Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Когда я расту, я не приумножаю свою свободу, но увеличиваю количество возможностей и потому ощущаю себя более свободным



Если в том маленьком пространстве, которое я за­нимал,была лишь одна возможность, а в большем про­странстве, которое теперь мне принадлежит, появля­ется еще одна, значит, с ростом я начал пользоваться свободой выбора.

Попытайтесь применить это к своим отношени­ям с близкими. Друзья, лишенные собственнических чувств, не будут вас притеснять, а наоборот, помогут чувствовать себя более свободным. В то же время парт­нер с тираническими замашками заставит вас чувствовать себя менее свободным, потому что такая связь сократит ваши возможности.

Другими словами, я ощущаю себя более свободным, когда у меня больше возможностей, и менее свобод­ным, когда у меня их мало.

Третье условие:

ответственность

Я ответственен за то, что выбираю именно потому, что я мог выбрать что-то другое.

Я не могу лишиться своей свободы, и поэтому я не могу перестать нести ответственность за свой выбор. Я не могу отказаться от ответственности за свою собственную жизнь.

Глагол «выбирать» влечет за собой ответственность Выглядит это следующим образом:

«Почему ты это сделал?»

«Потому что я так захотел».

Ответственность - не обязанность, она подразуме­вает, что мы отвечаем за свои поступки.

Тот факт, что другой человек дал мне соответствую­щие указания или навел на мысль, не лишает нас сво­боды выбора и необходимости принимать решения самостоятельно. Поэтому безусловное подчинение, как в армии, - это бред и неправда. Потому что некто может приказать мне сделать то, что он хочет, но пра­во выполнять его распоряжение или нет остается за мной. И если я это делаю, я становлюсь ответственным за совершенное, потому что иначе быть не может.

Свобода - не всегда легкая ноша, иногда это тяж­кий груз. Потому что, являясь ответственным, я могу ощутить себя виновным за свой выбор, и необходи­мость отвечать за него может даться мне тяжело.

Это любопытно, так как до сих пор свобода была радостным и приятным переживанием. Теперь же мы приходим к выводу, что, если бы могли избавиться от бремени необходимости выбирать, переложить ее на другого, заставить распоряжаться ею, мы бы почув­ствовали сильное облегчение или, по крайней мере, некоторое успокоение.



Хотеть, чтобы другой управлял нашим выбором, - значит хотеть оставаться беспомощным малышом, ожидающим, что за него все решат.

Столько людей живет так! Им некомфортно в этом состоянии, но они убеждены, что у них нет альтерна­тивы, потому что они не созрели в этом отношении.

Я убежден, что они не смогут избавиться от мысли о том, что они свободны, а следовательно, ответствен­ны за свои действия. Никак не смогут избавиться.

Неважно, что они думают и говорят, не важно, на кого они возлагают вину.

Неважно, что они винят законы, окружение, услов­ности, воспитание или чужие наказы.

Вы каждую секунду выбираете свои действия.

Но не хотите признать этого, потому что страши­тесь ответственности за решение быть свободными.

Загнать свою жизнь в некие рамки - мое право и моя привилегия. Ни вы, ни какие бы то ни было реальные причины не могут этому помешать: только я делаю свой выбор.

Самоограничение — это выбор. Я автономен и, устанавливая свои собственные нормы, говорю: этого я не сделаю. В этом случае я не перестаю быть свобод­ным, ибо это мой выбор. Он настолько непрерывен, что, если я сегодня могу сказать «этого я не сделаю», завтра я могу сказать «это я сделаю».

Если человек решает быть рабом — он продолжает быть свободным или уже раб?



Можно сделать выбор в пользу отсутствия выбора?

Это древний парадокс, касающийся свободы.

Аристотель говорил: «Если я держу в руке камень, я могу решить оставить его в ладони или бросить, у меня есть этот выбор; до тех пор, пока камень у меня в руке, уменя две возможности. Тем не менее, если я разожму ладонь, я уже не смогу выбирать между тем, оставить его или бросить».

