Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Ближайший предок наших собак 5 часть



Приступив к поиску, собаки задрали носы вверх и пустились по ветру. Мы, хендлеры, держа собак на поводке, бежали за ними изо всех сил. Они пробежали, как минимум, три восьмых мили, не опуская носа к земле. Между нами и домом, куда тянули собаки, стояла толпа человек в двести, но они чуяли, что запах маленькой девочки доносится из дома. Это означает, что, хотя ветер разносил смесь запахов всех этих людей, которую не могли не чуять собаки, им удавалось, так сказать, провести анализ и выделить один запах из всех прочих. Потом они влетели в дом и привели точно на то место, где мы отыскали ребенка.

Я видел, как эти собаки аккуратно, не допустив ни единой ошибки, шли по одному следу через массу других, оставленных буквально тысячами ног, причем след, который они держали, был из всех самым старым, нередко двухдневной давности. Это все та же способность волков идти по одному следу, независимо от того, где он проложен и сколько других его пересекает, только отточенная до совершенства.

Каждая собака в определенной степени обладает способностью «читать» запахи. Обычай всех окрестных собак мочиться день за днем на один и тот же столбик связан с выживанием и с умением анализировать запах мочи, с помощью которого они, подобно волкам, устанавливают, кто обитает «в их микрорайоне».

Почему кобели в огромных количествах собираются вокруг дома, где обитает течная сука? Может быть, они чуют запах следов, оставленных множеством собачьих лап, или видят соплеменников, шествующих мимо в одном и том же направлении, и испытывают непреодолимое желание присоединиться к процессии? Мы подробнее обсудим это в главе 9, посвященной влечениям.

Производители кормов для собак могут поведать массу интересных фактов о любимой собаками пище, но каждый, кто изучал этот вопрос, вынужден признать, что они вполне способны почувствовать отвращение к еде, которая, по мнению человека, хорошо пахнет, к продуктам, которые он с уверенностью считает соблазнительными для собак. Единственный способ проверки таких на первый взгляд привлекательных ароматов – предложить их собаке.



Другим наглядным примером существенного различия между обонянием человека и собаки служит тот факт, что друг для друга большинство людей пахнут одинаково, а для собак каждый по-своему. Я всегда развлекал приятелей своих детей, собравшихся в компании, устраивая представление с одним бладхаундом. Дети рассаживались по комнате в круг. Я брал у кого-нибудь носовой платок, выходил, подзывал пса, просто махал платком у него перед носом и пускал, приказывая: «Ищи». Он входил в комнату и, даже не принюхиваясь к детям, шел прямо к владельцу платка, ожидая награды. Казалось, собака отыскивает ребенка по цвету одежды, а совсем не по запаху.

Гунтеры часто пытаются классифицировать диких ночных животных, которые водятся на просторах Америки, по степени привлекательности для собак их запаха. Одна большая компания на севере пришла к следующему общему мнению: северный олень, дикобраз, норка, лиса, кролик, скунс. Они не выясняли, кто оставляет более сильный запах, а судили только о том, кого охотней всего преследует ненатасканная собака.

Что чует нос, когда собака идет по следу человека или дикого животного? По результатам одного исследования предполагалось, что запах примятой травы или растительности. Но этим не объясняется преследование по снегу, на льду или на проселочных дорогах. Отчасти, видимо, дело в приобретенном опыте. Кунхаунд способен пройти в нескольких футах от спящего енота, наполовину погрузившегося в зимнюю спячку, и не учуять его. Я приводил к дуплу великолепных кунхаундов, заглядывал, видел спящих енотов и удалялся ни с чем, поскольку собаки отказывались их замечать. Через несколько часов, когда енот просыпался и выходил, запах оказывался достаточно сильным, чтобы собаки пустились в погоню.



Возможно, собака чует следы ног, но и запах тела тоже имеет значение. Я преследовал с бладхаундами людей, которые забрались в дом к фермеру, украли сапоги и оставили свою обувь, но собаки продолжали идти по следу.

Дуновение ветра способно разносить запах тела на пятьдесят с лишним ярдов в сторону от следов, оставленных на земле. Собака как будто движется в невидимом туннеле из запаха. Если в долине близ нашего дома по краю равнины после пяти вечера проходил человек, мы начинали преследование по краю, но собаки неизменно бросались вниз по холму к ручью, протекавшему через долину на расстоянии более пятидесяти ярдов, и брали след там, словно он был совсем свежий. Потом, когда запах ослабевал, совершали обратный круг, принюхивались верхним чутьем и неслись вверх на холм в маленькую долину, где их ждал «беглец» и награда. Держа след вверх по холму, собаки работали главным образом верхним чутьем.

