мне очень справед­ливой: то, что с нами происходит, — волшебство. Я чувствую, что энергия, которая побуждает меня писать, идёт из глубины меня, по-другому не ска­жешь. Я всегда считала, что слова могут быть оди­наковыми, но их значение зависит от душевного состояния автора.

Приведём наши мысли в порядок: не только не бывает пар без конфликтов, но именно конфликты делают привлекательной нашу связь с партнёром. И не столько конфликты, сколько различия (а именно они и порождают конфликт).

Иногда я злюсь на Карлоса за то, что он такой терпеливый со всеми, но я понимаю, что мы сошлись только потому, что он вёл себя так и со мной. Он такой со всеми. Бессмысленно просить его, чтобы он был таким только со мной, потому что таков его характер.

Я уверена, что из трудностей можно извлечь урок. Это способ погрузиться в действительность, понаблюдать за происходящим и посмотреть, как мы справляемся с ситуацией. Я говорю о способе погру­зиться в действительность потому, что мы можем выполнять определённый план, а можем лавиро­вать в русле жизни. Смысл жизни не заключается в выполнении заранее намеченных целей, потому что в таком случае она была бы очень скучна. Мы заметим разницу, если будем следить за происходя­щим и определяться с действиями по мере развития событий.

Многие разочарования и депрессии возникают по вине этого заранее сложившегося представления о том, куда мы хотим попасть, и когда наши планы рушатся, мы терпим крах. Если ты не ведёшь себя в соответствии с моими ожиданиями, я тебя не люблю. А это неправильно. Мы почувствуем себя гораздо более приспособленными к этой жизни, если войдём в роль серфингиста: направление дви­жения подсказывают волны, а не представление о том, где я хочу быть.

Лучше всего прокладывать дорогу, идя от точки к точке.

Насколько расслабляюще действуют на нас слова: это я могу сделать, это для меня хорошо. Нет одного шаблона жизни: то, что обожаю я, не нравится тебе, и это в порядке вещей. Зачем мне убеждать тебя, что смотреть на речную гладь инте­реснее, чем сидеть в Интернете? Оставайся со своим компьютером, а я поеду кататься по реке. После увидимся.

Мне потребовались годы, чтобы принять неспо­собность Карлоса наслаждаться рекой. Большинство людей ссорятся, потому что пытаются убедить друг друга, что их позиция единственно правильная. Будем, наконец, исходить из того, что одной пра­вильной позиции для всех не существует.

Я полагаю — человеку необходимо заручиться поддержкой другого, чтобы утвердиться в том, о чём он думает или что чувствует.

Как было бы замечательно, если бы мы были способны сказать: «это хорошо для меня, даже если всем остальным нравится совсем другое», — а также уважать эту позицию: я не нуждаюсь в одоб­рении другого, но принимаю наши различия.

Нет одного образа жизни. Каждый устанавли­вает свои правила игры. Каждая пара решает это сама.

И когда человек открывается для понимания этого, его жизнь становится насыщенной. С нами происходят самые потрясающие события, когда мы бросаемся навстречу приключениям, которые приготовила нам жизнь, и выбираем путь героя. Конфликты становятся увлекательными, так как это путешествие, в результате которого мы открываем самих себя.

Тебе не кажется, что знать всё, что с тобой прои­зойдёт, скучно? Это то же самое, что быть одному, в этом нет волшебства.

Как говорит мой друг: «Мы можем прожить жизнь так, как будто мы — машинисты поезда метро, точно зная, куда мы движемся и каков наш путь. Или как серфингист: следуя за волной». Я предлагаю сле­довать за волной. Мы неплохо развлечёмся. А это немаловажно.

Вот видишь? Твои сообщения вдохновляют меня, чтобы продолжать писать.

Целую,

Лаура

 

Роберто закончил читать, и его охватило непрео­долимое желание выразить свои мысли, которое, судя по словам Лауры, было тоже ей знакомо.

К своему собственному изумлению, не задумы­ваясь о том, кто из них был автором — он или Фре­ди, он на одном дыхании набрал следующее сообще­ние и отправил его:

 

Привет, Лаура,

Я получил твоё сообщение.

Ты не представляешь, как мне понравилось сравнение с серфингистом и машинистом поезда метро! Это сильно.

