Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Оценочный профиль подростка к матери (отцу)



Анализ результатов и выводы: Следует напомнить, что, обращая особое внимание на качественную интерпретацию результатов тестирования, целесообразно начинать с оценки стандартных баллов, которые графически представляются в данных профилях.

Крайне высокий бал по шкале «Позитивного интереса» и крайне низкий по «Враждебности» показывает, как правило, подозрение относительно идеализации действительной ситуации, а так же в случае сознательной симуляции со стороны одного из родителей. В противном же случае это означает, что ребенок либо требует безоговорочной любви, либо боготворит отношение к нему.

Противоположные примеры наталкивают на мысль, что ребенок по какой-либо причине старается исказить образ одного или обоих родителей, описывая их отношение, как негативное, или действительно воспринимает их так, либо специально пытается в глазах психолога представить родителей в неблагоприятном свете.

Высокий балл по шкале «Непоследовательность» может отражать не только реальную непоследовательность в поведении матери и отца, но также и пренебрежение, недооценку отношения ребенка.

Особое внимание следует также уделить различию «материнского» и «отцовского» профиля. Их сравнение лучше всего демонстрирует характеристику семейной атмосферы, единство и разобщенность действий, возможность конфликтов и напряжений, или, наоборот, монолитность «воспитательного фронта».

Оценка матери сыном

Шкала позитивного интереса.Прежде всего, психологическое принятие матери мальчики-подростки видят в относительно критическом подходе к ним. Подростки часто испы­тывают необходимость в помощи и поддержке матери, в большинстве случа­ев принимают ее мнение, склонны соглашаться с ней. Такие же поведения, как властность, подозрительность, тенденция к лидерству, отрицаются. В то же время сыновья не ждут от матери чрезмерного конформизма, вплоть до тенденции «идти на поводу». Тем не менее, просто компетентное поведение, дружеский способ общения и нормальные эмоциональные контакты оказы­ваются недостаточными для того, чтобы подросток мог утверждать, что мать испытывает по отношению к нему позитивный интерес. Они стремятся к сверхопеке сильного, взрослого и самостоятельного человека.



Шкала директивнсти.Директивность матери по отношению к сыну подростки видят в навязыва­нии им чувства вины по отношению к ней, ее декларациям и постоянным на­поминаниям о том, что «мать жертвует всем ради сына», полностью берет на себя ответственность за все, что делает и будет делать ребенок. Матерью как бы утверждается изначальная зависимость ее статуса и оценки окружающих от соответствия сына «эталону ребенка», исключая при этом возможность других вариантов самовыражения. Таким образом, мать стремится любым способом исключить неправильное поведение сына, чтобы «не ударить в грязь лицом». Простые же формы проявления отзывчивости, проявления симпатии, вызы­вающие положительные эмоциональные отношения, отрицательно коррели­руют с директивной формой взаимодействия матери и подростка.

Шкала враждебности.Враждебность матери в отношениях с сыном-подростком характеризуются ее агрессивностью и чрезмерной строгостью в межличностных отно­шениях. Ориентировка матери исключительно на себя, ее самолюбие, излишнее самоутверждение, как правило, исключают принятие ребенка. Он воспринимается, прежде всего, как соперник, которого необходимо подавить, дабы утвердить свою значимость. Так, эмоциональная холодность к подрост­ку маскируется и зачастую выдается за сдержанность, скромность, следова­ние «этикету» и даже подчиненность ему. В то же время может наблюдаться ярко выраженная подозрительность, склонность к чрезмерной критике в адрес сына, целью которой является стремление унизить его в глазах окружающих. Наряду с этим постоянно (главным образом на вербальном уровне) де­монстрируется положительная активность, ответственность за судьбу сына.



Шкала автономности.Автономность матери в отношениях с сыном понимается им как диктат, полное упоение властью, даже некоторая маниакальность в этом отношении, не признающая никаких вариаций. Мать при этом не воспринимает, ребенка как личность, со своими чувствами, мыслями, представлениями и побуждениями, она являет собой слепую силу власти и амбиций, которой все, невзирая ни на что, обязаны подчиняться. При этом адаптивная форма авторитета матери, основанная на доверии и уважении, а также приемле­мые формы жестокости и резкости (когда они учитывают ситуацию), ока­зываются не характерными для автономности матерей в отношениях с сы­новьями-подростками. Также, по мнению сыновей, ни эмоциональная привязанность, ни дружеский стиль общения не могут быть связаны с отго­роженностью, невовлеченностью матери в дела сына.