Некоторые решения открывают невидимые двери, а другие их закрывают.

Если человек выбирает рабство, но затем может передумать и стать свободным, значит, он все равно свободен, даже являясь рабом. Выбирая рабство по воле или желанию кого-либо, я продолжаю оставаться свободным, только если могу изменить это положение вещей.

 

В легенде о Тристане и Изольде Тристан по ошиб­ке выпивает любовное зелье и без памяти влюбляется в Изольду. Тогда он становится ее любовником.

Король, который собирался на ней жениться, объявля­ет Тристана предателем и упрекает его: «Как ты мог со мной так поступить? Ты, мой друг, делил постель с женщиной, которая должна была стать моей супругой!!!»

Тристан отвечает: «Ты спрашиваешь это у меня? Спроси это у нее, ибо я раб своего сердца, а она его хозяйка...»

 

В этом случае Тристан сознательно не совершал предательства, так как принял любовное зелье. В этой легенде нет воли, а значит, также нет и ответственно­сти за поступки (в действительности король, услы­шав это, сменяет гнев на милость и прощает Триста­на).

Проблема в том, что в реальной жизни, далекой от мифа, мы всегда отвечаем за то, что выбираем, потому что не существует зелья, способного заставь проститься с волей.

Я утверждаю, что самоограничение приводит к сокращению способности выбирать, а быть свободным - значит дать волю этой способности. Как я ужеговорил, быть свободным - значит выбирать поступки в рамках того, «что мы можем», ограниченной лишь моими способностями и физическими возможностями. Все остальное зависит от моего выбора. От того, кем я являюсь, принимаю я или нет.



От условностей, которые составляют часть меня.

От наказов, уроков.

От культурных условностей, которые мне передали, от социальных норм, от моего опыта, от моих пережи­ваний, от всех событий, которые сформировали меня. Сегодня выбираю я сам, с позиции той личности, которой я являюсь.

Я тот, кто решает.

Свобода - это единственное, что возлагает на нас ответственность.

 

В древнем иудейском предании (каждыйнарод их име­ет), рассказывается о крепости Массаде, чтобы город не достался вра­гу, все население до единого жертвует собой и погибает.

Среди термитов есть группа, которая посвящает все свое время еде, как будто это их единственное дело; они ничем больше не занимаются. Их задача - покинуть муравейник, когда он подвергается нападению со стороны пауков или жуков. В этот момент термиты жертвуют собой и отдают себя на съедение. Другими словами, их функция — задержать жуков на пути к термитнику.

 

Такая позиция кажется достойной восхищения, но стоит ли говорить о смелости термитов?

Нет, потому что у этих термитов нет выбора: их по­ведение генетически запрограммировано. В то же время население Массады могло выбирать.

Всего один факт наличия выбора определяет, мо­жем ли мы называть героическим определенное пове­дение или нет.

Совершенно бесспорно, что у каждого из нас есть физические ограничения. Теперь нам осталось лишь осознать, что все остальные ограничения мы наложи­ли на себя сами.

Вот почему этот отрезок пути я назвал «Решение». Убеждение, что мы вольны выбирать лишь в рамках того, что мне указывают окружающие, имбецильно, хотя нам его навязывают со второго года жизни до по­следнего класса средней школы.

Это наглядно демонстрирует, как наше образова­ние приводит нас к имбецильности.

Я прожил практически всю жизнь, вплоть до недав­него времени, страдая почти неизлечимой формой нравственной имбецильности, привязанный к чужим заповедям о том, что можно и чего нельзя. Эта нрав­ственная имбецильность была настолько серьезной и запущенной, что я сам не понимал, какие решения принимал, будучи уже женатым и имея двоих детей. На самом деле я никогда не вдумывался в свои реше­ния. Я не выбирал, мои действия были в той или иной мере обусловлены моей культурой и моим воспита­нием.

Но однажды, когда мне уже было 30 лет, я осознал, что в действительности я не выбирал этого. И в тот день мне пришлось сделать выбор, потому что дальше откладывать было некуда. Я мог остаться с тем, что уже имел, или отказаться от всего, потому что в этом заключается свобода выбора.

