Главная Обратная связь Поможем написать вашу работу!

Дисциплины:

Архитектура (936)
Биология (6393)
География (744)
История (25)
Компьютеры (1497)
Кулинария (2184)
Культура (3938)
Литература (5778)
Математика (5918)
Медицина (9278)
Механика (2776)
Образование (13883)
Политика (26404)
Правоведение (321)
Психология (56518)
Религия (1833)
Социология (23400)
Спорт (2350)
Строительство (17942)
Технология (5741)
Транспорт (14634)
Физика (1043)
Философия (440)
Финансы (17336)
Химия (4931)
Экология (6055)
Экономика (9200)
Электроника (7621)






Санкт-Петербург, особняк графа Чернова



Глава 2.

Дарья с мольбой посмотрела на сидящего напротив неё на диване Николая Петровича. Только от него зависела судьба Вари, и она не могла позволить дочери совершить ошибку. Именно ошибкой стал бы её брак с тем нищим французом. Варя безумно влюблена в Мишеля и потому ничего не хотела слушать. Дочь легко понять: француз очень привлекательный молодой человек и любая девица потеряет от него голову. Увлечённость Вари Мишелем скоро закончиться, и она поймёт, какую совершила глупость, выйдя за него замуж, да исправить ничего уже не сможет. Поэтому ей, как матери необходимо уберечь Варю от венчания с гувернёром и князь должен ей помочь.
Тем более что есть граф Соболевский. Лучшего мужа для Вари, чем Сергей Иванович на свете и не сыскать. Он сказочно богат и принадлежит к древнему знатному дворянскому роду. То, что граф не молод и далеко не хорош собой не имеет значения. Многих девиц выдают замуж за стариков и ничего они живут со своими мужьями вполне счастливо. Зато Варя обретёт свободу и станет купаться в роскоши. К тому же Сергей Иванович влюблён в её дочь и его чувства могут перерасти в любовь. Граф станет баловать Варю и возможно она когда-нибудь и ответит мужу взаимностью. Да и детки пойдут, некогда будет Варе забивать голову воспоминаниями о Мишеле. Стерпится — слюбится…
— Николай Петрович, прошу вас: не разрешайте Варе выходить замуж за Мишеля, — попросила Дарья, взяв возлюбленного за руку и нежно сжимая в своей. — Не позволяйте моей дочери губить себя! Ничего хорошего её не ждёт с этим гувернёром!
— Почему ты так, считаешь, душа моя? — насмешливо улыбнулся князь, целуя её ладонь. — Варя и Мишель любят друг друга. Разве этого не достаточно для брака?
— Николай Петрович, вам прекрасно известно, что Мишель беден,— с пренебрежением в голосе, ответила Дарья. — Ничего хорошего из брака не получится. Моей дочери нужен другой муж и им должен стать граф Соболевский.
— Ты думаешь, что из Сергея выйдет идеальный муж для Вари? — скептически приподнял бровь князь. — Надеюсь, тебе не надо напоминать, дорогая, что граф женился четыре раза, но каждый раз становился вдовцом. Не боишься, что Варя тоже умрёт?
Дарья почувствовала укол свести. О том, что все супруги графа Соболевского покидали мир, ненадолго прожив в браке с Сергеем Ивановичем ей известно. Несмотря на это, она не собиралась отказываться от возможности выдать старшую дочь за такого состоятельного вельможу, как Сергей Иванович. Тем более что гибели прежних жён графа имели объяснение. Первая супруга умерла родами, вторую и третью подкосила хворь, а последняя упала с лошади и сломала шею. Дай Бог Варю, сия чаша минует.
— Я помню, Николай Петрович, — кивнула Дарья. — Но я верю, что с Варей это не случится. Моя дочь крепка здоровьем и нрава сильного, — твёрдым голосом, заявила она. — Её не одолеет никакая болезнь, а верхом она ездит лучше многих мужчин.
— Я понимаю, что ты хочешь устроить её брак с состоятельным дворянином, но зачем же делать её несчастной, — мягко сказал Николай Петрович, — Разве не проще позволить Варе обвенчаться с тем, кого она любит? Тем самым ты не поссоришься с дочерью, но и в скором времени избавишься от её общества, — спокойно предложил князь. — Ты не хочешь, чтобы нелюбимая дочь стала счастливой? — В упор посмотрел на неё князь.
Дарья ощутила, как вспыхнули щёки, и ей стало невыносимо стыдно. Николай Петрович прав. Прошло много лет с того страшного вечера, но она не забыла. Да и разве можно вырвать из памяти прошлое, когда дочь и лицом, и нравом пошла в своего отца. Воспоминания о нём вызвало у неё лишь гнев и лютую ненависть. Полюбить ребёнка, рождённого от мужчины подвергшему её насилию нельзя. Довольно и того, что она не убила дитя ещё в утробе, хотя способ и имелся. Многие девицы, попавшие в беду, пользовались тем средством, и она тоже хотела им воспользоваться, да не вышло.
В деревне, что находилась в имении её прежнего владельца — князя Григория Павловича Чернова обитала старая ведьма по имени Марфа. Она славилась своими предсказаниями, умела колдовать и считалась превосходной знахаркой. Принимала роды и помогала попавшим в беду девицам избежать бесчестия, уничтожая в чреве плод греха.
Прознав о случившемся её мать, служившая в усадьбе горничной супруги Григория Павловича, княгини Прасковьи Семёновны, запретила, и помышлять о детоубийстве. Пришлось Дарье примириться с происшедшим, и оставить нежеланного ребёнка и пообещать матери стать для новорожденной девочки хорошей матерью. Обещание она выполнила, но привязаться к ребёнку не получилось. Для неё Варя навсегда осталась чужой, не милой сердцу дочерью, хоть и пыталась её полюбить. Но Варя своим дерзким, взбалмошным характером, вечным непослушанием и озорными выходками лишь ещё больше отвращала её от себя. Дарья всеми силами сдерживала эмоции и скрывала чувства, но обмануть никого ей не удалось. Варя с самого детства сознавала, что не любима матерью и Дарья видела, что дочь переживает, но заставить себя перемениться к ней не в силах. Что ж, Николай Петрович говорил разумные вещи. Пускай выходит за Мишеля, ежели очень этого не хочет. Потом пожалеет о своём выборе, да поздно будет.
У неё останется Катенька, а её в отличие от Вари, Дарья обожала. Катенька ни разу не причинила ей ни малейшего беспокойства и огорчения. Младшая дочь послана ей в утешение после всех перенесённых страданий и излечила её израненную душу.
Дарья не переставала благодарить Бога за то, что её купил у князя Чернова именно Николай Петрович. Князь Творцов стал для неё не только покровителем и любовником, но и приёмным отцом Варе, и это показало его великодушным и добрым человеком. У неё не хватит слов, чтобы выразить свою признательность за его благородный поступок.
Дарья мечтала вознаградить Николая Петровича, родив ему сына, и молила об том Господа. Бог услышал её молитвы, и недавно она узнала, что вновь тяжела. Не дочери, не Николай Петрович ни о чём не догадывались и нынче же она скажет князю о ребёнке. Несомненно, он очень обрадуется известию о том, что снова станет отцом. Для шестидесятилетнего мужчины это настоящий дар небес, особенно потому, что после Катеньки у них столько лет не получалось зачать дитя. Это настоящее чудо и Дарья верила, что Бог дал ей именно сына. У него уже есть Дмитрий, но он рос вдали от него, теперь же князь увидит, как сын растёт на его глазах. Пускай и недолго…
Дарья, предвкушая изумление и восторг, когда он узнает о ребёнке, хитро улыбнулась и подняла глаза на с невозмутимо наблюдающего за ней Николая Петровича.
— Ежели, вы желаете выдать Варю за Мишеля, я, подчиняясь вашей воле, — покорно произнесла она. — Я лишь хочу спросить: когда вы подпишите моей дочери вольную?
На лице Николая Петровича отразилось удовлетворённое выражение, и он улыбнулся.
— Я рад, что меня послушалась. Поверь, ты приняла правильное решение, душа моя, — ласково произнёс князь, взяв её за руку и поднимая с дивана. — О вольной не тревожься, Варя получит её в качестве свадебного подарка в день венчания, — вставая, прибавил он. — Кроме того, я намерен купить для Вари и Мишеля небольшой особняк с садом, и подарю им тысяч десять. Ну, а ты приобретёшь для неё приданное. Всё что необходимо девице выходящей замуж. Да не скупись, выбирай самое лучшее.