Шкала непоследовательности.Непоследовательность проводимой матерью линии воспитания оцени­вается подростком как некое чередование (в зависимости от степени информативной значимости) таких психологических тенденций, как господ­ство силы и амбиций и покорность (в адаптивных формах), деликатность и сверхальтруизм и недоверчивая подозрительность.

Причем надо отметить, что все они имеют тенденцию к экстремальным формам проявления (амплитуда колебаний максимальна).

Оценка отца сыном

Шкала позитивного интереса.Позитивный интерес в отношениях с сыном рассматривается как отсут­ствие грубой силы, стремления к нераздельной власти в общении с ним. Подростки говорят о позитивном интересе в случаях, когда отцы стре­мятся достигнуть их расположения и почитания отцовского авторитета, не прибегая к декларациям догм. Психологическое принятие сына отцом ос­новано прежде всего на доверии. При подобных отношениях характерно находить истину в споре, прислушиваясь к различным аргументам и отда­вая предпочтение логике здравого смысла. Здесь полностью отрицается ка­кого-либо рода конформизм.



Шкала директивности.Директивность в отношениях с сыном отец проявляет в форме тенден­ции к лидерству путем завоевания авторитета, основанного на фактичес­ких достижениях и доминантном стиле общения. Его власть над сыном вы­ражается главным образом в управлении и своевременной коррекции поведения ребенка, исключая амбициозную деспотичность. При этом он очень четко дает понять ребенку, что ради его благополучия жертвует неко­торой имеющейся у него частичкой власти; что это не просто покровитель­ство, а стремление решать все мирно, невзирая на степень раздражения.

Шкала враждебности.Жестокие отцы всегда соглашаются с общепринятым мнением, слиш­ком придерживаются конвенций, стремятся удовлетворить требования дру­гих быть «хорошим» отцом и поддерживать положительные отношения. Воспитывая, они пытаются вымуштровать своего сына в соответствии с при­нятым в данном обществе и в данной культуре представлением о том, ка­ким должен быть идеальный ребенок. Отцы стремятся дать сыновьям более широкое образование, развивать различные способности, что зачастую приводит к непосильной нагрузке на юношеский организм. Наряду с этим проявляется полная зависимость от мнения окружающих, боязнь и беспомощность, невозможность противо­стоять им. В то же время по отношению к сыну отец суров и педантичен. Подросток постоянно находится в состоянии тревожного ожидания низкой оценки его деятельности и наказания родительским отвержением по фор­муле: «Как ты смеешь не соответствовать тому, что ждут от тебя, ведь я жертвую всем, чтобы сделать из тебя человека». Тут же звучит постоянное недо­вольство, скептическое отношение к достижениям сына, что неизбежно снижает мотивацию его деятельности.

Шкала автономности. Автономность отца в отношениях с сыном проявляется в формальном от­ношении к воспитанию, в излишней беспристрастности в процессе обще­ния. Взаимодействие основывается на позициях силы и деспотичности. Отец «замечает» сына только в случаях, когда тот что-нибудь натворил, причем даже на разбор случившегося, как правило, «не хватает времени». Отец слиш­ком занят собой, чтобы вникать в жизнь и проблемы сына. О них он узнает только из его просьб помочь или посоветоваться в том или ином вопросе, не особенно утруждая себя объяснениями. Его не интересуют увлечения сына, круг его знакомств, учеба в школе, он только делает вид, что это его беспокоит. Часто его просто раздражает, когда сын обращается к нему. По его мнению, сын «сам должен всё знать».

Шкала непоследовательности.Непоследовательность применяемых отцом воспитательных мер по от­ношению к их сыновьям-подросткам последние видят в непредсказуемости, невозможности предвидеть, как их отец отреагирует на ту или иную ситуа­цию, событие, — подвергнет ли сына суровому наказанию за мелкие про­ступки или слегка пожурит за что-нибудь существенное, просто приняв обе­щание последнего, что это больше не повторится; такой отец либо долго и педантично будет «промывать косточки», либо примет без подтвержде­ния заверения сына о невиновности и т. п.

