Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Место инновационного эксперимента в типологической схеме



Двойными рамками обозначены особенности, отличающие

наиболее совершенную его форму)

Трудности метода

Консультант по управлению прежде всего силен методами. Но методичес­кое оснащение экспериментов пока еще не развито.

Абсолютное большинство экспериментов реализуется в условиях неопре­деленности критериев значимости, неуловимости результатов, малой тиражи-руемости. Трудности еще более ощутимы при обращении к таким принципам экспериментального метода, как повторяемость результата на одном и том же и на разных объектах, обратимость изменений, репрезентативность опытных объектов, отделение постоянных факторов от ситуативности и т. д.


Общий источник этих трудностей - многообразие социальных объектов, множество вариантов объективных и субъективных условий, ограниченная сравнимость. Эти проблемы обычно преодолеваются путем введения соответ­ствующих группировок опытных и контрольныхобъектов, увеличения их количества, использования математических методов анализа. Однако все это, как правило, приводит к удорожанию эксперимента, усложнению управления им. Это может подорвать те большие надежды, которые связывают с развити­ем экспериментальной деятельности в нашей стране. Нужна простая и надеж­ная методика проведения экспериментов безотносительно к конкретным зада­чам и отраслям.

Нынешняя экспериментальная практика часто "не замечает" даже те не­многие принципы, которые методология эксперимента в состоянии сформу­лировать. И не только потому, что еще не выработаны соответствующие реко­мендации, не доведены до лиц, принимающих решения. Сама эта практика еще молода и больше ориентируется на "искусство", чем на научную строгость. Например, не соблюдается принцип наличия контрольных объектов. А ведь контрольные объекты крайне необходимы для оценки результативности экс­перимента. Его проведение требует известного ограждения опытного объекта от воздействия среды, в частности лишения льгот в снабжении или финанси­ровании, которые могут исказить результат эксперимента. Именно для того, чтобы объективно определить эффективность "срабатывания" самой испыты­ваемой идеи, необходимы контрольные объекты.



Они могут быть трех типов. Первый тип: организация, подразделение, однотипные опытному (по отрасли, продукции, региону, объему, функциям), переводятся на новые условия работы без всяких улучшений в их экономичес­кой и организационной среде. Второй тип: подобные же организация, подраз­деления ставятся в льготные условия эксперимента без внедрения на нем испытываемого новшества. И третий тип: в одной и той же организации за­меряются исходное и послеэкспериментальное состояние. Во всех случаях срав­нение результатов позволяет оценить эффективность эксперимента.

Математизация прогноза, моделирование стали теперь неотъемлемыми компонентами нововведения, ибо дают возможность теоретически вывести возможные результаты. Сюда же относится и планирование. Но подобные не­специфические методы лишь частично решают проблему. Последняя же со­стоит в том, что между выработкой решения и его осуществлением объектив­но складывается самостоятельная полоса, особый переходный этап. И само принятие решения оказывается зависимым от этого этапа. Функционирова­ние механизма перехода требует специальной деятельности и времени.

Необходимо соединить теорию эксперимента и теорию нововведения. Отнюдь не требуется их слияния или замены одной на другую - у каждой са­мостоятельный предмет. Но сейчас для обеих наступил качественно новый момент развития, и их сближение объективно предопределено.



Сколь ни молода теория социального эксперимента, инноватика же воз­никла совсем недавно. Социальный эксперимент долгое время развивался без явной инновационной компоненты, был в основном исследовательским. Да и инноватика пока еще только подходит к усвоению экспериментального метода.


По объемам понятий эксперимент и нововведение совпадают частично. Вполне возможны и необходимы неинновационные эксперименты, как и не­экспериментальные нововведения. Но тут все дело в их "совпадающем" объе­ме, т. е. сфере пересечения. Эта сфера растет. Особенно быстро — у нововведе­ний. В "несовпадающем" секторе там остаются в основном нерадикальные но­вовведения совершенствующего, развивающего порядка. И их число должно уменьшаться. Все большее количество нововведений требует "механизма пе­рехода", в котором, наряду с планом и прогнозом, важную функцию выполня­ет эксперимент. И перед сугубо исследовательскими экспериментами все чаще ставится вопрос о конструктивных выводах, использовании их результатов для инновационных целей. Таким образом, сближение происходит с двух сторон.