Это должно заинтересовать разработчиков правил для розыскных испытаний: не стоит требовать, чтобы собака бежала вдоль дорожки, по которой прошел человек, проложивший след, ибо только собакам с плохим чутьем необходимо держаться на таком близком расстоянии от следа.

Каким образом собака определяет направление движения своей добычи? Любая собака, побежавшая по следу не в ту сторону, обычно выбраковывается, будучи непригодной к охоте, и существуют некоторые свидетельства о наследственности этого свойства. На протяжении всей своей эволюции дикая собака была вынуждена идти по следу в безошибочном направлении, иначе погибла бы с голоду.



Ей точно так же нельзя было бросать след, встретив другой, более привлекательный и, возможно, более свежий.

По поводу этой поразительной способности высказывалось множество мнений. Одно из них, многих заинтересовавшее, заключается в том, будто собака составляет мысленное представление о форме следа ноги и «видит» носом. Есть свидетели, наблюдавшие, например, за одним биглем, который приблизился к кроличьему следу под правильным углом, развернул нос почти прямо по следу на девяносто градусов и двинулся в нужном направлении, что дает некоторые основания для подобного мнения. Другие предполагают, что задняя часть лап животных оставляет более сильный запах, чем передняя.

Но тем, кто пускал собак по старому следу или по следу, проложенному на снегу, или охотился с гончими в автомобилях, явно требуется более подходящее объяснение. Наблюдение за работой великолепных кунхаундов, мчащихся в свете фар перед машиной, дает превосходное представление об обонянии собак.

Собаки вприпрыжку несутся вперед со скоростью двадцать миль в час, натыкаются на пересекающий дорогу след и мгновенно стараются остановиться. Я много раз видел, как их заносило вбок в стремлении повернуть назад. Свежесть следа – вот чем определяется направление, в котором пойдет собака. Разумеется, шансы, что она пойдет в нужную сторону, составляют 50:50. Допустив ошибку, собака может пробежать назад ярдов пятьдесят, если след старый, или два-три, если свежий. Таким образом опытный гунтер, основываясь на расстоянии, которое пробежала собака в ошибочном направлении, получает хорошее представление о предстоящем ему пути. Когда она отбегает недалеко, погоня будет недолгой, если ярдов на пятьдесят, значит, след старый, и гунтер вправе заключить, что енот оставил его час-два назад и успел уйти, если только не останавливался поблизости перекусить.

Похоже, собака определяет нужное направление по ослаблению или свежести запаха следа.

Некоторые следы даже следами не назовешь. Когда в одном логове собирается много животных, любой слабый ветерок разносит запахи на полмили. Учуявшая его собака пустится прямо к логову, как будто животное проложило туда прямой след. Порой у меня разводилось много енотов, и приходилось во время охоты определять направление ветра, чтобы собак не тянул к себе этот «маяк».

Возникает впечатление, будто собака движется по длинному узкому туннелю, в конце которого находится проложившее след животное. Чем ближе она подбирается к добыче, тем уже становится этот туннель и тем легче преследование.

Существуют условия, затрудняющие преследование, и наоборот. В наших местах хуже всего брать след в теплую погоду при юго-западном ветре. А лучше всего в ночной прохладе, в безветрие, при слабом тумане плотностью в пару футов. Не сумев взять след часовой давности во второй половине жаркого дня, собаки берут тот же след ночью и держат его, словно он вычерчен мелом.

На свежевспаханном поле преследование всегда замедляется, будь то бигль, охотящийся на кролика, или английский фоксхаунд, охотящийся на лису, или кунхаунд – на енота, или бладхаунд, преследующий человека. Если преследуемый, кто бы он ни был, пробежит через грязный свинарник, запах свинарника перебивает все прочие, даже человеческий запах.

Отары овец и стада крупного рогатого скота не сбивают со следа. Я видел гончих разных пород, которые шли по следу сквозь отары овец. Точно так же с коровами и лошадьми. И вода не помеха, поскольку запах тела поднимается вверх и «лежит» на поверхности. Очень легко взять след бросившегося в водоем животного. Проточная вода разносит запах пересекшего реку животного далеко вниз по течению, и на обоих берегах его остается вполне достаточно, чтобы хорошая гончая шла по нему вдоль по берегу вверх по течению как по абсолютно свежему следу. Всем обитателям мест заключения, где держат бладхаундов, хорошо знаком этот факт, и многим беглецам удавалось уйти от погони, поднимаясь повыше, взбираясь на виноградные лозы или деревья, нависшие над рекой, и держась таким образом подальше от берегов, по которым вели след собаки. Большинство умелых проводников, работающих с собаками, знают это и действуют соответственно.