В жизни важно научиться сохранять хрупкое равновесие, зависящее от непредсказуемых дви­жений. Нужно не просто отдаваться на волю волн, а понимать, что не все волны годятся для сёрфинга. Метафора может относиться ко всем нашим начи­наниям: скользя по волнам, нужно быть готовым к непредвиденному — никто не знает, какая придёт волна. Жизнь — это баланс искусства и технично­сти. Вряд ли есть люди, всё умеющие с рождения. Поэтому надо быть готовым не раз нахлебаться воды и не раз упасть, набив массу синяков... Набраться опыта, чтобы встретить следующую волну.

Это правда. Недостаточно грёз, фантазий, меч­таний, желаний и задуманных проектов... И тем не менее без них наш путь лишён смысла.

Я хочу поделиться с тобой несколькими мысля­ми, над которыми я работал.

Я думаю, что все наши последовательные дей­ствия берут начало в грёзах, которые мы иногда грубо называем фантазиями и выражаем следую­щим образом:

 

«Как было бы прекрасно...»

«Как невероятно было бы...»

«Было бы потрясающе...»

 

Если мы делаем эту фантазию своей и примеря­ем её, как рубашку, фантазия становится мечтой:

 

«Как бы мне хотелось...»

«Я был бы счастлив...»

«Вот, замечательно было бы, если как-нибудь...»

 

Если мы позволяем мечте поселиться в нашей душе, холим её, лелеем и растим, однажды она пре­вращается в желание:

 

«Мне хотелось бы быть там...»

«Больше всего на свете я желаю...»

«Я сильнее всего хочу...»

 

На этом этапе мы уже сможем представить, какие средства понадобятся для воплощения наше­го желания в жизнь. В этот момент оно превращает­ся в проект:

 

«Я это сделаю...»

«Когда-нибудь...»

«Скоро я...»

 

Теперь нам остаётся только выработать план — тактику и стратегию, которые помогут материализо­вать наши грёзы, претворить их в реальность.

Обрати внимание, до этого момента я даже не пошевелил пальцем. Все мои действия были внут­ренними, и, несмотря на это, сколько перемен про­изошло с того времени, когда я просто начал фан­тазировать!

Ты, наверное, возразишь мне, скажешь, что этого мало. Действительно, во многих случаях этого недостаточно. Нужно доводить до конца запланиро­ванное и исправлять ошибки.

Нужно надеть плавки, взять «доску наших проек­тов», броситься навстречу жизни и бдительно ждать волны реальности, чтобы её поймать и скользить по ней до райского пляжа удовлетворения.

Целую,

Фреди

 

Роберто перечитал написанное и остался более чем доволен. Хотя это была всего-навсего игра, она побудила его читать, писать, изучать новое с таким рвением, которого прежде у него никогда не было. Раньше он и предположить не мог, что таил внутри себя этот дар выражать свои мысли в письмах.

Если любовь и вправду связана с самыми свет­лыми сторонами человеческой натуры, Роберто, без всякого сомнения, был влюблён.

 

Книга вторая

 

trebor@

 

ГЛАВА 7

 

Роберто проснулся счастливым. Он был уверен, что какое-то время Лаура не изменит своего реше­ния писать книгу. Ему была приятна мысль, что он спас этот проект для вечности, даже если невольно помог Фреди, этому дураку, пребывающему в неве­дении, что он в долгу перед Роберто за продолже­ние своего участия в проекте.

В офисе всё шло как по маслу. В то утро он за­кончил рекламный проект, который ему заказал пенсионный фонд.

У него из головы не выходила вчерашняя пере­писка, и он задумал рекламную компанию, основан­ную на закономерности гармоничного перехода от активного образа жизни к спокойному. Он предло­жил концепцию расставания с мечтой о вечной мо­лодости и претворения в жизнь грёз о защищенной и надёжной старости.

В конце рабочего дня по дороге домой в его ушах всё ещё звучали бурные аплодисменты и поздравле­ния, которыми был встречен на собрании директо­ров его предварительный рекламный проект.

«Ещё один повод поблагодарить Лауру», — по­думал он.

 

Он, запыхавшись, прибежал домой, чтобы вновь перечитать сообщения. У него сложилось впечатле­ние, что вчера он проглядел их слишком бегло.