Дарья удивлённо посмотрела на князя. Она, конечно, знала о его щедрости, но всегда думала, что Николай Петрович относиться с неприязнью к Варе и терпит её присутствие в поместье лишь из-за неё. Неужели покупка дома, деньги и приданное тоже для того, чтобы вновь угодить ей? Ежели, так, то любовь Николая Петровича безгранична….
— Благодарю вас, Николай Петрович! — дрогнувшим голосом произнесла Дарья с восхищением и признательностью, глядя на возлюбленного. — Вы очень добры!
Князь улыбнулся и, обняв её за шею, привлёк к себе и поцеловал в щёку. Дарья тоже обвила его шею руками и прижалась к нему всем телом. Прошло много лет, Николай Петрович из статного молодого красавца превратился в пожилого седовласого мужчину, но их чувства друг другу остались прежними, они лишь утратили прежнюю пылкость. За годы, что они прожили вместе, они стали очень близки, и понимали друг друга без слов.
Между тем Николай Петрович осторожно взял её за подбородок, поднял её склонённую голову, заглянув в глаза, и спросил:
— Ты что-то хочешь мне сообщить, дорогая?
Дарья не удивилась его вопросу. От проницательного и умного человека, каким являлся князь скрыть что-то невозможно. Впрочем, она и пыталась от него ничего скрывать. Волнение стеснило грудь, и страх охватил Дарью. А что, ежели князя не обрадует известие о ребёнке? Вдруг, Николай Петрович не желает больше иметь детей? Как бы ни любил её князь, он не дал ей свободы и распоряжается её судьбой. Всё в его власти…
— Что же ты молчишь, душа моя? — вкрадчивым тоном осведомился князь. — Расскажи мне, что беспокоит мою голубку? Поделись со мной своими секретами.
— Я жду ребёнка, Николай Петрович.— Пересохшими губами выдавила Дарья.
Сказала и замерла, взволнованно на него и с замиранием сердца ожидая реакции.
На лице князя появилось ошеломлённое выражение, и он недоверчиво переспросил:
— Ты ждёшь ребёнка?!
— Да, Николай Петрович, — нервничая, произнесла Дарья. — Третий месяц…
— Третий месяц?! — в голосе князя звучало ликование. — Отчего ж ты мне раньше мне сказала? — не довольно спросил он. — Зачем утаивала от меня это?!
— Я опасалась, что известие о ребёнке вас не обрадует. — Призналась Дарья.
Князь рассмеялся, крепче прижал её к груди и нежно поцеловал в губы.
Дарья страстно ответила на поцелуй Николая Петровича, с наслаждением вдыхая родной запах, смешанный с ароматом сандалового дерева и дорогого мыла.
— Глупышка, ну, как я мог не обрадоваться такому чудесному подарку, что ты мне преподнесла?! — сияющими глазами взирая на неё, проговорил князь. — Благодарю тебя, душа моя, ты заставила меня вновь ощутить себя молодым!
Дарья с облегчением выдохнула и робко улыбнулась князю. Сейчас, когда страхи оказались напрасными, она удивлялась, что подобная чушь пришла ей в голову. Разумеется, Николаю Петровичу понравиться возможность вновь стать отцом. Князь наверняка всё это время продолжал мечтать о сыне. Просто ничего ей не говорил, зная, что она мучилась и казнила себя за то, что не в состоянии родить ему мальчика.
Послышался шум колёс и топот лошадиных копыт. В поместье пожаловал гость.
Дарья скорчила недовольную гримасу. Приезд кого-то их приятелей Николая Петровича всё испортит. Князь попросит её с Варей и Катенькой подняться к себе в комнаты, а сам станет развлекать гостей. Ей же хотелось провести день в кругу семьи и рассказать дочерям о том, что через несколько месяцев у них появится братик или сестричка.
Князь подошёл к окну, раздвинул тёмно-вишнёвые бархатные гардины и белую ажурную тюль. Дарья не справилась с любопытством и присоединилась к нему.
Увидев катившуюся по липовой аллее чёрную карету, запряжённую шестёркой белых в яблоках скакунов, Дарья, отчего ощутила смутную тревогу. Карета показалась ей знакомой. Присмотревшись к ней внимательнее, Дарья поняла, почему беспокоится. На экипаже она заметила герб князей Творцовых: стоящие на задних лапах три льва, на самом верху золотая корона, а в центре четыре картинки с бегущими оленями.
Дарья напряглась, наблюдая, как карета ехала к дому. Она слишком хорошо знала, кто владел экипажем и это ей совсем не нравилось. Приезд жены Николая Петровича или его сына Дмитрия, а быть может и обоих сразу, не вызывал в Дарье ничего кроме тревоги.
Прежде не княгиня Ирина Алексеевна, не Дмитрий не приезжали в Отрадное. После смерти родителей жены не пускавших его навещать жену и сына, Николай Петрович сам ездил с ними повидаться. Что же изменилось теперь? Зачем княгиня, или молодой князь пожаловали к ним? Что им понадобилось от Николая Петровича?
Карета подъехала к крыльцу и остановилась. Сидящий на козлах кучер: коренастый бородатый мужик, одетый в тёмно-коричневый армяк и шляпу, проворно спрыгнул со своего места, опустил лестницу и открыл дверцу кареты.
Из кареты не спеша выбрался высокий широкоплечий мужчина в элегантном коротком рединготе светло-серого цвета, под которым были надеты чёрные брюки и сапоги. Тёмно-каштановые волосы гостя подстрижены по моде и красиво обрамляли его лицо.
Дарья с интересом смотрела на незнакомца. Прежде она его не никогда не видела, но что в нём показалось ей неуловимо знакомым. Он очень кого-то напоминал Дарье…
— Даша, Дмитрий приехал! — в голосе князя слышался восторг. — Наконец-то!
Дарья с досадой посмотрела на Николая Петровича. Приезд сына князя вовсе её не радовал. Дмитрий был ещё ребёнком, когда Николай Петрович вместе с Варей увёз её из Творцово сюда, но она отлично помнила, как он отреагировал на их отъезд…
Князь оставался в доме и продолжал разговаривать с женой. Вернее ссорится с ней, как они это обычно делали в последнее время. Дарья вылезла из карты и в ожидании Николая Петровича в глубокой задумчивости прогуливалась по ухоженному парку поместью. Неожиданно за её спиной раздались быстрые шаги. Она обернулась и увидела направляющегося к ней мальчика. Тогда Дмитрий с криками: «Я тебя ненавижу! Ты отняла у меня отца! Матушка из-за тебя плачет! » бросился на неё с кулаками. Дарья не ожидала подобного поведения от одиннадцатилетнего ребёнка и оторопела. Давать сдачи мальчику не хотелось, и она не знала, как вести себя с взбешённым Дмитрием.
Мальчик довольно сильно ударил её по лицу, прежде чем она пришла в себя и резко его от себя оттолкнула. Дмитрий упал на землю, а она бросилась бежать. Слава Богу, Дмитрий не побежал следом, и она убежала далеко вглубь парка и долго плакала в одиночестве. Там и нашёл её Николай Петрович. Узнав о случившемся, князь ринулся пойти к сыну и наказать его за недостойное поведение, и ей с огромным трудом удалось уговорить Николая Петровича не трогать мальчика и поскорее уехать их поместья.
С тех пор Дарья ни разу до сего дня не видела Дмитрия, и его появление в их усадьбе вызвало неприятный осадок. Сердце заныло в предчувствии какой-то беды…
— Вижу, ты удивлена приездом моего сына и задаёшься вопросом: что он здесь делает, — усмехнулся Николай Петрович. — Позволь тебе объяснить дорогая. Ты же знаешь, что господин Журавлёв запретил мне дальние поездки из-за больного сердца.
— Да, знаю, — подтвердила Дарья. — Я забыла вас спросить: как вы нынче себя чувствуете? — с тревогой взирая на князя, осведомилась она. — Может позвать доктора?
