Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






ЛЯ и южные говоры. Севернорусские говоры



1. Движение тона в СС и П. 1. Движение тона в СФ.

2. Ритмика СФ выдвижении 1-го 2. – ударного слога.

предударного слога.

3. У ударного слога длительность. 3. – сила.

4. Степень редукции безударных 4. Отсутствие редукции.

гласных.

5. Неравномерная слитность согл. 5. Сходство сочетаний

и гл. в слоге с ударением и без. согл. и гл. не зависящих от ударения.

6. Гласный напряжён лишь под удар. 6. Напряженность гласного не

зависит от ударения.

7. Преобразование гласных в 7. Преобразование согласных

сложных слогах: рвёт/ ирвёт. (упрощение).

 

Среднерусские говоры находятся между ними и сочетают их особенности.

Самое важное в них – звуковые различия и ударение.

Говоры объединяются совпадением существенных фонетических признаков.

Звуковые различия – фонемные особенности, ударение – система гласных фонем.

№ 14. Система диалектного консонантизма.

В сильной позиции (перед гласными непереднего ряда) в РЯ различается 35 согласных фонем: б, б`, п, п`, в, в`, ф, ф`, д, д`, т, т`, з, з`, с, с`, г, г`, к, к`, х, х`, м, м`, н, н`, р, р`, л, л`, j, ц, ч`, ж, ш. Отклонений от этого перечня немного:

1) могут отсутствовать г`, к`, ц`.

2) при фонематической слабости (ф`), (х`) в одних говорах, в других они могут отсутствовать + (ф), (х).

3) редко сохраняются (ш`ч`), (ж`д`ж`).

По употреблению аффрикат говоры делятся на 2 группы: говоры, где представлены ц, ч`; и говоры, где как правило ц. Среднерусская оппозиция ц`-ч` дали ц-ч` - это общерусское изменение. Говоры с одной аффрикатой разрушаются и создают новые диалектные употребления:

1. (ц`) =5. (ц` ~ т`)

2. (ц) =4. (ц ~ ц`)

3. (ц ~ч).

1. Мягкое цоканье – совпадение (ч`)и(ц`)в(ц`) = олонецкий, поморский, волго-вятский.

2. Твёрдое цоканье (юго-восток и юго-запад от 1-ой группы + некоторые новгородские и рязанские говоры.

3. Различение, сходное с ЛЯ – северо-запад.

4. На месте (ч`)и(ц`)сохранение твёрдого цоканья.

5. Сохранение мягкого цоканья , но на месте (ч`) – (т`).



В говорах, которые переходят к различению аффрикат, легко обнаружить следы прежнего цоканья. Отдельные слова съранца, причастные формы (ушоццы) – «ушедши». В большей части южных говоров (ц)и(ч`)различаются. В среднерусских и части севернорусских этого различения нет. Здесь отличаются либо (ц), (ц`), либо (ч), ( ч`): чапля. В нецокающих говорах (ц) переходит в (с), (ч`) – в (ш): юг Москвы, Уральские говоры.

Диалектные отличия фонем (х), (г), (к).В Сев.Р говорах (х) часто замещается на (к) во всех позициях. ВЮР говорах (Орловская обл.) есть (г), в северных говорах на границе с Белоруссией и Украиной можно встретить фрикативное (γ). В некоторых северных говорах (γ)встречается в определенных позициях – окончание полных прилагательных в Р.п. ед.ч. муж.р.: красноγо, jоγо, вс`оγо. В онежских говорах (γ)встречается между двумя гласными: строγо, но может и отсутствовать: тоγо – тоо. Перед гласными переднего ряда (к), (г), (х)смягчаются: рути (руки), ноди (ноги). Во многих говорах (г`), (к`)ставятся перед гласными непереднего ряда: пекёшь, могёшь. Наличие прогрессивной ассимиляции: бан`к`а.

Расхождение в составе фонем по говорам определяется системой говора и её отличиями от системы ЛЯ. Различия между говорами определяется интенсивностью и глубиной освоения новых фонем.

Шипящие (ш), (ж)во всех говорах непарные по твёрдости-мягкости. Но в восточных говорах СРН они обнаруживают остатки исконной мягкости (восточная часть Кировской, Пермской обл.). Параллельно с отвердением шипящих идёт процесс отвердения (р`)на границе с Белоруссией.



Развитие противоположности по мягкости-твёрдости сказывается на фонеме ( j ),среднеязычной. Эта фонема часто неустойчива. ( j )может пересекаться:

- рязанские говоры с (w`): зоjот (зовёт).

- тульские и рязанские говоры с (γ): jибель.

- северные говоры с (д`): хоjи (ходи).

В говорах встречается ослабление артикуляции ( j )вплоть до самой утраты. В положении между гласными ( j )ослабляется:

1-ая стадия утраты ( j ): ш + j + ж = ш + ш = ш(добраjа – добраа – добра)

2-ая стадия утраты ( j ): ш + j + ш = шш = ш(доброjе – доброэ – добро). Здесь стяженный гласный редко сохраняет долготу. Утрата интервокального (j)характерна для всех говоров СРН, в некоторых говорах к востоку и юго-востоку от Москвы. Архангельские и вологодские говоры: знаjот, знаjет, знаэт, знат. На юге СРН представлены только стяженные формы.

Аффрикатыв некоторых говорах утрачивают смычку: (ч`) = (ш`) – шоканье(западная часть южнорусских говоров, Средняя полоса, Сибирь, Дальний Восток); (ц) = (с) – соканье.

Тсеканьеидзеканье –характерная черта среднерусских говоров: палатализованная фрикация после смычки: т`с`ихо, д`з`ен`. Это не аффрикаты, а мягкие зубные – ассибиляция.

Шепелявеньевсегда сопровождает ассибиляцию взрывных: (с`з`) = (c``з``)или(с`ш`, з`ж`): с``ено. Это можно встретить только в говорах с отвердевшими ш, ж. От шепелявенья необходимо отличать смешение шипящих и свистящих согласных в старых псковских говорах (финоугорское влияние).

 

№ 15. Проявление общерусской тенденции при произношении групп согласных (ш`ч`) и (ж`д`ж`).

Спорный вопрос о фонемном статусе (ш`ч`) и (ж`д`ж`). Они имеют разные варианты, но звонкая пара раньше утрачивает смычку и отвердевает: дро(ж`д`ж`)и = дро(ж`ж`)и = дро(жжы). Это последовательное упрощение артикуляции. Но некоторые Севернорусские говоры сначала отражают отвердение, а потом утрату смычки (поморские и вологодские). Современные говоры и ЛЯ объединяет то, что эти сочетания встречаются не только на месте старых фонем, но и на стыке самостоятельных фонем: (с-ч), (з-ч), (ж-ч); щисчмогут произносится как (ш`ч`), (ш`ш`), (шч), (шш).



Общерусское направление в упрощении сложной группы согласных – стремление к (шш). Различные говоры представляют различные этапы изменения.

= (ш`ш`) = (шш) –южнорусские говоры.

(ш`ч`) = (шч) = (шш) –севернорусские говоры.

= (ш`т`) = (шш) – «тупик изменения» для юж. и сев. на месте исконного (ш`ч`). Общерусская тенденция направлена на утрату сложных фонем.

 

№ 16. Условия появления в говорах щелевых губно-зубных глухих согласных фонем (ф) и (ф`).