При сравнении практики матерей и отцов мальчиками-подростками выявляются следующие характерные различия. При психологическом при­нятии родителями сына у отцов по сравнению с матерями доминирует от­сутствие тенденции к лидерству, поскольку они стремятся достичь распо­ложения и почитания их авторитета, не прибегая к силе, в отличие от матерей, которые в исключительных случаях позволяют себе авторитаризм в межличностных отношениях «ради блага» ребенка. В то же время у мате­рей в качестве позитивного интереса мальчики отмечают критический под­ход к ним и сверхопеку, тогда как у отцов более выражена независимость и твердость позиций. По шкале директивности у матерей, по сравнению с от­цами, на первый план выступает тенденция к покровительству, поскольку матери более склонны воздействовать на детей индуктивной техникой. Также матери готовы пойти на компромисс ради достижения своей цели, тогда как отцы предпочитают авторитет силы. Враждебность матерей отличается от аналогичной характеристики отцов тем, что у матерей она проявляется в ре­зультате борьбы за свою независимость, а у отцов это скорее тенденция к конформности по отношению к окружающим.

Автономность матерей и отцов основана на деспотической «слепой» влас­ти, не терпящей потворствования, однако у матерей замечен акцент на отсут­ствии требований-запретов в отношении подростков, а у отцов – отгорожен­ность. И у тех и у других отсутствует даже тенденция к покровительству, хотя отцы могут в виде исключения оторваться от дел и внять просьбам подростка.

Непоследовательность же в проведении линии воспитания у обоих ро­дителей одинаково оценивается подростками как тенденция к экстремаль­но-противоречивым формам проявления с максимальной амплитудой вы­ражения. Причем у матерей противоположностью силе и недоверию является уступчивость и гиперпроективность, а у отцов – доверчивость и конформизм.

Оценка матери дочерью

Шкала позитивного интереса.Положительное отношение к дочери со стороны матери, основанное на психологическом принятии, описывается подростками-девочками как от­ношение к маленькому ребенку, который постоянно требует внимания, за­боты, помощи, который сам по себе мало что может. Такие матери часто одобряют обращение за помощью дочерей в случаях ссор или каких-либо затруднений, с одной стороны, и ограничение само­стоятельности – с другой. Наряду с этим девочки отмечают фактор потвор­ствования, когда мать находится как бы «на побегушках» и стремится удов­летворить любое желание дочери.

Шкала директивности.Описывая директивность своих матерей, девочки-подростки отмечали жесткий контроль с их стороны, тенденцию к легкому применению своей власти, основанной на амбициях. При этом выражение собственного мне­ния дочери не приветствуется. Такие матери больше полагаются на стро­гость наказания, упрямо считая, что они «всегда правы, а дети еще слиш­ком малы, чтобы судить об этом».

Шкала враждебности.Враждебность матерей их дочерьми-подростками описывается как по­дозрительное отношение к семейной среде и дистанция по отношению к ее членам (в частности, к детям). Подозрительное поведение и отказ от соци­альных норм приводят, как правило, к отгороженности и возвышению себя над остальными.

Шкала автономности.Автономность матерей исключает какую-либо зависимость от ребенка, его состояния, требований. Отрицаются также какие-либо формы заботы и опе­ки по отношению к дочерям. Такие матери оцениваются подростками как снисходительные, нетребовательные. Они практически не поощряют детей, относительно редко и вяло делают замечания, не обращают внимания на воспитание.

Шкала непоследовательности.Под непоследовательностью воспитательной практики со стороны ма­тери девочки понимают резкую смену стиля, примеров, представляющих собой переход от очень строгого к либеральному и, наоборот, переход от психологического принятия дочери к эмоциональному ее отвержению.

Оценка отца дочерью

Шкала позитивного интереса.Дочери описывают позитивный интерес отца как отцовскую уверенность в себе, уверенность в том, что не пресловутая отцовская строгость, а внима­ние к подростку, теплота и открытость отношений между отцом и дочерью-подростком являются проявлением искреннего интереса. Психологическое принятие дочери характеризуется отсутствием резких перепадов от вседоз­воленности к суровым наказаниям, т. е. доминируют теплые дружеские от­ношения с четким осознанием границ того, что можно и чего нельзя. Отцовские запреты же в данном случае действуют только на фоне отцов­ской любви.

Шкала директивности.Девочки-подростки представляют директивность отца в качестве образа «твердой мужской руки», готовой то сжаться в кулак, то указать на ее место в обществе и, в частности, в семье. Директивный отец как бы направляет растущую девушку на путь истинный, заставляя ее подчиняться нормам и правилам поведения, принятым в обществе и определенной культуре, вкладывая в ее душу заповеди морали.

