Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Методы изучения и описания диалектов



Методы изучения и описания говоров (Г.), как и методы современной лингвистики, многообразны и связаны с развитием диалектологии как научной дисциплины. Начальный и основной – метод беседы, непосредственного общения с использованием специально разработанного вопросника. Анкетный метод.

Русская Д-ия началась в 19 веке с разрозненных описаний диалектных явлений, которые отличали говоры от ЛЯ. (описательный метод)

Так сформировалось представление о диалектном членении РЯ.

С конца 19 века по инициативе Шахматова начался систематический сбор материала по русской Д. (метод непосредственного сбора диалектного материала)

В 1915 г. была составлена предварительная карта распространения русских Г.(«Опыт диалектологической карты РЯ в Европе с приложением очерка русской Д-ии» Ушаков, Дурново, Соколов). В 1935 г. АН приступила к созданию «Атласа русских народных говоров». – Метод картографирования,или метод лингвистической географии, который заключается в систематизированном собирании различных явлений диалектной речи с последующим описанием и составлением карт. Составления словарей

Исследователи русской диалектологии

(Д.Н. Ушаков, Р.И. Аванесов, В.Г. Орлова, П. Черных, П.С. Кузнецов, И.А. Оссовецкий. Л.И. Балахонова, А.Б. Шапиро, Н.А. Мещерский, Т. Коготкова, Гецова, Некрасова Е.А., Прохорова В.Н., Порохова Г.

ИСТОРИЯ РУССКОЙ ДИАЛЕКТОЛОГИИ.

Русская диалектология развивалась параллельно с развитием европейской диалектологии, под её влиянием. Д. как наука зарождается в 17 веке в Западной Европе.

Энтузиасты-любители начинают проявлять интерес к живой народной реячи , её возникновению и историческому развитию.

Отмечая для себя тот факт, что язык одного и того же народа сильно различается по многим параметрам – фонетическим, лексическим, грамматическим – в зависимости от территории и социальной сферы его использования, они стали изучать эти различия, причины их возникновения и развития.

В Германии вопросами диалектологии занимался Шмеллер,

во Франции – Парис и Жильерон,



в Италии – Асколи,

в России – Тредиаковский, Ломоносов и многие другие лингвисты, учителя, историки, фольклористы или любители народной речи.

Любопытные первые замечания о народной речи в сопоставлении её с книжным языком встречаются у Тредиаковского. Он, в частности, отмечает

московское аканье,

говорит об особенностях произношения гласных под ударением и без ударения,

отмечает цоканье и некоторые грамматические формы,отличные от книжных, в новгородских говорах.

Но у него ещё нет понимание диалекта как исторически развивающейся категории.

Впервые о диалекте как исторической лингвистической категории говорит Ломоносов. Он предлагает первую классификацию диалектов на основании общих признаков, с учётом их географического ареала: московский*, поморский (северный)* и малороссийский*.

Первый употребляется при дворе, в Москве и близлежащих городах.

Второй – в северной части огромной России.

И, наконец, третий – на юге России. Он представляет собой смешение русского языка с польским, что исторически обусловлено тем, что южная часть России ввиду слабости России в течение нескольких столетий была сферой интересов Польши, которая надеялась захватить эту часть в своё владение. Здесь наряду с русским языком использовался и изучался польский*, а польские учёные занимали ведущие позиции в учебных заведениях по всей Украине, оказывая существенное влияние на умы молодёжи.

В.Н. Татищев в своей «Истории Российской с самых древних времён» обращает внимание на то, что без местного лексического материала нельзя осветить сведений по географии, этнографии, быте народа, населяющего Россию. Причём он советует записывать все диалектные слова с особой тщательностью.



Эпизодически опирается на диалектный лексический материал в своей грамматике А. А. Барсов.*

Весьма усилился интерес к народным словам при составлении «Словаря Академии Российской» (1789-1794), когда появилась проблема простонародных слов* и их места в словаре. Сначала решили включать местные речения, в последний момент последовал запрет: дескать, это должен быть словарь образованного общества, а не простого народа. Но тем не менее в этом словаре много областных слов из Украины, Сибири, Камчатки, Урала, Архангельска и других мест.

В 1789 г. публикуется «Положение Собрания университетских питомцев» (Московского ун-та, призывающий собирать и присылать для публикации местный лексический материал, имеющий отношение к природе (натуре), гражданству и отечественному языку. Присланные материалы публиковались в «Трудах общества любителей российской словесности».