Подобное, вероятно, когда-либо происходит со многими людьми; но не всегда в такой момент чело­век решает остаться со всем тем, что он уже приобрел. Иногда он делает обратный выбор и сталкивается с се­рьезными проблемами от осознания того, что львиная доля его жизни была результатом имбецильности, что он шел по неверному пути, и зачастую это очень болезненно как для него, так и для окружающих.

Мы перестанем быть нравственными имбецилами лишь в том случае, если вернем себе собственную нравственность, оставим мысль о том, что другие должны нам запрещать или давать свое разрешение на что-либо.

Речь идет о том, чтобы развивать свою сознатель­ность и самим дозволять или запрещать себе. Суть в том, чтобы воспитывать людей, увеличивая тем са­мым их возможности выбора.

Мой призыв заключается в том, чтобы не приумно­жать количество нравственных имбецилов в мире мо­лодых людей, которые в отсутствие возможностей вы­бора в итоге выбирают наркотики.

Следует осознать, что в этом случае за них выбира­ют другие.

Надо прикладывать усилия, чтобы молодежь начала внутренне созревать, взрослеть и решать, что для нее годится, а что нет.

Запретить наркотики - не решение, необходимо повышать уровень зрелости ребят, чтобы они не были имбецилами, не шли на поводу у той кучки людей, которые пытаются эти наркотики сбыть.

Не будем обманываться: этих людей не интересует, что происходит с ребятами, с нашими детьми. Един­ственное, что их интересует - деньги, которые кру­тятся в этом бизнесе.

Повторюсь: бессмысленно запрещать наркотики или порнографию, бесполезно накладывать вето на проституцию; следует повышать уровень культуры, ин­формированности, зрелости. Необходимо помогать молодежи думать.

Для этого есть много способов. Я считаю, что самый лучший - это свобода; для этого следует продемон­стрировать нашим детям, соседям, друзьям, что право на свободу осуществляется ежедневно при условии, что человек может сказать «да» или «нет».

В наших рассуждениях нам не стоит забывать 0 том, что существуют по меньшей мере две фило­софских концепции, которые могут нас привести к различным выводам: приверженцы первой полагают, что без законов и социальных норм человек полностью уничтожит себе подобных; защитники же второй заявляют, что без законов и норм человек бу­дет гораздо более счастливым, великодушным и до­брожелательным.

Как узнать, чья позиция правильная? Очень трудно размышлять на эту тему, прежде не заняв определен­ную идеологическую позицию. Мы никогда не узнаем, остановили ли законы и прочие сдерживающие меры врожденную тягу человека к разрушению или, наобо­рот, именно навязанный нам порядок привел к ниве­лированию большей части креативности и спонтанности человеческого существа, как утверждают анар­хисты.

Учителя и представители некоторых других профессий возражают, что я отстаиваю не свободу, а распущенность. Распущенность!

Избыток свободы!!! Как вам это? Что есть излишняя свобода?

Делать сверх меры то, что я хочу, или делать то, чего мне хочется сверх меры?

Автономия возможна единственно для индивида, решившего превратиться в личность.

Это великий труд, и, конечно же, за это не всегда погладят по головке. Потому что по дороге сюда мы усвоили, что вера в то, что «окружающие обусловли­вают мои решения», что «я не могу выбрать то, про­тив чего выступают остальные», что «я должен при­держиваться норм, установленных другими людьми» или «делать то, что они считают необходимым», - это мысли, приводящие к имбецильности. Это обрат­ная сторона представления о свободе выбора.

Формальное обучение приводит нас в очевидное замешательство. С одной стороны, нас пытаются убе­дить в том, что «абсолютной свободы не существует», а с другой — внушают нам, что «свобода заключается в том, чтобы делать должное».

И я отвечаю: ни то, ни другое.

Мы не должны занимать позицию ни всемогуще­ства, ни принудительного послушания.


Просмотров 399

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!