Роберто терпеть не мог предложений туристи­ческих фирм из серии «галопом по Европам» — по­сетить двенадцать городов за десять дней. Он начи­ная со своего первого путешествия всегда испыты­вал желание задержаться в том месте, куда приле­тел. Ему нужно было время, чтобы основательно всё изучить, запечатлеть в своих глазах, ушах, но­гах, памяти... Такое же ощущение у него вызывали письма Лауры: ему было недостаточно прочитать их один раз, необходимо было вернуться к ним и из­влечь то, что показалось ему важным и впечатляю­щим, или просто то, что задело за живое.

 

— Надо оставить в стороне пустые фантазии, чтобы увидеть то, что произойдёт на самом деле.

— Больно расстаться с иллюзиями и принять реальность.

— Иллюзии бессильны перед реальностью.

— Я отказываюсь в одиночку воплощать в жизнь проект, который мы задумали вместе.

— Всё происходит или нет, когда придёт время.

— Смысл жизни не сводится к выполнению зара­нее намеченных целей, потому что в таком случае она была бы очень скучна.

— Будем, наконец, исходить из того, что одной правильной позиции для всех не существует.

 

Он вспоминал строки из писем Лауры. Он всё время возвращался к её метафоре: серфингист и машинист поезда. Ещё его не оставляла в покое мысль о том, что каждый устанавливает свои пра­вила игры. Потом он вспомнил о случае из практи­ки Лауры:

 

«Я как-то работала с тридцатилетним мужчиной, который незадолго до этого расстался с отвергнув­шей его женщиной. Он рассказывал о том, насколь­ко больно терять иллюзии, которые он строил в отношении своей избранницы».

 

Роберто узнал себя в этом пациенте. Он так же каждый раз рвал связь, почувствовав, что женщи­на не дорожит их отношениями. Он сотни раз ис­пытывал боль от потери надежд, возлагаемых на со­вместную жизнь.

 

Но одна фраза никак не укладывалась в его го­лове:

 

«Настоящую боль ему причиняло понимание того, что он дал себя обмануть...»

 

Неужели именно понимание причин происходя­щего причиняет настоящую боль в любовных отно­шениях? Признание того, что позволяем себя обма­нуть? И он тоже ? Как это возможно — «дать себя обмануть»? И в чём заключался обман женщин, с которыми он встречался? Они были не такими, ка­кими он их себе представлял — желал видеть, меч­тал или требовал, чтобы они были?

Как говорила Лаура: «Когда влюблённость про­ходит, не остаётся другого выхода, как столкнуть­ся с истинной сущностью другого человека».

 

Эти слова звучали, как приговор. Требовалось время, чтобы всё осмыслить: любовь, отношения, мечты, разочарования, обман...

 

Наконец, внимание Роберто привлекла следую­щая фраза:

 

«...мне слишком тяжело двигаться вперёд без твоих слов».

 

Было очевидно, что Лаура не соглашается про­должать писать в одиночку, она с полным правом претендует на сотрудничество Фреди.

Роберто разбирался в психологии отношений в паре исходя из своего — по большей части — бо­лезненного опыта, а также немногих знаний, при­обретенных во времена своих походов к психоте­рапевту. Что-то из поведенческой психологии он помнил из занятий в университете по специальнос­ти «маркетолог» и из книг, которые когда-то прочи­тал по собственной инициативе.

Он пришёл к выводу, что подобных «знаний» было недостаточно для поддержания эпистоляр­ных бесед с Лаурой.

 

Роберто посмотрел на часы. До восьми остава­лось пятнадцать минут. Если он поспешит, он успе­ет в центральный книжный магазин до закрытия.

 

Он проглядел предыдущие сообщения в поис­ках имён авторов и отметил у себя на листке три фамилии:

 

ВЕЛВУД, БРЕДШОУ, ПЁРЛЗ

 

В десять часов вечера он вернулся домой. С со­бой он принёс сумку с десятком книг[3].

Он швырнул пальто на кресло и сразу сел за стол, чтобы как следует изучить свои покупки. Он не поскупился. Для начала десяти книг вполне до­статочно, учитывая, как мало он читал в последнее время.

С той поры, когда его завораживала политиче­ская литература, он никогда не вёл себя, как одер­жимый покупатель книг. Сегодня же книжный ма­газин снова приобрёл для Роберто тот флёр, кото­рым когда-то был окутан: интереса, неутолимого любопытства, очарования каждой книги... Одна манила своим названием, другая — обложкой, тре­тья — именем автора, а следующая просто потому, что при пролистывании показалась интересной.