Наиболее активно сотрудничал с Обществом Н.М. Макаров, у которого отмечены 13 публикаций под общим названием «Опыт русского простонародного толкования». Он обращал внимание не только на лексику, но и на фонетические особенности местной народной речи при сопоставлении её с общепринятым книжным языком (оканье, аканье, яканье, цоканье и др.).

В 19 веке интерес к народной речи усиливается, причём наблюдается он не только у филологов. Например, И.Ф. Глушков был тверским чиновником. Он описал, правда весьма кратко, новгородское, вышневолоцкое, новоторжское и тверское наречия. А врач по образованию В.И. Даль составил уникальнейший «Словарь живого великорусского языка».



В 1845 г. Второе отделение АН обратилось к директорам училищ с просьбой присылать записи местных слов.*

В 1852 г. – «Опыт областного великорусского словаря». Проспект словаря написан Срезневским. Редактор – Востоков. 18 тыс слов.

В 1858 г. – «Дополнение к «Опыту областного великорусского словаря».* 23 тыс. слов. Было множество положительных и даже хвалебных рецензий.

Однако вся эта работа всё ещё носила случайный, эпизодический характер и не была ни системной, ни систематической.

Все эти публикации заставили российских учёных заинтересоваться вопросами генезиса и классификации говоров, выяснением их общих и специфических особенностей. Учёные обратили внимание на фонетику, словообразование и грамматику народной речи. Они подходили к русской народной речи как к реальному хранилищу таких языковых фактов, которые уже исчезли из литературного языка.

Уже в первой половине 19 века на повестке дня появился вопрос о классификации народных говоров. Одна из первых классификаций принадлежит Е. Болховитинову, который говорит о следующих российских наречиях:

1) церковно-славянский диалект – самый древний,

2) новгородский, отразившийся в новгородских памятниках письменности,

3) киевский, на котором писал Нестор,

4) владимиро-суздальский,

5) белорусский и

6) киевско-малороссийский.

Михаил Максимович, ректор киевского университета, положил в основу своей классификации оканье и аканье:

1) наречие верхнерусское, 2) нижнерусское (суздальское) – оба окающие, 3) наречие среднерусское и 4) московское – оба акающие.

Максимович одним из первых определил малороссийское наречие как самостоятельный язык.

И.И. Срезневский к русским наречиям относил русский, украинский и белорусский языки, а также на западе русинское наречие.

В.И. Даль также квалифицирует говоры на те, что севернее Москвы, - окающие и те, что южнее её, - акающие.

А.А. Потебня в работе «О звуковых особенностях русских наречий» говорит о великорусском наречии (северном и южном), украинском и белорусском. Свою позицию он аргументирует тем, что в украинском и белорусском наречиях нет ничего такого особенного, чего нельзя было бы найти в других русских говорах. Он даёт глубокий научный анализ многих языковых фактов говоров.

 

ТЕМА: Диалектная лексикография

1. Как составляются словари областных слов?

2. Роль областных слов (словарей):

а) в изучении литературного языка, его истории, этнографии, быта и истории народа, географии; б) в справочных целях; в) в научных исследованиях.

СЛОВАРИ

1. Опыт областного великорусского словаря, СПб., 1852 (18 тыс. слов).

2. Дополнение к Опыту областного великорусского словаря, 1858 (23 т.с.).

3. В.И. Даль. Толковый словарь живого великорусского словаря, в 4 т. (8 изданий).

4. Подвысоцкий А. Словарь областного архангельского наречия в его бытовом и этнографическом применении. СПб., 1885.

5. Куликовский Г. Словарь областного оленецкого наречия в его бытовом и этнографическом применении. СПб., 1898.

6. Добровольский В.Н. Смоленский областной словарь. Смоленск, 1914.

1. Миртов А.В. Донской словарь. Ростов-на-Дону, 1929.

2. Мельниченко Г.Г. Краткий ярославский областной словарь. Т 1-2. Яр-в, 1961.

3. Словарь русских говров Среднего Урала. Свердловск, 1964.

4. Словарь русских народных говоров. Под ред. Филина Ф.П. и Сороколетова Ф.П.

Вып. 1 – 1965, вып. 26 – 1991.

5. Словарь современного русского народного говора (д. Деулино Рязанской обл.). Под ред. Осовецкого И.А., М., 1969.