Функция и разновидности

Тенденция очевидна. При всей справедливости давно устоявшихся опре­делений эксперимента как исследовательского инструмента надо все же при­знать их отнесенность к доинновационному периоду. Сегодня в центр внима­ния выдвигается инновационный эксперимент, который представляет собой диагностику новшества пробным нововведением. В таком контексте одной из основных функций эксперимента становится диагностическая.

Диагностическая функция выступает как выявление проблем нововведе­ния. Здесь имеется в виду оценка по двум направлениям: реализуемость нов­шества и его, так сказать, целеспособность. Первая означает определение воз­можностей адаптации новшества в сложившейся среде его внедрения, возмож­ность осуществления инновационного процесса; вторая - соответствие резуль­татов реализации новшества (в т. ч. непланируемых, вторичных) целям более широкого порядка, ради которого проектируется нововведение. Оценки по названным направлениям могут расходиться. Понятие "реализуемость" и "эф­фективность" в инноватике отнюдь не тождественны: быстрое и полное завер­шение нововведения не исключает его минусового эффекта по отношению к системе.



Диагностическая функция инновационного эксперимента предполагает также развитие нововведения, т. е. определение направлений его внутренних изменений - как по содержанию, так и по методам его реализации. А эти изме­нения и должны обеспечить реализуемость нововведения и его соответствие более общим целям.

Итак, общепринято деление эксперимента на мысленный (иногда говорят -прожективный), разветвляющийся на модельный и сценарный, а также на ре­альный, который бывает ретроспективным (пассивным) и активным. В после­днем выделяются лабораторный и полевой. Какое же место в этой типологии надо отвести эксперименту инновационному? Инновационный эксперимент в паре с познавательным (уже отмечалась подвижность грани между ними) воз­можен в формах как мысленного, так и полевого. В гораздо меньшей степени он приемлем как ретроспективный или лабораторный.

Но и сам инновационный эксперимент можно разделить на разные его виды. При таком делении уместно использовать те же парные признаки, что и для других видов экспериментов: скажем, последовательный - параллельный


(синхронный), эмпирический ("слепой") — концептуальный и т. д. Но есть у него и специфика. Об отличиях уточняющего от решающего уже говорилось. Являясь же частью процесса нововведения, инновационный эксперимент вос­производит и его дифференциацию. К примеру, по сферам деятельности (про­изводство, градостроительство, образование, массовые коммуникации и пр.), по содержанию новшества (управленческие, технические, правовые и т. д.), по степени радикальности, масштабу и т. п.

Что же из сказанного следует? Прежде всего то, что инновационный экс­перимент есть наиболее развитая, высшая форма социального эксперименти­рования. Именно он способен составить "моторную", так сказать, часть меха­низма переходного процесса при осуществлении нововведений в современных условиях. Перспектива его совершенствования - в улучшении программы, методики, психологического восприятия его людьми, которое зависит от тех результатов, которые он им принесет.

Эксперимент и нововведение

До сих пор рассматривались сходство и относительное единство экспери­мента и нововведения. Между тем разведение их также имеет и методологи­ческую, и прагматическую ценность.

Начать с того, что у них разные задачи и их результаты должны оцени­ваться самостоятельно, в чем-то независимо один от другого. Эксперимент должен обеспечить заключение по новшеству. Этим определяется его эффек­тивность. Но она не совпадает с целями нововведения - внедрить, освоить и распространить какое-то новшество. Ведь успех эксперимента может озна­чать неудачу нововведения.Иногда последнее отменяется именно вследствие точности первого.

Есть тут еще одна линия расхождения. Дело в том, что при переходе от экспериментального нововведения к его тиражированию обнаруживается ос­лабление разовых эффектов при возрастании общего.Результат пробного нововведения на стадии эксперимента обычно выше, потому что здесь особен­но сильны как специальный контроль, так и психологический подъем у прово­дящих эксперимент. При массовом же внедрении уже не остается ни того, ни другого. Зато срабатывает эффект массовости, ибо только широкое распрост­ранение новшества реализует его подлинный потенциал и дает максимальную эффективность.