В большинстве говоров эти фонемы отсутствуют. С возникновением чередований согласных парных по глухости-звонкости литературной фонеме (ф) соответствует (х) и (Хв ). С возникновением (в) на месте (w) возникают условия для появления (ф), но это происходит постепенно. В некоторых севернорусских говорах (ф) на месте (Хв).

Север: (ф) на месте (х)

Юг: (х) на месте (ф), встречаются только в слабой позиции: на ногаф, из домох. В любом говоре (ф) – функционально слабая фонема, она фактически отсутствует в южнорусских говорах, а в севернорусских говорах до недавнего времени была губно-губная (ф).

 

№ 17. Системные возможности появления в говорах (г`), (к`), (х`).

1. После образования корреляции по твёрдости-мягкости в системе ЛЯ стало возможным их появление.

2. Южнорусские говоры: морфологический ряд (пеку, пекёшь). В севернорусских и некоторых среднерусских говорах здесь заднеязычный твёрдый.

3. Ещё одна возможность появления мягких заднеязычных в сильной позиции. Прогрессивная ассимиляция заднеязычных по мягкости после мягких согласных: доч`к`а, Ван`к`а. По аналогии он может появиться после твёрдых: яготк`а, вечерк`ом. Нет особых примеров для противопоставления (г`), (х`).

Важное отличие севернорусских говоров от южнорусских: на севере, в результате ассимилятивного смягчения, появились среднеязычные варианты; на юге (к) соответствует средненёбный (h) = (к`).

 

№ 18. Системные признаки согласных, на основе которых все говоры объединяются в единый РЯ.

Важнейшей особенностью системы согласных фонем является параллельность изменений отдельных групп согласных в одинаковых условиях, что образует соотносительные ряды согласных с различением только по признаку глухости-звонкости или по твёрдости-мягкости. Подобные соотношения образуются потому, что в слабых позициях признак различения исчезает, нейтрализуется. (лук) для «луг» и «лук» с различением в сильной позиции луга, лука. Как и в ЛЯ, во многих говорах системы согласных строятся по признакам звонкости-глухости и твёрдости-мягкости. Наличием этих системных признаков все говоры объединяются в единый РЯ.

 

№ 19. Развитие в говорах фонологического противопоставления по твёрдости-мягкости.

Ассимиляция согласных по твёрдости-мягкости отражает процесс развития корреляции по этому признаку. Севернорусские говоры отличаются от южных и средних тем, что в последних фонологизация этого противопоставления связана с позиционными изменениями. Многие севернорусские говоры сохраняют лабиовелярность так называемых твёрдых согласных.

- различие отсутствует у (м, н, л) в близких к Белоруссии говорах, кроме (р): кринка, гриб, кричать.

- перед губными (д, т) могут произносится и твёрдо, и мягко. Это справедливо и для губных согласных перед мягкими: тряп`=пки, деф`=фки.

- южных говорах наблюдается отвердение губных перед (j): (воробjа). Это слабое противопоставление по твёрдости-мягкости.

- (х, к): кыслый, хытрый.

- (л)может отвердевать при регрессивной ассимиляции: болшой.

Твёрдые и мягкие согласные на конце слова обычно различаются, хотя в ряде говоров мягкость конечных была утрачена: голуб, кроф (кровь).

Соотносительный ряд по твёрдости-мягкости строится на основе дополнительной йотовой артикуляции.

 

№ 20. Корреляция согласных по глухости-звонкости.

Ассимиляция по глухости-звонкости отражает корреляцию согласных фонем по признаку глухости-звонкости. Во многих говорах, как и в ЛЯ, соответствующие парные фонемы отличаются наличием или отсутствием голоса. На границе с Белоруссией и Украиной отсутствует оглушение звонких согласных в слабой позиции (смоленские, брянские, воронежские). Когда говоры развивают это противопоставление, становится заметно, что ранее это было не важно. Во Владимирской Костромской обл.: (город), (зуб), (лодка) – это следствие выравнивания основ, морфологическое явление. При появлении этой корреляции возможны такие ошибки, как: (фес) - весь, (набошный) – набожный.

 

№ 21. Заднеязычная фонема как пример противопоставленного диалектного различия.

Соотносительные признаки – языковые черты, которые находятся в определенных, закономерных отношениях друг с другом. Тождество в одном и различие в другом могут быть дву- и многочленными. Одним из ярких примеров диалектных противопоставленных различий является заднеязычная фонема. В южнорусских говорах представлена фрикативная заднеязычная фонема (γ)c оглушением в (х); в севернорусских – смычная (г) с оглушением в (к). Среди говоров много промежуточных вариантов по произношению звонкого заднеязычного. В СРН заднеязычная артикуляция может сопровождаться фрикацией: хгорох. Различные варианты заднеязычного определяются морфологически, характером чередования. Переход к литературному различению (г) и (к) происходит постепенно. Перед гласным в начале слова: гъварит. Только рядом со звонкими губными: розги, г-дому. В СРГ взрывной чаще употребляется на месте (γ`):г`л`ед`и; возле сонорного, но (γ)сохраняется: γат (гад).

 

№ 22. Своеобразие артикуляции (л) в говорах.

(л) – переднеязычный, сонорный звук. В говорах (л)противопоставлен (л`)и выступает в трёх модификациях:

1. (л)как в ЛЯ распространен и в С., и Ю. говорах.

2. Среднее (l) в восточной части севернорусских говоров, которое является альвеолярным согласным, а не зубным как (л). В конце слога может быть очень кратким (ŷ): быlа, lом, быŷ.

3. В западной части севернорусских говоров (л*) – огубленный, с возможным вариантом (ŷ). Это переход от типа 2 к типу 1 связан с образованием противопоставления согласных по твёрдости-мягкости.

Общая артикуляционная последовательность (ŷ – l - l – l`)от лабиовеляризованного полугласного до палатализованного согласного. В зависимости от характера (л)говоры по-разному отражают ассимиляцию согласных. только во 2-ой группе возможна регрессивная ассимиляция по твёрдости с последующим твёрдым или шипящим: болно, далше. Только в 3-ей группе возможна прогрессивная ассимиляция по мягкости: вол`н`а, сил`н`а. Типы ассимиляции отражают разные этапы отхода от мягких (л``), (н``), которые были в ДР системе согласных и долго сохранялись в севернорусских говорах.

 

№ 23. Своеобразие артикуляции (в) и (в`) в говорах.

Эти фонемы занимают особое место в ЛЯ. Функционально: сонорные (не ассимилируются по звонкости перед глухими). В письменных памятниках оглушение (в) отражается лишь с конца 16 века. Современные говоры это объясняют через сохранение (w)и (ŷ). Изменение (w)в (в) отражается в среднерусских говорах, которые имеют ). Если (ф) отсутствует, то (в)есть в позициях перед гласными. На конце слова и перед согласными (w) и (ŷ). В основном это свойство южнорусских говоров. Единичные случаи: (Владимирская обл.) перед (н) (в) переходит в (м)мнук. Онежские говоры перед (м) (в)переходит в (г).

 

№ 24. Системные особенности и условия модификации согласных фонем по говорам.

1. Все изменения в произношении согласных происходят в границах фонетического слога и определяются окружающими согласными и гласными. Каждый говор по-своему видоизменяет произношение слога, чтобы приспособить его к произношению в ЛЯ. Фонетическая замена происходит в слоге, а это обеспечивает фонетическое сходство замен, и определяет единство всех русских говоров.