 

Осязание

 

Вкус и осязание не так важны для собак, как прочие чувства. Обладая почти такими же, как у человека, зрением и слухом, а также развитым почти в столь же высокой степени, как у любого другого животного, обонянием, собака могла бы едва ли не полностью отказаться от осязания.

Новорожденные щенки ориентируются в пространстве, полагаясь главным образом на осязание. Если забрать из помета щенков, проживших на свете до двадцати трех дней, они будут передвигаться по кругу, а не по прямой; самые крошечные совершают лапками плавательные движения. Сразу после рождения щенки нащупывают соски матери, хватают губами, присасываются язычками. Щенки, привыкшие ощущать материнский сосок, сопротивляются порой сосать соску, пока не почувствуют в дырочке теплое молоко.

Чтобы щенки сосали молоко из рожка, температура молока должна быть близкой к температуре крови. Даже разницы в пять градусов бывает достаточно для отказа. Многие люди, пытающиеся с самыми лучшими намерениями выкармливать из бутылочки осиротевших щенков, никак этого не поймут. Даже если рожок подогрет до нужной температуры, наполовину выпитое содержимое охлаждается, щенки перестают сосать, и хозяин считает, что им вполне достаточно. На самом же деле щенки чувствуют разницу в температуре.

Собаки чувствительны к жаре и реагируют на нее, начиная чаще дышать. Таким образом понижается температура тела, из легких и глотки испаряется влага, и они получают заметное облегчение.

Собака лапами ощущает вибрации примерно так же, как человек. Тот факт, что она действительно воспринимает вибрации лапами, а не ушами, доказан экспериментами с глухими собаками.

Возможно, собаки также чувствуют вибрации кожей, о чем свидетельствует реакция глухих собак на шаги человека по комнате или даже по удаленной лестнице.

Кроме того, собаки гораздо острей человека реагируют на электрические удары, по той, вероятно, причине, что в крови у них содержится больше солей. Используя при дрессировке электрический ток, я видел, что разряды, вызывавшие у меня только слабые неприятные ощущения, производили на собак сильное впечатление.

Как по-вашему, собака чувствует боль сильнее или слабее, чем человек? Одно исследование показало, что разница в чувствительности кожи на спине или на ягодицах очень невелика – и собака, и человек ощущают приблизительно одинаковую слабую боль, о чем можно судить по подергиванию мышц.

Проведено множество исследований чувствительности собак к холоду. Всем известны изображения ездовых собак, спящих во время снежной бури. Они не замерзают при сорока градусах ниже нуля под пронизывающим ветром. Собаки, акклиматизировавшиеся к холодам, отращивают густую шерсть, способны жить в конурах с открытой дверцей и, имея в своем распоряжении хорошую подстилку, чувствуют себя в полном комфорте при нулевой температуре. То же самое относится и к сравнительно короткошерстным собакам. В их поведении не отмечается никаких признаков, которые свидетельствовали бы об ощущении холода. Я никогда не видел, чтобы собаки замерзали в подобных условиях.

В ходе одного исследования с использованием самопишущего термометра собак – двух гончих весом примерно по шестьдесят фунтов – поместили в конуру размерами 3x3x2 фута с хорошей подстилкой и завешанным джутовой тряпкой входом. Показания термометра в будке доходили до двадцати градусов ниже нуля, в то время как температура снаружи падала до десяти. По ночам собаки выходили гулять, причем температура однажды упала до сорока пяти градусов.

По сравнению с обнаженным человеком собаки практически нечувствительны к холоду. Они обеспечены шерстяной шубой и достаточным слоем подкожного жира, чтобы выжить в сильные холода. Однако справедливо это лишь при условии акклиматизации. Известно, что потерявшиеся собаки, которых держали в теплых квартирах, погибали от холода. Впрочем, в ходе исследований выяснилось, что собак, проводящих какое-то время днем в доме, можно держать по ночам в открытых питомниках и они не испытывают никаких неудобств.

Кожа собаки устроена так, что даже суровый удар кнута не оставляет на ней рубцов, в отличие от лошадей. Но это вовсе не означает невосприимчивости к боли.