Далее. Эксперимент предполагает принципиальную обратимостьвызы­ваемых изменений. Это не только методическое, но и социально-нравственное требование: негативные воздействия не должны даже рассматриваться, их не­обходимо последовательно снимать в самом экспериментальном объекте. К нововведениям же это не относится, как говорится, по определению.

В данном контексте возникает и такая методологическая проблема: выде­ление в нововведении экспериментальной составляющей. Имеется в виду пе­ременная, подвижная часть нововведения, которая, собственно, и подлежит испытанию. Конечно, объем экспериментальной составляющей может совпа­дать с границами всего нововведения. К экспериментальной части может быть отнесена и отдельная компонента нововведения, как это пока чаще всего фак-


тически и получается. Возможно изменение содержания и объема эксперимен­тальной составляющей по мере развертывания эксперимента, получения его результатов. Однако соблюдение процедуры ее определения должно быть обя­зательным при программировании инновационных экспериментов.

Проблемы методики

Итак, теория социального эксперимента сохраняет свою самостоятельность и в современных условиях, хотя заметно меняется, втягиваясь в инновацион­ные процессы.

Внимательное изучение современной практики экспериментирования в разных областях общественной жизни, в бизнес-оргнизациях прежде всего, показывает, что эксперимент дает новые возможности для развития бизнес-организаций.

Какие изменения в организациях сегодня целесообразно осуществлять с помощью экспериментов?

Вот примеры. Оптовая компания имеет 8 торговых баз. Функция их всех опре­делялась как обеспечение заданной нормы товарооборота. Руководитель одной из них предложил другую постановку задачи: рост товарооборота на базе. Обо­сновал убедительно: у него есть своя система работы с дилерами, и он со своей командой готов развивать их спрос вплоть до работы с их клиентурой. Но иннова-тор поставил свои условия, на которых он согласен взяться за такую задачу:

- полное соответствие поставок на базу его заявкам по ассортименту, объе­
мам, срокам;

- право на самостоятельное формирование штата сотрудников в пределах
нормативов заработной платы;

- прогрессивный процент отчислений на зарплату.

Заявленные условия были для компании из ряда вон выходящими. Особен­но первое условие, поскольку были как дефицитные позиции ассортимента, так и нагрузочные. Предприятия-поставщики нередко были необязательны в соблю­дении сроков, пользуясь ненасыщенностью рынка.

Однако главе компании важно было выяснить: действительно ли у директо­ров баз есть столь значительные резервы повышения товарооборота, и если да, то за счет чего. Ибо если удастся установить, какая именно система работы с клиентурой может дать обещанный эффект, то эту систему можно будет сформу­лировать, отработать, а затем перевести на нее остальные 7 баз.

Эксперимент, таким образом, предполагался познавательным, переходящим в инновационный.

Для экспериментальной базы были созданы искусственно благоприятные условия по снабжению. Да, пришлось пожертвовать для этого объемами и рит­мичностью поставок на другие базы (снабжение на фирме было централизован­ным), за исключением одной - туда тоже наладили такие же надежные поставки строго по заявкам.

Для чего было сделано такое исключение для второй базы? Нужно было убе­диться, что эффект, ожидаемый на первой базе, обеспечивается именно систе­мой работы с клиентурой, а не лучшими условиями поставок. Ибо пошли уже на фирме разговоры: при таком-то снабжении любая база даст сверхобороты. По­этому в эксперимент была включена и вторая база, работающая примерно в тех же условиях по складским возможностям, подъездным путям, численности пер-


сонала, расположению в городе, что и первая. Если первая была опытной,то вторая - контрольной.

В течение полугода шел эксперимент. Что он показал?

Опытная база действительно сильно повысила обороты. Обороты выросли и у контрольной базы, но почти в три раза меньше. Кроме того, сама система работы с клиентурой проявилась весьма наглядно и убедительно.

Казалось бы: а) теперь остается добиться надежных поставок для всей ком­пании и б) распространить новую систему работы с клиентской базой на осталь­ные сбытовые подразделения.

Задача "а" была постепенно решена посредством поиска новых поставщи­ков из Прибалтики. Для этого пришлось несколько изменить ассортимент и це­новую политику.