2. Изменения в произношении охватывают лишь те согласные, которые по своему качеству не соответствуют самым важным системным различиям в ЛЯ. Все модификации фонем происходят по существенным для РЯ признакам. Это обеспечивает единство языка и позволяет считать говоры говорами РЯ. Их территориальное единство оказывается включенным в историческую перспективу, русские говоры остаются русскими и не выказывают тенденции к выделению новых языков.

3. Все модификации фонем ограничены определёнными морфемами. Последовательность замен приводит к тому, что старое звучание сохраняется лишь в морфологически изолированной позиции. В результате образуются многочисленные лексикализованные варианты произношения.

Модификации фонем не являются фонемными, хотя определяются системой фонем РЯ и общими принципами морфологических чередований в говорах. Поэтому они так устойчивы. Каждый говор – это динамическая система, которая находится в постоянном преобразовании, идущим в общем для всех говоров направлении. Результаты преобразования проявляются на уровне слога, слова, морфемы.

№ 25. Система гласных фонем под ударением в говорах.

1-ая позиция под ударением. В отличии от ЛЯ количество гласных фонем в говорах может быть разным (от 7 до 5). Функционально слабой фонемой ЛЯ является (ы). В 7 фонемной системе имеются две гласные фонемы средневерхнего подъёма: (ê), (ô) из Ь и О соответственно. В 6 фонемной системе (ô)отсутствует. Кроме различий в количестве гласных существуют различия в их произношении:

(ô)делабиализованный;

кор(уо)ва.

(ê)м(ие)сто, в(ие)тка.

(о)г(оу)д.

(е)в(еи)рх.

2-ая позиция в начале слова или после твёрдого согласного не перед мягким.Здесь (ê), (ô)противопоставлены и, е, а, о, у. 7 и 6 фонемная система может быть и на севере, и на юге (Калужская и Воронежская обл.) Если в говоре сохраняется (ê), то (е) произносится в определенных позициях ~ ЦС слова. Здесь же наблюдается произнесение (о) после мягкого перед твёрдым: весёлый, сёло, а перед мягкими (е): сельский, веселье. Есть говоры без изменений (`е в `о)под ударением перед твёрдым. Широко распространено явление в южных говорах в формах глагола: несеш, несет. В Тверской, Вологодской, Кировской обл. отступлением от ударного вокализма является произношение (`е) на месте (`а)после мягкого: седу (сяду), гресь (грязь). В отличии от ЛЯ диалектные системы различаются разной степенью редукции безударных гласных или её отсутствии. Выделяют три позиции в системе безударного вокализма:

1. Первый предударный слог после твёрдых согласных.

2. Второй предударный слог после твёрдых согласных и в заударных слогах. В начальном слоге может быть особое произношение (о), его утрата: игурцы, угурцы, город (огород).

3. Предударный слог после мягкого перед твёрдым или мягким согласным.

У всех говоров отмечен общий принцип различения предударных после мягких согласных, но разное его осуществление. Соответствие: оканье – ёканье, аканье – яканье.

№ 26. Оканье, полное и неполное оканье.

Оканье – различение гласных неверхнего подъёма (о) и (а) в 1-ом предударном слоге после твёрдого согласного. Полное оканье – различение гласных неверхнего подъёма (о) и (а) во всех безударных слогах. Все севернорусские говоры, кроме владимиро-поволжских. Неполное оканье –различение гласных неверхнего подъёма (о) и (а) в 1-ом предударном слоге при редукции соответствующих гласных во всех остальных безударных слогах. Три типа окающих говоров:

1. Собственно русские: олонецкая, поморская, волго-вятская группы (очень открытое (Оа).

2. Новгородские (Оо).

3. Владимиро-поволжские: очень закрытое (Оу).

 

№ 27. Аканье, диссимилятивное и недиссимилятивное (сильное).

Аканье. Узко: неразличение (о) и (а) в безударных слогах. Широко: всякое неразличение гласных в безударных слогах, в т.ч. после мягких согласных (яканье), и даже редукция гласных разного качества. В отличии от оканья, где гласные не изменяются, аканье представлено двумя типами:

1. Диссимилятивное аканье (непоследовательное): в 1-ом предударном слоге перед ударным (а) гласные (о) и (а) совпадают в редуцированном звуке (ъ), перед другими ударными гласными – в (а). Этот тип характерен для западных говоров ЮРН.

2. Недиссимилятивное аканьев 1-ом предударном слоге (о)и(а)совпадают в (а) независимо от последующего ударного гласного. Этот тип характерен для восточных говоров ЮРН.

Постепенно граница отодвигается к западу и диссимилятивное аканье заменяется сильным. Это объясняется морфологическим выравниванием форм парадигмы.

 

№ 28. Яканье, диссимилятивное (умеренное) и недиссимилятивное (сильное).

Яканье – неразличение (ê), (е), (а) в предударном слоге после мягкого согласного и их совпадение в (`а).

Диссимилятивное яканье:перед ударным (а) произносится (и)или(е), а перед другими гласными – (а). Здесь сильней древний обоянский тип: (и). (t`ata – (`а), t`at`a – (`и)).

Недиссимилятивное яканье: на месте (ê), (е), (а)независимо от последующего ударного гласного произносится (а). Этот тип западных районов Брянской, Псковской, Калининской обл., а также некоторых юго-восточных (рязанских) и восточных говоров ЮРН.

№ 29. Ёканье, еканье, иканье.

Иканье – произношение (и) на месте (ê), (е), (а) в 1-ом предударном слоге после мягкого согласного. Это обратная сторона сильного яканья.

Еканье – произношение (е) на месте (ê), (е), (а) в 1-ом предударном слоге после мягкого согласного (северно-русские и южнорусские говоры).

Еканье и иканье – фонетические варианты одной системы противопоставлений. Отсюда соревнование в литературной речи с начала 20 века двух типов произношения.

Ёканье – произношение (`о) на месте (ê), (е)после мягких согласных обычно на конце слова или перед твёрдым согласным конечного слога (сёло, озёро). Этот тип для северно-русских говоров.

 

№ 30. Развитие диалектных систем, их взаимодействие с ЛЯ, образование городского просторечия.

Многие диалектные различия в области согласных связаны с противопоставлением по мягкости-твёрдости. Изменения (w) в (в), (l) в (л), (γ) в (г) начались с парных палатализованных согласных. Противопоставление по твёрдости-мягкости является системным для РЯ. Говоры, подчиняясь этому, вырабатывают свои способы выражения системы. Постепенно такое или сходное произношение распространяется в некоторых Г. СРН, которые долго не развивали данного противопоставления. Более 100 лет в говорах происходят фонетические уподобления. Сегодня уже нет «чистых» говоров. Все они изменяются и создают разные формы просторечия. Развитие консонантизма приводит к разрушению системы окающих говоров. В области гласных происходит изменение характера ударения с образованием относительно слабых и сильных слогов (редукция безударных гласных).

Взаимодействие диалектов с ЛЯ или его влияние на диалектную систему имеет несколько отличий, в зависимости от характера и степени проницаемости системы. Часто изменения происходят при заимствовании новых слов, содержащих неизвестные говору звуки. Возможны четыре случая контактов:

1. Диалектная система сохраняется, но изменяется произношение заимствованных слов в соответствии со своей фонетикой:

- южнорусские говоры: хата –«фата», хвилип – «Филипп».