Рассматривая стопку книг, которые никто до него не открывал и которые ещё пахли типограф­ской краской, он ощущал себя пиратом из приклю­ченческого романа, заворожено глядящим на выры­тый клад.

Прежде чем открыть книгу Велвуда, он подож­дал несколько минут, пытаясь настроиться на тор­жественный лад. Потом он набрал полные лёгкие воздуха и прочитал:

 

Сегодня благодаря близким отношениям мы можем познать самих себя лучше, чем когда бы то ни было, будучи искренними и сознательными. В наше время близкие отношения с партнёром — это проверка нашей готовности избавиться от старых привычек и слабостей и развить весь по­тенциал, заложенный в нас как в человеческих существах.

В прошлом тот, кто желал посвятить себя таин­ствам жизни, уходил в монастырь или обрекал себя на отшельничество. В наши дни близкие отношения для многих из нас превратились в новую непознан­ную землю, где мы сталкиваемся лицом к лицу с нашими богами и бесами.

Мы уже не можем полагаться на личные отно­шения, как на надёжный источник комфорта и уве­ренности. Они теперь скорее напоминают новый перекрёсток, где мы должны принять ключевое решение.

Мы можем продолжать цепляться за анахронич­ные фантазии и расхожие формулы, хотя они уже не соответствуют сегодняшнему положению дел и неспособны ни к чему привести. Или, напротив, можем научиться использовать трудности на жиз­ненном пути как возможность проснуться и обна­ружить в себе лучшие качества: способность к осознанию, сострадание, юмор, мудрость и привер­женность истине. Если мы выполняем последнее условие, отношения превращаются в путь, который может привести на новый уровень понимания самих себя, а также любимых людей и смысла нашего существования.

 

Невероятно!

Роберто снова открыл книгу наугад, на этот раз

на странице 132:

 

Все мы, отправляющиеся в это путешествие, должны усвоить простую истину: дорога меняется естественным образом, на ней неизбежны крутые повороты, шаги навстречу друг другу и отступления в сторону, иногда и возвращение назад, на исход­ную точку пути.

Таким образом, наша уверенность в неспособ­ности разрешить возникающие трудности скорее не проблема, а часть самого пути.

В этом смысле меня воодушевили слова Чогьяма Трунгпы, тибетского мастера медитации, которого как-то спросили, как ему удалось, убегая от китайско­го нашествия, вместе с учениками перейти Гималаи, почти не имея ни подготовки, ни провизии, не зная пути и исхода своего рискованного предприятия. Его ответ был кратким: «Поочерёдно двигая ногами».

 

Книга обещала стать для Роберто настоящим от­кровением.

Поглощённый чтением, он отправил в микроволновку несколько кусочков пиццы, извлечённых из холодильника, открыл банку пива, вместе со съест­ным добрался до письменного стола, достал блок­нот и карандаш, чтобы делать краткие пометки.

Роберто читал, и его охватывала радость от про­исходящего с ним. Уже много лет его так не захва­тывало чтение. Что его привлекало — тематика? Или просто книги были интересными? А может, его воображение будоражила необычность ситуа­ции? Или фантазии о Лауре? Или всё вместе...?

Роберто не мог остановиться, пока не прочитал «Странствия сердца» до конца, где было написано следующее:

 

Чем более глубокое чувство связывает двух людей, тем им интересней окружающий мир. Они чувствуют свою связь со всем происходящим на земле, заботятся о планете и обо всех разумных существах, которые нуждаются в их помощи.

 

Когда-то Роберто посещала шальная мысль изу­чать психологию. Теперь его фантазии возобнови­лись с новой силой, подкреплённые мыслью о стрем­лении быть полезным другим. Роберто не мог не за­метить появившееся в нём новое чувство, не харак­терное для него.

Неделя прошла под знаком литературы. За Велвудом последовали Берн, Пёрлз и Бускалье. Потом Роберто перешёл к Шнаке (поразительная книга), Абади и Пратеру (некоторые книги этих авторов он читал и раньше). Затем осилил Синая и Рохаса. Бредшоу он как-то подсознательно оставлял «на потом». Ему стоило труда одолеть эту книгу (слиш­ком американизированное руководство по психоло­гической самопомощи), но идеи, излагаемые Бред-шоу, были столь заманчивы, что Роберто решил со­ставить компанию автору до последней страницы.