6. Псковский областной словарь. Т.1 – 1967, т.2 – 73, т.3 – 1976.

7. Словарь говоров Соликамского района Пермской области. Под ред. Е.А. Голушковой. Пермь, 1973.

8. Словарь русских говоров Кузбасса. Новосибирск, 1976.

9. Словарь русских донских говоров.в 3 т. РГУ, 1975-76.

10. Меркурьев И.С. Живая речь кольских поморов. Мурманск, 1979.

11. Словарь русских говоров Новосибирской области. Новосибирск, 1979.

12. Элиасов Л.Е. Словарь русских говоров Забайкалья. М., 1980.

13. Архангельский областной словарь. Под ред. О.Г. Гецовой, вып. 1-4, м., 1980-81.

14. Словарь русских говоров Приамурья. М., 1983.

ПРОСТОРЕЧНАЯ ЛЕКСИКА .

Она общеизвестна.

Что такое просторечие? Баранникова о просторечии (И сфера употребления, и сниженная стилистич. окраска). Просторечие охватывает все уровни языка, но наиболее оно выразительно на лексическом уровне. (втихаря, лоботряс, хавронья, ухмылка, ухмыляться, танцульки, околпачить, форсить, хапать, кажись, ишь, балбес, забулдыга, брехун, буза, взаправду, взгреть, верхоглядство, сварганить, долдонить, нахлобучка, обалдеть, неможется, толкучка, обдурить, трепаться, тузить, хапуга, волынщик, сачок, барахтаться, воображуля, куражиться, серчать, шляться, балаболка, кукла, колпак, свиристёлка и др.). Просторечная лексика, помимо номинативной, выполняет и стилистические функции. Она активно используется в ЯХЛ в таких функциях:

1. Стилизация, описание художественно достоверной среды (Зощенко, Зелёный фургон и др.); 2. Речевая х-ка персонажей; 3. Характерологическая цель; 4. Создание комической ситуации; 5. Стремление к динамике повествования.

 

ДИАЛЕКТНЫЕ СЛОВА И ДИАЛЕКТИЗМЫ

Диалектное слово – слово, функционирующее в говоре, диалекте. В этом же значении употребляется и термин областное слово, который используется в словарях литературного языка в качестве пометы. Однако М.Х. Партенадзе достаточно убедительно говорит о неправомерности использования данного термина в словарях лит. языка, где, по его мнению, следует использовать термин диалектизм.

Диалектизм – качественно новая категория, это генетически диалектное слово, которое стало употребляться в яз. художественной литературы или в лит. яз., но ещё не освоено им полностью.

Понятие диалектизма появляется только в связи с изучением диалектных слов, употребляемых в системе литературной речи. В системе говоров диалектизмов нет. Там мы имеем дело с диалектными, или областными словами.

Классификация диалектизмов возможна только в сопоставлении их с литературной лексикой. Диалектизмы подразделяются на следующие типы:

1. Фонетические, отличающиеся от соответствующих литературных слов фонемным составом (вострый, фост, павук, пинжак, слухать, крицать, цяй, нясу, мяшок, шшанок, аржаной, пахмурый, комарь и др.);

2. Лексико-словообразовательные, отличающиеся от соответствующих лит. слов составом морфем (бечь, блюдка, удильник, вудка, копка, кедрач, доярка, болько, глупарь, дерун, задирака, остареть, петун, плакида, перестан, вызрыдью и др.);

3. Морфологические, отличающиеся от соответствующих лит. слов морфологическими формами (берлог, проток, опёнки, погоды, овсы, у мене, у тебе, он ходить, свежая мяса и др.);

4. Семантические, отличающиеся от своего лит. варианта значением или структурой значения (грива, где-то, гарь, наглый – внезапный, неожиданный, брать, жалеть, оплеуха, буерак, пахать и др.);

5. Собственно-лексические, они не имеют в лит. яз. эквивалентов (векша, кочет, лонись, падь, распадок, буерак, буряк, дежа, стерня балка, старица, герлыга и мн. др.);

6. Этнографизмы как разновидность собств.-лексических (горлач, пимы, журавель, водонос – ведро, дроб – выжимки из винограда и др.).

Среди двух последних типов очень много профессионализмов, слов, используемых в промыслах, ремёслах, рыбной ловле, охоте, сборе грибов, ягод, трав.