- севернорусские, цокающие говоры: ц`ай, где (ч) противопоставлен (ц`).

2. Диалектная система становится неустойчивой. На ряду с (γ) в южнорусских говорах произносят (г). Такие говоры называют смешанными.

3. Диалектная система перестраивается, вырабатывая фонетические противопоставления неизвестные ни одному из взаимодействующих говоров. Так, среднерусские говоры, развивающие корреляции как в ЛЯ по твёрдости-мягкости, употребляют: д`з`ет`с`и. Это переходные говоры.

4. Происходит полное уподобление одной системы другой. В соответствии с общерусской тенденцией, которая на всех этапах диалектного взаимодействия является определяющей, направление изменений всего общее: уменьшается число гласных фонем, увеличивается число согласных. Здесь исключением является то, что на первом этапе было правилом.

Исторически происходит «усреднение» всех русских говоров, на основе чего образуется городское просторечие, всегда окрашенное местными особенностями произношения. Характерныеприметы: отвердение конечных губных, смягчение некоторых шипящих согласных, иканье, произношение (ш`) вместо (ч`), сокращение сложных групп согласных. Городское просторечие образует довольно устойчивое произношение, свойственное только данной местности. Возникает традиция обычного говорения (узуса), которая может отразиться на общелитературной норме. Так, «старомосковское» произношение сложилось к началу 18 века на основе среднерусских говоров вокруг Москвы, а «петербургское» - к началу 19 века на основе севернорусских говоров. Для «петербургского» произношения свойственны: неполное аканье, иканье, длительность гласных под ударением, отсутствие перехода (е) в (о), твёрдое произношение некоторых согласных (цвэт, прынц), произношение, близкое к написанию. Изучение городского просторечия традиционно является предметом социолингвистики, в диалектологические исследования не входит.

 

№ 31. Особенности категории рода в говорах.

Диалектные различия существительных с ЛЯ не в значениях, а формах: использование флексий, чередований основ, ударений. Различаются три рода, специфика состоит в распределении существительных по родам, в многочисленных колебаниях в роде и в разных принципах определения родовой принадлежности слова. Объём каждого из родов определяется тем, в какой мере «разрушена» категория среднего рода. Активно представлена категория среднего рода в севернорусских говорах (+ детёныши и молодые существа: парнишко). В южнорусских и части среднерусских говоров слова ср.р. часто сливаются со словами ж.р., реже М.р. В акающих говорах имеет несколько этапов: у существительных ср.р. с безударной флексией сближение синтаксическое (большая стадо); у существительных с ударной флексией (большая окно); появление новых падежных форм (сходи за мылой). Сближение ср.р. – явление позднего характера – с М.р. Во всех диалектах есть колебания в роде. В одних случаях силён М.р., а в других ж.р. (печень, мышь – М.р., подарка, литра – ж.р.). Бывает переход в ср.р.: бересто, колоколо, телёнко (большое телёнок); обычно на севере. Главная причина – незнаменательность категории рода, как в ЛЯ.

 

№ 32. Особенности категории числа у существительных в говорах.

Категория двойственного числа русскими говорами утрачена. Архаичный остаток – формы на –ма. Формы ед. и мн.ч. в говорах могут отличаться окончаниями, местом ударения, основами (ночь-ночи, поле-поля, брат-братья, братовья). В говорах известны следующие типы соотнесения основ ед.ч. и мн.ч.:

1. стаканстаканья, здесь – j– (плошадьплошадья, зятьзати: без – j -).

2. зятьзятевья, - ов-:- ев-, - и-:- j-

сынсынова .

Особенно часто на севере и касается названий видов родства.

3. ребёнокребята. Отсутствие – онок - : - онк – и отличие – ат -. Плюс ребёнокребёнки – на севере это названия детёнышей.

4. волчонокволченята. Отсутствие – ок – и наличие – ят -. В основном названия мелких животных, хотя это и не безусловно.

5. крестьянинкрестьяне во мн.ч. нет – ин -. Названия лиц по месту жительства, происхождению, социальному положению.

Следует отметить особые проявления Plur. и Sing.tantum. На севере существительные часто употребляются в форме мн.ч.: пироги с малинами, квасы поставила, ну каки молока-то зимой!

 

№ 33. Категория собирательности в говорах.

Категория собирательности в говорах развита сильнее, чем в ЛЯ, и представлена разными видами собирательных существительных.

-щина: деревенщина -ня: родня

-ёжь: холостёжь -няк: молодняк

-ва: детва, братва, ботва -ник: ельник

В севернорусских говорах представлены собирательные сущ-ые с древним – j -: козьё, кольё, сыновьё. Образование возможно от сущ-ых любого рода. Имеются разные семантические группы: слова со значением родства, названия животных, растений. В ЛЯ есть словообразовательные и семантические ограничения, а слово «солдатьё» имеет негативную окраску.

Распространено употребление формы ед.ч. в собирательном значении: поле кустом заросло, овца в цену вошла. Собирательные сущ-ые с – j – обычно согласуются в говорах с формами мн.ч.: молодёжь собираются, эти перьё. Хотя в говорах широко употребляются формы мн.ч. в собирательном значении.

Взаимодействие категорий. В рече широко развиты соотношение отдельных сущ-ых с сущ-ми: репарепина, морковьморковина = формы репа, морковь получают значение собирательности. Часто эти соотношения сложны: дереводеревинадеревья, или берёзаберезинаберезьеберезыберезины. Словообразовательные категории собирательности и единичности наиболее продуктивны на северо-западе. Для восстановления единичности присоединяется к сингулятиву второй суффикс – ин(а) -: ягодинина, невзрослость волченёнок при сохранении разнотипности основ ед.ч. и мн.ч.: волченёнокволченята.

 

№ 34. Категория не- и одушевленности в говорах.

Категория неодуш. и одуш. в РЯ , в отличии от украинского и белорусского, развита в полном объёме (Р.п.=В.п. в ед.ч. и мн.ч.). По сравнению с ЛЯ в говорах она развита слабо. Во владимирских говорах слова с уменьшительно-ласкательным, пренебрежительным значением во мн.ч. имеют В.п.=И.п.: Без мужа девчонки свои растила. Могут наблюдаться и колебания: пасти кони (коней).

 

№ 35. Система падежных окончаний имен сущ-ых. Сущ-ые 1, 2, 3 склонения.

Распределение по типам склонения отличается в говорах от ЛЯ. Характерно наличие 2-3-х окончаний у падежа (праславянское, славянское), но может наблюдаться и совпадение 2-3-х падежных форм, т.е. падежный синкретизм. Разные флективные морфемы в говорах употребляются как дублетные формы (равнозначные). В говорах существует 3 основных типа склонения: нулевое склонение, адъективное и нерегулярное (сюда относится разносклоняемые и особо склоняемые сущ-ые на –мя; путь; мать, дочь).

1 склонение. Особых замечаний требуют флексии –е и –ы (-и) в Р.п., Д.п., П.п. и окончания Тв.п. На севере Р.п. –е, Д.п. и П.п. –ы: от жене, к жены (о. Селигер, Архангельская обл.)

Север.Юг.

