Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Уровень общенаучной методологии



Уровень общенаучной методологии, как было по­казано в гл. I, состоит: 1) из содержательных научных концепций; 2) универсальных концептуальных сис­тем; 3) методологических или логико-методологиче­ских концепций.

Самый распространенный пример содержатель­ных научных концепций — концепция ноосферы В. И. Вернадского. Суть ее в том, что в результате ак­тивно преобразующей деятельности человека био­сфера достигает своей новой, высшей стадии развития. Ноосфера рассматривалась В. И. Вернадским как особый структурный элемент космоса, отличаю­щийся социальным охватом природы. Пафос кон­цепции ноосферы — в утверждении необходимости разумной организации взаимодействия человечества и природы.

Однако в психологии (да и не только там) концеп­ция ноосферы применяется в качестве общенауч­но - методологической основы сравнительно редко, хотя анализ этой концепции показывает, что она весьма эвристична. Исторические обстоятельства, чисто внешние по отношению к содержанию концеп­ции, не способствовали ее широкому распростране­нию в качестве общенаучной методологии. А. М. Бу-ровский сказал по этому поводу: «Позволю себе вы­сказать уверенность — будь В. И. Вернадский физиком, судьба его концепции сложилась бы совер­шенно иначе» (1998. С. 115). Многие положения, сформулированные Вернадским еще в 20-х — начале 40-х гг., предвосхищают современные общенаучные методологические подходы. Как редкий пример испо­льзования концепции ноосферы можно привести че-ловековедческую концепцию менеджмента, предло­женную специалистом в области теории управления В. М. Шепелем. Правда, данную концепцию нельзя считать психологической в чистом виде, она имеет междисциплинарный характер.

К универсальным концептуальным системам В. П. Зинченко и С. Д. Смирнов относят тектологию A А. Богданова. Философскими предпосылками тектологии Богданова стали философия всеединства B. С. Соловьева и философия общего дела Н. Ф. Фе­дорова. Одна из основных идей тектологии, задуман­ной А. А. Богдановым как обобщение организацион­ного опыта человечества, заключалась в том, что вся­кую систему элементов надлежит рассматривать в ее отношении к среде, а элементы системы — в отношении к целому. О. Г. Носкова отмечает, что «тектология мыслилась как наука эмпирическая, которая по­льзуется методом индукции и объединяет самые об­щие закономерности возникновения, развития организованностей, присущие явлениям неживой природы, живым существам, людям и обществу в це­лом. Тектология создает общую картину формирова­ния, сохранения, изменения, развития сложных сис­темных образований в постоянно меняющейся среде. И в этом своем качестве тектология признается в ка­честве первого в истории мировой научной мысли ва­рианта теории систем, предшественника кибернети­ки, как концепция, заслуживающая внимания и со­временных ученых и практиков» (Носкова, 1999. С. 17). Опередившая свое время и поэтому не оценен­ная современниками, а потом на долгие годы изъятая из философии «по идейным соображениям», концеп­ция А. А. Богданова так и не стала общенаучно - мето­дологической основой психологических теорий.



В западной науке общенаучно - методологические подходы начали появляться только в середине XX сто­летия. Перенесение методологических достижений из одной области науки в другую (а именно так эти под­ходы стали распространяться шире, чем та область науки, где они были впервые предложены) считается одной из характерных особенностей научного мыш­ления в неклассической науке. Одной из первых об­щенаучно - методологических универсальных концеп­ций, получившей широкое распространение, стала кибернетика, созданная Н. Винером и Дж. фон Ней­маном. В рамках кибернетики было создано представ­ление о системах, самоорганизующихся по принципу обратной связи. Эта концепция оказалась настолько плодотворной, что нашла свое применение в различ­ных областях науки, в том числе в физиологии и пси­хологии.