— Нет, я чувствую себя хорошо, — отозвался Николай Петрович, поглаживая её руку, лежащую в его широкой ладони. — Как ты помнишь дорогая, у нас с сыном плохие отношения. Дмитрий и Ирина не желают, чтобы я приезжал в Творцово и я редко их навещаю, — с печальным выражением лица продолжал говорить князь. — После того, как Дмитрий стал служить в гвардии я давно его не видел и очень по нему соскучился, — с горестным вздохом признался князь. — Три месяца назад он вышел в отставку и вернулся домой. Я написал Дмитрию и попросил его приехать. — с удовлетворённой улыбкой рассказал ей князь.— Сын ничего не ответил и я уже думал, что он не приедет. Рад, что я ошибался!
В глазах Николая Петровича Дарья читала боль и любовь к Дмитрию и всей душой ему сочувствовала. В конце - концов, это он виновата в том, что Николай Петрович страдал. Посему надо принять все меры, чтобы помирились и больше не ссорились. Даже несмотря на то, что ей очень неприятно вновь встречаться с Дмитрием. Ничего, она выдержит…
— Идём, дорогая, я хочу сам встретить и поприветствовать моего сына, — с сияющей улыбкой сказал князь. — Ты составишь мне компанию, Дашенька?
Дарья растеряно посмотрела на Николая Петровича. Встречать вместе с ним Дмитрия, словно она хозяйка поместья? Как к этому отнесётся его сын? Вряд ли ему понравится, что любовница отца ведёт себя, как его жена. Оказаться? Николай Петрович расстроится, ему нужна её поддержка. Да и потом она не собиралась показать Дмитрию, что она по-прежнему его боялась. Пускай считает, что она всё забыла. Она станет держаться с ним невозмутимо и с достоинством, и продемонстрирует ему прекрасные манеры. Дмитрий поймёт, что она не какая-нибудь холопка, а возлюбленная князя и мать его дочери. Конечно, хорошо относится к ней, Дмитрий не станет, но пусть хотя бы уважает.
Пригладив уложенные узлом на затылке белокурые волосы и одёрнув платье любимого сиреневого цвета, она выдавила из себя натянутую улыбку и спокойно сказала:
— Разумеется, я составлю вам компанию, Николай Петрович.
Князь взглянул на неё с одобрением и молча, повёл к дверям…







Князь пропустил её вперёд, и Дарья послушно вышла из комнаты. Николай Петрович шагал следом, но вскоре поравнялся с ней и взял за руку. Ощущая тепло пальцев согревающих руку, Дарья почувствовала себя увереннее и спокойнее. Рядом с князем ей ничего не страшно.
Николай Петрович привёл её в холл, и Дарья тут же увидела Дмитрия. За годы, что они не виделись, он сильно изменился. Нынче вместо мальчика перед ней стоял высокий статный брюнет,облачённый в тёмно-зелёный офицерский мундир с золотыми эполетами на широких плечах, такого же цвета брюки и чёрные сопоги.
Дмитрий видимо, не хотел посылать к отцу лакея, желая, чтобы князь сам спустился в холл. Поступок Дмитрия не понравился Дарье. Он воскресил в памяти капризного и жестокого мальчика. Она боялась, что повзрослев, сын князя остался прежним. Ежели так, то её и Варю с Катенькой не ждёт ничего хорошего. Дай-то Бог, чтобы пробыл он в поместье недолго.
Дмитрий окинул её ледяным взглядом, и Дарья заметила презрительную ухмылку на его красиво очерченных губах. Ничего не сказав, Дмитрий повернулся к отцу и несколько минут, с равнодушным выражением лица рассматривал Николая Петровича. Князь тоже, не говоря ни слова, с восхищением и любовью разглядывал сына.
Николай Петрович не выдержал первым. Крепко обняв Дмитрия, он прижал его к груди.
— Здравствуйте, отец, — решительно высвобождаясь из объятий князя, сухо сказал Дмитрий. — Приятно видеть, что вы во здравии и хорошем расположении духа.
— Благодарю тебя, сынок. Ты приехал, и я чувствую себя бодрым и полным сил, — растроганно проговорил Николай Петрович. — Дмитрий, ты помнишь Дарью Васильевну? — Спокойно спросил он, пристально глядя на сына.
Дмитрий обернулся к ней и смерил взглядом полным лютой ненависти. По спине Дарьи побежали мурашки, и ей стало очень страшно. Она с трудом заставила себя присесть в реверансе перед молодым князем, но поднять на него глаза не осмелилась.
— Здравствуйте, Дарья Васильевна. — Холодным тоном отозвался Дмитрий.
— Здравствуйте, Дмитрий Николаевич, — Тихо произнесла Дарья, не поднимая глаз.
— Отец, я устал с дороги. Велите слугам отнести мои вещи и проводить меня в покои
— Конечно, сынок, сейчас же распоряжусь, — заверил его князь. — Ванька возьми кого-нибудь из слуг, и отнесите багаж Дмитрия в голубые апартаменты. — Приказал он стоящему поодаль лакею в синей с золотом ливрее. — Да поскорее.
— Слушаюсь, ваше сиятельство. — С поклоном ответил Ванька.
Лакей поспешил к дверям и вскоре за ней скрылся. После его ухода, князь вновь обернулся к наблюдающему за ним с надменным видом Дмитрию.
— Сынок, идём, я тебя провожу в твои покои. — Предложил Николай Петрович.
— Как вам будет угодно, отец. — В голосе Дмитрия звучало безразличие.
Князь перевёл взгляд на неё и на его губах, Дарья увидела тёплую улыбку
— Дашенька, ступай в гостиную, девочки и Мишель должно быть нас уж заждались, — попросил он. — Сообщи им наше решение, дорогая.
— Хорошо, Николай Петрович. — Послушно отозвалась она.
— Ваше решение? — С любопытством переспросил Дмитрий.
— Да, сынок, — с доброй улыбкой сказал князь. — Дочь Дарьи — Варя выходит замуж. Нынче к ней сватался один француз, и я дал своё благословение на свадьбу.
— Вот, как? — с интересом посмотрел на отца Дмитрий.
— Ты скоро познакомишься со всеми, сынок, — Добродушно молвил князь. — Идём, тебе надо отдохнуть. Я ждал твоего приезда, поэтому твои покои давно готовы.
Дмитрий кивнул и, бросив на её злобный взгляд, отчего Дарье стало не по себе, направился вместе с отцом к лестнице. Гладя им в след, Дарья не могла справиться с плохими предчувствиями, томившими её душу. Зря Николай Петрович позвал сына…


Варя сидела, как на иголках. В ожидании возвращения матери и Николая Петровича она то и дело порывалась пойти их поискать и умолять позволить венчаться с Мишелем. Возлюбленный и сестра отговаривали её от этого и приводили столь веские причины, что она признавали правоту доводов, и оставалась с ними в комнате. Время ползло, словно черепаха, о которой им с Катей в детстве рассказывала гувернантка. Надежды с каждой минутой таяли, словно снежинки на ладони. Варя уже не сомневалась, что маменьке удалось отговорить князя. Наверное, Николай Петрович до сих пор не воротился в кабинет от того, что не знал, как сказать им о том, что передумал выдавать её за Мишеля.
Впрочем, отказ Николая Петровича Варю особенно не пугал. За то время, что они провели втроём в комнате, они успели поговорить на все темы. В том числе и о побеге. Мишель не возражал увезти её поместья и обвенчаться. В Любимоском Уезде, где располагалось поместье князя Творцова, храмов четыре. Варя не сомневалась, что в каком-нибудь из храмов, они с Мишелем обязательно уговорят священника провести тайную церемонию. Деньги, пожертвованные ими на храм, наверняка сыграют в том немалую роль. Ну а после венчания они поживут в поместье князя Черкасского, в комнате Мишеля. Князь, по словам Мишеля не возражал против женитьбы гувернёра и того, чтобы они поселились в усадьбе, и в том нет ничего странного. Несмотря на то, что князь Черкасский намного моложе Николая Петровича, они с Романом Александровичем были очень дружны, ездили, друг к другу в гости и на охоту, часто подолгу задерживались в кабинете князя Черкасского за беседой, попивая любимый обоими бренди.
Жена Романа Александровича Лидия Семёновна, и младший брат старшего Черкасского — Кирилл тоже хорошо относились к Николаю Петровичу, несмотря на то, что тот открыто жил с любовницей и внебрачной дочерью. Семейство Черкасских всегда приезжало на спектакли в театр Николая Петровича. Только когда пять лет назад Кирилла убили в одном из сражений на Кавказе, из-за траура Роман Александрович и Лидия Семёновна прекратили бывать в театре, но дружба обоих князей продолжалась.