Р.п. жене, земли жене, земле

Д.п., П.п. жены, земли жене, земле.

В Тв.п. флексии могут быть односложные –ой (-ей), двусложные –ою (-ею). Односложные окончания исторически вторичны. На севере чаще односложные, а на юге – двусложные. Флексия –ой возможна и в мягком варианте –ёй + -уй, -эй, -ый. Флексии –уй (-юй) широко распространены в среднерусских говорах и на юге. Флексии –эй (-ей) в онежских и владимирских говорах ударны. Флексия –ый в новгородском говоре. В Тв.п. часто наблюдается несовпадение окончаний муж.р. и жен.р. В муж.р. –ом и –ем– это корреляция по роду: с Мишем, с Володем. Сюда относятся: жизня, матеря, церква, морква, свекра; и слова с изменением рода: литра, магазина, домишка, дитя.

2 склонение. Слова муж.р. с нулевым окончанием, муж.р. и ср.р. на –о (-е). Этот тип склонения очень продуктивен. Может расширяться за счёт разносклоняемых и несклоняемых сущ-ых: путь, имя, дитя, депо, кино. Отличительная черта – вариативность: в Р.п. кроме –а может появляться –у, в П.п. вместе с –е (муж.р.) может существовать –е (ср.р.): нет дому, ответу. Два типа склонения в севернорусских гворах для муж.р.:

1-ый тип (одуш.)2-ой тип (неодуш.)

Р.п. мужика снегу

П.п. мужике снегу

В южнорусских говорах и части СРГ слово «путь» изменяется по 2-му склонению: путь, путя (путю), путю, путь, путём, путе (путю). При сохранении парадигмы в Тв.п. может быть путью (как печатью) для севернорусского. В говорах сущ-ые на –мя в косвенных падежах могут утрачивать наращение –ен-, а могут добавлять –ен- и в И.п., и в В.п. В одном говоре реально сосуществуют разные парадигмы.

В говорах старые формы И.п. теля и «наращение» -ат- (-ят-) в форме ед.ч. встречаются редко. Суффикс –ёнок, закрепившийся в ЛЯ в формах ед.ч., в говорах переходит также в формы мн.ч. Возникают формы типа: телёнки, поросёнки, котёнки. Склонения этих слов становится регулярным. По аналогии с ягнёнок в говорах может быть форма детёнок. Однако чаще всего литературному слову ср.р. дитя соответствует дитё и дитя как сущ-ое муж.р. Отсюда две парадигмы: 1) дитё, дитя, дитю, дитё, дитём, дитё (2-ое скл.), 2) дитя, дити, дите, дитю, дитёю, дитё (1-го скл.). Парадигма на –а характерна для ЮРН.

Сущ-ые муж.р. на –ло, -ко, или –ла, -ка (мальчонка, дедушка, домишко, батенька) обычно содержат эмоционально-оценочные суффиксы –онк (-енк), -ушк (-юшк), -ышк (-ишк), -оньк (-еньк). В севернорусских говорах употребляется окончание –о по 2-му склонению. В ЮРГ в условиях аканья всегда –а.

Заимствованные слова с основой на гласную шоссе, кино включаются в общую систему склонения, в т.ч. и сложносокращенные: сельпо. Они воспринимаются как слова 2-го склонения М.р., или как слова 1-го склонения жен.р.

3 склонения. Слова Ж.р. с нулевым окончанием, с основой на мягкий согласный или шипящий: кость, соль, рожь. В говорах это явление осознаётся как избыточное и слова иногда относят к 1-му склонению. Этот тип склонения пополняется за счёт книжных слов (гордость), собственно диалектных образований (комнать, бездорожь). Несовпадение с ЛЯ по Р., Д., П.п., где в говорах окончание –и может варьироваться с –е, а в В.п. нулевое окончание – с –у, в Тв.п. –йу соседствует с другими окончаниями. Форма Р.п. на –е известна в псковских, новгородских, вологодских говорах, а Д.п. и П.п. – в восточных говорах ЮРН, восточных СРГ и в некоторых Г. СРН. Окончание –е используется неравномерно. Есть разные соотношения окончаний -и и -е: Р.Д.П.- -и; Р.Д.П.- -е; Р. - -и, Д.П. - -е; Р. - -е; Д.П. - -и.

Окончание В.п. –у известно в ЮРН (воронежский: лошадю, шалю при И.п. лошадь). В Тв.п. и окончание –йу может быть заменено на –ей (-ой) или –ейу (-ойу) в верхнеднепровских, восточных среднерусских, воронежских, рязанских, архангельских, вологодских говорах: грязёй, лошадёй. Для распространения –йей (-йой) пригодны западные говоры ЮРН: осеньёй, Для –уй - верхнеднепровские, восточные среднерусские, рязанские говоры: грязюй, костюй.

Противопоставление форм И.п. и В.п. при склонении слов мать, дочь выражено слабее, чем в ЛЯ. Новые формы в И.п.: матерь, дочерь для говорах СРН. Для В.п. характерен ряд форм: мать – мати, дочь – дочи. Возможна полная утрата наращения –ер-.

Все сущ-ые на –овь принадлежат к одному из продуктивных типов склонения – 3 или 1. В них проявляется тенденция к выравниванию основ, это видно по закреплению старого «наращения» -ов- в форме И.п. Встречается форма церква, морква, свекры, свекра, церка - на юге, церковь, морковь – на севере.

 

№ 36. Падежные окончания форм мн.ч. в говорах у существительных.

Унификация склонения сущ. всех трёх родов во мн.ч. в говорах выражена последовательнее, чем в ЛЯ. Это формы Д.п., Тв.п., П.п.; а также частично Р.п., И.п. Иногда проявляется неразличение рода – распределение форм не в соответствии с грамматическим родом, а с твёрдостью-мягкостью основы. Например, а Р.п. может быть окончание –ов в твёрдом варианте, -ей в мягком. Падежная форма может иметь не одно окончание.

И. -ы/-и: глазы, браты (М.р.); сёлы, болоты (Ср.р.). : процента, окуня, волоса (М.р., удар.); волостя, матеря, площадя (3 скл.); татара, бояра (М.р., безуд.); братья, зятья (основа, осложнённая суфф. -j-) ; братовья, мужевья (на -овья).

В Р. происходит экспансия окончания –ов в южных говорах: местов, сапогов, солдатов. -ей: зайцей, месяцей. -ав: письмав, окнав. -ох: годох, местох.

Д.: -ам (повсеместно); -ом (ЮРН).

Т.: -ами (везде); -ама/-амы (СРН).

П.: -ах (везде); -ав (СРГ), -ох (ЮРГ).

В севернорусских говорах Д. и Тв. совпадают: ходить босым ногам, в южнорусских различаются.

№ 37. Имя прилагательное как самостоятельная ЛГК слов, различия между именами прилагательными в диалектах и в ЛЯ.

Говоры характеризуются богатой системой окончаний, в основном представляющих собой различного рода модификации окончаний старого местоименного типа склонений. Следует отметить следующее:

1. ЛЗ многих качественных прилагательных может быть обусловлено предметным значением производящего имени, значит: могут быть образованы краткие формы и формы сравнительной степени от относительных прилагательных.

2. В говорах чаще встречается согласованное определение, чем несогласованное, выраженное падежными формами существительных, значит: больше притяжательных прилагательных: пчеливый, коровский, мужний.