Одним из первых физиологов, обративших вни­мание на кибернетику как перспективную общемето­дологическую схему, был Н. А Бернштейн. В своей известной работе «Новые линии развития в физиоло­гии и их соотношение с кибернетикой» (1963) он по­казал возможности применения кибернетического подхода в физиологии. Кибернетическая теория ока­залась близка его собственным взглядам на построе­ние живого движения как процесс, самоорганизую­щийся по принципу обратной связи.

Среди ученых, работавших в области психологии, одним из первых на кибернетику как общенаучную методологию обратил внимание Грегори Бейтсон (1904—1980). В исследованиях, проводившихся в раз­ные годы им и его сотрудниками, некоторые принци­пы кибернетики применялись к клинико-психологическому изучению алкоголизма. При этом принципы кибернетики не применялись им редукционистически, а подвергались существеннейшей переработке применительно к изучаемой психологической реаль­ности.

Другой пример содержательной общенаучно - ме­тодологической схемы, созданной в те же годы, — об­щая теория систем Л. фон Берталанфи.

В его основе — обобщение экосистем как живых систем. Основные принципы системного подхода:

1. Холизм против атомизма (взгляд на целостность изучаемых явлений, где целое не равно сумме час­тей).

2. Нелинейный, циклический характер причинно­сти, что отличается от традиционных детермини­стических представлений.



3. Оптимальное функционирование границ как условие выживания системы

Границы системы должны быть проницаемы для свободного обмена между ней и окружающей средой и в то же время достаточно четко очерчены, иначе данная система будет составной частью какой- либо другой систе­мы.

В таком виде эти принципы наиболее полно реа­лизованы в семейной психотерапии (Черников, 1997; Варга, 2001). Действительно, практика показала, что они удачно приложимы к психологии семьи и прак­тике психотерапии семьи. В других случаях под сло­вами «системный подход» не обязательно имеются в виду принципы общей теории систем. Г. П. Щедро-вицкий, насчитав несколько несводимых друг к другу трактовок этого понятия, предлагал говорить не о си­стемном походе, а о системном движениикак очень разнородном по своему составу движении, объеди­ненном некоторыми предельно общими принципа­ми, а именно представлением о системной организа­ции объектов, с которыми работают ученые и практи­ки. Из-за тенденции, отмеченной Г. П. Щедровицким, словосочетание «системный подход» стало довольно бессодержательным, поскольку те, кто им пользовал­ся, вкладывали в эти слова самый разный смысл.

Применительно к отечественной психологии на­зывают два варианта реализации системного подхода — системно-структурный и системно-функциональный. Традиция первого подхода восходит к Л. С. Выготскому. Примерно в те же годы в физиологии системно-струк­турная методология была впервые использована Н. А. Бернштейном. Суть данного подхода в том, что внимание исследователей направлено на изучение структурной организации психической реальности. В рамках этого подхода ставится проблема единиц анализа психики, изучается системно-структурная организация единиц разного уровня.

За рубежом системно-структурная методология была впервые применена в гештальтпсихологии, по-своему развита Ж. Пиаже применительно к иссле­дованию интеллекта. В современной науке она при­меняется в когнитивной психологии (например, модели познавательных процессов в когнитивной пси­хологии), психосемантике (Шмелев, 2002).

Системно-функциональная методология направ­ляет внимание исследователей прежде всего на зако­номерности функционирования изучаемого объекта как системы. В физиологии примером данного мето­дологического подхода являются работы А. А. Ухтом­ского, впервые предложившего понятие «функцио­нальный орган», и исследования П. К. Анохина, авто­ра теории функциональных систем. Хорошо известно, что теория функциональных систем П. К. Анохина послужила методологической основой для концеп­ции системно-динамической локализации высших психических функций, созданной А. Р. Лурией. Уже в наши дни методологические принципы физиологии А. А. Ухтомского стали основой для органической психологии, создаваемой В. П. Зинченко как психо­логии функциональных органов.