Глядя на дерущихся собак, можно подумать, будто они почти не ощущают боли. Я видел, как бультерьеры, сцепившиеся с пит-булями, рвали друг другу уши, ломали конечности, кровь хлестала ручьем, но казалось, ни один из бойцов не понимает, что ранен. Возможно, это объясняется секрецией в состоянии ярости больших доз адреналина, который оказывает на собак анестезирующее действие.

Много лет проработав ветеринаром и повидав массу собак, страдавших от всевозможных причин, начиная с абсцессов зубов до переломов костей и глубоких ран, которые приходилось зашивать, я пришел к заключению, что такие собаки, выходя из шокового состояния, чувствуют боль, пожалуй, так же остро, как мы.

Каждый, кто видел, как дальний кузен собаки – енот – ощупывает перед собой дорогу, нежно касаясь земли чуткими пальчиками, понимает, до чего груба по сравнению с ними лапа собаки. Конечно, собака потрогает лапой предмет, пытаясь перевернуть его, но ее лапа, как мы видели на примере волка, создана для рытья земли, ходьбы, бега и поэтому вряд ли отличается повышенной чувствительностью.

 

Зрение

 

Зрительные способности собак хуже человеческих, но некоторые собаки, вероятно, видят дальше; одни из них, безусловно, видят намного лучше других, а представители определенных пород – более остро воспринимают движущиеся объекты.

Утверждая, что зрительные возможности человека больше, я имею в виду умение различать цвета, тогда как собака улавливает лишь оттенки серого, которые мы видим на негативе фотоснимка. Но прежде чем обсуждать эту тему, скажем несколько слов об устройстве глаза и о том, как видит собака.

При открытых веках глаз выглядит как передняя часть шара. Большая, прозрачная, область – это роговица, окружающая ее белая область – склера, ткани под веками – конъюнктива.

За роговицей мы видим цветную область – радужку, с отверстием посередине – зрачком. В радужке проходят кольцевые и радиальные мышцы. В темноте кольцевые мышцы расслабляются, а радиальные сокращают радужку, в результате чего зрачок увеличивается. При ярком свете кольцевые мышцы сокращаются, и зрачок становится меньше, то есть его размеры зависят от яркости света.

Позади зрачка лежат плотные линзы, через которые проходят световые лучи, улавливаемые сетчаткой, покрывающей почти всю внутреннюю поверхность глазного яблока.

Между радужкой и роговицей находится водянистая влага; между радужкой и сетчаткой – плотный слой клейкой жидкости – стекловидное тело.

Как собака передвигается в темноте? В сетчатке глаза многих животных содержится вещество под названием «родопсин», или зрительный пурпур. У собак и у кошек его мало или нет вовсе, и если у нас зрительный пурпур восстанавливается, существенно помогая хорошо видеть в сумерках, нашим собакам это не свойственно. Однако у собак имеется великолепная система, сильно расширяющая зрачок, благодаря чему через линзы проходит большое количество света; кроме того, собаки используют органы осязания. Даже в дождливые ночи, когда не видно ни зги, собаки неплохо ориентируются, в том числе и почти слепые. Мой любимый кунхаунд до того плохо видел, что, испытывая волнение во время первого выхода на охоту, натыкался на людей и на автомобили. Поостыв, он стал быстро передвигаться без каких-либо происшествий и даже лазал по каменистым склонам. Напав на след енота, пес быстро бежал по нему, минуя деревья и умудряясь перепрыгивать через упавшие стволы и ямы.

Поле зрения у собак шире нашего. По крайней мере, так выяснилось в ходе одного исследования. Если принять за основу линию горизонта, собака способна видеть каждым глазом на 50–70 градусов выше нее, на 20–60 градусов ниже, на 100–125 градусов в сторону и на 30–45 градусов каждым глазом по сторонам от носа (внутрь). Конечно, для разных пород эти цифры сильно расходятся. У собак с глубоко посаженными или выпуклыми глазами иное поле зрения. Поле зрения человека составляет 180 градусов (полукруг), или девяносто градусов по бокам носа.

Насколько можно судить по полученным учеными данным, цвета не различают не только собаки, но также еноты и кошки. Данные эти показывают, что для упомянутых животных не существует разницы между яркостью и собственно цветом (хроматической гаммой). Одна группа ученых, завершив исследование, заключила, что собаки, еноты и кошки не различают или почти не различают цвета, и если вообще реагируют на цветовые стимулы, то весьма слабо.