3. Существование стяженных форм наравне с полными и краткими.

Прилагательные могут изменяться по обоим типам склонения: зимная – зимняя, мучная – мучняя.

№ 38. Склонение имен прилагательных. Особые замечания. Понятие краткой и стяженной форм прилагательного.

В говорах наблюдается много падежных окончаний: -ый, -эй, -оо, -эво, -ово, -эго, -ому, -эму, -ом, -эм, -ыим. Окончания некоторых падежных форм требуют особых замечаний. Варианты Р.п. ед.ч. М.р. и ср.р. объясняются различным произношением ( г ): -ого- , -оγо-, -оо-, -ово-, -ова-; окончания Ж.р. представлены двусложными (первычными) и односложными (вторичными) образованиями: -ойе, -ой, -ыйе, -ый, -эйе, -эй. Опознаются только в контексте. В говорах, незнающих редукции, на месте «ять» ставят –е, а , о: -ыйа, -ыйо, -ойа, -ойо.

Во мн.ч. прилагательные имеют единые формы. Наблюдается большое количество фонетических упрощений (стяжений или редукций), а также выравниваний морфологического характера. Качественные прилагательные в говорах имеют краткие и стяженные формы. Стяженная форма образуется при утрате интервокального –j-. Стяженные формы отличаются от кратких:

1. сохранением ударения на основе,

2. позицией перед существительным: новы избы, цельну чашку.

 

№ 39. Степени сравнения прил-ых, особенности форм в говорах.

Ряд суффиксов совпадает с суффиксами ЛЯ, но большая часть носит диалектный характер. Процесс распределения суффиксов по основам до сих пор – живое явление. Отсюда: несколько форм одного прилагательного: тяжельше – тяжелее - тяжеле; существование особого соотношения основ: высокий –повыше; образования от непроизводной основы: годный – гоже, давний – даве. Существует несколько суффиксальных неизменяемых форм сравнительной степени: - ейе (-ей), -е, -ше. Север: -айе (-ай) (хужае, крепчае, крупняе); (красивее, тяжеле); -ше (дешевше, слабше). Для восточнойчасти свойственны говоры с утратой –j-: -айше (-ейше) для слов худейше, близайше; -еше (фонетическая разновидность –ейше) – холоднеше, беднеше; -енче (-ейче) – давече, нынче; -че - меньче, раньче; - ошегладоше, прямоше.

Сложные формы обладают большей степенью усилительного значения. Здесь же есть нулевое окончание: мень, боль (боли).

Превосходная степень имеет значение сравнительной степени, а в П. выступает в качестве сказуемого: Мужики богачайшие были. Скорее это значение выражается с помощью прилагательных с суффиксами эмоциональной окраски: красящий, новящий. До конца 18 века встречалось: строжае, хужая, громчае, сильняе.

 

№ 40. Местоимения личные, возвратные, притяжательные в говорах.

В говорах представлены те же разряды местоимений, что и в ЛЯ, но состав их различен. В говорах он богаче. Местоимения – древняя ЛГГ и прцесс становления их в известной мере не завершился. Об этом свидетельствует большие число вариантных форм в говорах, сохранность архаичных форм (кой, ин, сей, ов) наряду с новообразованиями (егов, ейный, евонный, кто-нись, что-нись).

Личные и возвратные местоимения отличаются лишь отдельными формами. Местоимения 1-го и 2-го лица и возвратное имеют формы числа, падежа, формы рода у них отсутствуют. Для СРН и СРГ и части говоров ЮРН характерно противопоставление окончаний –а (Р.-В.п.) и –е (-и) (Д.-П.п.). В ЮРН и говорах Псковской обл. отмечается иное соотношение: -е в Р.-В.п. и –е в Д.-П.п.

-а -е

Р.-В.п. меня, тебя, себя мене, тебе, себе

-е, -и -е

Д.-П.п. мне, мни, тебе, теби, себе, себи мне, тебе, себе

Основа представлена в разновидностях: у М. 1-го лица – мен-, мн-, 2-го лица – теб-, тоб-, у возвратного – себ-, соб-. Эти виды основы известны и в ЛЯ. В некоторых говорах наряду с полными формами существуют краткие: мя, ся, тя, ме, те, се. Диалектное своеобразие ограничивается формами Д.п. и Тв.п. Формы Д.п. и Тв.п. могут совпадать и различаться: к нам, с нам.

М. 3-го лица исторически возникли из указательных, поэтому изменяются по падежам, числам и родам. Они могут иметь йотированные формы (вологодские говоры: jон). В ед.ч. отличается форма В.п. Ж.р.: её, ее, ея, ё, ёй, юё. В СРН наблюдается совпадение форм Д., Тв., П.п. Ж.р.: ей. Для западной части СРН – оны (йоны), а для восточной части – оне, они без начального j, В ЮРН – они, оне, оны. В говорах имеет место неразличение форм Д. и Тв.п. мн.ч., вследствие падения двойственного числа. От ЛЯ диалектные формы отличаются тем, что в предложных конструкциях обычны формы с им, к ему, за ей, у их. Т.е. не употребляются образования с начальным н.

Притяжательные местоимения в говорах сходны с ЛЯ, так же изменяются по типу прилагательных. Отличается от ЛЯ окончание Тв.п. мн.ч. В западной части СРН наблюдается совпадение форм Д. и Тв.п.: с твоим детям. Диалектное своеобразие проявляется в образовании ПМ 3-го лица. В говорах имеются образования: егов, егово, егова + производные с суффиксом –н-: еговный, евонный, ейный, ихний. Есть образования по примеру прилагательных: моевонный, нашенский.

 

№ 41. Система глаголов в говорах. Специфика в образовании форм настоящего, будущего времени.

Система глагола в говорах имеет категориальные отличия от глаголов ЛЯ. Эти отличия могут наблюдаться: (1) в морфологической структуре глагольных форм (наличие –отсутствие –т в форме 3-го лица); (2) в системе спряжения (неразличение глагольных окончаний 1-го и 2-го спряжения в глаголах с безударными окончаниями в акающих говорах); (3) в слово- и формообразовательных моделях (рисоватьрисоваю).

Формы настоящего (будущего простого) времени в говорах единообразны. 1-ое спряжение характеризуется фонемами (е) или (о), 2-ое спряжение– фонемой (и): несёшьговоришь. В говорах ЮРН в соответствии с закономерностями безударного вокализма на месте ударных (е), (и) в заударном слоге после мягких произносится один гласный, поэтому безударные окончания 1-го и 2-го спр. не различаются в произношении: лезьшь (лезешь)/помньшь (помнишь). В говорах ЮРН без различения заударного положения фонемы (е), (и) нельзя обнаружить деления глаголов на два спряжения.

Специфика в образовании форм настоящего (будущего простого) времени обнаруживают глаголы, имеющие в основе j: знать – знай-у, делать – далай-у. В этих глаголах происходит утрата j с последующим уподоблением и стяжением гласных: играейеш – играэш – играаш – играш. Это наблюдается в СРН, в восточной части СРГ, где глаголы с основой на – j – имеют окончания –у (-ю), -шь, -т, -м, -те, -ут (-ют).