Разделение системного подхода на два названных варианта достаточно условно, между ними трудно провести четкую границу. Можно назвать некото­рые исследования, в которых синтезирована систем­но-структурная и системно-функциональная мето­дология. Примером могут быть работы Н. Д. Горде-евой и В. П. Зинченко, посвященные изучению функциональной структуры исполнительного дей­ствия (Гордеева, 1982, 1995).

В последнюю четверть XX в. возник целый ряд об­щеметодологических подходов, которые во многом определяют облик современной постнеклассической науки. Наиболее значительные из них — синергетика Г. Хакена, концепция автопоэзиса У. Матураны и Ф. Варелы и теория диссипативных структур И. Приго-жина. Рассмотрим их более подробно.

Создателем синергетического направления и изоб­ретателем термина «синергетика»является профессор Штутгартского университета и директор Института те­оретической физики и синергетики Герман Хакен. Сам термин «синергетика» происходит от греческого «синергена» — содействие, сотрудничество, «вместедействие». По Хакену, синергетика занимается изучени­ем систем, состоящих из большого (очень большого, «огромного») числа частей, компонентов или подси­стем — одним словом, деталей, сложным образом взаимодействующих между собой. Слово «синерге­тика» и означает «совместное действие», подчерки­вая согласованность функционирования. В. И. Аршинов (приводит определение синергетики, данное более 20 лет назад Ю. А. Даниловым и Б. Б. Кадомце­вым и не устаревшее до сих пор: «...пока еще не уста­новившееся название еще не сложившегося научного направления, занимающегося исследованием про­цессов самоорганизации и образования, поддержа­ния и распада структур в системах самой разной при­роды (физических, химических, биологических и т. д.)» (1999. С. 8). Синергетика рассматривается как феномен постнеклассической науки, и даже стиль этого определения, который, по мнению В. И. Аршинова, похож на приглашение к диалогу, сам по себе является очень характерным для постнеклассического научного мышления.

Синергетика Г. Хакена также имела своих «пред­шественниц» по названию: синергетику Ч. Шеррингтона, синергию С. Улана, синергетический подход И. Забуского. В психологии синергетический подход как общенаучная методология пока применяется редко, но имеет большие перспективы. Как пример использования синергетической модели в психологии можно привести работы О. В. Митиной, В. Ф. Петрен­ко (1995) по исследованию динамики политического сознания в нашем обществе с 1991 по 1993 г. Синерге­тический подход позволил авторам проследить дина­мику системообразующих факторов общественного сознания.

Концепция автопоэзиса,или автопоэзийных сис­тем, была впервые предложена чилийскими биологами Умберто Матураной и Франсиско Варелой (1973), Авторы концепции расматривают жизнь как автопо-эзис (от греч. «самовоспроизведение»). Автопоэзий-ная система состоит из сети процессов, которые по­стоянно воспроизводят свои компоненты, таким образом отделяя себя от окружающей среды. Это определяет автопоэзийную систему как автономную единицу, она сама заботится о собственном поддер­жании и росте и воспринимает окружение лишь как возможную причину нарушения внутреннего функ­ционирования. Воспроизведение, которое часто называют основ­ной характеристикой жизни, в данном случае не про­сто аспект автопоэзиса. Воспроизведение без автопоэзиса, что точнее следует назвать дублированием, не требует наличия жизни, некоторые кристаллы, молекулы или, например, компьютерные вирусы мо­гут множиться, не будучи при этом живыми. Наобо­рот, автопоэзис без воспроизведения действительно подразумевает жизнь. Концепция автопоэзиса при­меняется для анализа социальных систем (Ф. Хей-лигхен) в методологии науки как еще одна теоретиче­ская модель развития научного познания, но в психо­логии она пока не получила распространения.