Причины использования Д-МОВ в лит. яз.

1. Актуализация обозначаемой словом реалии, в связи с чем включение таких слов в язык прессы (доярка, ток, зимник, балок, глухомань, баз, герлыга, сырт, толока, стан, старица и др.); 2. Включение в художественной литературы.

Вопрос об использовании диалектизмов в ЯХЛ решался по-разному, с учётом количественных или качественных параметров. Горький о диалектизмах. (Панфёров, «Бруски»). Насколько уместно, оправданно и умело они использованы.

Функции диалектизмов в ЯХЛ.

1. Характерологическая функция (создание речевой характеристики, передача мыслей героя, индивидуализация образа); 2. Стремление к этнографической и художественной достоверности изображаемого; 3. Реализация лирического начала; 4. Создание комической ситуации; 5. Внесение в язык произведения образности, свежести, эмоциональности; 6. Обогащение языка произведения.

ОШИБКИв использовании диалектизмов: 1.Незнание семантики слова, в связи с чем нарушение сочетаемости слов (захрясла, прясловый забор, прясловые ворота); 2.Незнание стилистической и экспрессивной характеристики слова (блукает, пацан); 3.Щегольство, литературная бравада (шебаршит, байрак…)

 

 

№ 4. Понятие противопоставленных и непротивопоставленных

Диалектных различий.

Границы современных русских Г. условны и выявляются при сравнении с соседними говорами.

Современная лингвогеография выделяет диалектные различия: противопоставленныеинепротивопоставленные.

Нанесенные на карту изоглоссы (isos – «равный», glossa – «речь, язык») показывают границы распространения диалектных различий.

Конкретная группа говоров определяется совмещением нескольких изоглосс, которые отражают существенные различия данных говоров в фонетическом, грамматическом и лексическом отношениях.

Недостаток лингвистической географии – внимание к отдельным особенностям местной речи. Обычно это устоявшиеся явления, которые уже мертвы.

Монографическое описание отдельного Г. помогает представить реальную систему языка во всех сложностях её развития. В 20-е годы развитие городского просторечия и полудиалектов городского населения подвела диалектологов к необходимости ввести социолингвистическое описание разговорной, нелитературной речи.

Сформировалась также историческая диалектология, которая вместо изоглосс использует изохроны.

В последнее время сформировалась школа лексикографического описания говоров.

Русские Г. – это подсистемы РЯ. Существуют разные территориальные разновидности Г.

В основу классификации Г. положены их соотносительные различия. Существуют соотносительные и несоотносительные различия.

Несоотносительные различия особой роли не играют. Соотносительные признаки – языковые черты, которые находятся в определенных, закономерных отношениях друг с другом.

Если в другом говоре (или в ЛЯ) данному явлению соответствует иное, ему противоположное, то выделяются противопоставленные (соотносительные) признаки.

Несоотносительные (непротивопоставленные) признаки – это языковые элементы диалектной системы, которым в других диалектных системах отсутствуют эквиваленты (получение дёгтя в северных Г.).

Северно-русские, южно-русские наречия и среднерусские говоры характеризуются территорией и набором языковых особенностей.

Признаки фонетики и морфологии:

- произношение (о) ~ (а) под ударением и в безударных позициях;

- произношение заднеязычного (г);

- форма флексий глаголов 3-го лица, мн.ч., настоящего и будущего времени;

- форма Р.п. и В.п. личных местоимений 1-го и 2-го лица и возвратного местоимения себя.

№ 5. Основные единицы диалектного членения РЯ. Наречие РЯ.

Говор (Г.) – мельчайшая территориальная разновидность языка, однородного по особенностям речи на общей территории распространения в одинаковой этнической среде.

Это самый неопределенный термин:

по количеству и качеству различительных признаков можно описать Г. одного человека, одной деревни и Г всех русских.

Поэтому условно Г. – конкретная диалектная система, «местная речь» во всех особенностях, как различительных, так и общих для РЯ.

Г. – самая реальная единица диалектного членения. ДИАЛЕКТ.

Группа говоров – более крупная единица, которая, чем больше по территории распространения, тем меньше признаков, выделяющих её из числа всех остальных.

На отдельном этапе развития диалектов именно группы говоров обладают свойством представлять реально существующие диалектные комплексы с суммой признаков.

Наречие – самая крупная единица диалектного членения, которая определяется по языковым, культурным и историческим признакам разграничения говоров.