А вот задачу "б" решить не удалось. Из оставшихся 7 баз только еще одна смогла перестроить свою работу с дилерами. Остальные директора "не потяну­ли". Стало ясно, что действует еще один фактор успеха: субъективные качества руководителей подразделений, точнее - их желание и способность работать с клиентурой иначе. Не по бессубъектной схеме "что мне привезли, то и берите", а проактивно, обучая и воспитывая своих клиентов, помогая им лучше ориентиро­ваться в тенденциях спроса, не только угождая ему, но влияя на него.

Итак, была выявлена и отработана весьма многообещающая система рабо­ты с клиентурой. Это новшество. А почему нет нововведения, по крайней мере, в масштабах всей компании? Эксперимент показал еще одно препятствие на пути нововведения: низкую клиентную ориентацию в компании в целом.

Другой пример. Фирма занимается производством, продажей и установкой окон в промышленных, офисных и жилых помещениях. У нее много филиалов. В центральном офисе было большое недовольство их работой из-за больших потерь от товарных кредитов и растущей вследствие этого дебиторской задол­женности. Решено было ввести строгую квоту на товарные кредиты. Но как ее определить? Совещания, споры... Наконец договорились ввести строгую квоту, а потом ее уточнять. На строгую квоту реакция филиалов была панической. Работа с почти полной предоплатой отпугивает клиентов, фирма теряет доход, сотрудники - заработки. После многих итераций были найдены такие объем и режим товарного кредитования, который обеспечил максимально возможные условия для клиентов и минимальную "дебиторку".

О чем говорят эти примеры? Прежде всего - огромное расстояние между ними. Первый - методически проработанный, второй - почти "слепой". Но между ними много промежуточных состояний. Иначе говоря, места для экспе­риментальной практики вполне достаточно: преобразование подразделений в бизнес-единицы, освоение информационных технологий, изменение методов мотивации, форм отчетности и т. д.

Экспериментальная практика часто "не замечает" даже те многие принци­пы, которые методология эксперимента в состоянии сформулировать в методи­чески приемлемом виде. Сама эта практика еще молода и больше ориентирует­ся на "искусство", чем на научную строгость. В самом деле, нет вроде бы никаких особых препятствий для соблюдения, например, принципа контрольных объек­товнаряду с опытными,необходимых для точности оценки результатов. Одна­ко же, если попытаться последовательно осуществить эти принципы в любом эксперименте, то появляются новые вопросы: повторимость результата на том же и на другом объектах, обратимость изменений, репрезентативность опытных объектов, отделение постоянных факторов от ситуативных и т. д.


Общий источник этих трудностей - многообразие социальных объектов, множество вариантов объективных и субъективных условий, ограниченная сравнимость. Проблема, конечно, не новая. Известны и способы ее преодоле­ния: группировать опытные и контрольные объекты, увеличивать их количе­ство, использовать математический расчет зависимостей (корреляционный анализ). Но у таких мер есть свои побочные эффекты - удорожание экспери­мента, усложнение управления им. Экспериментаторам нужны более техно­логичные методики, не столь громоздкие, а оперативные и точные. Противо­речие между доступностью и строгостью не может разрешиться иначе, как че­рез их сближение.

Еще одна проблема проявляется сегодня в экспериментировании. Хоро­шо известно искажающее воздействие аппарата исследования на его объект и среду. Сейчас это важно как с точки зрения принципа обратимости измене­ний, так и по причине "чистоты результата". Обычно в теории и методике со­циального эксперимента проблема сводилась лишь к преодолению психоло­гического барьера, причем преимущественно это относилось к малым группам. Считалось, например, что условием проведения чистого эксперимента являет­ся то, что его участники не знают о его проведении. Это связано с тем, что осоз­нание участниками эксперимента "исключительности" своего положения мо­жет выступать неконтролируемой, неуправляемой экспериментальной пере­менной и исказить результаты.