Когда же время траура закончилось, на все балы, званые обеды и другие празднества по- прежнему первым приглашали именно Николая Петровича. Разумеется без маменьки. Их с матушкой и Катенькой все игнорировали, точно они, какие прокажённые. Встречаясь с ними в церкви, никто из семьи Черкасских ни разу не сказал приветливого слова, и смотрели с презрением и высокомерием. В том числе и осиротевшая племянница Романа Александровича — Ольга Кирилловна, потерявшая при рождении мать, а потом и отца. Княжне, как и Катеньке, недавно сравнялось шестнадцать, и она жила в доме дяди, пока Андрей Александрович служил в гвардии. В Преображенском полку, где служил и сын Николая Петровича — Дмитрий. Княжна Ольга не выносила жену Андрея Александровича княгиню Ксению Львовну, они постоянно ссорились и княгиня без конца её изводила. От того на время отсутствия Андрея Александровича княжну Ольгу приютили Роман Александрович и Лидия Семёновна. Об Ольге им с Катей рассказывала матушка, которой Николай Петрович делился всеми новостями.
Неудивительно, что Роман Александрович согласился на брак с ней Мишеля. Тем самым он хотел сделать приятное Николаю Петровичу. Как же он поведёт себя, когда узнает, что князь Творцов против их брака? Выгонит из поместья? Не страшно. Снимут комнату на постоялом дворе и поживут там, пока Мишель не купит им дом.
Николай Петрович щедрый, добрый и баснословно богатый человек. Кроме матушки и Катеньки князь дарил и ей украшения. Конечно их не так много, но те, что есть стоят больших денег. Взять хотя бы гарнитуры, что Николай Петрович дарил к именинам. Гарнитуры состояли из колье и таких же удлинённых серёг. Первый из серебра и аквамарина она получила на шестнадцатый день рождения, второй из золота и бирюзы князь преподнёс ей на семнадцать лет. На прошлые же именины Николай Петрович одарил её золотым колье, серьгами и кольцом с сапфирами. Ежели всё это продать, можно выручить немалую сумму. Как раз хватит на время пока Мишель не найдёт службу.
Жаль, что Мишель не желает и слышать о том, чтобы она устроилась работать, она бы с удовольствием помогала любимому зарабатывать деньги. Увы, он считает, что жена должна сидеть дома, воспитывать детей и заниматься хозяйством. Впрочем, так наверняка думают все мужчины, кто способен содержать семью. Пусть их жалование невелико, но принимать деньги от женщины они не хотят. Глупо, но ничего не поделаешь...
Лёгкие шаги, приближающиеся к гостиной, привлекли внимание Вари, а следом за ней и Мишеля с Катенькой. Волнение, смешанное с любопытством охватило Варю, и она застыла на диване, не сводя напряжённого взгляда с дверей. Сидящий рядом с ней Мишель крепко сжал её руку и ободряюще улыбнулся. В ответ она тоже ему улыбнулась, и снова обернулась к дверям, ожидая, когда они откроются, и в комнату войдёт маменька. То, что пришла именно мать, она не сомневалась. Варя очень хорошо знала её шаги.
Приезд незнакомца не оставил её равнодушной. Как и Катеньку. Варя видела, что сестре тоже очень интересно: кто этот молодой привлекательный господин, что пожаловал в поместье. Прежде они не видели его в усадьбе. Судя по тому, как мужчина безупречно прямо держал спину, и надменно, с чувством превосходства взирал на окружающих и элегантной одежде, незнакомец принадлежал к благородному сословию.
Кто же он такой? Родственник какого-нибудь из их соседей? Отчего он пожаловал к Николаю Петровичу? Просто визит вежливости, или их связывают какие-нибудь дела?
Двери отворились, и в комнату грациозно вплыла матушка. Выражение её лица показалось Варе каким-то встревоженным и хмурым. Она явно о чём-то беспокоилась.
Мишель поднялся с места и поприветствовал маменьку поклоном. Женщина бросила на него студеный взгляд и нехотя присела в реверансе. Обернулась к ней и на её лице появилась досада и злость, а в глаза словно превратились в куски льда.
— Радуйся, твоё желание исполнилось: Николай Петрович дал согласие на ваш брак, — резким тоном сказала маменька. — Обвенчаетесь через три месяца.
У Вари перехватило дыхание от восторга, и она с ликованием посмотрела на Мишеля. Неужели всё оказалось так просто? Ей с трудом верилось, что никакого побега не потребуется и очень скоро она станет женой Мишеля. Право, это какой-то сказочный сон!
В глазах Мишеля устремлённых на неё светилось столько любви и упоения, что Варя не удержалась от торжествующей улыбки. Приятно делать приятное тому, кого боготворишь, а она боготворила Мишеля. Для неё он самый лучший и прекрасный мужчина на свете! Никто кроме Мишеля ей не нужен! Сердце навеки отдано ему!
Мишель подошёл к маменьке и почтительно припал к её руке. Женщина пренебрежительно на него посмотрела, но руки не отняла и вытерпела поцелуй до конца.
— Благодарю вас, мадам! — в его голосе звучало уважение и признательность. — Поверьте: я сделаю всё для того, чтобы Варя была счастлива и не узнала горя и слёз!
Воодушевленность, с которой говорил Мишель не оставила маменьку безразличной и она впервые посмотрела на него без неприязни. Взгляд её потеплел и она улыбнулась.
— Я верю вам, Мишель. Вижу, что вы действительно любите мою дочь,— в голосе матери слышалась искренность. — Понимаю, что вам хочется ещё остаться наедине с Варей, но приехал сын Николая Петровича и я вынуждена вас просить уехать, — извиняющимся тоном проговорила женщина. — Завтра вы сможете повидать свою невесту, и находится в её обществе, сколько захотите и обсудите с князем её приданное.
Варя ошеломлённо переглянулась с Катей. Появление в усадьбе Дмитрия казалось невероятным. Она прекрасно знала от матери, как ужасно относятся к ним троим, жена и сын Николая Петровича. Не Дмитрий, не Ирина Алексеевна никогда не навещали Николая Петровича и они с Катей не знакомы не с княгиней, не с молодым князем. Что же заставило Дмитрия передумать и нанести визит отцу? Зачем он пожаловал в имение?
— Маменька, неужто правда приехал Дмитрий?! — изумлённо спросила Катя.
Матушка помрачнела и понуро поглядела на её сестру.
— Да, Катя. Пожаловал Дмитрий Николаевич.
Варя задумчиво посмотрела на мать. Ей давно хотелось познакомиться с сыном Николая Петровича и она очень обижалась, что Дмитрий не желает их знать. Конечно, причины тому ей ясны и Варя не осуждала за его отношение к ним молодого князя. Окажись она на месте Дмитрия, то тоже бы возненавидела любовницу отца и его незаконнорожденную дочь. Тем не менее, он приехал и значит, готов встретиться с ними. Возможно, Дмитрий хочет мира между ними и это отличный способ наладить отношения.
— Разумеется, мадам, я не смею вам мешать, — Мишель выглядел очень расстроенным. — Позвольте прежде чем я уеду, подарить Варе кольцо?
Варя не сдержала широкой улыбки. Кольцо в знак обручения! Как восхитительно! Надев перстень Мишеля, она станет его невестой и сможет всем демонстрировать.
Маменька бросила на неё завистливый взгляд, кивнула и села в одно из кресел.
Мишель вытащил из кармана сюртука маленькую бархатную коробочку тёмно-красного цвета, сел на прежнее место и обернулся к ней. Открыл ларчик и взял с шёлковой прокладки серебреное колечко с небольшой жемчужиной. Затем под пристальными взорами матери и Кати Мишель пылко поцеловал её руку и надел перстень на палец.
Варя с восхищением рассматривала колечко. Оно ей очень нравилось и к тому же ей приятно сознавать, что это не просто украшение, а первый символ их любви. В день венчания Мишель наденет её второе, обручальное кольцо и оно соединит их навеки.
— Какое красивое кольцо! — с обожанием посмотрела она на любимого. — Благодарю тебя, дорогой! Я стану носить его с огромным удовольствием!
— Прости, что кольцо скромное, — с уныло опущенной головой, отозвался Мишель. — Ты достойна, носить брильянты, но я не могу тебе их покупать….