Было проделано тщательное исследование слепых собак. У полностью слепых наблюдалось естественное ослабление условных моторных рефлексов. У кастрированных слепых собак они ослабевают еще быстрее.

Этим частично объясняется и неуклонно нарастающая флегматичность старых собак, у которых имеется опухоль на или в яичке. С возникновением опухоли яичка другое обычно «ссыхается». После удаления рака яичка «усохшее», как правило, обретает нормальные размеры, и собака может прожить еще несколько лет.

Каждой собаке приходится учиться пользоваться глазами. Если уместно привести в пример слепорожденного человека, прозревшего во взрослом возрасте, то собаки учатся видеть всю свою жизнь. Сначала щенок изучает, как выглядит его «мать», потом привыкает к виду хозяина и ассоциирует с его внешностью определенные факты. Получив, скажем, от черной собаки укус, он, возможно, будет бояться всех черных собак, пока не научится отличать их друг от друга. Если человеческое существо в юбке наступит ему на лапу, он, возможно, будет бояться каждой женщины, пока не усвоит, что отнюдь не каждая отдавливает лапы. Наступив на раскаленный уголь и обжегшись, он, возможно, какое-то время будет бояться всех ярких предметов.

Вопрос о способности собаки видеть не хуже человека не столь важен, как вопрос, что она видит на самом деле. Допустим, у собаки в загоне стоят ворота, запертые на щеколду. Собака усваивает, что надо лишь дотянуться до запора, нажать и она вырвется на свободу. Предположим теперь, что ворота перенесли на другую сторону, где их прекрасно видно. Побежит ли она туда открывать их? Нет, собака будет пытаться сдвинуть щеколду там, где ее больше нет. Если бы она как следует пользовалась зрением, с таким же успехом выбралась бы на волю через переставленные ворота. Может быть, если стимул окажется очень уж сильным, она так и сделает.

Однажды по просьбе врача, исследовавшего проблему привыкания к наркотикам, я вводил группе собак большие дозы морфина. (Потом с ними работал фармаколог, выясняя, каким способом можно безопасно и безболезненно избавить их от наркотической зависимости.) Я стал олицетворять для собак нечто весьма приятное, и они, лишь завидев меня, яростно виляли хвостами. Их держали в загоне, который находился на расстоянии в 120 футов от подъездной дороги к нашему дому. Приходили и уходили разные люди, собаки никого не приветствовали, но при каждом моем появлении, даже в компании других людей, неустанно прыгали и размахивали хвостами. Мы наблюдали за ними в бинокль. Возможно, они узнавали меня по походке или распознавали фигуру. Я убежден, что они меня видели так же отчетливо, как я их.

Определенно установлено, что разные породы существенно отличаются одна от другой по остроте зрения.

Охотничьи собаки, работающие по зрению (навзрячь), которых принципиально используют для погони за дичью на открытых пространствах, безусловно, различают на большом расстоянии бегущих кроликов, койотов, оленей и прочую живность. Может быть, потому, что стараются разглядеть добычу. В моем питомнике всегда найдутся собаки, способные разглядеть незнакомого человека за 150–200 ярдов и предупредить лаем других собак. Судя по поведению, можно сказать, что некоторым собакам никогда не суждено научиться издалека различать чужаков; пока незнакомец не подойдет поближе, они смотрят куда угодно, только не на него. Если сравнивать две породы, выходит, что красный кунхаунд видит гораздо дальше, чем бигль.

Движущиеся объекты вызывают реакции, которых не вызовет неподвижный объект. По мнению двух ученых, разница между двумя этими случаями разительна. По их словам, зрительное восприятие неподвижных объектов намного хуже.

Один немецкий ученый исследовал, на каком расстоянии собаки способны отличать движущиеся объекты от неподвижных, и полученные результаты показали, что одна собака распознала движущийся объект за 1000 ярдов, а две другие – почти за 900 ярдов.

Любят ли собаки смотреть кино? По крайней мере, кое-кто любит. Одни владельцы собак заявляют, будто собаки абсолютно не реагируют на кино- или телевизионный экран, но они попросту держат не тех собак. Другие, чьи питомцы это дело любят, убеждены, будто всем собакам нравятся движущиеся картинки. Тщательное исследование показало, что американский тип фокстерьеров намного внимательнее некоторых других пород относится к кино, тогда как спрингер-спаниели не проявляют к нему ни малейшего интереса.