Такой подход возможен до выхода экспериментальной практики в хозяй­ственную сферу, где данное требование неосуществимо, и наряду с психологи­ческими возникают иные, организационно-экономические источники искаже­ния результата. Дело в том, что создание экспериментальной ситуации требу­ет тщательного "огораживания" объекта от его окружения. Часто это означает предоставление прямых льгот, чтобы испытываемая идея получила возмож­ность проявиться: улучшаются снабжение, подача транспорта и пр. Конечно, за этим следует прирост основных показателей работы (если объектом служит предприятие). Но это означает и необходимость по окончании эксперимента отделить реальный результат от инспирированного этими льготами. Этого можно было бы добиться посредством введения в методику эксперимента со­ответствующей зависимой контролируемой переменной. Она может быть обо­значена, например, как реактивность экспериментального объекта и измеряться по двум параметрам: психологическая реакция и побочный прирост. Тогда "очи­щение" результата будет программироваться еще в начале эксперимента. Что же касается самого воздействия экспериментального аппарата на объект, то следует признать, что остаточные сдвиги в нем будут ощущаться всегда - и тогда, когда нововведение оценено как несостоятельное, и даже в том случае, если оно осуществлено и подлежит распространению. Ведь льготные условия по определению не могут стать несовместимыми. Неизбежное удаление их в послеэкспериментальном периоде, независимо от судьбы новшества, вызыва­ет негативный контраст.

Результаты эксперимента порой входят в противоречия с макросредой. Современные организационно-экономические системы обладают высокой сте­пенью интегрированное™ и равновесности. Поэтому положительный резуль­тат эксперимента означает известное смещение этих состояний, новую напря-


женность. В случае преобладания механизмов стабилизации микросистема стремится адаптировать результат эксперимента, особенно на стадии его тира­жирования. А из-за высокого разнообразия условий лишь значительный ре­зультат эксперимента и соответственно глубокое нововведение могут проти­востоять инерционности сложившихся структур. Видимо, можно утверждать, что чувствительность нововведения к "приручению" средой тем ниже, чем ра­дикальнее само нововведение, чем глубже вызываемые им изменения и шире масштаб.

Было бы преувеличением утверждать, что методические основы органи­зационно-управленческого экспериментирования уже тщательно разработаны. Но неразумно пренебрегать тем, что уже найдено. Ибо некоторые нормы и про­цедуры подобных мероприятий уже общепризнаны.

Прежде всего эксперимент должен иметь программу. В такой программе должно быть ясно указано, с каким именно управленческим нововведением связано проведение данного эксперимента: обоснование целесообразности и возможности нововведения, гипотезы о его положительных и отрицательных последствиях и т. п. Далее, следует определить экспериментальные и конт­рольные объекты с указанием степени их представительности, специфики и сопоставимости между собой. Обязательно должны быть точно указаны все ответственные организаторы эксперимента и распределение ролей между ними.

Важную часть программы составляет методика проведения эксперимента. В методику входят такие разделы: сценарий данного эксперимента (сроки про­ведения, порядок основных мероприятий, процедуры завершения и т. п.); созда­ние экспериментальной ситуации (изменение по заданным параметрам органи­зационных, экономических, финансовых, технических условий деятельности объекта); проведение периодических оценок исходного, промежуточных и ко­нечного состояний значимых процессов в опытном и контрольном объектах.

В программе необходимо предусмотреть и итоговую часть, которая долж­на содержать выводы и рекомендации относительно дальнейшей судьбы ис­пытываемого новшества: изменение первоначального проекта новшества, мас­штаб применения, ожидаемый эффект и т. д.

Среди методических приемов определения целесообразности, предмета, объекта и результатов проведения подобных экспериментов важное место дол­жен занять метод экспертных оценок. Думается, он в наибольшей мере обеспе­чит многосторонность, объективность и компетентность столь ответственных решений. На сегодня этот метод достаточно разработан и применяется у нас и за рубежом как средство повышения надежности решения научных и управ­ленческих проблем. Метод экспертных оценок предполагает ряд процедур (под­бор экспертов, их опрос, обработка результатов и др.), направленных на полу­чение необходимого и достаточного набора независимых друг от друга сужде­ний, их интеграции и общий вывод.

Кораблестроители говорят: чтобы повысить скорость судна в два раза, надо увеличить мощность двигателя в 8 раз. Но это невыгодно. Есть другой путь: изменить форму корпуса.

Совсем необязательно полагаться только на инвестиции, новый персонал, рост числа филиалов. Это дорого. Гораздо дешевле, хотя и не проще, изменить


управление организацией, ее цели, методы руководства. Эксперименты сни­жают риски таких изменений, делают их более надежными.


Просмотров 549

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!