Шкала враждебности.Вданном случае речь идет о таком неблагоприятном типе отцовского отношения к дочери, как сочетание сверхтребовательности, ориентирован­ной на эталон «идеального ребенка» и соответствующей слишком жесткой зависимости, с одной стороны, и эмоционально-холодного, отвергающего отношения – с другой. Все это ведет к нарушениям взаимоотношений меж­ду отцом и дочерью-подростком, что, в свою очередь, обусловливает повы­шенный уровень напряженности, нервозности и нестабильности подростка.

Шкала автономности.Девочки-подростки описывают автономность отцов как претензию на лидерство, причем лидерство недосягаемое, недоступное для взаимодей­ствия с ним. Он представляется человеком отгороженным от проблем семьи как бы невидимой стеной, существующей параллельно остальными членами семьи. Отцу абсолютно все равно, что происходит вокруг, его дей­ствия зачастую не согласуются с потребностями и запросами близких, интересы которых полностью игнорируются.

Шкала непоследовательности.Здесь отец представляется человеком совершенно непредсказуемым. С достаточно высокой степенью вероятности в его поведении могут прояв­ляться совершенно противоречащие друг другу психологические тенденции, причем амплитуда колебаний максимальна.

Таким образом, характерные различия в оценках воспитательной практи­ки матерей и отцов девочками-подростками выглядят следующим образом. При позитивном интересе и психологическом принятии у матерей, в отли­чие от отцов, на первый план выступает доверие и подчиняемость. У отцов же доминирует уверенность в себе и отсутствие жесткости, авторитарности в отношениях с дочерью, что исключает воспитание посредством силового давления. Директивность матерей основана исключительно на амбициозных претензиях к власти и жесткому контролю за поведением дочери, а дирек­тивность отцов наряду с этим выражается еще и в зависимости от мнения окружающих и самовлюбленности. При враждебности, эмоциональном от­вержении у матерей выявляется упрямый конформизм и слабовольная зави­симость от мнения окружающих, что определяется из претензий отца на ве­дущие позиции. У отцов же при враждебной воспитательной практике по отношению к дочери-подростку на первый план выступает жестокость и само­утверждение властью и силой. Автономность со стороны матерей отличается отсутствием добрых человеческих отношений и отгороженностью от проблем и интересов дочери, а у отца автономность выражается в его безоговорочном лидерстве в семье и в недоступности общения с ним для дочери. При непос­ледовательной воспитательной практике в контексте противоречивости про­явлений характеристики отцов и матерей представляются одинаковыми.

Различие имеется лишь в таких тенденциях, как самодовлеющее само­утверждение с враждебной непримиримостью у отцов и подчиненностью и недоверием – у матерей.

__________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

__________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

__________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА:

1.Абрамова, Г.С. Возрастная психология / Г.С. Абрамова. – М., 1997.

2.Возрастная и педагогическая психология: Учебник для студентов пед. ин-тов / Под ред. А.В. Петровского. – М.: Просвещение, 1979.

3.Кулагина, И.Ю. Возрастная психология (Развитие ребенка от рождения до 17 лет): Учебное пособие / И.Ю. Кулагина. – М.: Изд-во УРАО, 1997.

4.Курс общей, возрастной и педагогической психологии. Вып. 3 / Под. ред. М.В. Гамезо. – М.: Просвещение, 1982.

5.Лях, Т.И. Психология. Вып. 2. Возрастная психология: Учеб. пособие для студентов, обучающихся по специальности 031900 – Специальная психология / Т.И. Лях, М.В. Лях. – Тула: Изд-во Тул. гос. пед. ун-та им. Л.Н. Толстого, 2007.

6.Мухина, В.С. Возрастная психология / В.С. Мухина. – М.: Академия, 1997.

7.Немов, Р.С. Психология. Кн. 2 / Р.С. Немов. – М., 1997.

8.Обухова, Л.Ф. Возрастная психология / Л.Ф. Обухова. – М.: Пед. об-во России, 1995.

9.Практическая психология образования / Под. ред. И.В. Дубровиной. – М., 1998.

10.Столяренко, Л.Д. Основы психологии: Учебное пособие / Л.Д. Столяренко. – Ростов н/Д: Феникс, 2005.

11.Эльконин, Д.Б. Избранное / Д.Б. Эльконин. – М.: Академия педагогических и социальных наук, 1996.


Просмотров 843

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!