Варя рассмеялась, и, глядя на него влюблёнными глазами, страстно промолвила:
— Любимый, я хочу всегда быть рядом с тобой и больше мне ничего не нужно!
Мишель взял её за руки, развернул ладонями верх и стал покрывать их поцелуями. Варя обернулась к матери и Кате и прочла на лицах обеих разные чувства. Сестра смотрела на них с умилением, а маменька взирала с насмешкой. Наверное, она по-прежнему считала, что Мишель в качестве мужа ей не подходит, но не смела спорить с князем.
Раздались быстрые шаги. Одна из дверей распахнулась, и на пороге вырос князь.
Мишель поспешил подняться с дивана и застыл, ожидая, когда Николай Петрович сядет. Маменька и Катенька тоже вскочили, и ей пришлось присоединиться к ним.
— Садитесь, садитесь, — добродушно сказал Николай Петрович. — Мишель, через два часа подадут обед, и я хочу, чтобы вы отобедали с нами. — Предложил князь.
Варя удивлённо посмотрела на Николая Петровича. Ничего подобного она от него ожидала. Не менее ошарашено и вопросительно взирали на князя и матушка с Катей. Мишель так и вовсе опешил и глядел на Николая Петровича в замешательстве.
— Благодарю вас князь, но уместно ли моё присутствие за столом? — смущённо ответил Мишель. — Не станет ли возражать против моего общества ваш сын?
— Не беспокойтесь, я уже рассказал Дмитрию о вашем обручении и предположил, что вы разделите нашу трапезу, и он не возражает против вашего общества, — успокоил его князь. — Более того, мой сын желает с вами познакомиться Мишель.
— Познакомиться со мной? — Изумился Мишель.
— Не только с вами, но и с Варей и Катей. — С довольным видом объяснил князь.
Варя обменялась быстрыми взглядами с сестрой. Поведение Дмитрия заставляло думать, что сын Николая Петрович и в самом деле намерен подружиться с ними. Зачем? Что движет Дмитрием? Он поступает так ради отца, прознав о том, что у него больное сердце? Задумал помириться с ним из-за будущего наследства? Умный ход…
Варя оглянулась на маменьку и заметила, что она насупилась. Похоже, она тоже не верит в бескорыстие Дмитрия и ей не нравится его стремление с ними познакомиться.
— Вы согласны с нами отобедать, месье де Боженси? — спросил Николай Петрович
— С удовольствием, князь. — Улыбнулся Мишель.
— Идёмте в мой кабинет, обсудим перед трапезой приданое Вари, — поднялся с кресла Николай Петрович. — Нашим дамам все равно надобно переодеться перед обедом.
С этими словами он торопливо направился к дверям. Мишель на прощание поцеловал ей руку, поклонился матушке и Кате и вышел следом за князем из гостиной…

Глава 3.

Варя с удовольствием взглянула на своё отражение в большом зеркале туалетного столика. Алёна обладала талантом создавать великолепные причёски, и нынче превзошла саму себя. Часть её волос Алёна заплела косой и закрепила шпильками с крошечными хрусталиками вокруг головы. Остальные кудри тщательно расчесала и позволила свободно падать на плечи и спину. Новая причёска была необычной, очень ей нравилась и совсем не походила на те, что Алёна делала раньше. Да и платье к обеду она выбрала ей под стать причёске: из переливающегося, с изысканным золотым узором муара, цвета морской волны. Этот наряд среди прочих месяц назад ей сшили по последней моде: с открытыми плечами, огромными рукавами буфами и широкой юбкой до щиколоток. Платье Варе пришлось по душе, и она берегла его для особого случая…
Бросив последний взгляд в зеркало, Варя поднялась с обитого вишнёвым бархатом кресла и с восторженной улыбкой обернулась к стоящей за её спиной Алёне. Алена — единственная дочь её кормилицы выросла вместе с ней и Катенькой. С двенадцати лет Алёна стала её горничной и с тех пор превосходно исполняла свои обязанности. К тому же она дружила с Алёной и не она, не Катя никогда не вели себя с ней, как госпожи со служанкой. Они относились к ней, как к подруге и во всём доверяли.
Пухленькая, словно сдобная булочка, одетая в светло-голубое с белым кружевным воротником ситцевое платье, со светло-русыми волосами и приятным миловидным лицом, Алёна обладала лёгким нравом, была приветлива, добра и весела. Поддержка и участие Алёны не раз помогали Варе пережить тяжёлые моменты в жизни, и она ценила, что у неё есть такая хорошая и преданная подруга. Алёне она могла рассказать обо всём на свете.
Прежде чем Алёна стала так же служанкой и Катеньки, у сестры имелась другая служанка. Но Тонька относилась к Кате с такой откровенной неприязнью и совершенно не уважала, не выполняла приказов и позволяя себе грубость. Катя пожаловалась отцу, и тот сгоряча хотел выпороть Тоньку, и Кате с трудом удалось его отговорить от наказания. Брать новую горничную сестра не захотела и попросила князя разрешить Алёне служить у них обеих, и Николай Петрович тут же исполнил желание любимой дочери.
Нередко маменька сама причёсывала Катю и помогала ей одеться. Нынче она поступила так же и сразу же после разговора с Николаем Петровичем увела сестру в свои покои.
— Алёна, спасибо! — с благодарностью посмотрела она на подругу. — Такой красивой причёски, что ты мне сделала сегодня, я ещё не видела! Ты — волшебница!
— Я старалась, — тепло улыбнулась Алёна. — Я очень за вас рада, барышня!
— Благодарю тебя, Алёна, — выдвигая ящик туалетного столика и вынимая из него большую серебряную шкатулку, отозвалась Варя. — Нынче, когда я стала невестой Мишеля, я хочу выглядеть, как королева! — взяв ларец, Варя направилась к софе.
— Вы, чудо, как хороши, барышня! — в голосе Алёны слышалось восхищение.
— Приятно слышать. Надеюсь, это заметят и другие, — С мечтательной улыбкой сказала Варя. — Не только Мишель…
— Вы толкуете о молодом барине? Неужто, он вам приглянулся, барышня? — лукаво спросила Алёна. — Немудрено, коли так. Он писаный красавец!
Варя почувствовала угрызения совести. Что это она на другого мужчину заглядывается, когда обручена с Мишелем! Грешница! Она же любит Мишеля, слово ему дала, значит должна ему верность хранить. Надо немедленно выкинуть Дмитрия из головы!
— Я пошутила, — сердито глянула она на Алёну. — Мне нужен только Мишель.
С этими словами она поставила шкатулку на софу и села рядом. Алёна понимающе усмехнулась, но ничего не сказала в ответ и заняла одно из кресел возле овального столика. Варя кинула на неё суровый взгляд, открыла крышку ларца и стала искать нужные украшения среди других драгоценностей. Поиск занял всего несколько минут, и уже вскоре она нашла то, что желала надеть. Вытащила золотое колье с бирюзой и положила на кремовое батистовое покрывало. Потом пошарила ещё в шкатулке и, отыскав такие же серьги, бросила их на укрытые юбкой платья колени. Взяла в руки одну из серёг и стала вдевать в мочку левого уха. Затем подняла вторую и вдела в мочку правого.
— Алёна, помоги мне застегнуть колье. — Велела она камеристке.
Алёна послушно встала с кресла и подошла к ней. Взяла лежащее на софе колье, наклонилась и надела ей на шею. Застегнула замочек и молча, вернулась в кресло.
Послышался стук каблучков, шелест юбок и торопливые шаги. Затем раздался стук.
— Варя, ты готова? — Услышала она робкий голос сестры за дверью.
— Да, Катя, — вставая с софы и одёргивая юбку, отозвалась Варя. — Зайди сестрёнка, я хочу, чтобы ты увидела и оценила мою причёску и наряд.
Дверь тут же открылась и в комнату вошла Катенька. Платье из белой органзы на такого же цвета шёлковом чехле, с отделкой из снежных кружев прекрасно сидело на изящной фигуре сестры и удивительно шло Кате. Светло-каштановые локоны сестры маменька убрала в узел высоко на затылке, а по обеим сторонам её лица завила длинные локоны. На шейке Катеньки сверкало изумительной красоты брильянтовое колье, такие же серьги переливались в мочках ушей. Гарнитур хорошо знаком Варе. Три месяца назад Николай Петрович подарил его матери, и теперь она дала поносить своей любимой Катеньке. Матушка никогда не разрешала ей надевать свои драгоценности …
Варя подавила в себе обиду и невольную неприязнь к сестре и улыбнулась Кате. Катенька с интересом её рассматривала и Варя видела, что ей нравится причёска и платье.