В узком смысле: наречие обозначает «диалект»,

в широком: Диалектная речь, противопоставленная литературной норме.

Множеству конкретных говоров противопоставлена строго определённая по противоположным признакам оппозиция двух наречий РЯ:

севернорусское – южнорусское.

Все остальные члены классификации требуют уточнения.

СРЯ сложился в 15-17 веках на основе слияния двух восточнославянских наречий: северного и южного.

Между ними возникли среднерусские говоры, образовавшие промежуточную систему, которая часто близка к просторечию. Главные различия:

Севернорусское Южнорусское

1. Оканье. 1. Аканье.

2. (г). 2. (γ).

3. Форма гл. 3-го л., мн.ч., 3. (т`).

наст. и буд. времени имеет

окончание (т)

4. Форма Р. и В.п. личных мест. 4. мене, тебе, себе.

1-го и 2-го л.: меня, тебя, себя

(и возвратное).

5. Исчезновение (j) в 5. Наличие.

интервокальной позиции.

6. Ассимиляция согл.: (бм)=(мм), (дн)=(нн). 6. Отсутствие.

7. Сущ. 1-го скл. на - а в Р.п. 7. Р. и Д.п. совпадают:

имеют флексию –ы: сестры. (-е): сестре.

8. Сущ м.р. на –ушк~юшк 8. Флексия (-а).

имеют флексию (–о) и

склоняются по м.р.

9. Совпадение Д и Тв.п. сущ. 9. Несовпадение.

в форме Д.п.:

с молодым девкам

10. Безлично-страдательный 10. Нет.

оборот: у ней сена накошено.

Среднерусские говоры по произношению гласных = южнорусскому наречию,

по произношению согласных = севернорусскому.

Употребление грамматических форм близко к литературной норме.

 

№ 6. Группы говоров севернорусского наречия (СРН). Поморская, Олонецкая и Новгородская группы.

Говоры поморской группыраспространены на территории Архангельской, Мурманской области и в северных р-ох побережья Белого моря.

Признаки:

1. Наличие ( ê ), которое на конце слышится как (и): на конци, на мори.

2. (а) между мягкими согласными – (е): взял/взели

3. Мягкое цоканье.

4. щ = (шш): шшука; ж`д`ж` = (жж): ежжу.

5. (в) как в ЛЯ

6. В Тв.п. мн.ч. сущ-х, прил-х и мест-ий флексия –ма ~ -мы:сильныма рукама.

7. В Р.п. ед. мест. и прил. произносится -ОГО или -ОО (кого/коо).

 

Олонецкие говоры распространены на территории Ленинградской, Вологодской, Архангельской областей и в Карелии. Их признаки:

1. ь (ять) под ударением ( ê ), без ударения (и): лес/ в лиси; сено/на сини.

2. Звук –а между мягкими согласными заменяется на –е непоследовательно: гресь.

3. Замена (е) на (о) непоследовательно. Еканье, в вост. р-ах – ёканье.

4. Щ=(шч')/(шт'); ЖДЖ=(ждж')/(жд'): шч'ука/шт'ука; приезжд'ай.

5. В конце слога (л) – (ŷ).

6. В формах имён с окончанием –ого произносится фрикативное (γ).

7. В. п. – матерь, дочерь.

8. В Р. и Д.п. ед.ч. прил-х жен.р. встречается окончание – эй: молодэй.

9. Иногда в 3 л. ед.ч. глаголов - -ть: ходить, знаеть.

10. Остатки цоканья, мягкость шипящих, следы «второго полногласия»: столоб, холлом.

 

Новгородскаягруппа говоров охватывала территорию б. Новгородской и Петербургской губерний. Признаки:

1. На месте ( ê ) произносилось (-и): в (л`ит`е). Сохр. в отдел. словах: здись, сино.

2. Звук (а) между мягкими не изменялся в (е): грязь.

3. Твёрдость губных на конце слова: сем, голуп.

4. Различались ц-ч, более твёрдые.

5. Окончание –ого стало –ово: доброво, ково.

6. Совпадение форм Тв. и Д.п. мн.ч. имен и местоимений: шол своим ногам.

 

№ 7. Группа говоров СРН. Волго-Вятская, Владимиро-Поволжская.

Волго-Вятская группавключает в себя говоры Вологодской, Вятской и Пермской областей, и ряд говоров территории за Уральским хребтом.