думаю (думу – редко) думам

думашь думате

думат думают (думут – редко)

В говорах СРН стяженные формы выступают параллельно с нестяженными формами. Глаголы с основой на –г, -кобразуют формы наст.ч времени с чередованием (г-ж), (к-ч). При отсутствии чередования может наблюдаться сохранение г и к: пеку, пекошь, пекот. Или мена к-к`, г-г`: пеку – пекёшь. Только глагол мочь сохраняет чередование (г-ж) в форме 3-го лица мн.ч.: могу, можешь. Во владимиро-поволжской группе отсутствует и чередование и мена: пёку, пекёшь, пекёт. Отсутствие чередования шипящих характерно для Вологодско-Вятской, Владимиро-Поволжской групп (окающих).

В говорах глаголы 1-го спр. могут иметь в ударных окончаниях 2-3-го лица ед.ч. и 1-2-го лица мн.ч. фонему (о) или (е): несешьнесёшь, несетнесёт. Говоры с (е) распространены в говорах ЮРН (Курская, Орловская, Воронежская, Рязанская обл.) + районы Онежского и Ладожского озера. Тип спряжения с (о) принадлежит говорам СРН и СРГ, части говоров ЮРН (Тамбовская, Тульская, Калужская обл.).

В форме 1-го лица ед.ч. распространено окончание –у, -ю: несу, знаю, говорю. У глаголов с основой на j говоров СРН и в восточной части СРГ –у упускается: знай, умей. В форме 1-го лица мн.ч. можно встретить кроме –ем, (-ём), -им, ещё и –емо, -имо: несемо, говоримо. Во форме 2-го лица мн.ч. СРН у глаголов 1-го и 2-го спр. есть ударное окончание –ите (-итё): несите (неситё); помните (помнитё). В говорах ЮРН образуются формы 2-го лица мн.ч. на –тя: говоритя, несётя. В некоторых говорах СРН сохранились формы 2-го лиуа ед.ч. на –си: даси, еси. Формы глаголов 3-го лица ед.ч. и мн.ч. акающих говоров ЮРН, части СРН встречаются без –т: он сиди, они сидя. В формах будущего простого времени говоры схожи с ЛЯ. В формах будущего сложного времени вместо глагола-связки быть в некоторых говорах СРН выступает имать (иму, имеешь, имеет); глагол стать употребляется наравне с быть. Формы прошедшего времени сохранили больше реликтовых явлений, содержали глаголы быстроты: сигей (сиганул), прыгей (прыгнул).

Наклонениеимеет отличия от ЛЯ только в повелительной форме. Для говоров СРН характерно окончание –и в безударном положении. Для говоров ЮРН в безударном положении свойственно нулевое окончание: подь, пакажь.

Вид. В говорах шире распространены образования с суффиксами –ыва, -ива, -ва со значением многократного действия: стреливать, погуливать. Этим глаголам близки глаголы мгновенного действия с –ану: грохнуть, дыхнуть. Приставки актуальны как средство оформления видовой корреляции глаголов: сдумать.

Инфинитив с формами –ти, -ть: идти, несть. Глаголы с –ти характерны для СРН, с –ть для ЮРН. Сохраняются формы: печи, мочи, пекти. Известны формы осложненные добавочным элементом: идтить, найтить.

 

№ 42. Тенденция к выравниванию глагольной парадигмы.

В говорах существует тенденция к выравниванию глагольной парадигмы. Особенно для глаголов с основой на –г, -к, которые в ЛЯ и в говорах образуют формы настоящего времени с исконным чередованием г-ж, к-ч.В говорах может сохраняться г и к во всех формах (пеку) или с меной (к-к`, г-г`). В пределах одного говора могут совмещаться разные типы парадигм на задненёбные. Существуют глаголы, выпадающие из парадигмы: могу, можешь, можут; пеку, пекёшь, пекёт, но пеком). Формы с отсутствием чередования возникли как результат стремления к выравниванию парадигмы. С этим связано наличие шипящих во всех формах, где чередования быть не должно: волочу, волочёшь, волочёт – это частое явление для окающих говоров. Подобное выравнивание имело место и в глаголах с основой не на задненёбный. Глаголы на переднеязычный или губной: т-ч, д-ж, с-ш, з-ж, в ряде говоров эти чередования отсутствуют: колотюколотить, сидюсидишь. Это наиболее характерно для говоров ЮРН. В СРГ наблюдается отсутствие чередования губно-губных, типа м-мл: дремюдремешь.

 

№ 43. Особенности форм 3-го лица ед.ч. и мн.ч. глаголов в говорах.

Формы 3-го лица ед.ч. и мн.ч. в говорах сложны. Они могут иметь в окончании фонемы (т), (т`) или даже не иметь их: несе, говоря. Формы без (т) встречаются почти во всех акающих говорах юга, на севере это архангельские и олонецкие говоры, СРГ – псковские. Парадигмы глаголов в говорах по признаку наличия или отсутствия (т) могут представлять различные типы: отсутствие и в ед.ч., и во мн.ч., только в ед.ч., только во мн.ч. В замене (т) на (т`) в окончаниях Шахматов признавал вторичность форм с (т), возникшей фонетически в результате падения редуцированных и отвердения конечного полумягкого. По мнению Черных, нужно было различать формы 3-го лица ед.ч. и мн.ч. инфинитива после редукции –и: краситикрасить.

 

№ 44. Сложные формы прошедшего времени в говорах.

В некоторых говорах отмечаются сложные формы пршедшего времени, являющиеся остатками форм перфекта и плюсквамперфекта. Перфект (глагол быти в настоящем времени и причастие прошедшего времени на –лъ) стал терять связку уже в 11 веке. Как остаток этой формы можно рассматривать: пришёл есть, ушёл есть. Специфического значения отнесенности результата действия к прошлому нет. Поэтому некоторые считают это синтаксической конструкцией. Остатками плюсквамперфекта являются конструкции, включающие формы на –л глаголов как сов., так и несов. вида и формы прошедшего времени вспомогательного глагола быть. Они сохраняют специфику относительного времени и означают состояния, отнесенные к прошлому, но являющиеся результатом ранее совершенного действия: зимой умерла была. Иногда это специфическое значение теряется и эти формы обозначают просто действие в прошлом. В некоторых говорах севера употребляется частица было (утратившая формы словоизменения связка старого плюсквамперфекта). Для выражения утраченных ЛЯ перфектных и плюсквамперфектных значений в говорах на северо-западе используются конструкции, включающие деепричастные и причастные формы. Аналитический «северо-западный» перфект некоторые исследователи считают специфическими диалектными временными формами глагола.

 

№ 45. Особенности окончаний в формах повелительного наклонения в говорах.

Специфику говоров определяют не различия в формах повелительного наклонения, а различия в составе глаголов с тем или иным окончанием, а также фонетические и морфологические характеристики основ. В значительной части говоров СРН наблюдается –и в безударных положениях: удари, сяди. Эти формы более архаичны, чем формы с нулевым окончанием.

Во многих говорах ЮРН в форме 2-го лица ед.ч. отмечается нулевое окончание в соответствии с –и в ЛЯ (сдвиг ударения с окончания на основу с последующей редукцией): подь, пакажь, положь. Это активное явление в современных говорах.

Из-за отличного от ЛЯ соотношения основ инфинитива и настоящего времени у ряда глаголов наблюдаются особые формы: плакать –плакаю – плакай.

У глаголов в ЛЯ с основой на (г) в говорах распространены формы повелительного наклонения на шипящий: ляжь – ляжьте, бежи- бежите.