— Варенька, какая необычная причёска! Сестрёнка, ты очаровательна!
— Спасибо, — с довольным видом отозвалась Варя. — Ты тоже прелестно выглядишь. Белое тебе к лицу, а локоны маменька тебе убрала очень красиво.
— Да, у маменьки отличный вкус и она умеет укладывать волосы, — не удержалась от похвалы Катя. — Но ты Варенька сегодня выглядишь, как королева!
— Я этого и добивалась, сестрёнка! Мне хочется, чтобы Мишель мной гордился!
— В этом можешь не сомневаться, Варенька, — в голосе Кати слышалась чуть заметная зависть. — Идём, сестрёнка, маменька, папенька и Дмитрий ждут нас в столовой.
Дмитрий. При мысли о нём, Варя ощутила волнение и удивилась сама себе. Она видела сына Николая Петровича в окно совсем недолго. Отчего же сердце колотится в груди, а руки в один миг делаются ледяными, когда она думает о том, что скоро с ним познакомиться? Что с ней? Почему Дмитрий произвёл на неё такое сильное впечатление?
Катя отворила дверь и выскользнула из комнаты. Варя подбежала к туалетному столику, кинула быстрый взгляд в зеркало. Убедившись, что всё идеально с волосами и нарядом, она глубоко вздохнула и поспешила догнать удаляющуюся сестру.
Катя отворила дверь и посторонилась, пропуская её вперёд. Варя переступила порог светлой просторной столовой и, пройдя ещё несколько шагов, окинула внимательным взглядом всех, кто там находился. Катя последовала за ней и, подойдя, встала рядом. За большим, накрытым белой скатертью и изысканно сервированным столом, на оббитом бледно-золотистым штофом стуле сидела маменька. Закрытое платье из вишнёвого бархата и гладко зачесанные, собранные тяжёлым узлом на затылке волосы придавали ей строгий вид. Маменька, должно быть, хотела, чтобы Дмитрий видел её хозяйкой дома и матерью семейства, и Варя признала, что ей это удалось на славу.
Напротив маменьки расположился Николай Петрович, Мишель и Дмитрий. Увидев её и Катю, мужчины поднялись, и Мишель поспешил к ним. На лице жениха Варя заметила восхищение, но она давно уже привыкла к тому, что Мишель её боготворит, и это её не удивило. Куда важнее для неё то, как воспримет её Дмитрий. Для него она сегодня наряжалась. Ему одному хотелось нравиться. Очень нравится. Мишель приблизился к ним и поцеловал руку, вначале ей, а затем и застенчиво взирающей на него Кате.
Взгляд Вари был прикован к Дмитрию. Высокий, статный, он прекрасно сложен, а от его лица так и вовсе нельзя отвести глаз. Прямой нос, высокие скулы, выразительные серые глаза, красиво очерченный рот — Дмитрий очень привлекательный мужчина и очень похож на Николая Петровича. Те же черты и глаза. Только волосы у Николая Петровича прежде имели светло-каштановый цвет, а у Дмитрия они намного темнее. Варя знала это наверняка, в библиотеке висел огромный портрет князя в молодости. Видимо свою шевелюру Дмитрий унаследовал от матери.
Варя понимала, что ведёт себя неприлично, но ничего не могла с собой поделать и продолжала молча смотреть на Дмитрия. Он тоже не отрывал от неё взора, и Варя с ликованием в душе видела, что произвела на него сильное впечатление. Взгляд Дмитрия слишком пристальный и оценивающий возмущал Варю и одновременно пьянил…
Маменька запрещала им с Катей пить вино и шампанское. Сестра послушно исполняла волю матери, но только не она. Однажды Варя зашла на кухню попить водички. Там никого не оказалось, и потому обнаружив на столе графин с красным вином, которое осталось после ужина, она не устояла перед искушением. Взяв чашку из буфета, она немного налила вина и пригубила. Вкус вина ей очень понравился, и она выпила несколько чашек и сильно охмелела. К счастью, когда вернулась кухарка и служанки, она уже успела допить вино до конца и поставить посуду обратно в шкафчик. Затем быстро прошмыгнула в свою комнату и легла спать. Её маленькая шалость осталась в тайне…
— А вот и мои девочки! — с мягкой улыбкой проговорил Николай Петрович. — Сынок, пойдём, я представлю тебя нашим барышням. — Обратился он к Дмитрию.
— С удовольствием, отец, — Отозвался Дмитрий, по-прежнему не сводя с неё взгляда. — Мне приятно познакомиться с такими очаровательными юными дамами.
Николай Петрович наблюдая за сыном, усмехнулся и насмешливо глянул на маменьку. Женщина бросила на князя озадаченный взор и вновь растерянно посмотрела на Дмитрия.
Николай Петрович взял сына за руку и повёл его к ним с Катей. Маменька осталась сидеть за столом и держалась очень скованно и напряжённо. Подойдя к ним с сестрой, князь встал рядом с Катенькой, ласково обнял за плечи и обернулся к Дмитрию.
— Дмитрий позволь тебе представить Катеньку, — торжественным тоном произнёс Николай Петрович. — Катенька — моя дочь и твоя сводная сестра.
Дмитрий старался казаться невозмутимым, но в какой-то момент Варя заметила, что его черты исказила злость, а глазах блеснул гнев. Это длилось лишь мгновение, и уже вскоре он обаятельно улыбнулся и, взяв руку Кати, коснулся её поцелуем.
— Рад нашему знакомству, Катя. — Спокойно сказал Дмитрий
Катенька зарделась, как маков цвет и, потупив взор, изящно присела в реверансе.
— Я тоже рада… Дмитрий. — Молвила она, выпрямляясь и поднимая на него глаза.
Николай Петрович, взирающий на них с умилением, обнял Катю и обернулся к сыну.
— Дмитрий позволь тебе представить Варю, — безмятежным тоном продолжал говорить князь. — Варя — старшая дочь Дарьи Васильевны и моя воспитанница.
Взгляды их встретились, и Варя ощутила сильное волнение, а по спине побежали мурашки. Сердце часто забилось в груди, где-то в животе образовался колючий комок, а щёки опалило жаром. Ноги сделались деревянными и не хотели слушаться, и ей с огромным трудом удалось присесть перед Дмитрием в глубоком реверансе.
Подняв на него взор, она вновь утонула в холодном омуте серых глаз. Дмитрий взял её руку и медленно поднёс к губам. Поцелуй обжёг кожу, и Варя вздрогнула от прикосновений его горячих нежных губ. Она ощутила, как тело покрывается мелкой дрожью, и в которой раз поразилась самой себе. Что с ней происходит?!
— Вы мне говорили, что Варя скоро выходит замуж, — продолжая сверлить её взглядом, напомнил Дмитрий. — Жених Вари, я полагаю, сейчас стоит с ней рядом?
Он устремил на Мишеля взор полный высокомерия и пренебрежения, и скривил губы в усмешке. Мишель посмотрел на него с откровенной враждебностью и крепко сжал её руку. Варю разозлило отношение Дмитрия к Мишелю, и она смерила его сердитым взглядом. Кто дал право сыну Николая Петровича презирать её будущего мужа? Ежели, Мишель не знатен и богат, как Дмитрий, значит он хуже него? Да, Мишель в тысячу раз лучше, благороднее и порядочнее него и всех остальных чванливых и чопорных дворян!
— Да, сынок, — кивнул Николай Петрович. — Это Мишель де Боженси.
— Значит, вы француз, месье? — сухо обратился к Мишелю Дмитрий.
— Да, я француз, — ледяным тоном ответил Мишель.
— Полагаю, что вы служите гувернёром? — осведомился Дмитрий.
— Да, я воспитатель сына князя Черкасского. — Сдержанно ответил Мишель.
— Я так и думал, — ухмыльнулся Дмитрий. — Многие дворяне выписывают из заграницы иностранных учителей, но я удивлён, что вы отец разрешили воспитаннице выйти замуж за гувернёра. Мне казалось, что вы могли найти для Вари лучшего жениха. Вы же наверняка даёте за ней большое приданное, не так ли?