Когда Роберто дошёл до предложения Бредшоу написать рассказ о событиях детства в жанре ле­генды или сказки, он сел за компьютер и на одном дыхании набрал:

 

Жил-был в тридесятом царстве принц по имени Ехрох.

Принц был зачат в очень нелёгкое для родителей время. Как только родился первенец, королю сразу же пришлось отправиться на войну защищать свою страну и свой народ, которому угрожали враждеб­ные королевства. Шли годы, а принц знал отца толь­ко по коротким письмам и по рассказам матери.

А раз король отсутствовал, кому-то надо было управлять страной и королеве пришлось взять на себя эти заботы. И у неё тоже не было времени на то, чтобы играть с принцем.

Несмотря на то что у Ехроха были самые до­рогие и затейливые игрушки, он всё равно стра­дал — у него не было товарищей для игр.

И он рос одиноким и молчаливым. Большую часть дня он проводил, глядя в окно. Его взор притягивала точка, где дорога к дворцу терялась за рощей. Он представлял себе, как за деревьями видит реющие королевские знамёна. Радостный народ выходит навстречу королевскому войску и празднует побед­ное возвращение своих героев.

Он воображал, как он приветствует короля. Как аплодирует окончанию войны — событию, которое вернёт ему отца и мать.

Каждый вечер, когда солнце садилось, по щекам Ехроха скатывалось несколько слезинок, которые под утро высыхали на его подушке.

 

Завершая свою сказку, Роберто добавил:

 

Прошло время, и настал день, когда королева отреклась от престола.

У принца не было другого выхода, кроме как занять трон. Остаток своей жизни он правил спра­ведливо и великодушно.

Он так никогда и не избавился от привычки не сводить глаз с горизонта.

А его правление вошло в историю благодаря многочисленным мостам и дорогам, строительством которых король был одержим.

 

Это то, чем всю жизнь занимался Роберто: пы­тался построить новые дороги, новые мосты, новые тропинки, чтобы та безграничная любовь, которую он искал, могла его найти и достичь его сердца. Он всё так же с надеждой смотрел на линию горизон­та: на всякий случай.

В какой-то мере отношения с Лаурой были этим новым мостом. Мостом через реальность.

Роберто вдруг понял, что всю неделю был на­столько поглощён работой и чтением книг, что даже не выкроил минутку заглянуть в почту. Он сохранил сказку в файле под именем «Ехрох» и со­здал новый документ в текстовом редакторе.

 

Дорогая Лаура,

 

Воодушевлённый твоим письмом, я перечитал Бредшоу и предложил одному из пациентов попы­таться превратить рассказ о его детстве в сказку. Результат его работы я тебе посылаю в прикреплён­ном файле. Пожалуйста, поделись со мной своими впечатлениями.

Целую,

Фреди

 

Затем Роберто открыл страницу почтового серве­ра. Он скопировал письмо из текстового редактора и вставил его в окошко, которое открылось после нажатия клавиши «Создать сообщение». Потом он щёлкнул на кнопку «Добавить» и выбрал «Файл». Нашёл документ под названием «Ехрох» и дал ко­манду «Присоединить». Затем он нажал на «Отпра­вить и получить» и компьютер пропищал, подтвер­ждая отправку письма. Когда операция была выпол­нена, на мониторе появилось сообщение:

«Здравствуйте, rofrago. У Вас четыре (4) новых сообщения».

 

Он поискал письмо Лауры, передвигая курсор, и дважды щёлкнул на заголовок «Признать по­требности».

 

Фреди,

 

Наша «невстреча» заставила меня задуматься. Иногда мне так трудно осознать, что же мне дейст­вительно нужно...

Какой смысл в этой дурацкой игре в прятки с самим собой? Зачем скрываться от себя?

Возможно, нам следовало бы посвятить часть книги объяснению, почему человек теряет связь со своими потребностями.

Мне нравится объяснение, которое ты предло­жил в Кливленде: если в детстве мы осознаём, что нашим родителям не нравится, когда у них просят больше тепла, терпения и внимания, мы учимся скрывать свои потребности. Это не обвинение в адрес родителей. Скорее всего они не в состоянии дать нам то, что нужно, просто потому, что у них нет этого даже для себя.


Просмотров 248

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!