Еще одной общенаучной методологической кон­цепцией является теория диссипативных структур И. Пригожина. Диссипативными И. Пригожий на­звал структуры, которые находятся в состоянии по­стоянной нестабильности, но имеют тенденцию к са­моподдержанию в них определенного порядка. При достижении такой структурой определенной точки (так называемой точки бифуркации) достаточно очень небольшого по сравнению с размерами струк­туры усилия, чтобы структура изменила свой путь развития. Теория диссипативных структур — еще одно из явлений постнеклассического научного мышления. Как уже было неоднократно отмечено, классическая научная рациональность базируется на дихотомии внешнего мира, упорядоченного по законам ньютоновской механики, и внутреннего мира, т. е. душевного мира человека. «...Сегодня, когда физики пытаются конструктивно включить неста­бильность в картину универсума, — пишет И. Приго­жий, — наблюдается сближение внутреннего и вне­шнего миров, что, возможно, является одним из важнейших культурных событий нашего времени» (1991. С. 51).

Представление о диссипативных структурах за­ставляет пересмотреть традиционные детерминисти­ческие взгляды на природу и общество: «Мы должны признать, что не можем полностью контролировать окружающий нас мир нестабильных феноменов, как не можем полностью контролировать социальные процессы (хотя экстраполяция классической физики на общество долгое время заставляла нас поверить в это)» (Там же. С. 47). Представления о диссипативных структурах как общенаучная методология используют­ся в психологии пока не часто. Например, В. П. Зинченко в связи с проблемой выбора человеком пути ду­ховного развития обращается к модели И. Пригожина.

Как общую характеристику современных обще­научно - методологических подходов необходимо на­звать универсальность предложенных схем, их при­менимость в изучении самых разных объектов — от биогеоценозов до сети Интернета. Анализ этих под­ходов показывает, что понятийные системы в каждом из них очень обобщенные, что и делает эти подходы универсально применимыми в различных науках. Для использования этих теорий и схем в конкретных науках требуется существенная переработка и конк­ретизация применительно к исследовательской обла­сти данной науки.

К логико-методологическим схемам,которые так­же составляют уровень общенаучной методологии относится структурализм. Основа структурного мето­да — выявление структуры как некоторого инвариан­та и совокупности правил, по которым один объект может быть преобразован в другой. Возникший в 20-х гг. XX в. первоначально в структурной лингви­стике, структурализм стал распространяться в гума­нитарных науках — антропологии (К. Леви - Стросс), истории культуры (М. Фуко, У. Эко). В психологии он стал основой для французской школы психоана­лиза (Ж. Лакан, Фр. Дольто и др.), а также общемето­дологической основой для структурных теорий ин­теллекта, и прежде всего генетической эпистемоло­гии Ж. Пиаже. Стадии развития интеллекта, по Пиаже, отличаются друг от друга, прежде всего, по существенным характеристикам интеллектуальных структур. Для каждой из стадий развития интеллекта характерна совокупность инвариантных характери­стик, благодаря которым решение задач на различном содержании обнаруживает в себе структурное сходст­во — достаточно вспомнить феномены несохране­ния, которые ребенок воспроизводит при решении задач на разном материале и разных величинах. В сво­их поздних работах, например «Генетическая эписте­мология» (1993), Пиаже подчеркивал, что опыт — это всегда ассимиляция в определенные структуры.

Еще одна логико-методологическая схема, на­шедшая применение в психологии, — теория логиче­ских типов,сформулированная в работах Б. Рассела и А. Уайтхеда, Л. Витгенштейна, Р. Карнапа. Она по­служила общеметодологической основой для ряда исследований, проведенных по инициативе и под ру­ководством Г. Бейтсона. Самое известное из этих ис­следований (1956, 1969), переведенное на русский язык в 2000 г., было посвящено изучению шизофре­нии как страдания, обусловленного неспособностью человека различать контексты коммуникации (а от­сюда — «странное» поведение, вычурность, своеобразие речи, которое делает ее трудной для понимания, и другие симптомы). Кроме клинической психологии и психиатрии, Г. Бейтсон применял теорию логиче­ских типов в этнографии, этологии, психологии обу­чения.


Просмотров 917

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!