Варя в гневе воззрилась на Дмитрия, горя желанием резко ему ответить. «Выписывают из заграницы учителей»! «Я удивлён, что вы разрешили воспитаннице выйти замуж за гувернёра! Мне казалось, что вы могли найти для Вари лучшего жениха». Он так это сказал, словно Мишель ничтожество! Преступник или бродяга! Мишель тоже дворянин, хоть и из обедневшей семьи, и ничуть не уступает по образованности, воспитанности и привлекательности сыну князя Творцова и Дмитрий обязан его уважать!
Дмитрий насмешливо на неё глянул и усмехнулся. Судя по всему, он забавлялся её яростью, и это взбесило Варю пуще прежнего. С усилием сдерживаясь, чтобы не нагрубить Дмитрию, Варя отвернулась к Мишелю. В глазах любимого она прочла понимание. Мишель ободряюще ей улыбнулся и погладил по руке. Ласка жениха немного её успокоила, и она перевела возмущённый взор на Николая Петровича и с облегчением заметила, что Николай Петрович недоволен поведением сына. Варя оглянулась на мать и встретилась с ней глазами. Сочувствие, с которым взирала на неё женщина, поразило Варю и вызвало недоумение. Неужели маменька её жалеет? Странно, она же её совершенно не любит. Может быть, причина в её неприязни к Дмитрию?
— Да, ты прав, но почему тебя так заботит за кого она выйдет замуж? — хитро глядя на сына, поинтересовался князь. — Разве тебе не всё равно?
Вопрос отца вызвал у Дмитрия замешательство, и казалось, он не знал, что ответить. Но его смятение длилось недолго, и уже в следующую минуту он широко улыбнулся.
— Отец, вы воспитывали Варю с самого её детства и верно привязаны к ней не менее сильно, чем к Кате, — ровным голосом отозвался Дмитрий. — Варя хороша собой и как ваша воспитанница способна сделать неплохую партию. Какой-нибудь пожилой богатый дворянин мог бы забыть о её происхождении и взять в жёны. Нужно просто подождать.
— Дмитрий, пожилой богатый дворянин у меня уже просил руки Вари, но она отказалась выходить за него замуж, — с усмешкой сказал князь. — Я принял решение, и менять его не собираюсь, и давай прекратим этот разговор, сынок.
— Как скажите отец, — хмуро глянул на него Дмитрий.
— Ну, довольно разговоров, пора обедать. Не знаю, как вы, а я очень проголодался, — радушно пригласил Николай Петрович. — Идёмте в столовую, — Князь взял Катю за руку.
При слове «дочка» Дмитрий вздрогнул и скривился, но кроме Вари этого никто не заметил. Маменька в тот момент с обожанием смотрела на Катю и Николая Петровича, а Мишель, как и прежде не сводил с Вари влюблённого взгляда.
Мишель обернулся к ней, и Варя заметила, что он тоже, как и она, нервничает и чувствует себя неуютно в обществе Дмитрия. Как же ей хотелось уйти и забрать с собой Мишеля, но правила этикета требовали остаться, и она не могла их нарушить. К тому же Варя не желала, чтобы Дмитрий понял, как обидело их с Мишелем его поведение. Варя не выносила Дмитрия, он казался ей отвратительным и заносчивым. Девушка с ужасом думала о том, что предстоит терпеть его в доме. Сколько времени сын князя станет гостить в поместье? Варя надеялась, что Дмитрий не задержится надолго, иначе она не выдержит и выскажет всё, что о нём думает. Пускай даже тем самым и вызовет ярость князя.
Дмитрий шагнул к ним, преградил дорогу и подошёл к ней. Варя изумлённо и испуганно застыла на месте, не понимая, что ему нужно. Мишель взирал на Дмитрия не менее ошеломлённо, чем она.
— Варя, вы разрешите мне проводить вас в столовую? — Учтиво спросил Дмитрий.
— Благодарю вас, вы очень любезны, — сквозь стиснутые зубы процедила Варя. — Не стоит утруждать себя, Дмитрий Николаевич, меня проводит мой жених.
— Утруждать? Ну, что ты, я буду счастлив, поухаживать за вами, — Насмешливо произнёс Дмитрий. —Да и зови меня просто по имени, Варенька.
В глазах мужчины горели озорные огоньки, а на губах играла ироничная улыбка. Варя сознавала, что Дмитрий попросту издевается над ней и кипела от злости. Желание ему надерзить становилось невыносимым, и она держалась из последних сил.
— И всё же я настаиваю, милая Варенька. — Ухмыльнулся Дмитрий.
— Варя, ну почему ты упрямишься? — услышала она суровый голос Николая Петровича. — Что плохого в том, что Дмитрий хочет за тобой поухаживать?
Варя обернулась к князю и заодно посмотрела на маменьку и Катю. Николай Петрович выглядел разгневанным, а на лицах матери и сестры застыло беспокойство.
— Варя, ты ведёшь себя отвратительно! — возмущённо сказала маменька.
Понимая, что она сильно разозлила Николая Петровича и, не желая сердить его ещё больше, Варя кинула на улыбающегося Дмитрия свирепый взгляд и тихо проговорила:
— Как Вам будет угодно, Дмитрий Николаевич.
Дмитрий с торжествующим видом взял её за руку и сжал в своей ладони. Варя поморщилась и обернулась к князю и сестре. Николай Петрович удовлетворённо улыбнулся и повёл Катю к дверям. Мишелю ничего не оставалось, как предложить её маменьке руку. Женщина бросила на него угрюмый взгляд, но послушно вложила пальцы в его ладонь и француз вывел её из гостиной. Дмитрий продолжая крепко держать Варю за руку, направился вместе с ней следом за маменькой и Мишелем.
Зайдя в просторную светлую столовую Николай Петрович усадил Катю на оббитый бледно-золотистым штофом стул за накрытый белоснежной скатерью и изыскано сервированный стол. Мишель помог устроиться её маменьке рядом с ними и сел сам.
Дмитрий тоже помог Варе сесть и занял место возле неё. Варе не понравилось находиться по соседству с Дмитрием, но спорить не стала. Зачем? Князь все равно заставит подчиниться. В этот раз пришлось уступить, но сдаваться она не собиралась.
Двое лакеев в синих в золотистых ливреях обходили присутсвующих за столом и разливали серебряным половниками из большой фарфоровой супницы первое блюдо в тарелки. Третий слуга бесшумно следовал за ними с подносом, на котором стояла плетёная корзина и предлагал аккуратно отрезанные куски только что испечённого белого и ржаного хлеба.
Дмитрий придвинулся ближе, и Варя скорчила гримасу. Общество мужчины её ужасно раздражало, и разговаривать с ним совершенно не хотелось. Потому, когда Дмитрий накрыл её руку своей ладонью, Варя с досадой покосилась на Дмитрия и вырвала руку из плена его пальцев. Прикосновения мужчины вызывали лишь отвращение.
— Вы очаровательны, когда злитесь. — С сарказмом в голосе прошептал Дмитрий ей на ушко. — Я очень рад, что вы мне не сестра, Варя. Надеюсь, мы с вами подружимся.
— Не рассчитывайте на это сударь, — взяв кусок белого хлеба и положив около тарелки, тихо прошипела Варя.
— От ненависти до любви один шаг. — Усмехнулся Дмитрий.
— Вы мне неприятны и я жду с нетерпением, когда вы уедете обратно в своё поместье. — Парировала Варя
— Отец, — обратился к Николаю Петровичу Дмитрий. — Вы не возражаете, ежели я останусь с вами до венчания Вари? Мне бы хотелось погостить у вас подольше.
Николай Петрович держа в руке ложку над тарелкой с супом, ликующе взглянул на сына и с удовлетворённой улыбкой отозвался:
— Конечно, оставайся сколько хочешь, сынок. Ты у себя дома.
Ложка выпала из пальцев маменьки и со стуком упала в тарелку. В глазах женщины застыли страх и тревога. Катенька растерянно смотрела то на мать, то на Дмитрия и Николая Петровича. Варя метнула на Дмитрия испепеляющий взгляд и заметила, что во взоре его пляшут лукавые бесенята. Она прекрасно понимала, что Дмитрий нарочно её провоцирует, и дала себе слово больше не поддаваться. Нужно избегать Дмитрия, и тогда она сможет вытерпеть его общество до свадьбы. Взяв ложку, Варя зачерпнула немного грибного супа и стала демонстративно есть, не глядя на ухмыляющегося Дмитрия. С его появлением в имении прежняя мирная жизнь ушла бесследно и вряд ли вернётся вновь…

Глава 4.