Признаки:

1. На месте (ê) под ударением и в предударном слоге произносилась (и) перед мягкими и (ие) перед твёрдыми: лиес- в лисе.

2. В безударных слогах (е) переходит в (о) непоследовательно: (в`осна).

3. Под восходящим ударением на месте (о) произносилось (оу) или (ō): вуоля (воля).

4. (а) между мягкими – как (е) только под ударением: зеть – «зять».

5. Мягкое цоканье и иногда мягкое чоканье.

6. Щ, сч – (шш), жд – (жж): шшуки, дожжы.

7. (в) произносится как губно-губной с переходом в (ŷ), и конечный (л): ŷнук, быŷ.

8. Сохраняется исконная мягкость шипящих: ш`ир`, ж`ир, сад`иш`.

9. В Р.п. мн.ч. окончание –ей у имён на –ец: пальцей, а в Д. и П.п. ед.ч. у жен.р. окончание –е: в грязе, по грязе.

 

Владимиро-Поволжская группа – окающие говоры Поволжья: от б. Тверской до Саратовской губерний. Признаки:

1. Неполное оканье: съмовар, стърона.

2. Ь произносится как (е)

3. В предударном слоге после мягких различаются все гласные.

4. (о) в начале = (у): угурцы, упять.

5. Аффрикаты различаются: есть (ц) и мягкое (ч).

6. щ переходит в (шш): шшуки.

7. Противопоставление по твёрдости мягкости: на месте (к`), (г`) произносится (т`), (д`): рути, ноди вместо руки, ноги.

8. Выпадение (j) и стяжение гласных: знаат, знат.

9. Совпадают Д. и Т.п. мн.ч. жен.р.: со своим рукам.

Все пять групп СРГ отражают переход от архаичных проявлений (северо-запад) к более новым (юго-восток).

 

№ 8. Группа южнорусского наречия (ЮРН): западная, южная, восточная.

Западная группа выделяется проблемно из-за влияния белорусских говоров: Тульская, Смоленская, Брянская. Признаки:

1. Умеренное и диссимилятивное яканье.

2. Различие твёрдых (ц) и (ч).

3. губно-зубное (в) оглушается в (ф).

4. В П.п. ед.ч. и в И.п. мн.ч. окончание –и / -ы: на кони, городы.

5. Ударное окончание прилаг-х муж.р.: молодый/молодэй.

6. Для глаголов 2-го л. ед.ч. дать, есть = даси, йеси.

Южная группа говоров: Курская, Орловская обл. Признаки:

1. Диссимилятивное яканье.

2. Произношение (ш`) на месте (ч`): хош`у ш`айу (хочу чаю); или (с) на месте (ц): куриса.

3. Губно-губное (в) = (ŷ):ŷнук.

4. Отсутствие фонемы (ф), замена её на (х): тухли, Хвёдор.

5. Ассимилятивное смягчение (к) после парных мягких и (j): ш`айк`у.

6. Р.п.=Д.п.=П.п. ед.ч. жен.р.: от жоны, к жоны.

7. Изменения произношения некоторых слов: матерью (В.п. ед.ч.), матерья (мн.ч.), свекровья (мн.ч.).

8. Отсутствие грамм. категории Ср. р.: бальшая вядро

Восточная группа: юг Рязанской области и Липецкая, Тамбовская, Воронежская, Пензенская и часть Саратовской областей. Признаки:

1. Сильное яканье.

2. Непоследовательное изменение (е>о) под удар. перед тв. с.: сестры, нес.

3. Старое произношение бытовых слов: диверь, вышняя, футор.

4. (в) как в ЛЯ

5. Ассимилятивное смягчение (к) после мягких согласных: доч`к`у.

6. Д.п. = П.п. ед.ч. жен.р. на мягкий согласный с 1-ым типом склонения: по грязе – в грязе.

7. Глагольные формы: можу, можут, могёшь..

 

№ 9. Западная и восточная зоны среднерусских говоров (СРГ).

К западу от Москвы (Бежецк, Волоколамск) СРГ образуют две зоны – западную и восточную.

Здесь есть и окающие и акающие говоры с севернорусским происхождением.

По классификации 1915 года СРГ делятся на западные: окающие (новгородские) и акающие (псковские, о. Селигер); и восточные: окающие (владимирские, калининские, горьковские) и акающие.


Просмотров 3257

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!