Что видит собака, наблюдая за чем-нибудь? Ученым известно теперь, что собаки хорошо различают рисунок. Удалось сфотографировать отпечатки на сетчатке собачьих глаз. Пройдя сквозь линзы, они запечатлелись с такой резкостью и четкостью, что собаки скорее всего обладают зрением столь же острым, как наше.

 

Равновесие

 

Как мы уже видели, слух и чувство равновесия в той или иной степени зависят от слуховых лабиринтов. Чувство равновесия у собак исследовали экспериментально, пытаясь установить, что оказывает на него воздействие. Владельцы собак высказывают множество поразительных замечаний по поводу равновесия, часть из которых исследователи подвергают сомнению.

Выдающийся психолог Уильям Джеймс[19] сообщает, например, что один из его корреспондентов пишет: «Если взрослая собака лишается вдруг хвоста, конечности у нее начинают заплетаться, и она не способна перешагнуть через ствол дерева толщиной в фут». Многие принимают это за правду. Кто-то слышал, как утверждали, будто легавая с купированным хвостом, часто встречающимся у немецких пород, утрачивает равновесие. Немецким породам хвост купируют коротко, чтобы они не запутывались в кустах, где можно пораниться.

Чтобы пролить свет на этот вопрос, исследователи научили двух собак бежать по дорожке шириной в два дюйма и длиной в двенадцать футов. Потом ампутировали им хвосты. На следующий день бесхвостые собаки пробежали отрезок с таким же успехом, как и раньше с хвостами.

Собаки с готовностью обучаются ходить после ампутации конечностей. Потеря задней конечности не столь серьезна, как утрата передней, поскольку задняя конечность в основном обеспечивает толчок, тогда как передняя удерживает больший вес. Собаки, лишившиеся обеих передних конечностей, за два-три месяца обучались ходить на задних. Но без слуховых проходов они ходить никогда не научатся. Это прекрасно доказывает, что органы равновесия расположены по бокам, а не спереди и сзади. Даже слепые собаки обучаются ходить на задних конечностях, потеряв передние.

Всех владельцев беспокоит склонность собак к «морской болезни», в результате чего их укачивает в автомобиле. Ученые провели исследование этого явления, раскачивая собак в подвешенных ящиках со скоростью до тридцати оборотов в минуту, и обнаружили изменение нормальных сокращений желудка, приводящих к рвоте, – как правило, через пять-пятнадцать минут. В некоторых случаях желудочный ритм восстанавливается и при продолжающейся качке, но обычно спазмы желудка нарастают.

Ощущение равновесия связано не только со слуховым аппаратом, его центр расположен в головном мозге. Бывает, собаки с воспалением или травмой мозга теряют естественное чувство равновесия. Часто довольно забавно следить, как собака, временно утратившая ощущение равновесия с одной стороны, учится компенсировать это и ходить прямо. После излечения воспаления мозга она проделывает все в обратном порядке и снова учится передвигаться нормально.

Установлено, что даже эмбрионы щенков обладают хорошо развитым чувством равновесия. Рентген показал, что когда «мать» переворачивается, зародыши переворачиваются в другую сторону, чтобы находиться сверху.

 

Голод

 

Для кого-то, возможно, причисление голода к числу чувств собаки окажется новостью, но это определенно так. При дрессировке собак это чувство используется больше любого другого.

Процесс насыщения (умиротворяющего поведения) многократно исследовался, но в большинстве случаев не на собаках. Домашняя птица, грызуны и другие виды животных продемонстрировали некоторые любопытные закономерности, применимые к собакам и подтвержденные экспериментами на самих собаках.

Собственно голод составляет лишь часть картины. Другая часть – насыщение. Некоторые психологи выдвигают теорию «двух отделений». В определенных условиях собаки самостоятельно съедают определенное количество пищи; добавляется иная потребность или стимул – и они едят снова. Такими стимулами могут оказаться время, привычка, соперничество, качество пищи, место кормления, страх, присутствие другого хендлера и так далее.

 

Ощущение времени

 

Собаки с большой точностью чувствуют время. Их можно научить открывать дверцу клетки или переходить с места на место через определенные промежутки времени. Собаки, живущие на фермах и привыкшие ходить за коровами, провожать или встречать детей из школы, весьма редко ошибаются больше чем на пару минут.

Собака, обученная открывать дверцу кормушки каждые полторы минуты, проделывает это с чрезвычайной аккуратностью. Она становится столь внимательной и пунктуальной, что у нее учащается дыхание, свидетельствуя о борьбе между желанием добраться до пищи и необходимостью выдержать установленный интервал времени от одного кормления до другого.

 


Просмотров 319

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!