Формы 2-го лица мн.ч. образуются путём прибавления форманта – те к форме 2-го лица ед.ч.: возьмите, палотьте. Калужский говор: пошолте. Единичны формы мн.ч., сохраняющие старый способ образования с помощью тематического гласного «ять»: расскаже`те, пойде`те.

№ 46. Возвратные глаголы в говорах.

Специфика говоров в плане выражения залога – в употреблении некоторых форм причастий и возвратных форм глагола. Ряд глаголов, невозвратных в ЛЯ, в говорах допускают употребление в возвратной форме, и наоборот: поспешиться, играться, заблудить, сомневать. Выразитель возвратной формы – частица – ся может варьироваться. В ЛЯ -сядля основ с согласной, -сь - с гласной. Вариант –се (-сё) для СРН (боюсе, родилсё); -си для СРГ и ЮРН (ударилси, женилси). Формы на –сы редки, но встречаются в окающих говорах новгородской обл: гретцы, дралсы, охотилсы. Формы на –са, -схарактерны для восточной части СРГ: учуса, годисса, сорвалис.

Это разнообразие объясняется происхождением –ся из безударной формы возвратного местоимения и восходит к его различным падежным формам. Наблюдается ассимиляция согласного возвратной частицы и конечного согласного личного окончания глагола. А также слияние возвратной частицы и личного окончания, в результате чего к возвратной форме 3-го лица может добавляться и окончание придетцут: СРГ и ЮРН.

№ 47. Страдательные причастия в говорах, их образование.

В РЯ есть действ. и страд. причастия настоящего и прошедшего времени. В диалектах редко встречаются действ. причастия настоящего времени в значении причастия или прилагательного: работящий. Суффиксы действ. причастий (-ащ, -ящ, -ущ, -ющ)участвуют в образовании прилагательных с интенсивной степенью качества: краснящий, новящий. Страд. причастия настоящего времени не встречаются. Образования с суффиксами – им-, -ем- выступают только как прилагательные: родимая земля, знаемый человек. Страд. причастия прошедшего времени представлены широко. Полные страд. причастия могут выступать в функции сказуемого: тот дом давно заколоченный. Страд. причастия прош. времени образуются от основ переходных глаголов сов. вида. На севере возможно образование от непереходных глаголов: хожено, гуляно. На востоке Карелии даже от возвратных глаголов: расстроенось, учёнось. Образуются с помощью аффиксов как в ЛЯ: -ен-, -енн-, -н-, -нн-, -т, но распределение по разрядам глаголов иное.

В ЮРН и СРН можно образовать причастия на –т- от всех основ инфинитива на гласный: выгнатый, ранитый. Для причастий СРН более свойствен суффикс –н-, который помогает образовывать причастия от основ инфинитива на –о-: выполоный, пороный; на –е-: оденый, спеный; на -ну: выдернёный. Можно встретить и образования от основы настоящего времени: даденный. По аналогии образуются причастия на –ден- от глаголов «брать», «взять»: брадена, взяден.

 

№ 48. Деепричастия в говорах.

Категория деепричастий в говорах представляет интерес с т.з. образования форм и с т.з. синтаксических функций. Деепричастия наст. времени с суффиксами –а-, -я-, -учи-образованы от основы наст. времени глаголов несов. вида, -учи более характерен для северных говоров. Деепричастия прошедшего времени образуются от основы прошедшего времени: на согласный с помощью суффикса – вши-, -мши-, -тши-, -лши-: уехавши, уехамши, уехатши, уехалши. Только суффикс –вши- имеет повсеместное распространение, остальные территориально ограничены. Широко распространено образование деепричастий от возвратных глаголов с опущением частицы – ся: не выспавши, вернувши. На севере деепричастия на –вши- выступают в роли сказуемого.

 

№ 49. ПП. Конструкции с предикативным причастием.

Страдательно-безличный оборот с причастием на –но(сь), -то(сь) от непереходного (невозвратного) глагола очень далёк от ЛЯ и бытует в ряде северных говоров: у невестки-то косить уйдено, у ей устряпанось. Реальный деятель здесь выражен формой Р.п. с предлогом. Форма причастия имеет своеобразное временное значение (перфектное): выражает состояние деятеля в момент высказывания, возникшее в результате действия в прошлом. Деятель может быть опущен: с утра уйдено. Переходность формы глагола может быть сохранена благодаря родительному партитивному: воды принесено.

 

№ 50. ПП. Конструкция с предикативным деепричастием.

Особенностью диалектного синтаксиса является употребление деепричастия прошедшего времени на –ши в функции сказуемого: она так устафши. Деепричастие на –ши может также выступать в качестве главного члена односоставного прдложения: да чаво тока не дадумафши. Различают разновидности:

Псковско-НовгородскуюСелигеро-торжковскую

Непереходные глаголы сов. Предикативное деепричастие

вида, в том числе и возвратные, страдательного залога:

утратившие в формах контора запёрши

данного деепричастия –ся:

он взявши за работ, выпимши

картошка уже сваривши

№ 51. Особенности употребления частиц.

В говорах СРН и СРГ употребительна постпозитивная частица – то. Она произошла от указательно-выделительного местоимения. Иногда наблюдается её согласование с именем в роде, реже в числе и падеже. С этим не следует путать случаи «гармонизации» по окончанию. По мнению Шахматова, на севере развивалась ГК члена (артикля).

Также употребляется частица а, близкая по значению к союзу. Частицы: да (да и) может употребляться и в конце П (она со снохой жила да и, с сыном да и); дак (дык) выступает как один из наиболее выразительных актуализаторов высказывания; то..дак увеличивает расчлененность высказывания; и, ведь, тоже, вот, это, оно, ну, ну-ка, ну-ко.

В некоторых говорах СРН и СРГ и части ЮРН бытует особый тип отрицательных оборотов с непарным отрицанием: нигде возьмешь.

 

№ 52. Диалектные различия в области синтаксиса сложного П.

Диалектные различия выражаются в основном в своеобразии использования союзов, частиц, союзных слов, которые знакомы и разговорной разновидности СРЛЯ.

ССПиспользуют для выражения соединительных отношений союзы и, да. В ЮРН да вместо и.

Разделительные отношения – или, али (ЮРН, СРГ), ли (СРН); в вопросительных случаях – ай.

Сопоставительно-противительные отношения: но используется редко, чаще а. В отдельных говорах ЮРН ана.

СППнерасчлененной структуры в придаточно-определительных: север – который, юг – какой.

Заметно различаются по говорам СПП расчленённой структуры, т.е. такие, в которых придаточное часть не распространяет какое-либо слово главной части, а соотносится с ней во всём объёме.

Придаточное времени: север – как, юг – када, в некоторых говорах – коли.

В СРН в СП с придаточным условия часто употребляется как. На юге – ежели, ежли, древняя форма ели (лели, лель).

Диалектную особенность следует усматривать в коррелятивной частице так~дак. Для СПП с придаточным причины употребляются утраченные ЛЯ союзы: для того что, что, как (его-то угости, как он хороший); потому, через того. То ~ дак: пароход-то первый пришёл, дак фсе летя смотреть. Особый вид расчленённых бессоюзных СПП. Функцию временного союза на себя берут постпозитивные частицы.

 


Просмотров 1761

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!