Варя отрезала ножом кусочек аппетитно поджаренного мяса, обмакнула в соус и отправила в рот. Сидящий рядом Дмитрий сделал то же самое и как бы невзначай коснулся её руки. Варя, продолжая жевать, с неприязнью покосилась на Дмитрия. Встретив его насмешливый взгляд, она демонстративно отвернулась. Присутствие за столом сына Николая Петровича и его повышенное внимание к ней безумно раздражало Варю, и она считала минуты, когда обед закончится, и они с Мишелем смогут покинуть столовую. Похоже, она понравилась Дмитрию и это совсем её не радовало. Не хватало ещё, чтобы он вздумал ухаживать за ней и попытаться расстроить свадьбу с Мишелем. Князь обожает сына и способен выполнить любой каприз Дмитрия. Нужно поговорить с Мишелем и убедить тайно обвенчаться. После того, как церемония состоится, она сумеет вымолить прощение за их поступок у князя. Николай Петрович умный и добрый человек, он её обязательно простит. Да, надо так и сделать. Мишель поймёт и одобрит её решение. Скорей бы завершилась эта проклятая трапеза, чтобы она могла всё сказать Мишелю!
— Мишель, позвольте вас спросить: где вы намерены жить после свадьбы? — с ироничной улыбкой обратился к её любимому Дмитрий, вытирая губы салфеткой. — Не хотите же вы привести жену в особняк своего хозяина и жить с ней в прежней комнате?
Мишель побледнел, как полотно и в его глазах сверкнул гнев. Мишеля явно задели вопросы Дмитрия пренебрежительный тон, каким он их задал. Варя в ярости посмотрела на Дмитрия и с трудом сдержалась, чтобы не ответить за Мишеля. Как же хотелось влепить пощёчину Дмитрию! Так сильно, что даже зачесались руки! Наблюдая за ней, Дмитрий лишь ухмыльнулся и вновь устремил испытывающий взгляд на Мишеля.
— Сынок, — вмешался Николай Петрович. — Мишелю не нужно приводить Варю в особняк Романа. После свадьбы молодые переедут в собственный дом.
— В собственный дом? Вряд ли у месье де Боженси нашлись деньги на его покупку, — презрительно глянул Дмитрий на Мишеля. — Полагаю, отец, вы приобрели дом в подарок своей воспитаннице? — с сарказмом в голосе осведомился он у князя.
— Да, ты прав, сынок, — невозмутимо ответил Николай Петрович, отпивая из хрустального бокала красное вино. — Я собираюсь приобрести для них небольшой особняк с садом в городе. Думаю, Варе и Мишелю там будет хорошо.
— Браво, Мишель, вы сделали отличную партию! — возмутился Дмитрий. — Мало того, что вы женитесь на красивой девице и получите неплохое приданое, так ещё вам подарят особняк! — запальчиво воскликнул он, швыряя салфетку на стол. — Вы превосходно устроились, месье де Боженси! Не каждому гувернёру так везёт!
Мишель вспыхнул и в негодовании вскочил со стула.
— Вы намекаете на то, что я женюсь на Варю по расчету, месье Творцов?!
— Да, я так считаю, месье де Боженси! — хладнокровно заявил Дмитрий. — Вам нужна не Варя, а её приданое! Ради денег вы готовы взять в жёны кого угодно!
Взгляды обоих мужчин скрестились точно две шпаги на поединке. Дмитрий и Мишель готовы были в любую минуту броситься друг на друга с кулаками и затеять драку, или стреляться на дуэли. Допустить этого Варя не могла и, поднявшись из-за стола, с мольбой посмотрела на Николая Петровича. Он один в силах остановить своего сына.
— Дмитрий, Мишель, немедленно прекратите! — прикрикнул на них князь. — Ваше поведение недостойно дворян! Сейчас же перестаньте ссориться и сядьте на место!
Дмитрий и Мишель обменялись разгневанными и враждебными взорами, но без звука подчинились приказу Николая Петровича. Усевшись на свои стулья, они вновь принялись за еду, не глядя друг на друга. Варя поразилась их выдержке. Её саму трясло от ярости. Набравшись смелости, Варя положила в тарелку вилку и обратилась к Дмитрию:
— Дмитрий Николаевич, вы оскорбили моего жениха и унизили меня, — проговорила она звенящим от бешенства голосом. — Я требую, что бы извинились перед нами, сударь!
Воцарилась гробовая тишина. Маменька и Катя смотрели на неё широко раскрытыми от изумления и ужаса глазами. Николай Петрович взирал на неё с удивлением и интересом. На лице Дмитрия застыло ошеломлённое выражение, и он не сводил с неё пристального взора. Разумеется, он и не предполагал, что она способна потребовать у него извинений! Любопытно, что Дмитрий скажет ей в ответ? То, что он откажется просить прощения Варя не сомневалась, но её это не волновало. Она намерена отомстить Дмитрию за нанесённую им обиду, и сделает это, вызвав его на дуэль. Разумеется, убивать Дмитрия не станет, но непременно ранит и тем самым унизит его так же сильно, как он унизил её и Мишеля.
Варе тогда едва исполнилось 12 лет, когда она впервые стала заниматься фехтованием. Желание учиться владеть шпагой возникло очень давно. Варя не раз видела, как Николай Петрович фехтует в парке со своим камердинером и всегда восхищалась их мастерством.
С детства она росла совсем не похожей на других девочек. Любила лазить по деревьям, рано научилась ездить верхом и умела сидеть, и в дамском седле и в мужском. Нередко дралась с дворовыми мальчишками и никогда никому не давала себя в обиду. Так уж вышло, что Господь наделил её дерзким и отважным нравом. Ничего поделать с этим Варя не могла, и порой слушая бесконечные упрёки маменьки, переживала из-за своего характера. Когда она попросила Николая Петровича позволить ей учиться фехтованию и стрельбе, князь рассмеялся и сказал, что стрелять и владеть шпагой может только мужчина. Она не сдалась и упрямо продолжала умолять князя разрешить ей учиться. Узнав про её желание фехтовать и стрелять, маменька пришла в ужас, и запретила даже мечтать об этом. Не обращая внимания на запрет матери, Варя упорно уговаривала Николая Петровича выполнить её просьбу. Катенька тоже стала упрашивать отца и совместными усилиями добились своего. Князь согласился найти учителя.
Узнав, что Варя желает обучаться фехтованию и стрельбе, их с Катей гувернантка — мисс Стентон порекомендовала на должность своего брата. Ричард тоже жил в России и прежде служил в одной семье наставником сына хозяина поместья. Мальчик вырос и поступил учиться в Пажеский корпус, а Ричард остался без работы. Николай Петрович согласился посмотреть на брата мисс Стентон и после беседы с ним, нанял на службу.
Ричард оказался приятным мужчиной лет сорока и сразу понравился Варе. С тех пор она каждый день занималась с Ричардом фехтованием и стрельбой. Весной и летом уроки проходили в глубине обширного поместья, а зимой и осенью — в фехтовальном зале, который приспособил для этого ещё прадед Николая Петровича. За шесть лет Варя научилась метко стрелять и фехтовать ничуть не хуже, а даже и лучше Николая Петровича. За годы обучения Варя очень привязалась к мистеру Стентону и очень расстроилась, когда князь посчитал, что она больше не нуждается в учителе фехтования. Та же участь постигла и мисс Джейн. Катеньке исполнилось 16, и она больше не нуждалась в гувернантке. Месяц назад они оба нашли службу и уехали из поместья.
После отъезда Ричарда Николай Петрович сам стал с ней заниматься фехтованием и стрельбой и хоть не признавался, она видела, что князь считает её достойным противником. Да, несомненно Дмитрий молод и намного сильнее своего отца, но она победит на дуэли и его. В том ей поможет злость и любовь к Мишелю. Только бы Дмитрий не отказался с ней драться на поединке, иначе она так и не сумеет отомстить…


Просмотров 317

Эта страница нарушает авторские права




allrefrs.ru - 2021 год. Все права принадлежат их авторам!